Динамика развития социальной сферы России в оценке политических элит

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

вовать на общественное сознание, формировать позитивное отношение к либеральным социальным институтам у сменяющихся поколений людей.
Идеологические механизмы либеральнодемократических обществ являются в основном децентрализованными, чем и объясняется их высокая эффективность.
Таким образом, в современных обществах независимо от их социального строя функционируют различные идеологические механизмы, выполняющие общие задачи обеспечения условий целостности, воспроизводства и развития социальных систем. Идеология атрибутивна обществу на цивилизационной стадии его бытия, с ней связаны перспективы социального развития. В идеологиях содержится настоящее (уже воплощенное в реальность) и будущее в виде социальных проектов.
Литература
1. Зиновьев А. А. Запад. — М.: Центрполиграф, 2000. -С. 277−278.
2. Зиновьев А. А. Логическая социология. Экономика. Идеология // Социально-гуманитарные знания. — 2002. -№ 6. — С. 137.
3. Назаретян А. П. Смыслообразование как глобальная проблема современности: синергетический взгляд // Вопросы философии. — 2009. — № 5. — С. 3−19.
4. Прохоренко Ю. И. Политическая реальность: очерки социально-философского исследования. — Хабаровск: Изд-во Гос. техн. ун-та, 2002. — С. 237.
5. Ашрафян К. С. К вопросу о «Восточном деспотизме» // Феномен восточного деспотизма: структура управления и власти. — М.: Наука, 1993. — С. 88−114.
6. Конфуций. Уроки мудрости. — М.: Эксмо-Пресс, Харьков: Фолио, 1998. — С. 77.
7. Ревуненкова Н. В. Ренессансное свободомыслие и идеология Реформации. — М.: Мысль, 1988. — С. 106−194.
8. Григулевич И. Р. Инквизиция. — М.: Политиздат, 1976. — С. 5−279.
9. Говард Л. Парсонс. Человек в современном мире. -М: Прогресс, 1985. — С. 120.
Фельдман Владимир Романович, кандидат политических наук, доцент, заведующий кафедрой философии Тувинского государственного университета, г. Кызыл.
Абаев Николай Вячеславович, доктор исторических наук, профессор, заведующий лабораторией цивилизационной геополитики Института Внутренней азии Бурятского государственного университета, г. Улан-Удэ.
Feldman Vladimir Romanovich, candidate of political sciences, associate professor, head of department of philosophy, Tuva State University.
Abaev Nickolay Vyacheslavovich, doctor of historical sciences, professor, head of laboratory of civilization geopolitics, Institute of Inner Asia, Buryat State University, Ulan-Ude.
УДК 316. 344. 42 В.М. Очирова
ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ РОССИИ В ОЦЕНКЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ
Раскрываются ценностные ориентации политических элит республик Бурятия, Саха (Якутия), Тыва, касающиеся современной динамики развития России. На основе данных эмпирических исследований дается характеристика социальной сферы российского общества. Полученный материал позволяет выявить проблемы и перспективы развития России на современном этапе.
Ключевые слова: политическая элита, российские регионы, ценностные ориентации, динамика развития России, сферы общества.
V.M. Ochirova
DYNAMICS OF DEVELOPMENT OF SOCIAL SPHERE OF RUSSIA IN POLITICAL ELITE ESTIMATION
The value orientations of political elite of the republics of Buryatia, Sakha (Yakutia), Tyva, concerning modern development dynamics of Russia development are studied in the article. On the basis of empirical researches data the characteristic is given to social sphere of the Russia society. The obtained material allows to reveal the problems and prospects of Russia development at the present stage.
Key words: political elite, Russian regions, valuable orientations, dynamics of Russia development, society spheres.
В постсоветский период произошли коренные изменения во всех сферах российского общества. Их реализация является результатом эволюции взглядов политической элиты, ее ценностей, которые обусловили выбор новых целей и способов их достижения. Предпочтения лиц,
находящихся на вершине социальной иерархии требуют постоянного и всестороннего изучения, так как позволяют лучше понять их действия, смысл и мотивацию современных преобразований. В данной связи в 2009—2010 гг. автором было проведено анкетирование, в ходе которого
опрошено 618 человек, представляющих исполнительные, законодательные/представительные и муниципальные органы власти республик Бурятия, Саха (Якутия), Тыва. Для проведения анализа отобрано 576 анкет. Осуществив анализ анкетных данных, выяснили отношение политических элит к динамике развития социальной сферы России.
Открывая в анкете соответствующий тематический блок, мы задали респондентам следующий вопрос: «Удовлетворяет ли Вас современное состояние социальной сферы в России?». Наибольшее количество голосов во всех изучаемых нами регионах получил отрицательный ответ «скорее не удовлетворяет»: в Бурятии -36,8%, в Саха (Якутии) — 41,8%, в Тыве — 34,3%. Лидировал он и фактически во всех видах элит, исключение составили лишь исполнительные элиты Бурятии и Тывы, в большинстве своем склонившиеся к варианту «скорее удовлетворяет». Обратим внимание на тот факт, что если суммировать дипломатичный вариант ответа «скорее не удовлетворяет» с категоричным «полностью не удовлетворяет» (который также был предложен в анкете), то недовольных современным состоянием социальной сферы в России более 60% в каждом регионе.
Рассмотрим проблемные направления социальной сферы России. Как известно, в 1990-х гг. их было достаточно много, т.к. страна находилась в состоянии затяжного кризиса. Показательны в этом отношении результаты опроса политической элиты Республики Бурятия, полученные в 1999 г. В. Г. Жалсановой. В числе проблем общества, вызывающих наибольшее беспокойство, респонденты тогда указали рост безработицы — 42,3%, увеличение преступности -40,5%, повышение числа случаев алкоголизма и наркомании — 36,0%, дороговизну здравоохранения и образования — 22,5% и 19,8%, ухудшение состояния окружающей среды — 17,1% и др. [5, с. 68]. Большинство из них, как показало наше исследование, не потеряли своей актуальности и сегодня. Наиболее проблемные направления социальной сферы в 2009—2010 гг. были ранжированы в перечисленном ниже порядке (рейтинг построен на основе количественной обработки информации). Подчеркнем ценность полученных нами данных, заключающуюся в том, что респонденты сами называли варианты ответов, а не выбирали их из числа предлагаемых в вопросе. С целью определения причин позиции анкетируемых, указанные направления мы подвергли краткому анализу.
На первой позиции оказалась социальная защита населения. Основное внимание акцентиро-
валось на такой проблеме, как слабая работа государственных органов с отдельными категориями населения. Это касается поддержки пенсионеров, ветеранов Великой Отечественной войны, ветеранов труда и тыла, инвалидов, больных, малоимущих, молодых и многодетных семей и др. По мнению анкетируемых, недостаточно эффективно организован, например, уход за престарелыми людьми. Была затронута и «больная» тема социального обеспечения граждан — это низкий уровень пенсий и пособий (в первую очередь, детских и предоставляемых лицам, временно оказавшимся без работы). В качестве варианта оптимизации предлагалось, например, пособия по безработице дифференцировать по территориям. Вызывают тревогу респондентов и стоимость проездных билетов, а также льготное обеспечение жителей Крайнего Севера. Т. е., уровень имеющихся в России социальных выплат, по мнению анкетируемых, оставляет желать лучшего. Это при том, что расходы государства на социальную сферу только за период с 2000 по 2006 гг. значительно увеличились: с 536,4 млрд р. до 4 546,4 млрд р. В том числе выросли и выплаты различных социальных пособий (с 78 510 млн р. до 467 523 млн р.), пенсий (с 331 257 млн р. до 1 492 806 млн р.) [9, с. 308]. Рост выплат продолжился и позже. Однако данных мер, очевидно, недостаточно. Как и в первой половине 2000-х гг., когда большинство россиян неудовлетворительно оценивало работу органов социального и пенсионного обеспечения (госслужащие — 55,3%, население -47,5% [6]) а также в целом реализацию права на социальное обеспечение и пенсию (28% -«удовлетворительно», 58% - «плохо» [9, с. 302]), сейчас преобладают негативные оценки состояния социальной защиты населения России. Так, по данным исследования М. К. Горшкова (2011 г.), главными проблемами, из-за которых россияне считают свою жизнь неустроенной, являются «плохое материальное положение» и «отсутствие социальных гарантий на случай болезни, старости, безработицы, инвалидности» [2, с. 15]. Таким образом, государству следует предпринять более действенные меры в области социальной защиты своих граждан.
Далее в нашем рейтинге следовало здравоохранение. Акцентировалось внимание на таких проблемах отрасли, как недофинансирование, некачественное медицинское обслуживание, дефицит компетентных специалистов, нехватка медикаментов, устаревшее медицинское оборудование (особенно в селах), фактическое отсутствие профилактической работы с населением и др. Заметим, что развитие здравоохранения оце-
нивается россиянами стабильно негативно. Показательны в этом отношении результаты различных исследований: деятельность органов здравоохранения, по данным О.В. Крыштанов-ской начала 2000-х гг., была оценена госслужащими «удовлетворительно» (55,6%), населением
— «плохо» (52,1%) [6]- обеспечение права на охрану здоровья и медицинскую помощь (н. 2000-х гг.) — «удовлетворительно» (29%) и «плохо» (67%) [9, с. 302]- положение в здравоохранении, по данным ВЦИОМ 2006 г., также плохое или скорее плохое (57%) [9, с. 309] и др. Между тем, согласно материалам Минздравсоц-развития РФ, объем расходов федерального бюджета на здравоохранение с 2007—2011 гг. увеличился в два раза: с 202,8 млрд р. до 413 млрд р. В 2011—2012 гг. на модернизацию регионального здравоохранения сверх этих средств было выделено 460 млрд р., которые были направлены на реализацию следующих мероприятий: оснащение материально-
технической базы, информатизацию, обеспечение стандартов медицинской помощи [16]. Однако, несмотря на данные меры проблем в здравоохранении меньше не стало. Более того как показали результаты анкетирования 80 тыс. медиков всех субъектов РФ, оглашенные на форуме VII Всероссийского Пироговского съезда врачей (26−27 ноября 2010, г. Москва), опрошенные допускают, что политика Минздравсоц-развития РФ может привести к акциям протеста в регионах (22% респондентов к ним уже готовы). Было выявлено, что 93% врачей считают ситуацию в здравоохранении кризисной, 87% негативно оценивают реформирование медицинской отрасли, 73% связывают катастрофическое состояние сферы с неэффективной деятельностью ответственного министерства. Выступавшие на съезде врачи были едины во мнении, что медицинская отрасль зашла в тупик, а принятые законы в области здравоохранения только ухудшают положение врачей и больных [10]. Следовательно, состояние рассматриваемой отрасли весьма тяжелое, о чем свидетельствует и то, что по оценке Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Россия занимает 127-е место в мире по показателю здоровья населения и 130-е место по интегральному показателю эффективности медицинской системы. По подсчетам ВОЗ, до 90% средств, выделяемых на здравоохранение, растрачивается в России впустую [12, 13]. Безусловно, здесь есть над чем задуматься.
Третью позицию заняло образование. Беспокойство у респондентов вызывали такие проблемы, как непродуманное реформирование от-
расли, плохое финансирование учебных учреждений, недостаточное строительство школ, низкий уровень заработной платы учителей и преподавателей, слабый контроль за учебной литературой и др. Заметим, что развитие данной отрасли оценивается россиянами также стабильно отрицательно: положение в образовании рассматривается как «плохое» или «скорее, плохое»
— 53% (по данным ВЦИОМ 2006 г.) [9, с. 309]- работа органов системы образования тянет лишь на «удовлетворительно» (госслужащие — 62,6%, население — 50,6%, по данным О.В. Крыштанов-ской, н. 2000-х гг.) [6]- обеспечение права на бесплатное образование (н. 2000-х гг.) — «удовлетворительное» (21%) и «плохое» (65%), развитие науки, культуры и образования также «удовлетворительное» (32%) и «плохое» (46%) [9, с. 302]. Проблем в области образования немало, что и вызывает соответствующую реакцию у россиян. Связано это, безусловно, с непопулярной политикой, реализуемой ответственным министерством. Нам представляется, что его руководству следует прислушаться к многочисленной критике в свой адрес и провести корректировку выбранной стратегии развития образования в России. На наш взгляд, нет никакой необходимости разрушать прежнюю, отлично функционирующую и выпускающую высококвалифицированных специалистов систему, даже если этого требует переход на мировые стандарты. Вполне возможно внести лишь небольшие изменения, сохранив имеющуюся основу. Необходимо помнить, что перемены в области образования должны быть обоснованны и тщательно продуманны, так как от нее напрямую зависит то, каких людей мы воспитаем, а, значит, и какой будет наша страна в будущем. Современная же оценка уровня образования выпускников школ и вузов неутешительна. По мнению преподавателей, деканов и ректоров вузов «выпускник слегка обучен, чуть-чуть воспитан, творчески не развит» [18].
Немного отстал от тройки лидирующих ответов жилищный вопрос. Здесь внимание акцентировалось на таких проблемах, как слабое обеспечение благоустроенным жильем молодых и многодетных семей, вдов ветеранов, молодых специалистов, детей-сирот и других категорий граждан, недостаточная работа по сносу ветхого/аварийного жилья, по проведению капитального ремонта в жилых домах и др. Действительно, жилищный вопрос не теряет своей актуальности. Как и в начале 2000-х гг., когда обеспечение права на жилье оценивалось респондентами на «удовлетворительно» (19%) и «плохо» (69%) [9, с. 302], сегодня преобладают схожие
мнения по данному вопросу. Причины заключаются в первую очередь в крайне высокой стоимости жилья, недоступности для широкого круга лиц условий ипотечного жилищного кредитования и низких темпах строительства. Согласно материалам Минэкономразвития Р Ф, в 2011 г. было введено лишь 62,3 млн м2 жилья (на 6,6% больше чем в 2010 г.), построено 788,2 тыс. квартир [8]. К сожалению, приходится констатировать, что государство пока неэффективно работает в данной области.
Пятую позицию разделили детский вопрос и безработица. В рамках первого направления подчеркивались такие проблемы, как недостаточное обеспечение социальными благами де-тей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, безнадзорных и беспризорных детей, плохое состояние детских домов и др. Остроту данного вопроса можно понять, взглянув на официальную статистику. В 2010 г. в России функционировало 1048 детских домов, в которых воспитывалось 50 тыс. детей (2009 г. — в 1095 детских домах было 52,3 тыс. воспитанников, 2008 г. — в 1147 детских домах было 55,1 тыс. воспитанников), 90 школ-интернатов для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей с численностью воспитанников
— 9,8 тыс. человек (в 2009 г. было 106 школ-интернатов с 12,1 тыс. воспитанников, в 2008 г.
— 127 школ-интернатов с 14,5 тыс. воспитанников). Кроме того, в 2010 г. в 227 домах ребенка на 20 888 мест воспитывалось 17,5 тыс. детей в возрасте до 4−5 лет, из них 12,7 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [3]. Несмотря на тенденцию к уменьшению специализированных детских учреждений и количества воспитанников, их число все еще велико. Большинство указанных учреждений недофинансируется и не имеет элементарных условий для проживания детей, около 50% требует капитального ремонта, многие находятся в аварийном состоянии. Решить эти проблемы может только государство путем оказания всесторонней помощи детям и учреждениям, в которых они воспитываются.
Во втором направлении уделялось внимание таким проблемам, как слабое обеспечение занятости населения (особенно молодежи), нехватка рабочих мест (в первую очередь в селах), невозможность трудоустройства по специальности и др. Признавая наличие указанных фактов, все же хотелось бы заметить, что государственная политика в данной области приносит ощутимые результаты. По сравнению с 1990-ми гг. сейчас ситуация гораздо лучше. Так, если в начале 1996 г. количество безработных в России (с уче-
том скрытой безработицы) составляло около 1216 млн человек [4, с. 220], то в 2011 г. гораздо меньше — в среднем 5,0 млн человек [15]. Численность безработных граждан в 2011 г. составила 6,6% экономически активного населения, что на 0,9% (0,5 млн чел.) ниже уровня 2010 г. Наиболее быстро восстанавливается занятость в строительстве, торговле, транспорте, финансовой деятельности [8]. Ситуация на рынке труда постепенно улучшается. Однако, как показало наше исследование, проблемы все же имеются и наиболее актуальной из них, на наш взгляд, является занятость людей в селах, т.к. безработица среди сельского населения превышает уровень безработицы городских жителей почти в два раза.
Следующую позицию в нашем рейтинге также разделили несколько направлений — это дошкольное воспитание, культура и искусство, алкоголизм. В рамках первого вопроса акцентировалось внимание на таких проблемах, как плохие темпы строительства детских садов, нехватка мест в дошкольных учреждениях, дороговизна услуг по содержанию детей в детских садах и др. Действительно, данные проблемы очень актуальны и многие семьи сталкиваются со множеством препятствий как при устройстве детей в дошкольные учреждения, так и при содержании в них. На 1 января 2011 г. в списках детей, нуждающихся в устройстве в образовательные учреждения, реализующих основную общеобразовательную программу дошкольного образования, числилось 1,9 млн человек. Количество же государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений, в которых сформированы группы для детей дошкольного возраста, на 1 января 2011 г. было 9 895 [3]. Безусловно, этого недостаточно, необходимо строительство и ввод в эксплуатацию новых государственных детских садов. В целях более оперативного решения данного вопроса, на наш взгляд, вполне возможно вернуть в собственность государства помещения бывших детских садов и провести в них капитальный ремонт.
Рассматривая сферу культуры и искусств, респонденты указали на наличие таких проблем, как недостаточное финансирование учреждений культуры, слабая востребованность населением услуг, предоставляемых данными организациями (как правило, ввиду недостатка денежных средств), низкий уровень заработной платы работников культуры, плохая материальнотехническая оснащенность организаций отрасли и др. Например, изношенность музыкальных инструментов в детских школах искусств Республики Тыва достигает 70%. Тем самым рас-
сматриваемая область находится не в лучшем состоянии и основная проблема здесь заключается в крайне слабой финансовой поддержке учреждений культуры со стороны государства. Следовательно, необходимо изменить принципы финансирования указанной отрасли, обеспечить работникам культуры достойный уровень жизни, позволяющий сосредоточиться на выполнении своих непосредственных задач и т. п. Реализация этих мер благотворно отразится не только на функционировании учреждений культуры, но и на морально-психологическом состоянии населения страны.
Что касается третьего направления, то здесь было уделено внимание следующим проблемам: высокий уровень алкоголизма среди населения (особенно в селах), неэффективная борьба с пьянством, рост женского и детского алкоголизма и др. Эти проблемы в целом традиционны для нашей страны. Вместе с тем особую озабоченность вызывает рост потребления алкоголя женщинами и детьми. Данный факт, на наш взгляд, говорит о слабости мер, предпринимаемых государством в рассматриваемом вопросе. Анализ современных российских реалий приводит к выводу, что системной борьбы с пьянством нет, государство фактически полностью самоустранилось от решения данного вопроса. Между тем пьянство, наряду с наркоманией, занимает 6 место (15,1%) в числе главных национальных угроз России (согласно исследованию (2007 г.) под руководством М. Тарусина [14, с. 200]). Считаем необходимым безотлагательно заняться решением указанной проблемы: оградить население от рекламы любых спиртных напитков, реально ограничить их доступ для несовершеннолетних, запретить распитие алкоголя в местах общего пользования, вести активную пропаганду здорового образа жизни, внедрять новые жизненные ценности и т. п.
Седьмую позицию разделили сельский вопрос и дифференциация доходов населения. В рамках первого направления акцентировалось внимание на таких проблемах, как значительный разрыв уровня и качества жизни между городом и селом, плохое состояние материальнотехнической базы села, фактическое отсутствие инфраструктуры в сельской местности и др. Указанные проблемы, на наш взгляд, тесно связаны с развитием российского сельского хозяйства, которое, будучи основным источником существования сельчан, отражает отношение государства и к селу в целом. Отрасль является весьма проблемной и запущенной. В таком же состоянии пребывает и село: ветхое жилье разрушается, социальные учреждения, возведенные
еще в советское время, постепенно приходят в упадок, инфраструктура не выдерживает никакой критики и т. п. Тем самым сравнивать качество жизни в городе и селе не имеет смысла. Тревогу вызывает и материально-техническое оснащение села: обеспеченность тракторами составляет 46%, зерноуборочными комбайнами
— 49%, кормоуборочными комбайнами — 62%. Темпы выбытия старых машин в два раза превышают темпы поступления новых [7]. Безусловно, в последние годы предпринимаются меры по обустройству села, например, строятся медицинские и школьные учреждения. Однако, это лишь точечные действия, реализуемые по мере наличия финансовых средств. Комплексного восстановления российских сел не наблюдается, внимание уделяется в первую очередь городам. Между тем не стоит забывать, что благосостояние горожан «строится» руками сельских жителей и они достойны хороших условий жизни. Необходимо такое село, в котором бы хотелось жить. Это позволит решить и проблему возвращения молодежи из городов в деревни и села.
Во втором направлении уделялось внимание высокому уровню бедности, гигантскому разрыву между доходами бедных и богатых и т. п. Действительно, с началом рыночных реформ в России особую остроту приобрела проблема нарастания имущественного расслоения и расширения масштабов бедности: «разрыв в доходах 10% наиболее и наименее обеспеченных в 1990 г. составил 4−5 раз, в 1993—1994 гг. — 8−9 раз, в 1995 г. — 13−16 раз. Доходы более 1/3 населения РФ упали ниже прожиточного минимума» [4, с. 220]. В 1992 г. был зафиксирован максимальный показатель уровня бедности в 33,5% [1]. Значительные социальные расходы государства и рост денежных доходов населения в 2000-х гг. существенно изменили сложившуюся ситуацию. Уровень бедности в 2005 г. составлял уже 17,7%, в 2006 г. — 15,2%, в 2007 г. — 13,3%, в 2008 г. — 13,4%, в 2009 г. — 13,2% [1], в 2010 г. -12,6%, в 2011 г. — 12,8% [17]. Однако, несмотря на уверенное снижение доли бедных в общей численности российского населения, их количество все же очень существенно. Например, в 2008 г. 59% населения России характеризовались тремя параметрами уровня жизни: «ниже черты бедности», «на грани бедности» и в состоянии «малообеспеченности» [11, с. 141]. Исходя из этого неудивительно, что большинство россиян, выбирая группы населения между которыми сегодня существуют наиболее острые противоречия, на первое место ставит вариант «между богатыми и бедными» (госслужащие —
61,9%, население — 63,9%) [6]. Таким образом, проблема бедности и разрыва в доходах в постсоветский период приобрела особую остроту. Согласно исследованию под руководством М. Тарусина (2007 г.), бедность населения занимает 4 место (16%) в числе главных национальных угроз России [14, с. 200]. С целью снижения социальной напряженности нужны кардинальные меры для решения указанной проблемы, однако реализовать их в короткий срок, вероятно, не удастся. В данной связи государству, очевидно, необходимо, наряду с оказанием прямой финансовой помощи, создавать гражданам возможности для самостоятельного решения своих проблем.
Последнее восьмое место в рейтинге заняла позиция, согласно которой проблемными являются все области социальной сферы России.
Помимо перечисленного, также были названы следующие направления: демография, спорт, организация летнего отдыха, молодежная политика, отсутствие государственных целевых программ («Борьба с бедностью», «Поддержка жителей села», детских программ и др.), неисполнение законодательства, наркомания, преступность, увеличение числа лиц без определенного места жительства и нищих, рост социальной напряженности.
Итак, в числе наиболее проблемных направлений социальной сферы России на первом месте, согласно нашим данным, стоит социальная защита населения, а именно поддержка малообеспеченных категорий граждан. Действительно, указанная проблема является одной из самых актуальных для современного российского общества. Реформы 1990-х гг., нестабильность экономического развития, рост инфляции, финансовые кризисы — все эти испытания крайне негативно сказались на материальном положении граждан России, привели к обнищанию наиболее уязвимых социальных слоев, появлению маргинальных групп. Безусловно, социальная политика государства в течение последних лет подверглась коренному пересмотру, руководством России предприняты значительные меры по решению данной проблемы. Однако, к сожалению, приходится констатировать, что их пока недостаточно. Значит, необходимо определить возможные способы оказания помощи социально незащищенным группам населения. В данной связи в анкете предлагался вопрос: «Каким образом, по Вашему мнению, необходимо оказывать помощь людям, не сумевшим обеспечить себе достойной материальной жизни?». В сущности, это вопрос и о субъектах осуществления социальной помощи, т.к. он затрагивает пробле-
му социальной ответственности. По результатам анализа большинство голосов набрал вариант «помощь должна оказываться через государственную систему социальной защиты на адресной основе», его выбрали 34,4% политической элиты Бурятии, 40,2% - Саха (Якутии), 32,6% -Тывы. Отметим, что данный вариант лидировал фактически во всех видах республиканских элит, исключая исполнительную элиту Тывы, в равной степени разделившейся, помимо указанного вида помощи, между такими способами как «помощь должна оказываться через государственную систему социальной защиты на действующей основе» и «за счет повышения налогов на доходы наиболее состоятельных граждан». Данные варианты, заметим, также нашли поддержку у политических элит трех регионов, особенно идея повышения налогов для очень обеспеченных граждан. Несколько меньше набрали варианты «этим должны заниматься благотворительные организации» и «оказывать им поддержку в организации самопомощи». Фактически нет сторонников у суждения «сами обездоленные люди должны объединяться для самопомощи». Тем самым подавляющее большинство республиканских политических элит считает, что поддержку должно оказывать в первую очередь государство через систему социальной защиты, причем, желательно на адресной основе, чем на действующей. Выполнить данное обязательство поможет повышение налогов на доходы состоятельных граждан. Не исключается и помощь благотворительных организаций. И только затем, видимо в исключительных случаях, малообеспеченные люди должны оказывать себе самопомощь.
Таким образом, круг проблемных направлений социальной сферы очень обширен, что свидетельствует о том, что государство недостаточно эффективно справляется с решением насущных социальных проблем. Резонно предположить, что некоторые направления социальной сферы можно было бы передать частным организациям. В поиске подтверждения этого тезиса мы спросили у респондентов, кем должны обеспечиваться следующие блага: медицинское обслуживание, дошкольное воспитание детей, школьное и высшее образование, обеспечение жильем, пенсионное обеспечение? Анализ показал, что большинство из предложенных благ, по мнению республиканских политических элит всех видов, должны обеспечиваться только или по преимуществу государством. В их числе: дошкольное воспитание детей, школьное и высшее образование, пенсионное обеспечение и медицинское обслуживание (за исключением испол-
нительной элиты Тывы, поровну разделившейся между вариантами «только государством» и «наравне государством и частными организациями»). Что касается обеспечения жильем, то здесь нет единого мнения. Так, большинство политической элиты Бурятии — 42,2% поддержало варианты только или по преимуществу государством, а Саха (Якутии) и Тывы — ответ «наравне государством и частными организациями», соответственно 50,5% и 56,2%. Тем самым значительная часть политической элиты склоняется к мысли, что решение указанного вопроса возможно силами государственных и частных организаций на паритетной основе. Данную позицию поддержали исполнительные элиты Саха (Якутии) и Бурятии, а также все виды элит Тывы. Заметим, что высказывались и кардинальные суждения. Например, отдельные представители политической элиты Якутии придерживались мнения, что обеспечивать жильем граждане должны себя сами. Следует отметить, что и в отношении других благ около трети элит также выступали за их равное обеспечение государством и частными организациями. Допускается некоторое расширение частных начал в социальной сфере, которая традиционно считается прерогативой государства. Такого же мнения придерживаются и россияне. В 2011 г. в представлениях населения оптимальной для социальной сферы была модель, при которой определенный минимум всем обеспечивает государство, а большего каждый добивается сам [2, с. 19]. Мы склонны согласиться с мнениями политических элит и населения страны, что социальная сфера должна находиться в ведении государства (при возможном участии частных организаций), именно оно обязано оказывать социальную поддержку всем слоям населения.
В завершении тематического блока мы задали вопрос: «Что необходимо предпринять для развития социальной сферы?». Респонденты трех регионов единодушно поддержали вариант «обеспечить стабильность экономической ситуации в стране», что вполне понятно, т.к. благополучие социальной сферы, как, впрочем, и любой другой, зависит именно от состояния экономики, которое в России на данный момент пока не лучшее. Указанный вариант ответа выбрало большинство почти всех видов республиканских элит. Исключение составили лишь исполнительная элита Саха (Якутии), 29,1% которой остановились на суждении «совершенствовать государственную политику в данной области», и муниципальная элита Тывы, выбравшая вариант «контролировать реализацию государственных инициатив» — 30,4%. Муниципальной
элите Якутии также импонировало суждение «увеличить финансирование», показатель которого был на том же уровне, как и у самого популярного ответа «обеспечить стабильность экономической ситуации в стране» — по 31,5%. Менее всего выбирался вариант «обеспечить стабильность политической ситуации в стране». Фактически все предложенные в анкете варианты находят поддержку у республиканских элит. Безусловно, данный список не является исчерпывающим, на что указывают, например, дополнения в графе «другое». Так, представители политической элиты Якутии считают, что часть льгот нужно сделать адресными, желательно изменить систему медицинского страхования и др. Элита Тывы предлагает повысить эффективность работы учреждений социальной сферы и пр.
Таким образом, анализ анкетных данных показал, что состояние социальной сферы в России оставляет желать лучшего. Представители республиканских политических элит четко выделили круг наиболее проблемных направлений, которые требуют к себе пристального внимания. К сожалению, в него были включены фактически все базовые отрасли социальной политики, что свидетельствует о ее неэффективности и необходимости реализации более действенных мер. Надеемся, что объективная оценка на региональном уровне развития социальной сферы в России и определение слабых моментов в ней поможет политической элите страны найти оптимальные пути их устранения.
Литература
1. В плену у бедности каждый восьмой россиянин. -
[Электронный ресурс]. — иКЬ: http: //kprf. ru/rus_
80с/90 167. Йт1.
2. Горшков М. К. Россия: двадцать лет спустя (некоторые аспекты социологического анализа реформирования общества) // Власть. — 2011. — № 12. — С. 11−22.
3. Государственный доклад о положении детей в Российской Федерации 2010 год. — [Электронный ресурс]. -иКЬ: http: //www. minzdravsoc. rU/docs/mzsr/otchety/6.
4. Данилов А. Н. Переходное общество: проблемы системной трансформации. — Мн.: Харвест, 1998. — 432 с.
5. Жалсанова В. Г. Политическая элита Бурятии на современном этапе. — Улан-Удэ: Изд-во Бурят. науч. центра СО РАН, 2003. — 114 с.
6. Крыштановская О. В. Бюрократия и власть в новой России: позиции населения и оценки экспертов (аналитический доклад, подготовлен в сотрудничестве с Представительством фонда им. Фридриха Эберта в РФ). — [Электронный ресурс]. — иКЬ: http: //www. isras. ru.
7. Миронов С. Ситуация с материально-техническим обеспечением села «аховая». — [Электронный ресурс]. -иКЬ: http: //agroobzor. ru/artic1e/a-435. htm1.
8. Мониторинг об итогах социально-экономического
развития Российской Федерации в 2011 году. — [Электронный ресурс]. — иКЬ: http: //www. economy. gov. ru/
%р8/%гст/соппес1/есопоту1іЬ4/тег/ас1-т1у/8ес1іош/тасго/то
піїогі^Ліос20 120 20205.
9. Павроз А. В. Группы интересов и трансформация политического режима в России. — СПб.: Изд-во С. -Петерб. ун-та, 2008. — 360 с.
10. Пироговское движение — за «оздоровление» здравоохранения. — [Электронный ресурс]. — ЦРЬ: %гмгмг. уе11--media. ру/node/781.
11. Пыкина Т. А. Бедность как фактор и его влияние на социальную структуру современного российского общества // Вестник Бурят. гос. ун-та. Сер. Философия, социология, политология, культурология. — 2011. — № 14а. — С. 139 142
12. РФ заняла 127-ое место в мире по показателю здоровья населения. — [Электронный ресурс]. — ЦРЬ: Мір: //рііу-т1о. ги/7ііогоуе/г1−7апуа1а-127-ое-те81-о-у-тіге-ро-рока7а1е1уи^огоууа-па8е1епіуа/.
13. Состояние здравоохранения в России. — [Электронный ресурс]. — ЦРЬ: http: //www. kprf21. ru/inform/ana1itika.
14. Сумма идеологии: мировоззрение и идеология современной российской элиты / М. Тарусин и др. — М.: Наука, 2008. — 296 с.
15. Таблицы. Институт комплексных стратегических исследований. — [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. icss. ac. ru/macro/.
16. 2007−2011: увеличение финансирования и систем-
ный подход к развитию здравоохранения. — [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. minzdravsoc. ru/health/med-
service/204.
17. Уровень бедности в России. — [Электронный ресурс]. — URL: http: //proforexvideo. ru/uroven-bednosti-v-
rossii/.
18. Цифры, характеризующие российские проблемы образования. — [Электронный ресурс]. — URL: http: //www. treko. ru/show_article_1034.
Очирова Виктория Мункоевна, кандидат политических наук, докторант кафедры философии Бурятского государственного университета, г. Улан-Удэ, email: ochirova. v@yandex. ru.
Ochirova Victoria Munkoevna, candidate of political sciences, doctoral degree researcher, department of philosophy, Buryat State University, Ulan-Ude, e-mail: ochirova. v@yandex. ru.
УДК 32. 001:37. 017. 4
Б.Б. Гармаев
ПРИРОДА ПАТРИОТИЗМА И ФОРМЫ ЕГО ПРОЯВЛЕНИЯ
Рассматривается понятие и сущность патриотизма, определены основные формы патриотизма. Установлены факторы, повлиявшие на формирование сущности патриотизма на различных исторических этапах. Ключевые слова: патриотизм, патриот, патриотическое воспитание, государство, политика, общество.
B.B. Garmaev
THE NATURE OF PATRIOTISM AND FORMS OF ITS MANIFESTATION
In the article the concept and essence of patriotism is considered, the basic form of patriotism have been determined. The factors have been determined that influenced on formation of the essence ofpatriotism at different historical stages.
Key words: patriotism, patriot, patriotic education, state, politics, society.
Научное исследование сложных проблем, как правило, начинается с теоретического анализа используемых в работе понятий. Поэтому анализ проблем патриотического воспитания начали с уточнения его первоосновы — понятия «патриотизм», которое принадлежит к числу понятий, имеющих как теоретическое, так и практическое значение. Иными словами, данное понятие не относится к числу сугубо теоретических конструкций, ибо пронизывает обыденное сознание широких масс и становится регулятором их практических действий. Такого рода понятия нелегко определить, а без уяснения его сущности трудно установить не только существующие различия в их теоретическом толковании, но и смысл практических действий.
На протяжении истории развития человеческого общества понятие «патриотизм» исполь-
зовалось в самых разных ситуациях. Бытует мнение о том, что впервые понятия «патриот» и «патриотизм» появились в период Великой Французской революции 1789−1793 гг., когда «патриотами» называли себя борцы за народное дело, защитники республики в противовес «изменникам», «предателям родины» из лагеря монархистов. На наш взгляд, данная точка зрения при всей ее справедливости не соответствует истине. Ее правдивость заключается в том, что во времена Французской революции в понятия «патриот» и «патриотизм» начали вкладывать новое содержание и, соответственно, они получили очередное («второе») дыхание, отвечающее вызовам конкретно-исторической ситуации французского общества того времени.
По нашему мнению, данное понятие в рефлекторном виде возникло еще в условиях перво-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой