Динамика качественных характеристик административно-политической элиты СССР в период «Позднего сталинизма»: историко-политический анализ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИНАМИКА КАЧЕСТВЕННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК АДМИНИСТРАТИВНОПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ СССР В ПЕРИОД «ПОЗДНЕГО СТАЛИНИЗМА»: ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
В.А. Айрапетов
В статье рассматриваются изменения социального облика номенклатуры КПСС 1945—1953 гг. Показана эволюция качественных характеристик элиты: социальное происхождение, образовательный уровень, этапы политической социализации, карьерная мобильность, половозрастная структура.
Ключевые слова: номенклатура, субрегиональная партийная элита, первые секретари райкомов, горкомов ВКП (б).
ПОСТАНОВКА НАУЧНОЙ ПРОБЛЕМЫ
Победоносное завершение Великой Отечественной войны существенным образом повлияло на укрепление политической системы СССР, дальнейший рост влияния органов ВКП (б) в процессе принятия политических решений. Партийные структуры и их руководящие кадры сохранили контроль за подбором и расстановкой номенклатурных работников во всех отраслях управления, блокируя, тем самым, расширение в годы войны компетенции советских органов и усиление роли хозяйственной номенклатуры в руководящих структурах партии. Это явилось едва ли не решающим фактором наращивания властных ресурсов.
Окончание войны напрямую повлияло на качественный состав кадров, формирование новых критериев профессиональной пригодности к номенклатурным должностям. Сложная обстановка послевоенного времени требовала большого количества грамотных, компетентных управленцев. Беспрекословное исполнение директив вышестоящих органов уже не могло быть единственным критерием компетентности. С другой стороны, дефицит квалифицированных работников в партийном аппарате нельзя было обеспечить только привлечением специалистов-произ-водственников. Потребность в кадрах партийного аппарата, обладавших широкими познаниями не только в производственной, но и в партийно-политической сфере, — наиболее острая проблема послевоенного партийного управления.
Цель настоящей статьи — проследить, как решалась данная проблема в Тамбовской областной партийной организации в 1945—1953 гг.
Объектом нашего изучения стали первые секретари горкомов (ГК) и райкомов (РК) КПСС.
Предметом статьи стала эволюция качественных характеристик элиты: системный просопографический анализ с выяснением социального происхождения, образовательного уровня, этапов политической социализации, карьерной мобильности, половозрастной структуры.
СМЕНЯЕМОСТЬ СУБРЕГИОНАЛЬНОЙ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ
В рассматриваемый период можно выделить две волны серьезного обновления партийных кадров среднего (субрегионального) уровня: май 1945−1949 гг.- 1950−1953 гг. В целом, уровень сменяемости первых секретарей ГК и РК партии Тамбовской области в позднесталинское время поразительно высокий. Так, за 8 лет в 26 субрегионах (всего 51 район) сменилось три первых секретаря, в семи субрегионах — 4, а Рудовским, Хоботов-ским, Центральным и Шапкинским райкомами партии в 1945—1953 гг. руководило по 5 человек!
Первый этап тотальной ротации субрегиональных партийных лидеров начался сразу после окончания войны. К 1949 г. кадровый корпус первых секретарей ГК и РК ВКП (б) обновился на 56,7%, соответственно, 29 первых секретарей было заменено. Как можно объяснить этот феномен?
Ситуация к маю 1945 г. Во-первых, окончание войны потребовало тотальной замены тех функционеров, которые были мобилизованы в аппарат партийных органов из-за нехватки подготовленных работников, хаотично и непродуманно, в условиях чрез-
вычайной ситуации. Наш анализ показал, что к маю 1945 г. подавляющее большинство первых секретарей ГК и РК партии (всего -51 ГК и РК) было впервые выдвинуто на свои посты в 1941—1945 гг. — 43 человека. Таким образом, 84,3% управленцев не имело практического опыта руководства субрегионами в условиях мирного времени и, по-видимому, не все из них смогли приспособиться к послевоенным реалиям. В целом, это было новое поколение руководителей, чья политическая карьера началась после репрессий 1936−1938 гг. Исключение составляет М. И. Балухин, в 1931—1940 гг. возглавлявший райкомы ВКП (б) в Горьковской области (в настоящее время — Нижегородская), а в 1944 г. он был выдвинут на должность первого секретаря Жердевского Р К Тамбовской области [1]. Еще 7 человек (всего лишь 13,7%) впервые стали партийными руководителями районов в 1937—1940 гг.
Изменения 1945−1949 гг. Кем они были заменены? Обновление шло, в значительной степени, за счет привлечения на партийную работу коммунистов, демобилизованных из Советской армии. Вернулись с фронтов Великой Отечественной войны более качественные управленцы, и именно ими стали менять слабые руководящие кадры периода войны. Согласно Постановлению Политбюро Ц К ВКП (б) от 10 ноября 1941 г., на партийно-политическую работу в Красную армию мобилизовывались руководящие работники партийных, комсомольских, советских и профсоюзных организаций [2]. Действительно, среди 29 выдвиженцев на должность первых секретарей РК и ГК партии Тамбовской области в 1945—1949 гг. 14 человек (48,3%) являлись политическими работниками на фронтах ВОВ. При этом все они до войны занимали руководящие партийные должности на субрегиональном уровне, а 9 из них работали первыми секретарями РК и ГК ВКП (б). Так, М. А. Марченко, первый секретарь Жердевсого Р К в 1946—1950 гг., в 1938-
1940 гг. возглавлял Избердеевский район, а в 1940—1941 гг. — Бондарский [1, д. 9386, л. 9]- первый секретарь Туголуковского Р К в 19 381 941 гг. Н. Н. Волков руководил этим же районом в 1946—1950 гг. [1, д. 2468, л. 12]- партийный руководитель Токаревского района в 1947—1950 гг. А. М. Гончаров в 1937—1941 гг. руководил одним из райкомов партии Воро-
нежской области [1, д. 3067, л. 14]. Таким образом, их довоенный управленческий опыт вновь оказался востребованным.
Здесь стоит указать еще на одно важное обстоятельство. В 1945 г. Советское руководство, видимо, сознавало, что, соприкоснувшись с внешними по отношению к системе реалиями и испытав на себе вакуум и некомпетентность гражданской власти в 1941 г., армия могла стать центром кристаллизации идей, опасных для режима. Поэтому сразу после войны была применена идеологическая интеграция армии в партию: активно проводилась политика массового вовлечения в партию фронтовиков. В целом, Тамбовская партийная организация за годы Великой Отечественной войны выросла и на 1 июля 1946 г. составляла 32 647 членов и 12 083 кандидата- всего — 44 730 коммунистов. Увеличение произошло как за счет приема в партию людей из рабочих, колхозников, интеллигенции, так и за счет демобилизованных из СА. Свыше 20 000 членов и кандидатов или 45% являлись молодыми коммунистами, вступившими в партию во время войны [1, д. 5245, л. 2]. С другой стороны, роль и авторитет местных руководителей, на плечи которых в ходе войны падала основная нагрузка по организации производства и обустройству жизни населения, необычайно выросли. Переход к мирной жизни сопровождался стремлением центра восстановить прежние позиции. Это сводилось к постоянной мелочной опеке в сочетании с ротацией.
Перемены 1950−1953 гг. Второй этап ротации первых секретарей РК и ГК партии проходил в 1950—1953 гг. К марту 1953 г. было заменено 34 представителя когорты 1949 г. В итоге уровень сменяемости субрегиональных партийных функционеров за 4 года составил 66,7%! Каковы причины столь кардинального обновления секретарского корпуса?
Во-первых, следует учитывать фактор локального масштаба. В послевоенные годы Тамбовская область практически ежегодно не выполняла государственные планы хлебозаготовок. Например, в 1952 г. Жердевский район выполнил план хлебозаготовок на 74%, Платоновский — на 55%, Рудовский — на 54%, Бондарский — на 47% [1, д. 8865, л. 3]. В конечном счете, сила и авторитет партийного руководителя складывались из умения
привлекать и перераспределять материальные и людские ресурсы. Субрегиональные партийные функционеры занимались в основном административно-организационной работой, успех которой во многом зависел от выполнения производственных планов. За это они и несли ответственность в первую очередь.
Во-вторых, в 1950—1953 гг. государство решило по-своему «отстроить» систему управления, вновь приведя ее в покорное состояние. И ротация кадров — следствие такой линии. «Ленинградское дело», «суды чести» и прочие «новоделы» кадровой политики являются подтверждением этого вывода. Фабрикация «Ленинградского дела», по которому к ответственности были привлечены региональные руководители, стала предостережением для тех, кто старался активизировать защиту интересов провинции. Высшая партийная номенклатура во главе со Сталиным давала понять, что круг полномочий первых секретарей не должен выходить за пределы текущих планов социально-экономического развития. Не исключена также инициация одномоментной замены кадров самим вождем, исходя из каких-то соображений политической целесообразности, понимаемых только им (хотя бы «сбережением трона» или «расчисткой пути» для преемника с выстраиванием клиентелы последнего).
Среди 34 «новобранцев» 1950−1953 гг. по-прежнему оставалась высокой доля фронтовиков — 16 человек (47,1%). При этом, далеко не все из них занимали руководящие партийные, советские или хозяйственные посты до войны. Например, В. П. Пекшев до 1941 г. работал рядовым колхозником, в годы войны был наводчиком орудия. Его политическая карьера началась в 1946 г.: пропагандист РК, слушатель областной партийной школы, заведующий отделом агитации и пропаганды РК, второй секретарь РК и, наконец, в 1951 г. он был выдвинут на должность первого секретаря Рудовского РК
Распределение первых секретарей ГК
ВКП (б) [1, д. 11 490, л. 8]. В А. Жмыров до
1941 г. преподавал в школе, на фронте командовал взводом. После окончания войны -на партийной работе: пропагандист РК, инструктор обкома ВКП (б), второй секретарь РК, в 1952—1955 гг. — первый секретарь Шпикуловского Р К партии [1, д. 4832, л. 14].
В целом, абсолютное большинство из них было выдвинуто на руководящие партийные, советские должности (секретари, вторые секретари РК, ГК партии, заведующие отделами РК, ГК, председатели, заместители председателей рай- или горисполкомов) во время войны и, что примечательно, после ее окончания — 25 из 34 выдвиженцев. В этом заключалась целенаправленная кадровая политика создания нового послевоенного поколения партийных управленцев среднего уровня.
Параметр 1. Социальное происхождение (табл. 2).
Анализ места рождения будущих первых секретарей ГК, Р К Тамбовской области выявил следующие тенденции: неуклонный
рост на протяжении всего рассматриваемого периода числа выходцев из сельской местности- преобладание уроженцев не Тамбовской области. Первая тенденция вполне объяснима: сельскими районами аграрной области должны были руководить люди, не понаслышке знающие их специфику. Вторая тенденция — это, во-первых, результат целенаправленной кадровой политики Центра. В системе «позднего сталинизма» имелось немало рычагов воздействия на провинциальных руководителей. Номенклатурная система расстановки кадров минимизировала возможности укрепления власти первых секретарей обкомов. Кадровые службы секретариата ЦК ВКП (б) внимательно отслеживали деятельность партийных руководителей регионов и субрегионов, производили регулярные переброски лидеров по принципам «из региона — в регион», «из центра — в регион».
Таблица 2
и РК ВКП (б) — КПСС по месту рождения
Точка анализа (год) Место рождения
Кол-во, чел. Село, деревня (Тамбовская область) Село, деревня (другие регионы) Город (Тамбовская область) Город (другие регионы)
абс. % абс. % абс. % абс. %
1945 51 13 25,5 23 45,1 13 25,5 2 3,9
1949 51 15 29,4 27 52,9 5 9,8 4 7,8
1953 51 18 35,3 29 56,9 3 5,9 1 1,9
На распространение такой практики в послевоенное время обратил внимание Е. К. Лигачев: при Сталине местные руководящие кадры передвигали из области в область непрестанно. Буквально перебрасывали людей с места на место, не давая завершить начатое дело. Но диктовалось это не только заботой об их росте, а опасениями. Как бы руководители слишком прочно не «приросли» к одному региону и не «обросли» большим числом соратников, единомышленников" [3].
Во-вторых, данная тенденция свидетельствует о пока еще недостаточном количестве ресурсов для воспитания собственных руководящих кадров на территории Тамбовской области.
Параметр 2. Возрастной состав (табл. 3).
На протяжении всего рассматриваемого периода основу секретарского корпуса составляли лица 1900−1910 г. р. Соответственно, в 1945 г. большинство субрегионов возглавляли 35−45-летние, а в 1953 г. — 4353-летние управленцы. Кажущаяся, на первый взгляд, тенденция «старения» кадров блокируется выдвижением в 1950—1953 гг. членов партии 1911−1920 г. р. В итоге к 1953 г. 37,2% первых секретарей ГК, РК находились в возрасте 38−42 лет. Одновременно в ходе второго этапа тотальной замены руководящих кадров резко сократилась доля управленцев 1900—1905 гг. р. В конечном счете,
средний возраст субрегиональных партийных лидеров был примерно идентичен 39,9 -в 1945 г.- 40,1 — в 1953 г. В системном смысле это говорит об отсутствии процессов омоложения или старения статуса первого секретаря. А это обстоятельство указывает на стабильность механизмов номенклатурного рекрутинга при И. В. Сталине. Система, при всех внешних изменениях, не поменяла последовательность инфильтрации управленца в аппарате партии-государства.
Параметр 3. Политическая социализация (табл. 4).
Анализ таблицы 4 выявил следующие тенденции.
1. В послевоенное десятилетие из состава первых секретарей ГК, Р К Тамбовской области полностью «вымываются» лица, вступившие в партию до «ленинского призыва».
2. Если до 1949 г. абсолютное большинство секретарского корпуса составляли лица, вступившие в партию до репрессий 19 361 938 гг., то к 1953 г. доля будущих субрегиональных партийных руководителей, чья политическая карьера началась в предвоенные годы и, непосредственно, в ходе нее, составила им достойную конкуренцию (53% против 49,1%). Их политическая социализация проходила в совершенно других условиях, что, безусловно, наложило отпечаток на стиль и методы управления.
Таблица 3
Возрастной состав первых секретарей ГК и РК ВКП (б) — КПСС
Точка Периоды рождения
анализа 1894- -1899 1900- -1905 1906- 1910 1911- 1915 1916- -1920 1921- -1925
(год) абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % абс. %
1945 6 11,8 25 49,1 13 25,5 6 11,8 1 1,9
1949 3 5,9 26 51 16 31,4 3 5.9 3 5,9
1953 14 27,5 16 31,4 13 23,5 7 13,7 1 1,96
Таблица 4
Время вступления в партию
Точка Кол-во, Периоды вступления в партию
анализа 1916−1920 1921- -1925 1926- 1930 1931- 1935 1936- -1940 1941- -1945
(год) абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % абс. %
1945 51 3 5,9 3 5,9 25 49 12 23,5 7 13,7 1 1. 96
1949 51 6 11,8 23 45,1 10 19,6 10 19,6 2 3. 92
1953 51 15 29,4 10 19,7 14 27,5 13 25,5
Параметр 4. Образование (табл. 5).
Данные таблицы 5 убедительно показывают: несмотря на то, что в 1945—1953 гг. доля первых секретарей, окончивших вузы, увеличилась почти вдвое, высшее образование, как гражданское, так и политическое, еще не стало ни естественным элементом биографии, ни базовым условием для назначения на должность. В итоге, в первые послевоенные годы субрегионами Тамбовской области руководили практики. Среди гражданских специальностей преобладала профессия учителя. Это вполне объяснимо. В условиях перехода к мирному времени деятельность первых секретарей ГК, РК связывалась во многом с информированием населения. От качества их работы по идейному воспитанию населения зависела стабильность взаимоотношений между населением и властью. К такой работе наиболее склонны были «педагоги».
Как обстояло дело с политическим образованием? В августе 1946 г. ЦК ВКП (б) подготовил постановление «О подготовке и переподготовке руководящих партийных и советских работников» [4]. Документ констатировал необходимость совершенствования системы подготовки управленческих кадров. Появление данного постановления было не случайно. На смену выдвиженцам эпохи «большого террора» постепенно пришли те, кого выдвинула война. Они слабо знали марксистскую теорию в ее советском варианте, слабо представляли себе тонкости современных взглядов руководства партии. Но главное было в том, что подготовка и переподго-
товка кадров нужна была как средство воспитания нового поколения руководителей и как средство контроля над средним уровнем политической власти. Одновременно решалась и задача повышения уровня культуры региональной элиты, ее политической компетентности. Те задачи, которые можно было решать в годы войны с помощью приказа, теперь требовали совсем иного подхода.
Постановлением Ц К создавалась Высшая партийная школа (ВПШ) с трехгодичным сроком обучения для подготовки руководящих партийных и советских работников областного, краевого и республиканского масштаба. С целью подготовки кадров городского и районного масштаба создавались партийные школы с двухгодичным сроком обучения. Уровень политического образования областных партийных школ был на порядок выше уровня совпартшкол 1920−1930 гг. Среди выдвиженцев 1950—1953 гг. обучение в областных партийных школах прошло 11 первых секретарей РК, Г К Тамбовской области (21,6%).
Предлагаемый учебный план Тамбовской областной партшколы вполне соответствовал задачам подготовки руководителей среднего звена партийного управления. Ввиду низкого общеобразовательного уровня работников вводился курс по русскому языку и литературе в объеме 226 часов. Среди специальных предметов наибольший объем предусматривался для истории ССР (180 часов), всеобщей истории (170 часов), истории ВКП (б) (112 часов). Одновременно, на политэкономию отведено 104 часа [1, д. 9078, л. 48].
Таблица 5
Уровень образования первых секретарей ГК и РК ВКП (б) — КПСС
Точка анализа (год)
Сведения о высшем образовании 1945 1949 1953
абс. % абс. % абс. %
Наличие высшего образования 7 13,7 6 11,8 13 25,5
Высшая партшкола (ВПШ) 1 1. 96
Педагогический (Пед.) 6 11,8 3 5,9 8 15,7
Пед. + ВПШ
Сельскохозяйственный (СХ) 1 1,96 2 3,9
СХ+ВПШ
Технический (Тех.) 1 1. 96 2 3,9
Тех. + ВПШ 1 1,96
Военно-политический 1 1,96 1 1,96
Таблица 6
Типы карьер первых секретарей ГК и РК ВКП (б) — КПСС
Точка анализа (год) Кол- во, чел. ВКП (б) Образование Хозяйство ВЛКСМ Органы внутренних дел, армия
абс. % абс. % абс. % абс. % абс. %
1945 51 24 47,1 13 25,5 9 17,7 1 1,96 4 7,8
1949 51 29 56,9 8 15,7 7 13,7 3 5,9 4 7,8
1953 51 26 51,1 9 17,7 10 19,6 5 9,8 2 3,9
Таким образом, учебный план был подчинен прежде всего задаче идеологической обработки слушателей. Итак, перестроенная в 1946 г. система политического образования пока еще невысокими темпами, но все же резко повышала компетентность управленцев среднего уровня.
Параметр 5. Карьерные траектории (табл. 6).
В рассматриваемый период баланс между типами карьер будущих субрегиональных партийных руководителей практически не менялся. Несмотря на высокий уровень ротации кадров, качественный состав первых секретарей по данному параметру оставался стабильным.
ВЫВОДЫ
1. В годы позднего сталинизма в составе
субрегиональной административно-политической элиты происходили стремительные и перманентно повторяющиеся перемены,
сродни обвальной сменяемости.
2. Стабилизация кадров была достигнута к началу 1953 г. с отстройкой властной вертикали «под Сталина».
3. Трансформация корпуса первых секретарей «позднего сталинизма» развивалась в рамках следующей логики.
А. Кадровый «резервуар»: стабильно высокая доля «чужаков» как результат целенаправленной кадровой политики Центра (переброска кадров с места на место в целях преодоления местнических тенденций) и отсутствием достаточного количества ресурсов для формирования собственного резерва.
Б. Социальное происхождение: полное доминирование выходца из села. Что объяснялось аграрной спецификой региона.
В. Возраст: некоторое «старение» рекрутируемых при увеличении доли фронтовиков в 1950—1953 гг.
Г. Образование: «первый секретарь военного времени, зачастую не имевший высшего образования».
Д. Тип карьеры и руководства: доминирование парт- и совработников.
4. Каналы номенклатурной системы были уточнены сообразно новым задачам государственного строительства, но поколеблены не были.
1. Центр документации новейшей истории Тамбовской области. Ф. 1045. Оп. 4. Д. 931. Л. 5.
2. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов. Т. 7. М., 1971. С. 254.
3. Лигачев Е. К. Загадка Горбачева. Новосибирск, 1992. С. 43.
4. О подготовке и переподготовке руководящих партийных и советских работников. Постановление Ц К КПСС. 2 августа 1946 г. // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов. Т. 8. М., 1972. С. 39−48.
Поступила в редакцию 24. 02. 2008 г.
Ajrapetov V.A. Dynamics of qualitative characteristics of administrative-political elite of the USSR during «late Stalinism»: the historical-political analysis. In the paper changes of social image of the CPSU nomenclature of 1945−1953 are considered. Evolution of qualitative characteristics of the elite is shown: a social origin, an educational level, political socialization stages, career mobility, sexual and age structures.
Key words: nomenclature, subregional party elite, first secretaries of district committees, municipal committees of the All-Union Communist Party of Bolsheviks.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой