Динамика правовой культуры в условиях трансформирующегося российского общества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Карнаушенко Леонид Владимирович
доктор исторических наук, профессор, начальник управления учебно-методической работы Краснодарского университета МВД России (тел.: +78 612 585 079)
Динамика правовой культуры в условиях трансформирующегося
российского общества
Автор исследует трансформирующийся социум, который с неизбежностью приводит к определенной дезорганизации социальных институтов, подсистем, ключевых социальных процессов вследствие глубины и скорости происходящих изменений. Делает вывод, что в этих условиях претерпевает изменения институциональный облик правовой культуры. Особенно остро возникающие противоречия проявляются в сфере динамики правовой культуры.
Ключевые слова: право, правовая культура, социокультурная динамика, трансформирующееся общество, социальные нормы, соционормативная система.
L.V. Karnaushenko, Doctor of History, Professor, Head of the Department of Educational and Methodical Work of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia- tel.: +78 612 585 079.
The dynamics of the legal culture in transforming Russian society
The author researches transforming society which inevitably leads to a certain disorganization of social institutions, subsystems, and key social processes because of the depth and speed of the changes. He makes a conclusion that in these conditions institutional face of legal culture changes. Especially sharply the contradictions are in the field of the dynamics of the legal culture.
Key words: law, legal culture, social and cultural dynamics, transforming society, social norms, socionormative system.
Современное российское общество по ряду ключевых индикаторов соответствует состоянию масштабной трансформации. Начиная с 1990-х гг. генезис институциональных структур глобального информационного общества совпал с распадом советского социалистического и построением российского капиталистического общества, что повлекло за собой кардинальные изменения в его политической, экономической, социальной, духовной подсистемах. Одновременно исследователями был зафиксирован процесс глубоких изменений в социокультурной жизни общества: на смену советской моностилистической системе культуры пришла новая российская полистилистическая культурная форма [1, с. 78−84]. Изменились как содержание культуры (индивидуализм, плюралистичность, многообразие форм и т. д.), так и механизмы интеграции индивидов в ее пространство (процессы социализации и инкультурации оказались лишены доктринального смысла, деидеологиза-ция привела к распаду многих инструментов освоения культурных форм, при этом новые входили в жизнь общества весьма медленно). Таким образом, трансформационные процес-
сы, начавшиеся в 1990-х гг., оказались глубокими, многоуровневыми и в ряде аспектов весьма противоречивыми, что способствовало возникновению системных проблем, преодолеть многие из них российское общество не смогло до настоящего времени. Дисфункциональность социокультурной системы привела к возникновению дюркгеймовской аномии, одним из ключевых индикаторов которой стало разрушение морально-нравственных устоев общества. В 2000-е гг. данную проблему лишь усугубило широкое распространение безличной, анонимной интернет-коммуникации, в пространстве которой морально-нравственные регуляторы оказались неэффективными. Социальные институты, ответственные за социализацию, воспитание подрастающего поколения, были не готовы к такого рода вызовам. В связи с этим закономерным выглядит определенное отчаяние журналистов, общественных деятелей, ученых, представителей управленческих структур, употреблявших в отношении молодежи термины «поколение ноль», «поколение пепси» и пр., но фактически признающих утрату влияния общества на процессы социального взросления подрастающего поколения, а зна-
11
чит, на их социально-психологический и социокультурный облик.
Необходимо отметить, что масштабные трансформационные процессы, начавшиеся в 1990-х гг., характеризуются значительной инерцией, во многом вследствие того, что затрагивают ключевые социальные институты, подсистемы и процессы. В настоящее время российское общество испытывает на себе воздействие инерции социальных изменений, пик которых пришелся на 1990-е гг.- в силу этого о достижении им более-менее стабильного состояния (как в целом, так и его основных подсистем) говорить не приходится. Скорости происходящих масштабных социокоммуникативных и социокультурных трансформаций остаются достаточно высокими, о чем свидетельствует не только прогресс информационно-компьютерных и телекоммуникационных технологий, но и индикаторы экономической и культурной глобализации, выступающие неотъемлемой частью постиндустриального общества начала XXI в.
Между тем всякое стабильно функционирующее общество характеризуется симбиозом социального и культурного начал, охватывающих деятельность основных социальных институтов и подсистем, составляющих основу стабильности и предсказуемости социального порядка. Соционормативная система общества поддерживается механизмами социального контроля, во многом опирающимися на элементы системы культуры. «Культурная» составляющая социального контроля обеспечивает добровольное и осознанное сотрудничество людей, принятие ими необходимости соблюдения требований норм как соответствующих их личностной системе ценностей, менталитету, мировоззрению и т. д., а также разделяемым большинством целям поступательного развития, социального прогресса.
Стоит отметить, что культурные аспекты со-ционормативной сферы общества являются важнейшими для конституирования стабильной социальной реальности. Здесь важную роль играет правовая культура, позволяющая оказывать существенное влияние на сознание людей и эффективно противодействовать девиантному поведению. Являясь объектом междисциплинарного научного познания, проблемная сфера, связанная с правовой культурой, характеризуется весьма размытой теоретико-понятийной конструкцией.
По мнению Е. А. Певцовой, только в юриспруденции насчитывается около 250 различных определений правовой культуры [2, с. 73]. Под правовой культурой понимают совокупность
знаний и навыков, умение применять их на деле, обеспечить законность [3, с. 72]- совокупность всех позитивных компонентов правовой деятельности в ее реальном функционировании, воплотившую достижения правовой мысли, юридической техники и практики [4, с. 376].
С точки зрения Т. В. Синюковой, правовая культура является сферой практики людей, проявляющейся как «совокупность норм, ценностей, юридических институтов, процессов и форм, выполняющих функцию социоправовой ориентации людей в конкретном обществе (цивилизации)» [5, с. 473].
В. П. Сальников определяет правовую культуру как «особое социальное явление, которое может быть воспринято как качественное правовое состояние и личности, и общества, подлежащее структурированию по различным основаниям. Правовая культура является одной из категорий ценностей человечества, одной из наиболее значимых общедемократических завоеваний современного мира, являясь значимой характеристикой правового государства и гражданского общества» [6, с. 150−151].
Стоит отметить, что правовую культуру можно определить как одну из форм социальной активности людей в области правовых и общегосударственных отношений. Это проецируется в правовых нормах, институтах и правовых отношениях. Девиантное поведение репрезентируется в качестве не соответствующего культуре с точки зрения права, индикатором которого выступает негативное отношение индивидов к правовым нормам и существующему законодательству.
С точки зрения В. Н. Гуляихина, правовая культура является весьма сложным и изменчивым явлением общественной жизни человека. Определение учеными его сущностных свойств происходит в рамках конкретной методологии, в «прокрустово ложе» которой не укладываются все ее «живые» компоненты. Поэтому на современном уровне эволюции теории правовой культуры ученые занимают, как правило, прагматичную позицию и довольствуются «рабочей» дефиницией, используемой ими в рамках либо какого-то конкретного исследования, либо в контексте определенного методологического подхода. К основным компонентам правовой культуры как духовной и материальной системы можно отнести правосознание, правовую деятельность, юридическую технику и субъектов права. Каждый из данных компонентов, в свою очередь, имеет собственный состав и структуру. Структурное деление правовой культуры общества на четыре основные подсисте-
12
мы достаточно условно, ведь в действительности не существует деятельности без сознания, субъекта — без деятельности и без сознания, а предметной юридической сферы — без духовного содержания [7].
Как представляется, именно совокупность духовных ценностей формирует правовую культуру в обществе, и она является одной из его важных составных частей. Элементами системы правовой культуры общества выступают уровень правосознания, развитая правовая система, существующие в обществе правовые традиции, юридическая грамотность населения и т. д. Все эти аспекты составляют содержание правовой жизни граждан, непосредственно влияющей на правовую культуру. Правовая культура характеризуется как социальный феномен, имеющий целевой вектор, охватывающий совокупность наиболее важных ценностных элементов соционормативно-го пространства. Правовая культура является неотъемлемым аспектом цивилизованного социума, эффектом взаимосвязи гражданского общества и правового государства.
Одним из наиболее значимых регуляторов правовой культуры является государственная власть. Государство играет особую роль в становлении и развитии правовой культуры, формулирует правовые нормы как важнейшие компоненты соционормативной системы общества в качестве общеобязательных для всех людей. Инструменты социального контроля в значительной мере находятся под влиянием субъектов власти. Именно поэтому кризис института государства, дезорганизация государственной власти приводят к негативным проявлениям и в сфере правовой культуры.
По мнению Д. Е. Попова, для функционирования правовой культуры необходимо систематическое рациональное формирование, стимулирование, позитивное социальное развитие [8]. Правовое воспитание предполагает, прежде всего, формирование у граждан правовой культуры. Такой процесс функционирует благодаря государственным органам, должностным лицам правовой системы государства, учебным заведениям и социуму в целом. Приобщение людей к теоретической базе знаний о государстве, праве, законности, свободах личности, выработка понимания сущности правовых концепций и учений, ориентации граждан на законопослушную жизнедеятельность — все это является содержанием процессов правового воспитания. Часть правовых ценностей проходит усвоение индивидами в рамках социальных практик и социализации, однако правовое
воспитание создает необходимый инструментарий для осуществления правового воспитания [9].
По нашему мнению, правовая культура является обособленным феноменом социокультурного пространства, не имеет полных совпадений с другими культурными сферами (материальной, духовной, политической). Правовая культура представляет собой особое состояние жизни социума качественного содержания, которое обусловлено социальным, духовным, политическим, экономическим и другими аспектами. Феномен правовой культуры включает в себя правовые ценности, которые имеют место в той или иной стране, а также этический аспект социальных отношений по поводу права, законов, других юридических явлений. Общечеловеческая культура содержит в себе право как компонент культурной системы. Правовая культура при этом охватывает различные аспекты правовых форм социальных отношений.
Одним из ключевых элементов правовой культуры выступают правовые ценности. Являясь эффективной системой социокультурных координат личности в правовой сфере, они способствуют упорядочению человеческого поведения, преодолению девиаций. Правовые ценности, и это едва ли не самое важное их функциональное предназначение, позволяют добиться добровольного и осознанного сотрудничества подавляющего большинства членов общества на почве осознания важности соблюдения норм права. Именно такое развитие событий позволит осуществлять «мягкие» варианты социального контроля (но от этого отнюдь не менее эффективные). Именно формирование правовых ценностей выступает фундаментом генезиса и правовой культуры личности. Однако в современном обществе процесс формирования правовых ценностей, как и правовой культуры в целом, сопряжен с рядом проблем и противоречий, во многом обусловленных социокоммуникативной динамикой.
В частности, в современной России имеет место следующая проблема. Электронные масс-медиа и Интернет усиливают свое влияние не только как элементы культурной коммуникации, но и как агенты «стихийной» социализации. Наравне с дворовыми компаниями масс-медиа и Интернет становятся мощными ретрансляторами криминальной, антиправовой информации, отрицательного отношения к законам и праву. Излишнее увлечение антисоциальным культурным содержанием, «культурой андеграунда» приводит к культивирова-
13
нию сериалов, фильмов, телевизионных шоу откровенной криминальной направленности, ставящих под сомнение нормы права и закон в его нынешнем виде.
В этих условиях, под воздействием масштабных трансформационных процессов, охвативших социальные и культурные институциональные структуры, подрастающее поколение зачастую испытывает мощное влияние антиправовой информации, попадает под воздействие контрагентов социализации (преступников, радикалов, экстремистов и т. п.). Именно возросшие возможности системы массовых коммуникаций, превращение ее в агента социализации, прежде всего стихийной, детерминируют ряд проблем, связанных с генезисом правовой культуры в обществе начала XXI в. В данный момент эти проблемы не находят своего эффективного решения, вследствие чего растет численность молодежи с фактически отсутствующей или серьезно деформированной правовой культурой.
Необходимо подчеркнуть, что основные аспекты изменений правовой культуры в условиях современной России целесообразно рассматривать в неразрывной взаимосвязи с социокультурной и социокоммуникативной динамикой. В частности, в сфере социокоммуни-кативных изменений целесообразно акцентировать внимание на следующем:
информатизация, компьютеризация, «интернетизация» общества способствовали генезису особой формы социальной организации начала XXI в. — виртуальному пространству, что, в свою очередь, приводит к кардинальному изменению различных социальных явлений, процессов, институциональных структур, в том числе кардинальному изменению механизмов передачи информации, а шире — социального и культурного опыта старших поколений подрастающим-
стихийная составляющая социализацион-ного процесса начинает превалировать над традиционными формами, что в значительной мере усложняет процессы усвоения правовых ценностей и правовой культуры в целом-
деморализация интернет-коммуникации (безличное, анонимное общение способствует снятию традиционных барьеров в общении- ложь, троллинг, вызывающие комментарии, нецензурная брань и т. п.) ведет к созданию условий для криминализации социума, смешения понятий добра и зла, справедливости и несправедливости, что приводит к отклоняющейся социализации и фактически нивелирует воспитательный процесс молодежи.
Перечисленные социальные факты вполне уместно рассматривать в качестве факторов девиаций в обществе, угрожающих, в том числе, существованию правовой культуры как целостного социокультурного образования. В условиях комплексного воздействия перечисленных факторов возникают угрозы негативной динамики правовой культуры, теряющей свою мировоззренческую, идеологическую, ценностную основу в российском обществе.
В свою очередь, в социокультурной сфере следует обратить внимание на следующие тенденции:
массовая потребительская культура фактически присваивает себе статус доминирующей (репрезентативной) культурной формы в российском обществе начала XXI в. -
эгоизм, крайняя индивидуалистичность полистилистической культуры формируют особый социокультурный облик «среднего» россиянина, для которого личные интересы, потребности и желания превалируют над государственными и общественными-
утрата российской системой культуры мировоззренческого, идеологического содержания с одновременным уходом государства из сферы духовной культуры, процессов ее формирования и развития приводит к возникновению своеобразного эффекта социокультурного вакуума, потере смысложизненных ориентиров, прежде всего, подрастающим поколением, что создает условия для развития криминального и девиантного поведения.
В результате нарастания дисфункциональных процессов в системе культуры российского общества серьезные проблемы испытывает правовая культура, выглядящая своего рода «анахронизмом», лишним звеном в современной социокультурной организации.
Таким образом, динамические аспекты правовой культуры в условиях трансформирующегося российского общества проявляются в нескольких значимых индикаторах, доступных теоретическому и эмпирическому анализу. Во-первых, правовая культура имеет глубокие социальные основы, опирается на институциональные структуры общества. Именно поэтому нельзя рассматривать динамику правовой культуры в отрыве от происходящих социальных изменений. Правовую культуру методологически неверно рассматривать как «вещь в себе», без учета широкого социального контекста, где происходят масштабные трансформации. Во-вторых, трансформация общества начала XXI в. базируется на кардинальных изменениях, в основе которых модернизация
14
технико-технологической среды и научно-технический прогресс. Меняются казавшиеся незыблемыми социальные институты и подсистемы, в результате чего возникают совершенно новые условия социального взросления подрастающих поколений, усвоения им социкуль-турных элементов, в том числе правовой культуры. К эффективному решению возникающих проблем государство и общество оказались в силу ряда причин не готовы. В-третьих, произошедшие в 1990—2000-х гг. изменения в социальной и культурной жизни, деформация систем морально-нравственного регулирования привели к росту влияния криминала, антисоциальных элементов на ключевые элементы об-
1. Ионин Л. Г. Культура на переломе // Со-цис. 1995. № 2.
2. Певцова Е. А. Современные дефинитивные подходы к правовой культуре и правовому сознанию //Журнал рос. права. 2004. № 3.
3. Баранов П. П., Окусов А. П. Аксиология юридической деятельности. Ростов н/Д, 2003.
4. Общая теория государства и права. Академический курс: в 3 т. /под ред. М. Н. Марченко. М., 2000. Т. 3.
5. Синюкова Т. В. Правовая культура // Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. Саратов, 1995.
6. Сальников В. П. Правовая культура // Актуальные проблемы теории права / под ред. К. Б. Толкачева и А. Г. Хабибулина. Уфа, 1995.
7. Гуляихин В. Н. Правовая культура как объект научного исследования: методологические подходы, структура и критерии оценки // Юрид. исследования. 2013. № 4.
8. Попов Д. Е. Правовое воспитание как средство формирования правовой культуры // Аналитика культурологии. 2010. № 17.
9. ийиЬйр: /Ммгм. ЫЬШекаг. гиАеопа-довибагвЫа-1-ргача-1/122Мт (дата обращения: 12. 09. 2015).
щества, происходящие в нем социальные процессы. Управленческие структуры и научное сообщество слишком медленно реагируют на возникающие угрозы и вызовы в этой сфере.
Становится очевидным, что динамика правовой культуры неразрывно связана с общими динамическими характеристиками российского общества. Меняющийся облик правовой культуры требует эффективных научно-управленческих решений, направленных на оперативное преодоление возникающих проблем. В случае отсутствия или недостаточного числа подобных решений будут нарастать негативные социальные последствия, прежде всего касающиеся социального взросления молодежи.
1. lonin L.G. Culture at the turn //Sotsis. 1995. № 2.
2. Pevtsova E.A. Definitive modern approaches to legal culture and legal consciousness // Journal of Russian law. 2004. № 3.
3. Baranov P.P., Okusov A.P. Axiology of legal action. Rostov-on-Don, 2003.
4. General theory of state and law. Academic course: in 3 vol. / ed. by M.N. Marchenko. Moscow, 2000. Vol. 3.
5. Sinyukova T.V. Legal culture //Theory of state and law: course of lectures / ed. by N.I. Matuzov and A.V. Malko. Saratov, 1995.
6. Salnikov V.P. Legal culture //Topicalproblems of theory of law / ed. by K.B. Tolkachev and A.G. Khabibulin. Ufa, 1995.
7. Gulyaihin V.N. Legal culture as an object of research: methodological approaches, structure, and evaluation criteria // Legal research. 2013. № 4.
8. Popov D.E. Legal education as a means of formation of legal culture // Analytics of cultural science. 2010. № 17.
9. URL: http: //www. bibliotekar. ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/122. htm (date of access: 12. 09. 2015).
15

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой