Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы по делам о применении принудительной меры медицинского характера

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Мищенко Е.В.
Оренбургский государственный университет
ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПО ДЕЛАМ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ МЕРЫ
МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
Исследование вопроса об обязательном производстве судебно-психиатрической экспертизы представляется весьма актуальным. В статье анализируются типичные ошибки, возникающие в практике назначения судебно-психиатрических экспертиз по делам о применении принудительных мер медицинского характера.
Статья 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"1 определяет судебную экспертизу как процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Судебно-психиатрическая экспертиза в рамках уголовного дела призвана ответить на вопросы, возникающие в области психиатрии.
Поводом для назначения данной экспертизы является сомнение органов следствия, прокуратуры и суда в психическом состоянии лиц, в отношении которых ведется производство по делу. Такое сомнение может возникнуть в силу самых различных обстоятельств: неясности мотивов совершения преступления, необычности поведения лица, нелепости его показаний, наличия данных о его психическом заболевании в прошлом, особенности поведения в момент совершения деяния и после него и др. В любом случае для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера важно установить психическое состояние лица, совершившего общественно опасное деяние, и момент возникновения у него психического расстройства. Поэтому специфической чер-
той расследования деяний невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, является обязательное назначение судебно-психиатрической экспертизы (ст. 196 УПК РФ).
Психические расстройства не столь очевидны, как физические, и их нельзя выявить без специальных исследований, тем более, что следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, суд не обладают специальными познаниями в области психиатрии и психологии и, как правило, не могут определить, имеются ли у лица какие-либо психические расстройства. Однако они могут, исходя из своего опыта и общих знаний, обнаружить некоторые характерологические особенности субъекта, которые позволят полагать о наличии у лица психических отклонений. В этом случае должна быть сразу же назначена судебно-психиатрическая экспертиза.
Проведение психиатрической экспертизы предполагает применение специальных психоневрологических методик и сложных методов обследования с использованием медицинской техники, а также вступление в контакт с испытуемым для получения от него сведений анамнестического характера и данных, указывающих на состояние его интеллекта, воли, эмоций2. Основанием назначения судебно-психиатрической экспертизы является вынесение следователем (судом) постановления (определения).
Процессуальная форма, регламентирующая порядок назначения экспертизы, определяет, что следователь должен направить руко-
1 О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 31. 05. 2001 г. //
Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — 4 июня. — № 23- с изм. и доп. от 30. 12. 2001 г. // Российская газета. — 2001. — 31 декабря. — № 256.
2 Буфетова, М. Ш. Производство о применении принудительных мер медицинского характера: Учебное пособие / М.Ш.
Буфетова. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2006. С. 54.
водителю соответствующего экспертного учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства. Ф. С. Сафуанов полагает, что назначение экспертизы обусловливает особые требования при сборе таких материалов, поскольку они касаются личности подэкспертно-го. Дело в том, что к любому исследованию, в какой бы области оно ни проводилось, предъявляются два требования: во-первых, исследование должно быть объективно, а во-вторых, изучаемое явление должно быть исследовано в своем развитии и во взаимосвязи с другими системами. Применительно к объекту исследования в судебно-психиатрической экспертизе эти требования также должны выполняться неукоснительно. Так, в частности, данные о личности подэкспертного лица не должны ограничиваться характеристиками с места работы и жительства, которые часто являются довольно формальными по содержанию- желательно собрать полные биографические данные (наследственность, особенности воспитания в семье, успеваемость и взаимоотношения в учебных заведениях), сведения об отношении к семье, работе, сослуживцам, друзьям, к самому себе, о поведении, об особенностях реагирования в экстремальных ситуациях3. О необходимости сбора полной и подробной информации о личности обвиняемого в уголовном процессе неоднократно отмечала в своих работах и профессор А.П. Гуськова4. Вместе с тем в литературе существуют некоторые разногласия по поводу того, кто должен заниматься сбором такой информации. М. Ш. Буфетова полагает, что этим мог бы заниматься специалист-психолог при проведении тестирования. Кроме того, она предлагает обеспечивать его присутствие в обязательном порядке по делам о применении принудительных мер медицинского характера на первоначальных этапах уголовного судопроизводства. Правомерность такого предложения вызывает сомнения, поскольку, если исходить из положений ст. 58 УПК РФ, то правом проводить исследования
(а тестирование — это именно исследование) специалист не наделен. Законодатель упоминает лишь об экспертном исследовании, которое, соответственно, вправе проводить только эксперт в процессе производства экспертизы (п. 4 ч. 3 ст. 57 УПК РФ). Специалист же привлекается к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.
Кроме того, другим аргументом, говорящим не в пользу приведенного предложения, является отсутствие обоснования необходимости привлечения по делам о применении принудительных мер медицинского характера в качестве специалиста психолога. Гораздо разумнее было бы привлекать специалис-та-психиатра, ведь сомнения возникают по поводу психической полноценности лица, а это именно его компетенция.
Однако обязанность по сбору информации и подготовке необходимых материалов для производства судебно-психиатрической экспертизы полностью лежит на следователе (дознавателе). Он должен проверить информацию, которая вызвала сомнение во вменяемости лица, позаботиться о качестве материалов уголовного дела, предоставляемых в распоряжение экспертов, критически оценить их заключение, сопоставить их выводы с другими установленными в ходе производства по делу доказательствами.
Достаточно часто следователи игнорируют данные, вызывающие сомнение в психической полноценности лица, в отношении которого ведется производство, что приводит к несвоевременному назначению судебно-психиатрической экспертизы и, в конечном счете, к нарушению прав и законных интересов лиц, совершивших общественно опасные деяния.
3 Сафуанов, Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе / Ф. С. Сафуанов. — М.: Гардарика, Смысл,
1998. С. 20.
4 См.: Гуськова, А. П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (проблемные вопросы науки и практики). Монография / А. П. Гуськова. — Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 1996. С. 27- Гуськова, А. П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в российском уголовном судопроизводстве. Учебное пособие / А. П. Гуськова. — Оренбург: Изд. второе, перераб. и доп. — ИГ «Юрист», 2002. С. 64 и др.
В других случаях качество и количество собранных для производства экспертизы материалов не всегда на практике отвечает требованиям. Изучение уголовных дел, рассмотренных судами города Оренбурга, показало, что следователи ограничиваются предоставлением справок из психоневрологического диспансера и формальной характеристикой с места работы либо с места жительства подэк-спертного. В силу такой некачественной подготовки материалов эксперты в таких случаях не могут в условиях амбулаторного исследования дать объективное заключение и рекомендуют следователю назначить стационарную экспертизу либо предоставить дополнительные материалы для исследования, что приводит к затягиванию процессуальных сроков, нарушению прав участников уголовного процесса и, как следствие, снижению эффективности уголовного судопроизводства. Из 187 (100%) изученных уголовных дел в 178 (95%) случаях, как правило, изначально проводилась амбулаторная экспертиза, а впоследствии — стационарная.
Таким образом, при направлении обвиняемого на экспертизу следователь обязан приложить к уголовному делу помимо постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы подлинники амбулаторных и стационарных историй болезни, полученные из психиатрических больниц и экспертных учреждений, протоколы допросов родных, сослуживцев, знакомых, иных лиц, характеризующих обвиняемого, характеристики из разных источников и за разные периоды времени, а также протоколы допросов очевидцев общественно опасного деяния. Эти документы, наряду с другими материалами уголовного дела, помогут эксперту разобраться в обстоятельствах совершенного общественно опасного деяния и обоснуют направление лица в экспертное учреждение для решения вопроса о его психическом состоянии и невменяемости (вменяемости).
Другим существенным недостатком в деятельности как органов предварительно-
го следствия и прокурора, так и суда является их некритичное отношение к заключению экспертов о невменяемости лица, в отношении которого проводилась экспертиза. Практически во всех заключениях вопрос о вменяемости разрешается абстрактно, а не применительно к моменту совершения конкретного общественно опасного деяния5. Следует помнить, что сам по себе факт хронического психического заболевания еще не служит основанием (как нередко считают эксперты-психиатры) для признания лица невменяемым. В результате производства судебно-психиатрической экспертизы важно установить расстройство психической деятельности, в силу которого данное лицо не могло отдавать отчет своим действиям либо руководить ими в момент совершения общественно опасного деяния.
Как утверждает Р. М. Михеев, в уголовном судопроизводстве вменяемость следует рассматривать как презумпцию6. Вместе с тем он полагает, что «в большинстве случаев она с достаточной очевидностью устанавливается, но не автоматически, а путем доказывания других социальных признаков (имеющих уголовно-правовое значение), характеризующих субъекта и совершенное им деяние"7. В свою очередь заметим, что презумпция, выраженная в законе, не только влечет признание за истину того или иного положения без доказательств, но и связывает с этим признанием определенные последствия. Таким образом, презумпция — это такое положение, которое остается истинным до тех пор, пока его не опровергнут в установленном законом порядке.
В том, что вменяемость презумируется по каждому уголовному делу, следует согласиться, однако, по нашему мнению, доказывать необходимо не вменяемость, а психическую неполноценность лица, если к этому появляются сомнения. А если придерживаться позиции Р. М. Михеева, то по каждому уголовному делу необходимо назначать судебно-психиатрическую, судебно-психологичес-
5 Ковтун, Н. Н. Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза по уголовным делам и гарантии прав граждан при
оказании психиатрической помощи / Н. Н. Ковтун // Государство и право. — 1997. — № 3. С. 64−65.
6 Михеев, Р. М. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве / Р. М. Михеев. — Владивосток,
1983. — С. 162.
7 Там же. — С. 162.
кую либо комплексную психолого-психиат-рическую экспертизу, поскольку это единственный способ установить вменяемость.
Вопрос о том, необходимо ли при расследовании и рассмотрении дела применение специальных познаний для выяснения обстоятельств предмета доказывания, в каждом конкретном случае решают следователь и суд, руководствуясь при этом объективной необходимостью в проведении экспертизы. Более того, весь процесс производства по делу строится на логико-практической деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокурора, суда, которая, в свою очередь, зависит от субъективного мнения и внутреннего убеждения должностных лиц. Соответственно и вопрос о вменяемости и необходимости в связи с этим проведения судебно-психиатрической экспертизы во многом зависит именно от субъективного мнения субъектов доказательственной деятельности. Однако во избежание ошибок при возбуждении уголовного дела или производства о применении принудительных мер медицинского характера необходима обязательная консультация специалиста-психиат-ра по каждому сомнительному для следователя случаю. Думается, что реализация такой возможности существует в рамках проведения освидетельствования психического состояния лица до возбуждения уголовного дела. При проведении такой консультации у следователя не будет повода для сомнений.
Дискуссионными в науке уголовного процесса являются вопросы о компетенции эксперта-психиатра, следователя и суда при решении вопроса о вменяемости-невменяемости и о компетенции эксперта-психиатра при даче заключения о значении психических расстройств. На протяжении не одного десятилетия предпринимались попытки выяснить, имеет ли право эксперт-психиатр дать заключение о вменяемости или невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние. Многие ученые-процессуалисты выступают противниками такого права эксперта-психиатра.
Так, профессор М. С. Строгович отмечал, что «судебно-психиатрическая экспертиза дает свое заключение о состоянии психики обвиняемого, но вопрос о признании обвиняемого невменяемым решается следователем или судом. Это объясняется тем, что вменяемость и невменяемость являются понятиями юридическими, хотя и имеют медицинское (психиатрическое) основание"8. Такой же позиции придерживался и А. А. Хомовский. По его мнению, «эксперты-психиатры должны дать заключение о психическом состоянии обвиняемого, а не о вменяемости или невменяемости"9.
Сторонники противоположной позиции указывают, что «установление вменяемости (невменяемости) субъекта не является исключительной прерогативой следователя и суда, поскольку для решения такого вопроса необходимы познания в области психиатрии, а в определенных случаях и комплексные исследования, проводимые психиатрами и патопсихологами"10.
Подобная дискуссия имела место в силу того, что некоторые ученые не видели разницы между медицинским значением невменяемости и правовым. Они полагали, что, решая этот вопрос, эксперты отвечают именно в правовом смысле. В этой связи высказывались предложения о замене медицинского понятия невменяемости каким-либо другим, что позволило бы разграничить эти понятия и исключить путаницу.
В настоящее время представляется бесспорным, что вменяемость и невменяемость — понятия юридические, и в этом смысле признать лицо вменяемым или невменяемым, как юридический факт, может только суд (ст. 443 УПК РФ). Эксперт-психиатр, давая заключение о вменяемости (невменяемости), не решает его в юридическом смысле, а дает мотивированное медицинское заключение по этому поводу.
Подводя итог, отметим, что во всех случаях, когда у следователя возникли сомнения в психической полноценности обвиняемого или в деле появились документы, сви-
8 Строгович, М. С. Уголовный процесс / М. С. Строгович. — М.: Юрид. изд., 1946. С. 498.
9 Хомовский, А. А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера в советском уголовном
процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук / А. А. Хомовский. — М., 1967. С. 14.
10 Степункова, В. К. Роль судебного эксперта при исследовании вменяемости (невменяемости) / В. К. Степункова // Сов. гос-во и право. — 1977. № 7. С. 104−107.
детельствующие о наличии психических расстройств, необходимо назначать судебнопсихиатрическую экспертизу, поскольку под внешними признаками вменяемости зачастую скрываются такие психические аномалии, которые возможно установить только путем использования специальных познаний. Заключение судебно-психиатрической экспертизы представляет собой наиболее
подробную и объективную характеристику психического состояния лица, по сравнению с другими источниками информации. Значение этого вида доказательств трудно переоценить для разрешения уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера, а потому ее подготовка и проведение требуют от следователя и эксперта качественного и объективного подхода.
Статья рекомендована к публикации 09. 10. 06

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой