Динамика развития российско-иранского сотрудничества в области ядерной энергии: 1992—2006 годы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ
РОССИИСКО-ИРАНСКОГО
СОТРУДНИЧЕСТВА
В ОБЛАСТИ ЯДЕРНОИ ЭНЕРГИИ:
1992−2006 ГОДЫ
Нугзар ТЕР-ОГАНОВ
научный сотрудник Центра иранистики
Тель-Авивского университета
(Тель-Авив, Израиль)
Начало российско-иранского ядерного сотрудничества
После развала СССР эстафету сотрудничества с Ираном приняла Российская Федерация. С самого начала одним из основных векторов их взаимодействия стала ядерная сфера (наряду с военной). Так, 17 августа 1992 года было подписано двустороннее соглашение о сотрудничестве по мирному использованию атомной энергии, предусматривавшее установку в ИРИ двух энергоблоков ВВЭР-440. Вся подготовительная работа была завершена 8 января 1995 года, когда бывший в то время министром атомной энергии России Виктор Михайлов и глава Агентства по атомной энергии Ирана, вице-президент страны Реза Амроллахи подписали контракт на 800 млн долл., согласно которому РФ должна была за 4,5 года завершить строительство первого энергоблока АЭС на легкой воде в Бушере мощностью в 1 000 МВт1.
Что касается легитимности этого контракта и его соответствия международным правовым нормам, то, по мнению ведущих российских экспертов Владимира Орлова и Александра Винникова, он был составлен безукоризненно, без нарушений положений Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), о чем неоднократно заявлял В. Михайлов2. Кроме того, стороны подписали секретный протокол к контракту, предусматривавший дальнейшие переговоры Тегерана и Москвы о широкомасштабном сотрудничестве в ядерной сфере. В соответствии с одним из пунктов этого документа, Россия согласилась начать подготовку иранских специалистов в своих ядерных исследовательских центрах, а также помочь Тегерану в добыче урановой руды и в снабжении газовыми центрифугами, которые используют в производстве обогащенного урана. Для обслуживания Бушерской АЭС в будущем в российских вузах, а также в учебном центре Нововоронежской АЭС прошли подготовку несколько сот иранских ядерщиков. В январе 1995 года В. Михайлов подписал с ИРИ Протокол о намерениях, в котором выражалась готовность России начать переговоры относительно контракта на строительство завода для обогащения урана. При этом, как
1 Cm.: The Washington Post, 9 January 1995.
2 Cm.: Orlov V., Vinnikov A. The Great Guessing Game: Russia and the Iranian Nuclear Issue // The Washington Quarterly, Spring 2005. P. 51.
выяснилось позднее, российский министр не поставил в известность свое руководство3. Тем не менее наметилось полномасштабное ядерное сотрудничество, включая такую чувствительную его сферу, как обогащение урана, позволяющее развивать и ядерную военную программу.
Наряду с этим стороны решили вопрос о поставках российского ядерного топлива в Иран. Уже в августе 1995 года был подписан контракт (сроком на 10 лет), предусматривавший поставку ядерного топлива для Бушерской АЭС, производимого на Новосибирском заводе химических концентратов. Однако в контракте не обговаривалась дальнейшая судьба отработанного ядерного топлива, поскольку по российским законам запрещался его возврат на территорию страны4.
Американо-российское соглашение 1995 года, или Памятная записка по прекращению российско-иранского военно-технического сотрудничества
В 1992 году США приняли закон, направленный против государств, экспортирующих оружие в страны Ближнего Востока, прежде всего в Иран и Ирак. В частности, этот закон предусматривал введение санкций против государств, поставляющих оружие в эти страны5. В тогдашней администрации Белого дома растущую тревогу вызывал экспорт российского оружия в Иран. Можно предположить, что при полной децентрализации власти в РФ, когда отдельные предприятия военно-промышленного комплекса, в том числе ядерной сферы, налаживали прямые контакты с Ираном, часто в обход государственного контроля над экспортом, беспокойство США было небезосновательным. После подписания РФ и ИРИ контракта на строительство АЭС в Бушере американцы пришли к выводу, что необходимо искать пути ограничения сотрудничества между Москвой и Тегераном в военной и ядерной сферах.
Следует заметить, что уже с 1993 года США регулярно ставили перед РФ вопрос об «утечке» ее ракетных и ядерных технологий в Иран. По инициативе президентов Соединенных Штатов и России Билла Клинтона и Бориса Ельцина в апреле того же года была создана Российско-американская комиссия по экономическому и технологическому сотрудничеству (Комиссия «Гор — Черномырдин»). Она охватила также энергетику и конверсию оборонных предприятий6. Находясь под прессингом американцев, в сентябре 1994 года Б. Ельцин заверил Б. Клинтона, что Москва прекратит продажу оружия Ирану7. Однако через несколько месяцев, как уже было отмечено выше, подписали контракт на строительство Бушерской АЭС. Согласно добытой американскими разведслужбами копии конфиденциальных российско-иранских соглашений, этот контракт предусматри-
3 См.: Ibid. P. 52.
4 См.: Ibid. P. 55−56.
5 См.: Broder J. Despite Secret '95 Pact by Gore, Russian Arms Sales to Iran Go On // The New York Times,
13 October 2000.
6 См.: U.S. Department of State, 95/06/20 Fact Sheet: Gore-Chernomyrdin Commission, Bureau of Public Affairs (Internet online).
7 См.: Boese W. Congress Levies Accusations on Gore-Chernomyrdin Deal // Arms Control Today, November 2000 (Internet online).
вал и военную часть, о чем шла речь на встрече президентов США и России в мае 1995 года. Тогда Вашингтон потребовал от Москвы исключить из контракта этот пункт. Возникший казус вынудил Соединенные Штаты усомниться в прозрачности российско-иранских отношений. США все настойчивее стали добиваться от РФ, чтобы она отказалась от сотрудничества с ИРИ.
В апреле 1995 года, на пятой сессии упомянутой Комиссии «Гор — Черномырдин» они подписали секретное соглашение (Памятную записку), обязавшее Россию не заключать новых контрактов на поставку оружия в Иран после 1995 года8. Однако этот документ не предусматривал прекращения поставок оружия Ирану по ранее подписанным контрактам. Россия обязалась завершить выполнение всех контрактов на поставку своего оружия в ИРИ до 31 декабря 1999 года. Разглашение содержания этого секретного соглашения вызвало много пререканий в американском конгрессе, усмотревшем нарушение закона США 1992 года. По сообщению «Вашингтон таймс», Конгресс был разгневан тем, что в конце 1995 года Гор обещал Черномырдину не информировать Конгресс о деталях сотрудничества Москвы и Тегерана в ядерной сфере. В своем письме на имя Гора Черномырдин просил его не разглашать факт российско-иранского сотрудничества в этой сфере, которое, по его словам, сводилось к обучению персонала и поставкам ядерного топлива для реактора в Бушере, чтобы оно не стало достоянием «третьей стороны, включая конгресс США"9.
Строительство АЭС в Бушере
Как показали дальнейшие события, Россия не отказалась от выполнения ядерного контракта. Впрочем, находясь под американским «прессингом», она все же обещала США ограничить сотрудничество с Ираном строительством Бушерской АЭС и подготовкой для нее обслуживающего персонала.
К выполнению контракта по строительству Бушерской АЭС Москва приступила в январе 1996 года. Между тем стороны подписали соглашение о строительстве в Бушере еще двух энергоблоков, которое, однако, не было претворено в жизнь. Несмотря на данное Россией обещание ограничиться только строительством Бушерской АЭС10, США продолжали настаивать на полном прекращении строительства или хотя бы на его замедлении.
Визит в Россию иранского президента Мохаммада Хатами (12−15 марта 2001 г.) и подписание Договора об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества (наряду с другими документами) имели решающее значение для дальнейшего развития двусторонних связей. Среди вопросов, затронутых в ходе переговоров, речь шла о завершении строительства АЭС в Бушере, о проекте строительства Россией новой АЭС, а также о теплоэлектростанциях.
Американцы же продолжали высказывать свою озабоченность развитием ядерной программы ИРИ и расширением российско-иранского сотрудничества. Основной аргу-
8 См.: Boese W. Op. cit.
9 Gertz B. The Letter Shows Gore Made Deal // The Washington Times, 17 October 2000 (Internet online).
10 В апреле 1998 года Минатом России заявил о своей заинтересованности продать Ирану исследовательский реактор, способный обогащать уран до 20%. Однако тогда США помешали отправке реактора и лазерного оборудования (см.: Орлов В. А., Тимербаев P.M., Хлопков A.B. Проблемы ядерного нераспространения в российско-американских отношениях. М.: ПИР-Центр, 2001).
мент США против строительства Бушерской АЭС состоял в следующем: несмотря на то что АЭС не являлась военным объектом и не была связана непосредственно с производством ядерного оружия, она могла внести вклад в развитие ядерной инфраструктуры и экспериментальной базы, что косвенно способствовало бы продвижению Ирана к производству ядерного оружия11.
Опасность развития Тегераном ядерной военной программы заставила президента США Джорджа Буша во время его встречи с президентом Р Ф Владимиром Путиным, состоявшейся в конце мая 2002 года, настоятельно потребовать прекращения сотрудничества между российским Минатомом и иранским Агентством по атомной энергии. Тогда Бушерский проект стал предметом острой дискуссии. Несмотря на фактический отказ В. Путина от прекращения данного сотрудничества, видимо, все же под давлением американцев он уговорил ИРИ признать МАГАТЭ в качестве высшей инстанции, курирующей российско-иранский ядерный проект, чтобы гарантировать его прозрачность. Уже 27 мая президент Дж. Буш заявил, что В. Путин не возражает против контроля МАГАТЭ над Бушерским ядерным комплексом. Тогда же было установлено, что иранские ядерные объекты будут инспектировать 4−6 раз в год и каждая инспекция продлиться две недели12.
Давление США на Россию не помешало ее правительству в июле 2002 года утвердить план по заключению нового соглашения о торгово-экономическом, промышленном и научно-техническом сотрудничестве с Ираном- в частности, предусматривалось возможное участие РФ в строительстве еще двух 1 000-мегаваттных энергоблоков в Ахвазе, в связи с чем российские специалисты провели предварительные работы13.
Международные эксперты небезосновательно полагали, что российско-иранское сотрудничество в ядерной сфере достигло апогея именно в июле 2002 года14. Тогда официальные представители США заявили, что в принципе Вашингтон не будет публично возражать против строительства реактора, если Москва потребует от Тегерана возвращения отработанного урана. По их мнению, таким образом можно было бы избежать риска нарушения Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)15. Между тем во второй половине 2002 года начались инспекции ядерных объектов Ирана со стороны МАГАТЭ.
Интенсивные исследования в ядерной сфере позволили тогдашнему вице-президенту и главе Агентства по атомной энергии Ирана Голамрезе Агазаде заявить, что «успехи, достигнутые в добыче урановой руды, ее помоле и переработке, позволят ИРИ задействовать полный топливный цикл в будущем, избегая тем самым посторонней помощи». Вместе с тем нежелание Тегерана допустить МАГАТЭ для внезапных инспекций его ядерных объектов стало поводом для увеличения опасений США относительно возможности полного контроля России над иранской ядерной программой, а также над процессом потребления и расхода ядерного топлива16. Тем временем Иран стал развивать параллельную программу, которая предусматривала использование собственных источников топлива17.
11 Cm.: Bahgat G. Nuclear Proliferation: The Islamic Republic of Iran // Iranian Studies, September 2006, Vol. 39, No. 3. P. 310.
12 Cm.: Gulf States Newsletter, 12 June 2002, Vol. 26, No. 688. P. 4.
13 Cm.: Gulf States Newsletter, 7 August 2002, Vol. 26, No. 692. P. 3.
14 Cm.: Gulf States Newsletter, 31 October 2003, Vol. 27, No. 721. P. 7.
15 Cm.: Kerr P. Iran, Russia Reach Nuclear Agreement // Arms Control Today, April 2005, Vol. 35, No. 3.
P. 36.
16 Cm.: Gulf States Newsletter, 7 March 2003, Vol. 27, No. 705. P. 6.
17 Cm.: Gulf States Newsletter. 18 April 2003, Vol. 27, No. 708. P. 8.
В середине августа 2002 года организация «Моджахедин-е Халк» опубликовала информацию-разоблачение о том, что в Иране, в городе Натанз, идет строительство завода для производства центрифуг18. Всем стало ясно, что Иран стремится решить задачу обогащения урана без посторонней помощи19. Следует подчеркнуть, что скрытые от постороннего взгляда, даже от российского партнера, усилия ИРИ по созданию производства для обогащения урана в Натанзе еще больше обострили внимание мировой общественности к иранской ядерной программе.
Вопрос о поставках российского ядерного топлива в Иран
Вопрос о ядерном топливе стал одним из центральных не только для иранской ядерной программы, но и для российско-иранского ядерного сотрудничества. Находясь под американским давлением, Россия была вынуждена ужесточить свои требования по условиям поставки ядерного топлива в Иран. В середине августа 2003 года, накануне визита помощника госсекретаря США Джона Болтона в Москву, тогдашний глава российского правительства Михаил Касьянов утвердил текст дополнения к российско-иранскому соглашению по Бушерской АЭС, согласно которому обе стороны должны были подписать протокол о возврате в Россию отработанного на АЭС ядерного топлива. Подписание протокола ожидалось после заседания МАГАТЭ (в сентябре). Таким образом, Россия была вынуждена сделать шаг для демонстрации прозрачности работ на Бушерской АЭС. Как полагали тогда в Минатоме Р Ф, для отправки ядерного топлива уже не существовало преград. Хотя следует напомнить, что по первоначальному графику предусматривалась отправка ядерного топлива еще в марте 2002 года20. Запуск же АЭС, согласно контракту, намечался на конец 2003-го — начало 2004 года21, однако Россия не уложилась в эти сроки.
Между тем обещание РФ о поставке ядерного топлива в Иран вызвало большую обеспокоенность в США. Однако, согласно сообщению журнала «Галф стейтс ньюс-леттер», в конце мая 2003 года Москва известила Тегеран, что она не пошлет топливо в Иран, если он не даст согласие на полную инспекцию своих ядерных объектов со стороны МАГАТЭ. Тогда журнал пришел к выводу, что сильный дипломатический нажим на Иран возможен лишь посредством давления на Москву22. Российские эксперты Владимир Орлов и Александр Винников справедливо полагают, что обнаружение секретных ядерных объектов в Иране в определенной степени повлекло за собой некоторое изменение позиции России относительно иранской ядерной программы. Именно этим, по их мнению, можно объяснить то, что в 2002—2003 годах Москва приняла решение не наращивать темпы строительства Бушерской АЭС, ссылаясь на технические причины23.
18 См.: Orlov V., Vinnikov A. Op. cit. P. 54.
19 См.: Gulf States Newsletter, 18 April 2003, Vol. 27, No. 708. P. 7−8.
20 См.: Дубнов А. Последняя уступка Вашингтону. Москва не откажется от сотрудничества с Тегераном // Время новостей, 27 августа 2003, № 158 (Интернет-онлайн).
21 См.: Gulf States Newsletter, 19 March 2001, Vol. 25, No. 657. P. 3.
22 См.: Gulf States Newsletter, 30 May 2003, Vol. 27, No. 711. P. 9.
23 См.: Orlov V., Vinnikov A. Op. cit. P. 55.
Вступление в игру Евросоюза и Тегеранское соглашение 21 октября 2003 года
Весь предыдущий период ирано-американского противостояния по ядерному вопросу Европа как бы оставалась в стороне. Более того, в 2002 году Европейский союз начал переговоры с Ираном о новом торговом соглашении, что для Тегерана имело чрезвычайное значение. Ведь к тому времени ЕС был самым крупным торговым партнером ИРИ — их ежегодный торговый оборот составлял 13 млрд евро. Доля Евросоюза во внешнеторговом балансе Ирана приближалась к 30%24.
Восстановление дипломатических связей с ведущими европейскими странами в период президентства Мохаммада Хатами, а также их огромная доля во внешнеторговом балансе Ирана, то есть его большая экономическая зависимость от Европы, позволили европейской тройке (Великобритания, Франция, Германия), выступающей от имени ЕС, вплотную заняться иранской ядерной программой. Но это случилось лишь после того, как Европа убедилась в наличии у Ирана незаявленных ядерных объектов. Вслед за публикацией доклада МАГАТЭ (6 июня 2003 г.) Европейский союз сделал заявление, что отныне его торговые отношения с Ираном будут зависеть как от степени сотрудничества этой страны с МАГАТЭ, так и от соблюдения Дополнительного протокола25. Документ о внешней политике и безопасности, принятый Советом Европы в июне 2003 года, отразил беспокойство европейского сообщества, вызванное угрозой распространения оружия массового уничтожения, которую СЕ назвал самой серьезной угрозой миру и стабильности во всем мире26.
Следует отметить, что усиление международного давления стало приносить плоды. Так, 21 октября 2003 года в Тегеране было подписано соглашение между упомянутой выше евротройкой и Тегераном, касающееся соответствия иранской ядерной деятельности требованиям МАГАТЭ. По справедливой оценке журнала «Мидл ист ри-порт», подписание Тегеранского соглашения было большой победой европейской дипломатии27. Согласно этому документу все вопросы относительно ядерной деятельности Ирана должны были решаться исключительно МАГАТЭ. А через два месяца, 18 декабря, в штаб-квартире МАГАТЭ в Вене Иран подписал Дополнительный протокол к ДНЯО, что давало возможность проводить внезапные инспекции его ядерных объектов28. Напомним, что этот протокол предоставляет МАГАТЭ повышенные полномочия для выявления секретных ядерных программ, ранее не заявленных Агентству.
Однако, как полагали на Западе, даже это подписание не было достаточным аргументом для предотвращения развития иранской ядерной военной программы29. Вместе
24 Cm.: Smeland S. Countering Iranian Nukes: A European Strategy // The Nonproliferation Review, Spring 2004, Vol. 11, No. 1. P. 50.
25 Cm.: Ibidem.
26 Cm.: Ibid. P. 41.
27 Cm.: Dealing with Iran’s Nuclear Program // Middle East Report, 27 October 2003, № 18 (Internet online).
28 Cm.: Esfandiari G. Iran. Tehran Signs Protocol to Non-Proliferation Treaty // Radio Free Europe, 18 December 2003.
29 Cm.: Smeland S. Op. cit. P. 52.
с тем накопившиеся факты об утаивании Тегераном информации о своих ядерных объектах усиливали недоверие к нему30. По мнению экспертов, упомянутый документ предоставил Ирану возможность развивать другие направления ядерной программы, не затрагивая при этом такие вопросы, как упразднение ядерного объекта в Натанзе и уничтожение центрифуг для обогащения урана. Тем не менее можно сказать, что процесс обогащения урана все же, хотя и временно, был заморожен. В России посчитали разумным не посылать ядерное топливо в Иран до прояснения ситуации на дипломатическом уровне31.
Реформирование Минатома и продолжение российско-иранского сотрудничества в ядерной сфере
Между тем в РФ произошло значительное политическое событие — в марте 2004 года В. Путина повторно избрали на президентский пост, что в числе прочего существенно сказалось на деятельности Министерства по атомной энергии, курировавшего российско-иранские контакты в ядерной сфере. По указанию В. Путина, который поставил перед собой цель реформировать государственные структуры, количество министерств резко сократилось (с 30 до 17), что коснулась и когда-то всесильного Министерства по атомной энергии. Принимая во внимание его чрезмерную автономию и практическую неподконтрольность, президент страны понизил его статус и подчинил Министерству промышленности и энергетики, переименовав в Федеральное агентство по атомной энергии. Что касается военно-ядерной деятельности, то она была передана в Министерство обороны32.
С другой стороны, росло давление Запада на иранскую ядерную программу. Чтобы выйти из создавшегося тупика и обрести международное доверие, в мае 2004 года Иран предложил тройке ЕС план, согласно которому к процессу обогащения урана могла подключится и Европа (путем создания ирано-российско-европейского консор-
циума)33.
На состоявшихся в Москве (вторая декада мая) переговорах главы Федерального агентства по атомной энергии России А. Румянцева и представителей компании «Атом-экспорт» с руководителем иранской делегации Сабури — заместителем главы Агентства по атомной энергии Ирана была отмечена необходимость завершить строительство первого энергоблока и заключить контракт на поставки ядерного топлива в Иран (наряду с вопросом о возвращении ядерных отходов в Россию)34.
По свидетельству информационного источника ИРИ, Конгресс США тогда категорически потребовал от РФ прекратить сотрудничество с Ираном по ядерной программе, а также отказаться от отправки туда ядерного топлива35. На этом фоне для прояснения
30 Dealing with Iran’s Nuclear Program.
31 Ibid. P. 7.
32 Cm.: Kohlmeier G. Putin Downsizes Russian Nuclear Agency // Arms Control Today, April 2004, Vol. 34, No. 3. P. 32.
33 Cm.: Kayhan, 12 May 2004 (Ha nepc. a3.).
34 Cm.: Kayhan, 13 May 2004.
35 Cm.: Kayhan, 15 May 2004.
ситуации вокруг ядерной программы 16 мая в Москву вылетел министр иностранных дел Ирана.
Участились встречи представителей руководства двух стран. Наряду с этим, согласно газете «Кейхан», в РФ появились нереальные прогнозы относительно сроков завершения строительно-наладочных работ на Бушерской АЭС. Так, в ходе визита в Тегеран (начало июля 2004 г.) Секретарь Совета Безопасности Российской Федерации Игорь Иванов заявил, что строительные работы на АЭС завершатся до конца 2005 года, а ее пуск в эксплуатацию состоится в 2006 году36. Тем не менее в заявлениях министра иностранных дел ИРИ Кемаля Харрази (после его встречи с Сергеем Лавровым, состоявшейся в середине октября 2004 г.) не было такой уверенности. «Я не могу указать, — заявил он, — точную дату запуска в эксплуатацию Бушерской АЭС, однако ясно, что Россия уже должна была передать ее Ирану». Примечательно, что сложившуюся ситуацию Кемаль Харрази оправдывал тем, что вопрос об эксплуатации АЭС якобы носил сугубо технический характер. На пресс-конференции, состоявшейся по завершении переговоров, Сергей Лавров повторил утверждения Игоря Иванова о сроках окончания строительства и пуска в эксплуатацию Бушерской АЭС. При этом он дипломатично отрицал давление США на Россию, несмотря на неоднократные утверждения прессы ИРИ, что основным фактором нарушения сроков пуска в эксплуатацию Бушерской АЭС являются Соединенные Штаты. Вопрос о задержке поставок ядерного топлива в Иран С. Лавров увязал с тем, что Ирану необходимо подписать упомянутое соглашение37.
Срыв срока сдачи в эксплуатацию Бушерской АЭС стал вызывать открытое раздражение официальной прессы ИРИ. Например, по мнению влиятельной газеты «Кейхан», которая ссылалась на российский источник, несмотря на завершение работ на АЭС, русские стали тянуть с передачей ядерного топлива38. Между прочим, задержка с отправкой ядерного топлива на Бушерскую АЭС, как и нарушение сроков ее строительства, наводили на мысль о возможной российско-американской негласной договоренности относительно затягивания сдачи ядерного объекта в эксплуатацию. Тем более что эту мысль о мерах по сдерживанию развития иранской ядерной программы неоднократно озвучивали отдельные эксперты США- в частности, Шон Смиланд писал: «Любые меры, замедляющие иранскую ядерную программу, будут полезны, поскольку это дает заинтересованным сторонам возможность выиграть время для сбора разведданных и изыскания разных политических опций"39.
Парижское соглашение и объявление моратория на обогащение урана в Иране
Под международным давлением Иран был вынужден объявить (4 ноября 2004 г., Париж) о шестимесячном моратории на обогащение урана — в период переговоров с Францией, Германией и Великобританией40. Согласно мораторию в указанный срок Те-
36 См.: Kayhan, 6 July 2004.
37 Kayhan, 11 October 2004.
38 См.: Kayhan, 16 October 2004.
39 Smeland S. Op. cit. P. 52.
40 См.: Kayhan, 4 November 2004.
геран должен был прекратить в ядерной сфере все работы, связанные с производством и импортом газовых центрифуг, запасных частей к ним, сборкой, монтажом и испытанием этих центрифуг41, то есть любую деятельность, направленную на отделение плутония, а также процесс производства и конверсию урана42.
В ходе переговоров с тройкой ЕС 15 ноября в Париже было достигнуто соглашение, согласно которому Иран отказывался от ядерной деятельности, а евротройка подтверждала мирный характер ядерной программы ИРИ. Согласно тексту соглашения, стороны подтвердили свою приверженность ДНЯО. Кроме того, Иран подтвердил, что не намерен обладать ядерным оружием, однако при этом оговорил, что прекращение будет в силе на период переговоров. Стороны пришли к решению прекратить работы по обогащению урана еще до заседания Совета управляющих МАГАТЭ, а также отметили, что цель переговоров — выработка взаимоприемлемого долгосрочного соглашения43. Оно должно предусматривать отдельные договоренности, касающиеся ядерных материалов, технологий, экономического сотрудничества и вопросов безопасности, а в целом гарантировать мирный характер иранской ядерной программы44. Этот шаг был предпринят для предотвращения передачи евротройкой иранского досье на рассмотрение Совета Безопасности ООН за день до заседания тройки ЕС в Париже. Однако уже тогда некоторые эксперты, учитывая опыт прекращения работ по обогащению урана, а также неуемное стремление Ирана развивать ядерную программу, справедливо полагали, что прекращение наверняка будет временным и что Иран возобновит свою ядерную деятельность45.
Позиция России по иранскому ядерному вопросу после подписания Парижского соглашения
По утверждению российских экспертов, после заключения Парижского соглашения Москва стала поддерживать интернационализацию ядерной программы Тегерана46. Некоторое изменение позиции РФ по этому вопросу подметила, в частности, израильская журналистка Бренда Шаффер, которая писала: «За последние полтора года (имеются в виду 2003−2004 гг. — Н. Тер-Оганов) действия Москвы в отношении иранской ядерной программы были ответственными и конструктивными"47.
В связи с этим следует отметить, что в 2004 году уже готовое для отправки в Иран российское ядерное топливо в очередной раз было задержано по настоянию США. Отдельные эксперты полагали, что сроки отправки ядерного топлива лишь несколько отложили48.
41 Cm.: Kerr P. IAEA Reports Iran to UN Security Council // Arms Control Today, March 2006, Vol. 36, No. 2. P. 28.
42 Cm.: Kayhan, 16 November 2004.
43 Cm.: Agreement (Paris — 15th November 2004). Information Circular/637. Date: 26 November 2004. P. 3.
44 Cm.: Kam E. Curbing the Iranian Nuclear Threat: The Military Option // Strategic Assessment, December 2004, Vol. 7, No. 3. P. 1, 3.
45 Cm.: Ibid. P. 3.
46 Cm.: Orlov V., Vinnikov A. Op. cit. P. 63.
47 Shaffer B. Will Iran Dupe the World Again? // The Jerusalem Post, 22 November 2004.
48 Cm.: Kerr P. Iran, Russia Reach Nuclear Agreement. P. 35.
Таким образом, заблокировали возможность не только конверсии урана и его обогащения, но и получение ядерного топлива из России. Нет оснований сомневаться, что цель Ирана относительно создания собственного производственного цикла — ослабление зависимости от российского топлива, а по большому счету — полная энергетическая независимость ИРИ.
К декабрю 2004 года стороны подготовили соглашение о новом графике комплектации или модернизации Бушерской АЭС, согласно которому работы на АЭС планировали завершить в 2006 году49.
Постоянный срыв сроков пуска АЭС вынудило главу Агентства по атомной энергии Ирана заявить (в конце декабря 2004 г.), что для завершения работ на АЭС Агентство в январе 2005 года подпишет протокол договора о возврате ядерных отходов. Дело в том, что в 2005-м истекал срок подписанного в 1995 году контракта о поставке в Иран ядерного топлива. Тогда же, по заявлению академика А. Румянцева — главы Федерального агентства РФ по атомной энергии, российская компания «ТВЭЛ» пришла к соглашению с ИРИ относительно обеспечения ядерным топливом Бушерской АЭС и о возврате ядерных отходов в Россию. Это соглашение, как отметил А. Румянцев, по всей вероятности, планировали подписать в январе 2005 года50. По заявлению газеты «Кейхан», подписание соглашения несколько раз откладывали под давлением США. Как полагала газета, визит А. Румянцева в Иран, который намечался на декабрь для подписания данного соглашения, не состоялся также из-за давления США. Газета полагала, что по причине американского прессинга и в связи с ожиданием результатов заседаний МАГАТЭ Россия часто прибегала к разным отговоркам51. Тем не менее 27 февраля, согласно заявлению А. Румянцева, Тегеран и Москва подписали контракт о поставках ядерного топлива для Бушерской АЭС (срок действия — 10 лет). Следует отметить, что, несмотря на противодействие США, выступающих против реализации этого проекта, на сей раз администрация Белого дома не осудила заключение контракта. Было решено отправить первую партию топлива за шесть месяцев до пуска в эксплуатацию Бушерской АЭС (в конце 2006 г.)52.
Приход к власти в Иране ультраконсервативного правительства Махмуда Ахмадинежада и российско-иранское ядерное сотрудничество
Приход к власти в Иране ультраконсерватора Махмуда Ахмадинежада (в конце июля 2005 г.) не изменил позицию РФ по ядерной программе ИРИ, даже несмотря на провозглашенное Тегераном намерение возобновить в начале 2006 года работы по обогащению урана. Основным доводом в пользу поддержки Россией ядерной программы ИРИ, как и прежде, было членство Ирана в Договоре о нераспространении ядерного оружия.
49 Cm.: Kayhan, 12 December 2004. P. 1−2.
50 Cm.: Kayhan, 26 December 2004. P. 3.
51 Cm.: Ibidem.
52 Cm.: Kerr P. Iran, Russia Reach Nuclear Agreement. P. 35.
На всем протяжении иранского ядерного кризиса Москва выступала против передачи «иранского досье» в Совет Безопасности ООН, мотивируя это тем, что общий контроль над ядерными программами должно осуществлять МАГАТЭ. Следовательно, по мнению РФ, вопрос состоял в установлении технического контроля, а поскольку контроль над ядерной программой — вопрос технический, его и следовало решать в стенах данной организации. Исходя из этого, передача вопроса об иранской ядерной программе на обсуждение Совета Безопасности была не конструктивным решением, а сугубо политическим. Взгляды Москвы и Тегерана на этот вопрос полностью совпадали53, благодаря чему уже тогда правительство Махмуда Ахмадинежада заняло жесткую позицию в переговорном процессе с Западом.
В результате ужесточения внешнеполитической линии Тегерана в августе 2005 года, несмотря на обещаемые Евросоюзом стимулы, в том числе экономические, в ответ на прекращение Ираном программы обогащения урана, ИРИ возобновила ее54. Точнее, 8 августа возобновил работу Исфаганский конверсионный завод, являющийся одним из важнейших звеньев в исследованиях по обогащению урана. Тогда специалисты полагали, что у Ирана, лишенного в то время промышленных возможностей обогащать уран, не было неотложной нужды в продукте его конверсии — гексафлоридном газе. Таким образом, возобновив работу конверсионного завода, Тегеран фактически нарушил подписанное им Парижское соглашение 2004 года. Последовала негативная реакция Совета управляющих МАГАТЭ, который 11 августа 2005 года принял резолюцию, призывающую Иран «установить полное прекращение всей деятельности, связанной с обогащением урана, включая опыты и производство на конверсионном заводе"55. Однако, убедившись, что Иран не намерен сворачивать свою ядерную деятельность, Совет управляющих принял (25 сентября 2005 г.) очередную резолюцию, в которой уже была подготовлена почва для передачи Доклада о несоблюдении Ираном положений ДНЯО, что означало ввод в действие статьи XII статуса МАГАТЭ. Согласно этой статье, в случае нарушения положений ДНЯО предусматривалось передать соответствующий доклад Совету Безопасности и Генеральной Ассамблее ООН для дальнейшего решения вопроса. Несмотря на важность данной резолюции, она оставила открытым вопрос о времени передачи доклада в Совбез56.
Чтобы «не подставлять» себя международной критике, Россия постоянно призывала Иран сотрудничать с МАГАТЭ. По сообщению информационного агентства «ИРНА», в телефонном разговоре М. Ахмадинежада и В. Путина, состоявшемся в конце октября 2005 года, президент РФ обратил внимание своего собеседника на необходимость расширить сотрудничество с МАГАТЭ57. Участились визиты руководителей совбезов обеих стран, курировавших российско-иранские (иранско-российские) ядерные отношения- в частности 11 ноября в Тегеран с трехдневным официальным визитом прибыл секретарь Совета Безопасности Р Ф Игорь Иванов, который целью своего визита назвал желание России содействовать конструктивным переговорам между Ираном и Евросоюзом. Следует отметить, что срыв графика завершения строительства АЭС российская сторона в очередной раз объяснила недоработкой технических вопросов58.
53 Cm.: Kayhan, 16 October 2005.
54 Cm.: Kimball D.G. Solving the Iranian Nuclear Puzzle // Arms Control Today, March 2006, Vol. 36, No. 2.
P. 3.
55 Cm.: Welsh S.C. IAEA on Iran: Recent and Pending Action and Legal Parameters. Center for Defense Information, 2 February 2006. P. 4 (Internet online).
56 Cm.: Ibid. P. 1−3.
57 Cm.: Ettelaat, 27 October 2005 (Ha nepc. S3.).
58 Cm.: Ettelaat, 13 November 2005.
В начале декабря 2005 года Иран выразил готовность возобновить переговоры с Евросоюзом о своей ядерной программе, прерванные ИРИ в августе того же года. Тогда Россия взяла на себя ответственность за налаживание контактов между Ираном и Евросоюзом. Благодаря ее усилиям вопрос об иранской ядерной программе остался в рамках МАГАТЭ.
В конце года все интенсивнее стали обсуждать вопрос об обогащении урана на территории России, инициированный, по утверждению иранской прессы, США и Евросоюзом. Высказывалось предположение, что, если Иран откажется принять это предложение до заседания Совета управляющих МАГАТЭ (24 ноября того же года), США и Евросоюз передадут на рассмотрение Совета Безопасности ООН вопрос о введении экономических санкций против ИРИ59. В конце декабря был подтвержден факт передачи Россией предложения об обогащении урана на ее территории60.
Предложение Р Ф об обогащении урана и создании совместного производства на ее территории
Отказ Тегерана прекратить работы по обогащению урана завели переговоры с Западом в тупик. Тогда для выхода из сложившегося положения РФ предложила создать на своей территории совместное (российско-иранское) производство по обогащению урана, на что последовал категорический отказ официального Тегерана61. И 10 января 2006 года Иран снял пломбы с оборудования, установленного на производстве по обогащению урана в Натанзе.
Как и следовало ожидать, состоявшиеся буквально через несколько дней в Тегеране российско-иранские переговоры по обогащению урана на территории России не принесли желаемого результата62. Примечательно, что через две недели представитель Верховного Совета по национальной безопасности Ирана заявил: «Тегеран не против российского плана, однако он не откажется от обогащения урана».
Между тем официальные представители ИРИ стали предупреждать мировое сообщество, что в случае передачи «иранского досье» на обсуждение Совета Безопасности ООН, Тегеран возобновит работы по обогащению урана. Вместе с тем, обыгрывая предложение РФ, Иран заявлял, что оно нуждается «в доработке и в исправлении имеющихся огрехов», то есть он, с одной стороны, не отвергал российский план, с другой — пытался затянуть решение вопроса.
23 января 2006 года министр иностранных дел Р Ф Сергей Лавров встретился с прибывшим в Москву заместителем министра иностранных дел Ирана Мехди Сафари, видимо, для обсуждения российского предложения63. А уже на следующий день, после завершения в Москве переговоров с участием секретарей Советов по национальной безопасности России и Ирана Игорем Ивановым и Али Лариджани, стороны пришли к выводу, что
59 См.: Ibidem.
60 См.: Ettelaat, 25 December 2005.
61 См.: Ettelaat, 4 January 2006.
62 См.: Ettelaat, 10 January 2006. P. 16.
63 См.: Ettelaat, 25 January 2006.
вполне возможно политическое и дипломатическое решение иранской ядерной программы в рамках МАГАТЭ. Было намечено продолжить обмен мнениями между двумя стра-
нами64.
Совет управляющих МАГАТЭ 4 февраля принял по ядерной программе ИРИ очередную резолюцию, в которой потребовал полного прекращения работ по обогащению и конверсии, включая исследования и развитие инфраструктуры, отказа от строительства реактора на тяжелой воде, срочной ратификации и выполнения Дополнительного протокола и т. д. 65 Тем не менее министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки в конце февраля заявил в Брюсселе, что его страна продолжит ядерные исследования. Как видно из его высказываний, Тегеран хотел сохранить за собой два важнейших компонента своей ядерной программы: ядерные исследования и обогащение урана в любом масштабе. Таким образом, несмотря на подписание Ираном Дополнительного протокола, в феврале 2006 года он фактически нарушил его, в результате чего уменьшил доступ Агентства к своим ядерным объектам.
В ходе состоявшихся 20−21 февраля российско-иранских переговоров стороны договорились продолжать консультации о российском предложении. После окончания этих переговоров (они проходили в Кремле при закрытых дверях) канцелярия Игоря Иванова заявила, что принято решение продолжить переговоры66. Однако, по заявлению одного информированного источника, Иран не собирался возвращаться к мораторию по обогащению урана67.
Как и планировалось, 24 февраля в Тегеран для обсуждения экономических сторон двустороннего сотрудничества в ядерной сфере и вопросов, связанных с завершением строительства Бушерской АЭС, прибыл глава Росатома Сергей Кириенко. По сообщению Интерфакса, со ссылкой на российский источник, в ходе переговоров стороны даже не затронули предложения РФ по обогащению урана. По сообщению того же источника, во время поездки С. Кириенко в Бушер предстояло обсудить вопрос о начале поставок российского ядерного топлива в Иран.
Согласно заявлению Али Лариджани, основной вопрос этих переговоров — состояние Бушерской АЭС. А уже 26 февраля, вслед за завершением переговоров, в Иране объявили, что через несколько дней в Москве возобновятся переговоры по обсуждению предложения РФ. На пресс-конференции в Бушере Агазаде заявил, что стороны довольны результатами переговоров и что они обсудили российский план68, а Сергей Кириенко добавил, что в отношении совместного предприятия нет проблем организационного, технического или финансового характера69. Было достигнуто соглашение о поставках ядерного топлива. Чтобы снять опасения Запада, вызванные намерениями Ирана по обогащению урана на своей территории, а также найти выход из сложной ситуации, Россия намеревалась передать Ирану в частное владение свой завод по производству газовых центрифуг, на котором можно обогащать производимый в Иране гексафлорид урана70.
После публикации доклада главы МАГАТЭ Эль-Барадея об иранской ядерной программе, в котором автор не смог подтвердить ее мирный характер, В. Путин заявил, что Россия ждет от Ирана ответ на ее предложение по обогащению урана на территории
64 Cm.: Ettellat, 24 January 2006.
65 Cm.: Asculai E. After the IAEA Resolution: Iran’s Road to Nuclear Weapons Remains Open // Tel-Aviv Notes, Jaffee Center for Strategic Studies, 8 February 2006, No. 160. P. 1.
66 Cm.: Ettelaat, 22 February 2006.
67 Cm.: Ibidem.
68 Cm.: Ibidem.
69 Cm.: Kerr P. IAEA Reports Iran to UN Security Council. P. 26−27.
70 Cm.: Ibid. P. 27.
РФ. По мнению президента, этот шаг мог бы устранить имеющиеся опасения о возможности использования Ираном ядерного топлива для своей военной программы71. Тем не менее 1 марта представитель Высшего национального совета по безопасности Ирана Хосейн Энтезами признал российский план положительным при условии сохранения права ИРИ на продолжение ядерных исследований72.
Очередные переговоры Али Лариджани с Игорем Ивановым, состоявшиеся 1−2 марта в Москве, также не принесли ожидаемых результатов. Хотя А. Лариджани и назвал их итоги позитивными, однако, как видно из его интервью информационному агентству «ИРНА», ИРИ так и не дала своего согласия на обогащение урана в России73. Между тем Москва предложила Тегерану стать совладельцем расположенного в России предприятия по обогащению урана, чтобы на месте обогащать уран, прошедший конвертацию в Ира-не74. Следовательно, Россия не была против конверсии урана в самом Иране, что (наряду с признанием его права на ограниченный объем ядерных исследований) могло внести разлад в выработку общей позиции мирового сообщества относительно ядерной программы ИРИ.
По сообщениям иранской прессы, США поддержали план РФ. Однако представитель Ирана в МАГАТЭ Али Асгар Солтание заявил, что этот план приемлем лишь в том случае, если будет обеспечена независимость ИРИ в производстве и использовании ядерных технологий75. Следует отметить, что с самого начала Иран боролся за признание его права на конверсию и обогащение урана. В этой связи на Западе высказывали определенную озабоченность возможностью вовлечь Россию в процесс конверсии и обогащения урана76.
Что же касается самого предложения Москвы, то, по заявлению главы Комиссии по международным вопросам Государственной Думы Р Ф Константина Косачева, оно с самого начала не пришлось по вкусу Тегерану и было использовано иранской стороной в целях отсрочки77.
9 марта МАГАТЭ сообщило Совету Безопасности ООН, что оно не уверено в мирном характере иранской ядерной деятельности.
В середине апреля в Москве состоялись переговоры с участием заместителя министра иностранных дел ИРИ и заместителя секретаря Высшего национального совета по безопасности Ирана, с одной стороны, и заместителей министров иностранных дел пяти постоянных членов СБ ООН, а также Германии — с другой. Подробно обсуждался вопрос об иранской ядерной программе. Шесть стран выразили свое недовольство отказом Ирана (вопреки требованиям Совета управляющих МАГАТЭ и резолюции Совета Безопасности ООН) прекратить работы по обогащению урана78.
Тогда США в очередной раз призвали Россию прекратить сотрудничество с Ираном в ядерной сфере. В ответ на это 21 апреля директор Департамента информации и печати МИД России Михаил Камынин заявил, что бойкот Ирана возможен только в случае наличия у него военной ядерной программы. Тем не менее он потребовал от Тегерана, учитывая требования МАГАТЭ, а также с целью создания климата доверия, временно прекратить работы по обогащению урана79. Согласно же заявлению заместителя министра
71 См. Ettelaat, 1 March 2006.
72 См. Ibidem.
73 См. Ettelaat, 2 March 2006.
74 См. Kerr P. IAEA Reports Iran to UN Security Council. P. 27
75 См. Ettelaat, 2 March 2006.
76 См. Kimball D.G. Solving the Iranian Nuclear Puzzle. P. 3.
77 См. Ettelaat, 10 March 2006.
78 См. Ettelaat, 20 April 2006. P. 16.
79 См. Ettelaat, 22 April 2006. P. 1.
иностранных дел России Сергея Кисляка в ходе его выступления 21 апреля на конференции по международной безопасности, проходившей в Москве, в случае соблюдения Ираном моратория, эта страна, как и любой другой член ДНЯО, может продолжать ядерные исследования для законного развития технологий. По его мнению, иранский вопрос окончательно должен решиться на заседании «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. Днем раньше Сергей Кириенко заявил, что Бушерская АЭС не создает никакой угрозы для ДНЯО, а также категорически отклонил требование США отказаться от Бушерского проекта80.
Следует отметить, что за весь рассматриваемый период Россия постоянно возражала против введения международных санкций относительно Ирана и продолжала сотрудничать с ним как в ядерной сфере, так и в экспорте оружия81.
По мнению некоторых зарубежных экспертов, Ирану понадобится от 5 до10 лет только на то, чтобы начать производство небольшого количества ядерного топлива для своей АЭС в Бушере. Вместе с тем, по заявлению официальных лиц США, Ирану необходимо столько же времени для производства ядерного оружия. Следует напомнить, что на том этапе Иран был на пороге монтажа и пуска в эксплуатацию центрифужного предприятия, благодаря которому он мог получить возможность производить обогащенный уран как для гражданских, так и для военных нужд. Кроме того, последние игнорирования Тегераном требований не только мировой общественности, но и МАГАТЭ вызывали особое беспокойство, если принять во внимание, что в январе 2006 года Тегеран самовольно снял 52 пломбы на предприятии по обогащению урана, находящемся в состоянии моратория с октября 2003-го. А в августе 2005 года возобновил работу и конверсионный завод в Исфагане. Уже к маю 2006 года Иран произвел 110 метрических тонн гексафлоридного газа, необходимого для производства ядерного топлива82.
Под давлением международного сообщества власти Ирана стали озвучивать мысль о возможности временно прекратить работы по обогащению урана взамен на признание прав ИРИ на него, конечно с какими-то ограничениями и с некоторым ужесточением кон-троля83. Вместе с тем жесткая позиция Ирана вынудила Соединенные Штаты, отказавшиеся от всяких контактов с этой страной, вместе с Европой сделать 6 июня 2006 года беспрецедентное предложение о помощи Ирану в развитии его мирной ядерной програм-мы84. Тем не менее Тегеран, как показали дальнейшие события, отнюдь не собирался останавливаться на полпути. Тогда 31 июля Совет Безопасности ООН принял резолюцию (№ 1696), которая предписывала Ирану приостановить всю ядерную деятельность, включая исследовательскую работу и разработки в этой сфере. Кроме того, данная резолюция призывала Иран разрешить МАГАТЭ инспекцию его ядерных объектов. Лишь при удовлетворении этих требований Совбез допускал возможность возобновления переговоров. Однако категорический отказ ИРИ от прекращения работ по обогащению урана на своей территории, объявленный 22 августа, поставил в тупик постоянных членов Совета Безопасности. 31 августа истек срок ультиматума, но и на этот раз руководители Ирана повторили свое намерение продолжить процесс обогащения урана. В отличие от США и Европейского союза (в лице его тройки) Россия заняла снисходительную позицию в отно-
80 Cm.: Ettelaat, 22 April 2006. P. 1.
81 Cm.: Trenin D. Russia Leaves the West // Foreign Affairs, July-August 2006, Vol. 85, No. 4. P. 92.
82 Cm.: Albright D. When Could Iran Get the Bomb? // Security, Science & amp- Survival Bulletin of the Atomic Scientists, July/August 2006. P. 28−29.
83 Cm.: Iran. Country Report, August 2006. P. 19.
84 Cm.: USA Edges Towards a More Pragmatic Iran Policy // Gulf States Newsletter, 29 September 2006,
Vol. 30, Issue 790. P. 4.
шении иранской ядерной программы. Она, впрочем, как и Китай, категорически возражала против применения жестких мер, в том числе экономических санкций относительно Ирана85. Такой подход России, безусловно, размывая позицию Европейского союза, давал Ирану возможность свободного маневра.
85 По мнению одного из ведущих российских экспертов ПИР-Центра А. В. Хлопкова, «санкционные механизмы являются тупиковым путем разрешения кризиса вокруг ядерной программы Ирана. Противоречия по возможному списку санкций между постоянными членами СБ ООН слишком велики, для того чтобы позволить выработать «сильную» резолюцию, а сам механизм санкций не является достаточно эффективным в отношении энергетических гигантов» (Russia Today, 5 сентября 2006 [Интернет-онлайн]).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой