Изменения фауны, населения и экологии птиц Ставропольского края за последние 10 лет

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2016, Том 25, Экспресс-выпуск 1308: 2501−2513
Изменения фауны, населения и экологии птиц Ставропольского края за последние 10 лет
А. Н. Хохлов, М.П. Ильюх
Второе издание. Первая публикация в 2005*
Наши орнитофаунистические исследования на территории Ставропольского края проводятся с 1977 года по настоящее время. При этом за данный промежуток времени прослеживаются определённые изменения в фауне, населении и экологии ряда видов птиц: фиксируются новые гнездящиеся, пролётные, зимующие и залётные виды, у некоторых видов отмечаются резкие взрывные вспышки численности и расширения области распространения в крае, в корне начинает меняться их экология. Особенно наглядно и чётко такие адаптивные изменения наблюдаются в последнее десятилетие, что, видимо, связано с ускорением процессов глобальной смены погодно-климатических показателей. Наиболее существенно эти изменения коснулись следующих видов птиц.
Чёрный аист Ciconia nigra. Новый гнездящийся вид края. Впервые жилое гнездо обнаружено 7 июня 1998 в глухом участке Русского леса в черте города Ставрополя у реки Гремучки (Ильюх, Хохлов 1998- Хохлов и др. 1999). Гнездо располагалось на боковой ветви 22-метровой осины в 12 м от земли, было построено из сухих веток толщиной до 2 см и выстлано мхом. Судя по размерам постройки, это было старое многолетнее гнездо, занимавшееся птицами не один год подряд. В гнезде находилось три 10−12-дневных птенца. При очередном осмотре 20 июня 1998 в гнезде находились 3 взрослых птенца, которые в дальнейшем, поднявшись на крыло, успешно его покинули. В последующие годы гнездо данного вида обнаружено в Томузловском лесу у села Александровское. Эти гнездовые находки чёрного аиста в лесах Ставропольской возвышенности говорит о расширении ареала этой краснокнижной птицы.
Чирок-трескунок Anas querquedula. Новый гнездящийся вид края. До последнего времени вопрос о гнездовании чирка-трескунка на водоёмах Ставропольского края оставался открытым. Первое гнездо обнаружено нами 12 мая 2000 в пойме реки Кевсалы у посёлка Красочный Ипатовского района (Плеснявых и др. 2001). Оно находилось в 200 м от реки на сухом участке злаково-полынного луга в зарослях по-
* Хохлов А. Н., Ильюх М. П. 2005. Изменения фауны, населения и экологии птиц Ставропольского края за последние 10 лет //Стрепет 3, ½: 38−50.
лыни. В момент обнаружения самка насиживала неполную кладку из 7 яиц. Гнездо было построено из сухих стеблей злаковых трав и выстлано пухом самки с примесью характерных для трескунка отдельных очень светлых пёрышек с округлым бурым пятном в центре. 16 мая 2000 в нём уже было 11 яиц, 17 мая 2000 — 12 яиц. При очередном осмотре 22 мая 2000 гнездо содержало полную кладку из 13 кремово-жёлтых яиц размерами 43. 3−45. 8×32. 2−33. 8, в среднем 44. 6×33.1 мм. В конце первой декады июня все птенцы успешно вылупились и покинули гнездо. В конце июля выводок из 9 хорошо летающих птенцов трескунка несколько дней держался на ближайших разливах Кевса-лы. За дальнейшей судьбой выводка проследить не удалось, однако факт эффективного размножения этой пары очевиден. Данная находка трескунка на Ставрополье может свидетельствовать о начале заселения этим достаточно пластичным видом водоёмов края.
Хохлатая чернеть Aythya fuligula. Новый гнездящийся вид края. Первое гнездо хохлатой чернети обнаружено 4 июля 2005 на небольшом острове в восточной части озера Маныч на границе Ставропольского края с Калмыкией. Оно располагалось в смешанной колонии колпицы Platalea leucorodia, хохотуньи Larus cachinnans, речной крачки Sterna hirundo, кряквы Anas platyrhynchos, красноносого нырка Netta rufina, серой утки Anas strepera и черноголового хохотуна Larus ichthyaetus в 4 м от воды в средней части острова под небольшой куртиной сухой травы. Насиживающая кладку самка слетела в 5 м от наблюдателя. Кладка содержала 5 сильно насиженных яиц размерами 56. 5−61. 3×41. 2−42. 6, в среднем 58. 9×41.8 мм. Рядом с островом на воде держались 2 самца этого вида. Отметим, что 20 и 27 июля 2004 в этом районе наблюдались самки хохлатой чернети с 6 и 10 утятами соответственно. Это первые гнездовые находки хохлатой чернети на Маныче за последние 30 лет.
Обыкновенный турпан Melanitta fusca. Новый залётный вид края. Его первая встреча на Ставрополье приходится на 20 ноября 1995: одна птица отмечена на озере Солёное в Левокумском районе (Хохлов, Приходько 1997). 5 ноября 2002 на глубоком участке реки Айгурки вблизи города Ипатово наблюдались 2 отдыхавших турпана. Потревоженные утки тяжело взлетели и улетели в степь. 7 ноября 2002 здесь же было поднято 2 турпана, на следующий день — 3. При подъёме на крыло утки хрипло кричали «краа-краа-краа». Примерно через 150 м ниже по реке отдыхал ещё 1 турпан. Через час на разливах была отмечена смешанная стайка, состоящая из 3 лысух Fulica atra, 7 крякв и 6 турпанов. Возможно, что среди них были и ранее наблюдавшиеся «чёрные утки» с белым зеркальцем на крыле (Хохлов, Гончаров 2003).
Тетеревятник Accipiter gentilis. В последние годы этот вид, освоив искусственные лесонасаждения, проник в засушливые степные районы
края (Друп, Ильюх 2003). Современные места его гнездования на Ставрополье сосредоточены в лесах разных типов (плакорных, предгорных и пойменных) и искусственных лесонасаждениях. Причём птицы явно предпочитают плакорные возвышенные широколиственные леса из дуба, ясеня и граба (более 50% всех гнёзд). Охотно тетеревятник селится и в черте населённых пунктов (Друп 2002). Так, в Ставрополе гнездовые участки ястреба обнаружены в Таманском, Члинском, Мамай-ском и Русском лесах, а также на восточной окраине города в лесопосадке по реке Мутнянке.
Перепелятник Accipiter nisus. В настоящее время этот ястреб в небольшом количестве гнездится в окрестностях Кисловодска и в плакорных лесах Ставропольской возвышенности, куда недавно проник, очевидно, с горных лесов Северного макросклона Большого Кавказа (Ильюх и др. 2003). Охотно селится перепелятник в искусственных лесонасаждениях на востоке края (Друп, Ильюх 2002). Отметим, что в последние годы гнездовые находки таких типично лесных видов, как перепелятник и тетеревятник, всё чаще отмечаются в засушливых степных районах Ставрополья вдали от естественных лесных массивов, что свидетельствует о достаточно высокой пластичности этих ястребов, позволяющей им заселять новые экологические ниши и в корне меняющей представление об этих ястребах как о типично лесных видах.
Европейский тювик Accipiter brevipes. В последнее время европейский тювик, успешно адаптируясь к антропогенной трансформации среды, освоил качественно новый тип местообитания — полезащитные и придорожные лесополосы, в том числе вблизи населённых пунктов, постепенно увеличивает численность и расширяет ареал в Предкавказье (Ильюх, Друп 2001- Друп 2002). При этом около 65% всех найденных гнёзд тювика располагаются в лесополосах и лишь 35% гнёзд — в пойменных лесах (исконных местообитаниях вида).
Обыкновенный канюк Buteo buteo. Успешно осваивает для гнездования искусственные лесонасаждения различного назначения (более 30% всех гнёзд), в том числе вблизи и в черте населённых пунктов (Ильюх 2002). При этом его численность в естественных лесах несколь -ко снизилась. Такое перераспределение местообитаний вида, вероятно, связано с постепенным вытеснением канюка из исконных биотопов тетеревятником.
Змееяд Circaetus gaШcus. Если раньше в результате распашки целинных степей, а также из-за браконьерства и усиления фактора беспокойства численность этого хищника повсеместно значительно сократилась, то в последнее время встречи со змееядом на Ставрополье заметно участились, что может свидетельствовать о восстановлении его численности в степной зоне (Ильюх 2001). Современные места гнездования вида в регионе приурочены к плакорным, байрачным, поймен-
ным лесам и искусственным лесным массивам среди целинных участков степей, богатых кормовой базой — ксерофильными рептилиями (полозами, степной гадюкой и ящерицами). На гнездовых участках птицы держатся очень тихо и осторожно, что позволяет им успешно размножаться вблизи городов. Так, например, в Русском лесу Ставрополя успешно гнездятся 3 пары змееяда.
Сапсан Falco peregrinus. Единственным достоверным местом современного гнездования сапсана в Ставрополье по-прежнему остаётся участок в окрестностях Кисловодска в долине реки Подкумок (Ильюх 2003). По устному сообщению орнитолога-любителя Н. Д. Сахарова, весной 2005 года сапсан неоднократно успешно охотился на домашних голубей в посёлке Красный Октябрь Будённовского района. Ранее эта птица здесь не встречалась. В последнее время (2001−2005 годы) сапсан всё чаще стал отмечаться в окрестностях Ставрополя и в черте города (Крячко, Ильюх 2004). Так, зимой 2001 года была зарегистрирована одиночная птица, щипавшая грача Corvus frugilegus на крыше 9-этажного дома в районе улицы Пирогова. Осенью 2001 года птица несколько раз отмечалась в районе 12-го километра (северо-западный район). Особенно частыми стали встречи сапсана с поздней осени 2002 года. В декабре 2002 года голубевод-любитель, живущий на улице Серова, застрелил неполовозрелого самца. В последние зимы постоянно наблюдается пара соколов, держащихся у 80-метровой трубы городской теплосети на улице Фестивальной. В феврале птицы нередко совершают игровые полёты, передавая добычу, преимущественно сизых голубей Columba livia, друг другу. Голубевод-любитель с проспекта Невельского дважды наблюдал успешную охоту сапсана на голубей. Одиночная птица неоднократно отмечалась в городе в сентябре 2003 года. При этом однажды сапсан успешно атаковал домашнего голубя в районе улицы Павлова.
Раньше такие частые встречи соколов в Ставрополе не отмечались. Учитывая, что кавказский подвид сапсана F. p. brookei, будучи скле-рофилом, предпочитает селиться в нишах и на карнизах скал, вполне можно предположить гнездование данного вида в нишах высотных строений Ставрополя. Для этого необходимо продолжить исследования по уточнению характера пребывания сапсана в Ставрополе*.
Степная пустельга Falco naumanni. В Нефтекумске гнездовое поселение степной пустельги по-прежнему остаётся стабильным. Здесь не менее 50 пар продолжает успешно гнездиться под крышами 4−5-этажных жилых домов в центре города. Однако иная тенденция отме-
* Сапсаны часто наблюдаются зимой также в городах на юге Украины, где с ноября по март на высотных трубах обычно парами держатся взрослые птицы подвида С. р. calidus (см.: Прокопенко, Гринченко 1996). По всей видимости, в последнее время и в Ставрополь стали прилетать на зимовку северные сапсаны — Прим. ред. (В.П. Белик).
чается со степной пустельгой, гнездящейся под крышами кошар в степях Левокумского района. Здесь численность вида постепенно начинает снижаться по неясным причинам. Так, в связи с полным разрушением старой постройки кошары исчезла многолетняя гнездовая колония пустельг у озера Дадынское, где ещё 2 года назад гнездились 3 пары соколков, 3 года назад — 4 пары, 4 года назад — 5 пар, 5 лет назад — 7 пар, 7 лет назад и раньше — 10 пар. Всего в те годы вместе с неполовозрелыми годовалыми особями на этой кошаре в гнездовой период держалось до 30 птиц. В июне 2005 года здесь не отмечено ни одной птицы. В настоящее время местные чабаны постепенно ремонтируют эту кошару: обновляют стены и перекрывают крышу шифером. Но такая её конструкция не имеет пригодных для гнездования соколков ниш. В другой кошаре у хутора Арбали, где раньше находилась колония степной пустельги из 3−6 пар, загнездились розовые скворцы Pastor roseus (около 30 пар).
Белохвостый песочник Calidris temminckii. Новый залётный вид. Стайка из 14 птиц отмечена 3 июня 2005 на озере Подманок 2-й в Апанасенковском районе. Это первая встреча данного вида на территории Ставрополья.
Длиннохвостый поморник Stercorarius longicaudus. Новый залётный вид края. По наблюдениям В. Н. Мосейкина с соавторами (2003), при проведении учётов птиц на востоке Ставропольского края 6 сентября 2002 при хорошей солнечной погоде в районе села Величаевское Левокумского района наблюдался взрослый длиннохвостый поморник.
Чеграва Hydroprogne caspia. Новый гнездящийся вид края. В июне 2004 года около 70 пар чеграв успешно гнездились на низинном островке в 200 м от берега в восточной части озера Маныч на границе с Калмыкией. В 2005 году из-за сброса пресной воды в озеро этот остров оказался полностью затопленным.
Сипуха Tyto alba. Новый очень редкий гнездящийся вид края. Впервые на Ставрополье гнездование сипухи отмечено в июле 2001 года в зернохранилище зернового хозяйства у села Греческое Минера-ловодского района (Букреев 2003- Фарафонтов, Бахтадзе 2003- Бахтад-зе, Фарафонтов 2004). Учитывая высокую степень вагильности этого космополитного вида, в перспективе вероятно увеличение численности и расширение области распространения сипухи в регионе.
Зелёный дятел Picus viridis. В последнее десятилетие численность существенно увеличилась (Тертышников и др. 1995а- Хохлов и др. 1999). Зелёный дятел активно заселяет плакорные и пойменные леса Ставропольской возвышенности, скверы и парки населённых пунктов, по мощным лесополосам проник в восточные засушливые районы края. Этому во многом благоприятствует адаптивное поведение вида, связанное с его очень высокой толерантностью по отноше-
нию к человеку: он успешно гнездится на центральных улицах города Ставрополя и, кормясь на земле, подпускает к себе людей на расстояние до 1. 5−2 м. По сравнению с большим пёстрым дятлом Dendrocopos major, зелёный проявляет большую экологическую пластичность и постепенно вытесняет D. major из населённых пунктов.
Сирийский дятел Dendrocopos syriacus. Новый гнездящийся вид края. По наблюдениям В. Н. Федосова (2002), первые встречи одиночных сирийских дятлов отмечены в селе Дивное Апанасенковского района и его окрестностях 8 декабря 1994 и 19 апреля 1995. 4 января 2002 самец и самка сирийского дятла наблюдалась в центре этого села. Они кормились на сухостойных деревьях чёрного тополя и на усыхающих суховершинных вязах. Древесина таких деревьев в Апанасенковском районе нередко бывает заселена пахучим древоточцем. Обнаруженные дятлы по бокам головы и шеи имели вытянутые участки белых перьев без поперечной чёрной полосы, разделяющей их надвое и характерной для большого пёстрого дятла. Этот признак позволил с уверенностью установить видовую принадлежность встреченных птиц. Повторно один сирийский дятел обнаружен 17 января 2002 также в центре села, в 200 м от места предыдущей встречи.
По сведениям В. Н. Федосова (устн. сообщ.), гнездование сирийского дятла отмечено в сёлах Дивное (2004 год) и Манычское (2005) Апанасенковского района.
По данным И. И. Гизатулина и А. Н. Хохлова (2002), сирийский дятел встречен также на территории сельскохозяйственного техникума в селе Прасковея Будённовского района. Культурный ландшафт этого учебного заведения имеет мозаичный парковый облик со зрелым древостоем. В ближайших окрестностях располагаются обширные садово-дачные участки с плодово-ягодными культурами. В период посещения этих мест ежедневно 22−23 ноября 2002 здесь наблюдалась одна особь, 24 ноября 2002 отмечена пара сирийских дятлов. При этом птицы иногда преследовали друг друга среди крон деревьев с характерным звуковым сопровождением. В это время в районе наблюдений установилась на редкость тёплая, с утренними туманами погода. Температура воздуха достигала +24°С. Вероятно, это и спровоцировало такие абортивные демонстрации, характерные для репродуктивного периода.
Средний пёстрый дятел Dendrocopos medius. Новый гнездящийся вид края. Встречается преимущественно в горной части Ставрополья. Впервые на гнездовании этот вид обнаружен в июне 2002 года: пара дятлов загнездилась в Широкой балке на территории Кисловод-ского курортного парка (В.А. Тельпов, устн. сообщ.).
Малый пёстрый дятел Dendrocopos minor. В последнее время всё чаще встречается весной в лесах и парках Ставрополя и его окрестностей, что говорит о его возможном гнездовании здесь.
Пеночка-весничка Phylloscopus trochilus. Новый гнездящийся вид края. Характерные песни весничек на Ставрополье в последние годы весной не представляют редкости. Их можно слышать вплоть до конца первой декады июня. В 25 км восточнее Ставрополя в лесополосе с развитым густым подростом из скумпии кожевенной Cotinus coggygria 16 июля 1996 был добыт самец пеночки в момент кормления слётков, определённый как весничка, предположительно, формы Ph. t. acredula. К сожалению, по объективным причинам тушка не сохранилась (Хохлов и др. 1999)*.
Малая мухоловка Ficedula parva. За последнее десятилетие стала фоновым гнездящимся видом широколиственных лесов Ставропольской возвышенности, куда проникла, вероятно, из горных лесов Кавказа. Постепенно заселяет древесные насаждения скверов и парков населённых пунктов (города Ставрополя).
Обыкновенная горихвостка Phoenicurus phoenicurus. В течение многолетних исследований фауны и населения птиц Ставрополья обыкновенная горихвостка нами нигде, за исключением предгорных районов, не наблюдалась. В 1994 году зафиксировано гнездование этой птицы под крышей дома в микрорайоне «Скачки» Пятигорска. В Ставрополе впервые гнездование горихвостки отмечено в 1997 году: 2 пары гнездились под крышами одноэтажных домов по улице Крупской. Летом 1998 года в дачном кооперативе, расположенном возле Русского леса на западной окраине Ставрополя, были отмечены 3 пары обыкновенной горихвостки. За последние 5−7 лет эта горихвостка активно вселилась в Ставропольский край и стала фоновым гнездящимся видом воробьиных птиц урбанизированных ландшафтов. Селится в населённых пунктах, парках, скверах, лесах и лесополосах. Её гнездовая численность продолжает постепенно увеличиваться.
Горихвостка-чернушка Phoenicurus ochruros. Как и обыкновенная горихвостка, в последнее время резко увеличила численность и распространение в регионе, проникнув на гнездование в населённые пункты. Более обычна в предгорных районах. Массовая гнездовая экспансия чернушек на Ставрополье произошла в конце весны — летом 1998 года. На окраинах Ставрополя, на новых строящихся улицах (Сторожевая, Надёжная, Кленовая, Зодчих, Роз и др.) на 100−150 м маршрута учитывали по 1−2 пары. Птицы гнездились в щелях между сложенными железобетонными плитами и на чердаках одноэтажных построек. В настоящее время горихвостка-чернушка гнездится даже в
* Пеночки-веснички очень часто поют на весеннем пролёте, регулярно задерживаясь в искусственных лесонасаждениях степного Предкавказья вплоть до начала-середины июня. Их гнездование здесь, а также в более северных регионах (Ростовская и Волгоградская области) ни разу достоверно не регистрировалось. Поэтому находка веснички на гнездовье в степном районе Ставропольского края вызывает обоснованные сомнения- она может быть связана с ошибкой в определении птиц и поэтому требует более чёткого фактического подтверждения — Прим. ред. (В.П. Белик).
центре Ставрополя, например, в здании краевой научной библиотеки. Численность вида продолжает постепенно расти.
Зарянка Erithacus rubecula. Как и малая мухоловка, резко увеличила численность в плакорных лесах окрестностей Ставрополя, став здесь фоновым гнездящимся видом со стабильно высокой плотностью.
Деряба Turdus viscivorus. Новый гнездящийся вид края. В последние годы его гнездование отмечается в лесах по балкам и ущельям предгорий юго-западнее Кисловодска на границе с Карачаево-Черкесией. Предпочитает смешанные лесные массивы. Гораздо чаще деряба встречается в крае во время пролёта и зимовки.
Ополовник Aegithalos caudatus. В настоящее время численность этого вида постепенно увеличивается. Причём ополовники стали чаще встречаться как в гнездовой период, так и во внегнездовое время. На гнездовании более обычны в предгорьях, но при этом наблюдается активное заселение видом участков древесной растительности в окрестностях Ставрополя.
Московка Parus ater. Новый гнездящийся вид края. В последние годы заселила плакорные леса окрестностей Ставрополя. Впервые её гнездование зарегистрировано нами 5 мая 1996 в Таманском лесу города Ставрополя. Отметим, что в этом лесу, как и во всех островных лесах края, отсутствуют хвойные деревья, к которым явно тяготеет московка. В древостое здесь доминируют дуб, граб и ясень. Гнездо располагалось в небольшом дупле у основания ствола граба. В момент обнаружения гнездо достраивалось, позднее в нём была кладка из 8 яиц размерами 15. 8−16. 7×11. 5−12. 2, в среднем 16. 4×12.0 мм (Ильюх 1997). В июне 1997 года в Тёмном лесу на горе Стрижамент мы наблюдали пару взрослых птиц, кормившую 7 слётков (Хохлов и др. 1999). В настоящее время московка является малочисленным гнездящимся видом плакорных лесов Ставропольского края. Более обычна в Предгорном районе. Гнездовая численность вида постепенно возрастает.
Лазоревка Parus caeruleus. За последние 10 лет численность лазоревки заметно возросла в плакорных лесах Ставропольской возвышенности. Охотно заселяет парки и скверы Ставрополя, являясь здесь фоновым видом. Численность постепенно увеличивается.
Обыкновенная пищуха Certhia familiaris. До последнего времени в лесах Ставропольской возвышенности не была обнаружена, хотя довольно обычна в горных лесах Северного Кавказа. Впервые пара пищух отмечена в Татарском лесу близ Ставрополя 2 мая 1994 на территории природно-археологического музея-заповедника «Татарское городище», а в конце апреля 1995 года на «Комсомольской горке» в центре Ставрополя в щелевидном дупле белой акации в 1 м от земли было найдено жилое гнездо пищухи (Тертышников и др. 1995б- Хохлов и др. 1999). В настоящее время обыкновенная пищуха является мало-
численным гнездящимся видом плакорных лесов, парков и скверов населённых пунктов Ставропольского края. Более обычна в Предгорном районе. Гнездовая численность постепенно возрастает.
Чиж Spinus spinus. Новый гнездящийся вид края. Последние 8−10 лет чиж стал периодически отмечаться в гнездовое время в Ставрополе. С 1988 года он не представлял редкости в районе Ставропольского ботанического сада, в центральном парке и даже в центре города (на улице Булкина). В репродуктивный период птицы держатся на участках с хвойными деревьями. В 1996 году 3 пары чижей гнездились в насаждениях елей в центре Ставрополя. Самих гнёзд обнаружить не удалось, однако наблюдались птицы, собиравшие и носившие в ель строительный материал, а месяцем позже — слётки, которых докармливали родители. Во второй половине июня 1998 года пара чижей носила корм в заросли сосны из десятка молодых деревьев в центральном парке Ставрополя. Обнаруженное гнездо находилось почти у вершины дерева на высоте около 6 м. Ещё одна пара чижей гнездилась в сквере напротив краеведческого музея. Три мёртвых слётка (скорее всего, добытых подростками) были обнаружены под высокой елью 20 июня 1998 (Хохлов и др. 1999, 2003). Таким образом, чиж пополнил гнездовую орнитофауну населённых пунктов Ставропольского края.
Пепельная чечётка Acanthis hornemanni. Новый залётный вид края. Первая встреча вида в окрестностях Ставрополя отмечена в середине января 1985 года: стайка из нескольких десятков особей (очень светлой окраски в полёте, с белой поясницей!) несколько дней держалась в старом, заросшем сорняками карьере неподалёку от конно-спор-тивной школы (Хохлов и др. 2004). Тогда местными птицеловами было отловлено 10 особей. Эти птицы отмечались близ краевого центра в разгар зимы и в последующие годы, вплоть до 1992. Но численность их была незначительна. Наиболее крупное скопление было зарегистрировано в первые дни февраля 1989 года на выгоне у села Казинка Шпаковского района. Чечётки кормились на участках сохранившегося высокого сухого травостоя. Крупное скопление пепельных чечёток было зарегистрировано 4 февраля 1992 по берегам прудов в Кисловодске (район Кольцо-горы). В тот день птицеловами было отловлено около двух десятков птиц (все с белыми поясницами). В последующие годы эти птицы на Ставрополье не отмечались. Снова они появились 17 января 2001: стайка из 30 особей держалась на низкорослых кустарниках в окрестностях посёлка СНИИСХ. Как правило, пепельная чечётка на одном месте держится 2−3 дня, а затем в поисках пищи перемещается в другие места.
Белошапочная овсянка Emberiza leucocephala. Новый залётный вид края. На Северном Кавказе белошапочную овсянку впервые зарегистрировал П. А. Тильба (1995), наблюдавший её в Сочинском районе
Краснодарского края. Как выяснилось, в этом регионе белошапочная овсянка во второй половине октября — первой половине ноября является немногочисленным мигрантом. В Ставропольском крае белошапочная овсянка впервые отмечена 3 ноября 2002 (Хохлов, Желябовский 2003), когда на северо-восточной окраине Ставрополя (район Чапаев-ки) впервые была отмечена стайка белошапочных овсянок из 6 особей, которые плотно держались в крупном смешанном скоплении воробьиных птиц из обыкновенных овсянок Emberiza citrinella, коноплянок Acanthis cannabina и полевых воробьёв Passer montanus. Все они отдыхали и кормились на пустыре с сорной растительностью из полын-нолистной амброзии, сурепки и чертополоха вперемежку с небольшими деревьями и кустарниками. Белошапочных овсянок (все самцы) удалось увидеть с близкого расстояния. У всех птиц хорошо просматривались характерные для этого вида светлые шапочки.
* * *
Помимо этого отметим, что в последнее время у ряда хищных птиц и сов Ставрополья проявляются активные синантропные тенденции. Некоторые виды постепенно и вполне успешно осваивают урбанизированные ландшафты региона, как в зимний период, концентрируясь на городских свалках, так и во время размножения. Так, за последние 10 зим на свалках городов региона отмечено пребывание 18 видов хищных птиц: чёрный коршун Milvus migrans, полевой лунь Circus cya-neus, луговой лунь Circus pygargus, тетеревятник, перепелятник, зим-няк Buteo lagopus, курганник Buteo rufinus, обыкновенный канюк, могильник Aquila heliaca, беркут Aquila chrysaetos, орлан-белохвост Ha-liaeetus albicilla, чёрный гриф Aegypius monachus, белоголовый сип Gyps fulvus, бородач Gypaetus barbatus, сапсан, балобан Falco cherrug, дербник Falco columbarius, обыкновенная пустельга Falco tinnunculus, и 3 видов сов: ушастая Asio otus, болотная Asio flammeus, домовый сыч Athene noctua, что составляет четвертую часть от всех наблюдавшихся здесь видов птиц (88 видов).
Наблюдения показали, что несмотря на воздействие целого ряда негативных антропогенных факторов, которые испытывают хищные птицы и совы на пути синантропизации и урбанизации, для некоторых видов-дендрофилов и склерофилов (чёрного коршуна, тетеревятника, перепелятника, европейского тювика, обыкновенного канюка, сапсана, степной и обыкновенной пустельг, ушастой совы и домового сыча) эти процессы в Ставропольском крае в настоящее время проходят вполне успешно. Причём коршун, тетеревятник, перепелятник, сапсан и ушастая сова активно синантропируют именно в зимнее время, нередко проникая в населённые пункты в поисках пищи. Европейский тювик, обыкновенный канюк, степная и обыкновенная пустельги
и домовый сыч постепенно наращивают свою численность в населённых пунктах и их окрестностях в гнездовой период, находя удобные места для размножения и кормёжки по соседству с человеком.
В результате процесса синантропизации и урбанизации происходит адаптивная перестройка биологических стереотипов хищных птиц и сов, проявляющаяся на эколого-этологическом уровне и демонстрирующая высокую экологическую пластичность отдельных видов. Из-за нарастающего влияния антропогенных воздействий на природные экосистемы региона, урбанизированные территории здесь начинают выполнять роль своеобразных резерватов, служащих очагами переживания, сохранения и размножения ряда видов хищных птиц и сов.
Таким образом, приведённые материалы показывают, что за последнее десятилетие наметилась тенденция расширения ареала ряда видов птиц и экспансия новых видов в Ставропольский край. К настоящему времени требуют окончательного выяснения пути проникновения этих видов в исследуемый регион, что невозможно осуществить без знания их подвидовой принадлежности. Однако, судя по имеющимся данным, в Ставропольском крае в настоящее время наблюдается активный процесс вселения и расселения видов птиц кавказской денд-рофильной группировки в равнинные районы. Это сопровождается освоением новых, не типичных ранее для этих птиц экологических ниш. Таким образом, кавказские птицы-дендрофилы на Ставрополье являются более мобильными, нежели европейские. Возможно, это связано с тем, что экологические условия возвышенной территории Центрального Предкавказья, по сравнению с Западным и Восточным Предкавказьем, генетически более близки к горным биотопам Большого Кавказа.
В перспективе, в ближайшие 10−15 лет, на Ставрополье вполне вероятно появление на гнездовании таких видов, как малая горлица Streptopelia senegalensis, мохноногий сыч Aegolius funereus, серая неясыть Strix aluco, вертишейка Jynx torquilla, белоспинный дятел Dend-rocopos leucotos, испанская каменка Oenanthe hispanica, желтоголовый королёк Regulus regulus, полуошейниковая мухоловка-белошейка Fice-dula albicollis semitorquata, болотная гаичка Parus palustris, обыкновенный поползень Sitta europaea, клёст-еловик Loxia curvirostra, снегирь Pyrrhula pyrrhula и др.
Литер атур а
Бахтадзе Г. Б., Фарафонтов А. В. 2004. О подвидовой принадлежности сипухи (Tyto alba Scopoli) из Центрального Предкавказья // Проблемы развития биологии и экологии на Северном Кавказе. Ставрополь: 14−20. Букреев С. А. 2003. Материалы по гнездованию сипухи на Кавказе // Стрепет 2: 80−81. Гизатулин И. И., Хохлов А. Н. 2002. Сирийский дятел — новый вид Ставропольского края // Кавказ. орнитол. вестн. 14: 111−112.
Друп А. И. 2002. О заселении ястребами населённых пунктов Центрального Предкавказья // Птицы Южной России. Ростов-на-Дону: 107−108.
Друп А. И., Ильюх М. П. (2000) 2014. О гнездовой находке перепелятника Accipiter nisus в степной зоне Ставрополья // Рус. орнитол. журн. 23 (1028): 2302−2303.
Друп А. И., Ильюх М. П. 2003. Тетеревятник в Предкавказье // Ястреб-тетеревятник: место в экосистемах России. Пенза- Ростов: 62−80.
Ильюх М. П. (1997) 2003. Московка Parus ater — новый гнездящийся вид Ставрополья // Рус. орнитол. журн. 12 (245): 1343−1344.
Ильюх М. П. (2001) 2014. Змееяд Circaetus gallicus в Предкавказье // Рус. орнитол. журн. 23 (1056): 3113−3115.
Ильюх М. П. 2002. Обыкновенный канюк в Предкавказье // Кавказ. орнитол. вестн. 14: 11−31.
Ильюх М. П. 2003. Сапсан на Ставрополье // Материалы 4-й конф. по хищным птицам Северной Евразии. Пенза: 197−199.
Ильюх М. П., Друп А. И. 2001. Современное состояние европейского тювика в Предкавказье // Кавказ. орнитол. вестн. 13: 53−61.
Ильюх М. П., Друп А. И., Хохлов А. Н. 2003. Экология перепелятника в Ставропольском крае // Материалы 4-й конф. по хищным птицам Северной Евразии. Пенза: 61−64.
Ильюх М. П., Хохлов А. Н. 1998. Чёрный аист — новый гнездящийся вид Ставропольского края // Природные ресурсы и экологическое образование на Северном Кавказе. Ставрополь: 90.
Крячко Ю. Ю., Ильюх М. П. 2004. О встречах сапсана в г. Ставрополе // Современное состояние и проблемы охраны редких и исчезающих видов позвоночных животных Южного федерального округа Российской Федерации. Ставрополь: 58−59.
Мосейкин В. Н., Маловичко Л. В., Мосейкин Е. В. 2003. О залёте длиннохвостого поморника на Ставрополье // Кавказ. орнитол. вестн. 15: 116.
Плеснявых А. С., Хохлов А. Н., Ильюх М. П. (2001) 2014. Чирок-трескунок Anas quer-quedula — новый гнездящийся вид Ставропольского края // Рус. орнитол. журн. 23 (1031): 2393−2394.
Тертышников М. Ф., Горовая В. И., Лиховид А. А. 1995а. О гнездовании зелёного дятла в лесах Ставропольских высот // Кавказ. орнитол. вестн. 7: 41.
Тертышников М. Ф., Ильюх М. П., Лиховид А. А. 19 956. О нахождении обыкновенной пищухи на Ставропольской возвышенности // Фауна Ставрополья 6: 163−164.
Тильба П. А. (1995) 2007. Белошапочная овсянка Emberiza leucocephala — новый вид в авифауне Северного Кавказа // Рус. орнитол. журн. 16 (383): 1425−1426.
Фарафонтов А. В., Бахтадзе Г. Б. 2003. Находка сипухи в Центральном Предкавказье // Орнитология 30: 185.
Федосов В. Н. 2002. Сирийский дятел — новый вид в авифауне Ставрополья // Кавказ. орнитол. вестн. 14: 115.
Хохлов А. Н., Гончаров М. В. 2003. Обыкновенный турпан — новый вид Ставрополья // Приоритеты культуры и экологии в образовании. Ставрополь: 56.
Хохлов А. Н., Желябовский Е. Н. (2003) 2014. Белошапочная овсянка Emberiza leucocephala — новый вид Ставропольского края // Рус. орнитол. журн. 23 (1012): 1881.
Хохлов А. Н., Ильюх М. П., Желябовский Е. И., Сухоносов А. Е. 2004. Пепельная чечётка — новый вид Ставрополья // Образование, здоровье и культура в XXI веке. Ставрополь: 105.
Хохлов А. Н., Ильюх М. П., Хохлов Н. А., Семенкевич А. Ф., Зайчиков Г. П. 2003. О
гнездовании чижа в Ставрополе // Приоритеты культуры и экологии в образовании. Ставрополь: 56−57.
Хохлов А. Н., Лиховид А. А., Ильюх М. П. 1999. Новые гнездящиеся виды в орнитофауне Ставропольской лесостепи // Вестн. Ставрополь. ун-та 19: 57−61.
Хохлов А. Н., Приходько В. И. 1997. Заметки о некоторых птицах села Турксад и его окрестностей // Фауна Ставрополья 7: 85−87.
ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2016, Том 25, Экспресс-выпуск 1308: 2513−2514
Регистрация шилоклювки Recurvirostra avosetta на весеннем пролёте в пойме реки Припяти
Н. В. Карлионова, П. В. Пинчук, Д. В. Журавлёв, И.А. Богданович
Второе издание. Первая публикация в 2011*
Гнездовой ареал шилоклювки Recurvirostra avosetta простирается от юга Испании и северо-запада Африки, через страны Средиземноморья, юг Украины и побережье Чёрного моря вдоль Центральной Азии до Монголии. Изолированное место гнездования существует на юге Швеции. Другие значительные по размерам популяции гнездятся локально в Восточной, Центральной и Южной Африке. Наиболее близкие к Белоруссии места гнездования шилоклювки зарегистрированы в пойме реки Припяти во Львовской области (Cramp et al. 1997).
В Европе весенняя миграция этого вида начинается в конце февраля — начале марта. Основная масса мигрантов прибывает в апреле. Однако на территории европейской части России шилоклювки появляются немного позже. Прибытие птиц на места гнездования зависит от погодных условий: в Западной Европе первые птицы появляются уже в середине марта, основная масса взрослых птиц мигрирует в апреле. Некоторые молодые особи также совершают миграцию в первый год жизни, но прибывают на места гнездования позже и покидают их раньше, чем птицы старшего возраста. Значительная часть молодых птиц остаётся в первый год на местах зимовок.
Нами 14 апреля 2008 в окрестностях города Турова (Житковичский район Гомельской области) во время учёта птиц наблюдалась одиночная шилоклювка, которая кормилась на песчаной отмели реки Припяти. Птица кормилась, совершая быстрые забеги вдоль берега на приличной глубине (погружаясь в воду выше низа живота).
Наблюдение за ней продолжалось около 20 мин. При попытке приблизиться к птице на байдарке, чтобы сделать фото, она улетела.
* Карлионова Н. В., Пинчук П. В., Журавлёв Д. В., Богданович И. А. 2011. Регистрация шилоклювки (Recurvirostra avosetta) на весеннем пролете в пойме р. Припять // Subbuteo 10: 46.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой