Обзор уголовно-правовой секции iii международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения», Уфа, 8 февраля 2013 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

обзор уголовно-правовой секции iii международной научно-практическои конференции «актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения», УФА, 8 февраля 2013 г.
В материале представлен обзор уголовно-правовой секции III международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения», проведенной 8 февраля 2013 г. Евразийским научно-исследовательским институтом проблем права.
Ключевые слова: юридическая наука, конференция, проблемы совершенствования законодательства и правоприменения.
review of criminal law section iii of the international scientific and practical conference «actual problems of improvement of the legislation and right application», ufa, February 8,2013.
In a material the review of criminal law section III of the international scientific and practical conference «Actual Problems of Improvement of the Legislation and Right Application» held on February 8, 2013 is submitted. Keywords: jurisprudence, conference, problems of improvement of the legislation and right application.
III Международная научно-практическая конференция, проведенная Евразийским научно-исследовательским институтом проблем права 8 февраля 2013 г. (г. Уфа), была посвящена актуальным проблемам совершенствования законодательства и практике его применения. Активное участие в работе уголовно-правовой секции приняли сотрудники Евразийского научно-исследовательского института проблем права: И. В. Волкова («Преступность несовершеннолетних женского пола») — Г. Ю. Каримова («Общесоциальные меры предупреждения преступлений, причиняющих вред здоровью, совершаемых несовершеннолетними из хулиганских побуждений») — П. П. Киселёв («Государственное и адвокатское уголовное расследование: сравнительный анализ») — Д. В. Петров («Организационные аспекты в механизме обеспечения безопасности личности и профессиональной деятельности адвоката») — М. Ф. Маликов («Ретроспективный анализ судебного приговора»). В работе конференции также принял участие ряд представителей вузов Российской Федерации и зарубежных государств.
Л. А. Андреева (Новгородский филиал Российского государственного гуманитарного университета) в своем докладе «К вопросу об определении понятия „бизнес“ в системе мер криминологического противодействия рейдерству» рассмотрела понятие «бизнес» как объект преступления в сфере экономики, отметив, что законодатель, регулируя предпринимательскую деятельность, сводит все даже не к определению «предпринимательская деятельность» либо «бизнес», а к определению имущественного комплекса. Для правильной квалификации действий лиц, которые совершили рейдерский захват бизнеса или рейдерское нападение на бизнес, докладчик предложила законодательно закрепить сущность понятий «бизнес»,
«рейдерство» в целях отграничения от смежных форм преступного поведения, включающих имущественный комплекс предприятия и предпринимательскую деятельность.
Н. А. Кириенко, Е.В. Байыр-оол (Амурский государственный университет, филиал в г. Биробиджан) в докладе «Ответственность за организацию преступного сообщества как форма уголовно-правовой борьбы с организованной преступностью» указали, что законодателю следует рассматривать под преступным сообществом объединение организованных преступных групп либо их организаторов (руководителей), иных участников для разработки или реализации мер по осуществлению преступной деятельности либо созданию условий для ее поддержания и развития- создание преступного сообщества (преступной организации) можно понимать и как процесс, и как результат.
О. Ю. Бунин (Московский пограничный институт ФСБ России) в докладе «О современной непоследовательности и несправедливости криминализации и декриминализации деяний» указал, что при криминализации и декриминализации деяний, в первую очередь, должен в полной мере последовательно реализовываться уголовно-правовой принцип справедливости. Автор указал, что при криминализации и декриминализации деяний законодателю следует последовательно исходить из более широкого понимания справедливости, чем указано на сегодня в ст. 6 УК РФ.
А. С. Вражнов (Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва) в докладе «Криминалистический риск представителя потерпевшего и свидетеля на стадии предварительного расследования (на примере неправомерного доступа к компьютерной информации)» рассмотрел различный правовой статус лиц, указанных в ст. 45 и 56 УПК
РФ, основные разновидности криминалистического риска, которым подвергаются в своей деятельности указанные субъекты.
К. В. Дядюн (Российская таможенная академия, филиал в г. Владивосток) в докладе «К вопросу о субъективных признаках состава ст. 145 УК РФ» провела анализ ст. 145 УК РФ. В данной статье рассмотрены особенности толкования и применения субъективных признаков указанного состава. В настоящее время в применении анализируемого состава имеются некоторые сложности, обусловленные, на взгляд автора, несовершенством редакции нормы ст. 145 УК РФ. Докладчик предлагает изменить диспозицию ст. 145 УК РФ в части регламентации признаков субъективной стороны состава.
Т. К. Жидкова (Пятигорский торгово-экономический техникум) в докладе «О некоторых особенностях проявления криминальной активности участников незаконных вооруженных формирований» рассмотрела ряд регионов Северо-Кавказского федерального округа, где наблюдается рост криминальной активности незаконных вооруженных объединений посредством совершения всё более опасных посягательств террористической и экстремистской направленности.
И. З. Зейналов (Сибирский федеральный университет) в докладе «Оперативный эксперимент и провокация преступления: постановка проблемы» предложил еще один критерий разграничения провокации и ОРМ — попытку предупреждения преступления. Провокация преступления не образует для спровоцированного лица состава преступления. Четких критериев разграничения этих явлений до сих пор не предусмотрено. Докладчиком заострено внимание на проблеме разработки четких дефиниций провокации преступления и оперативного эксперимента (в том числе и других ОРМ). Докладчик предлагает внести соответствующие дополнения в УК РФ и Закон об ОРД.
Д. А. Зыков (Владимирский юридический институт ФСИН России) в докладе «Правовая природа примечания к ст. 322 УК РФ» отметил, что получение политического убежища иностранными гражданами и лицами без гражданства, гарантированное ст. 63 Конституции Р Ф, невозможно без незаконного пересечения государственной границы, поэтому примечанием к ст. 322 УК РФ закреплено обстоятельство, исключающее преступность данного деяния. Правовая природа примечания к ст. 322 УК РФ заключается в освобождении от уголовной ответственности иностранных граждан и лиц без гражданства, незаконно пересекших государственную границу, если это было сделано
в целях получения политического убежища на территории Российской Федерации.
М. А. Касьяненко (Кисловодский гуманитарнотехнический институт) и А. С. Рощин (Прокуратура Советского района г. Ростов-на-Дону) в докладе «О некоторых криминологических особенностях личности преступника, совершившего преступление на почве ксенофобии» отметили: в настоящее время не нужно доказывать, что положительных результатов в сдерживании преступности можно достичь не только с помощью рациональной социальной политики, но и оказывая воздействие на личность преступника. Исследователи данного вопроса склоняются к тому, что обобщенной характеристике ксенофобической личности должны быть присущи следующие особенности: повышенная тревожность, повышенная агрессивность и обостренное восприятие личностных особенностей, как своих собственных, так и других людей, что будет проявляться в неадекватной самооценке (заниженной либо компенсаторно-завышенной) и противоречивой оценке других
Д. Р. Кинжибаев (ООО «Юг-наладка») в докладе «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия от 14 августа 1881 г.: место и роль в истории отечественного права» рассмотрел проблему политического терроризма в России в конце 70-х гг. XIX в., которая вызвала ответную реакцию правительственных кругов. Это нашло выражение в пересмотре ряда норм в сфере борьбы с преступлениями против государственного порядка и общественного спокойствия. Произошли сужение компетенции суда присяжных, расширение сферы деятельности военных судов и реорганизация карательных органов. С введением «Положения» прекратили действие многие временные и правительственные законы. «Положение» систематизировало репрессивные меры и расширило полномочия государственных структур.
Н. Н. Коротких (Дальневосточный федеральный университет) в докладе «Некоторые аспекты в определении признаков множественности преступлений» рассмотрела характеристику множественности преступлений, которая, по мнению автора, должна подчеркивать не только то, что лицо совершило не одно преступление, но и то, что оно совершило не первое преступление. Автор считает необходимым законодательно закрепить запрет на освобождение от уголовной ответственности за совершение любых преступлений, образующих совокупность.
О. В. Кузьмина (Ивановский государственный университет) в докладе «Институт пересмотра судебных решений, не вступивших в законную силу в
российском уголовном процессе» заострила внимание на проблеме пересмотра судебный решений. Институт обжалования и пересмотра не вступивших в законную силу решений суда первой инстанции по уголовным делам — это сложное, многогранное явление. Российское уголовно-процессуальное законодательство знает две формы пересмотра судебных решений, не вступивших в законную силу, -апелляционное и кассационное производство. Они имеют как общие черты, особенно в части порядка обжалования судебных решений, так и существенные отличительные признаки.
Я. О. Кучина (Дальневосточный федеральный университет) в докладе «Мошенничество с использованием платежных карт: проблемы при квалификации объективной стороны преступления» рассмотрела проблему введения в Уголовный кодекс РФ расширенного перечня составов мошенничества — ст. 159. 1−159. 6, что привело к возникновению определенных сложностей при квалификации деяний этого рода. Более подробно рассмотрена ст. 159.3 УК РФ — мошенничество с использованием платежных карт. Автор пришла к выводу, что введенные в действие новые составы мошенничеств по своей сути являются способами совершения одного преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, — мошенничество. Вступление в силу этих статей является, к сожалению, попыткой криминализировать особенности механизма совершения преступления, что, как и сам термин «механизм», в большей степени принадлежит науке криминалистике, а не уголовному праву. В результате такой попытки уже сейчас можно выделить ряд будущих квалификационных проблем, которые неизбежно встанут перед правоприменителем. Учитывая, что теперь ст. 159 УК РФ из общей нормы превратилась в одну из ряда специальных, можно предположить, что эта конкуренция будет решена только путем дальнейших изменений в уголовном законодательстве.
В. А. Люлич (Институт права им. И. Малиновского Национального университета «Острожская академия») в докладе «Закрепление права защитника на сбор доказательств в Уголовно-процессуальном кодексе Украины» рассмотрела проблему сбора доказательств и лишения возможности проведения собственного расследования защитником по Уголовно-процессуальному кодексу Украины. Докладчик предлагает в свете судебной реформы законодательно расширить права защитника в процессе уголовного доказывания по сбору оправдательных данных и обеспечения равенства сторон защиты и обвинения. Среди субъектов собирания доказательств законодатель назвал защитника,
несколько расширив средства сбора доказательств (истребования и получения заключений экспертов, выводов ревизий, актов проверок, инициирование проведения следственных действий), но отдельной нормой процессуальные права защитника по сбору доказательств не определены. Одним из основополагающих принципов осуществления уголовного производства он закрепил принцип состязательности сторон и свободы в предоставлении ими суду своих доказательств (ст. 22 УПК Украины), пытаясь воплотить и конкретизировать конституционные принципы осуществления судопроизводства (п. 4 ч. 3 ст. 129 Конституции Украины).
М. В. Мартынюк (Сибирский Федеральный Университет) в докладе «Проблемы взаимодействия прокурора и руководителя следственного органа в современном уголовном процессе РФ» отметил, что законодатель уравнял в правах прокурора и руководителя следственного органа, в связи с чем возникает вопрос о целесообразности осуществления прокурорского надзора за деятельностью следователя, если решения прокурора не обязательны для исполнения. Автор считает необходимым устранение противоречий в правоотношениях между прокурором и руководителем следственного органа. Предлагается решить данные противоречия законодательно, закрепив обязанность руководителя следственного органа выполнять требования прокурора, изложенные в актах реагирования, а при несогласии с ними — обжаловать требование у вышестоящего прокурора.
Е. А. Мацун (Следственный комитет Российской Федерации по Челябинской области) в докладе «Достаточность специальных познаний, необходимых для участия специалиста в расследовании уголовного дела» отметила, что в УПК РФ речь идет не о квалификации специалиста (подтверждаемой всевозможными документами), а о том, что специалист должен обладать специальными знаниями, а это, по мнению автора, не одно и то же. Лицо, привлекаемое для участия в уголовном процессе в качестве специалиста, должно обладать необходимыми специальными познаниями (знаниями, навыками и умениями), а соответственно способностью и возможностью оказывать содействие в использовании специальных знаний, требуемых субъекту доказывания.
В. Ю. Мельников (Ростовский Государственный Университет путей сообщения) в докладе «Повышение роли защитника в ходе досудебного производства по уголовным делам» пришел к выводу о том, что в уголовном процессе следует расширить права стороны защиты на собирание доказательств по уголовному делу, которые необходимы
для опровержения подозрения и обвинения, защиты прав личности, в также что законодатель не установил процессуальный порядок производства действий защитника, описанных в ч. 3 ст. 86 УПК РФ, по собиранию и представлению доказательств. Осуществленное докладчиком исследование подтверждает необходимость определения более точных границ полномочий защитника по проведению, в частности, опроса лиц с их согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ).
А. В. Миллер (Томский государственный университет) в докладе «О некоторых аспектах применения судами положений уголовного закона о праве судьи на изменение категории преступления» отметил, что согласно УК РФ российские судьи наделены правом на изменение категории преступления при рассмотрении конкретного уголовного дела. Это дает судьям право изменять категорию преступления и имеет целью «индивидуализацию наказания и вынесение справедливых приговоров». Докладчик сформулировал ряд выводов и предложил провести государству либеральную уголовную политику через расширение судейской дискреции, которая должна иметь разумные границы со всех сторон.
С. А. Новиков (Санкт-Петербургский государственный университет) в докладе «Институт показаний свидетеля в уголовном процессе России: проблемы совершенствования» рассмотрел проблему института показаний свидетеля, которая, по его мнению, остро нуждается в совершенствовании. Докладчик предлагает ввести ряд соответствующих уточнений в ст. 79 УПК РФ.
И. О. Перепечина (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова) в докладе «О необходимости правового регулирования деятельности в области криминалистического ДНК-анализа» рассмотрела криминалистические исследования ДНК, которые требуют особого правового регулирования, а именно правовые проблемы государственной геномной регистрации, применения ДНК-анализа для производства судебных экспертиз, добровольных массовых ДНК-скринингов населения, криминалистического ДНК-фенотипи-рования. Докладчик считает, что необходимо строгое правовое регулирование самых различных аспектов криминалистического исследования ДНК, касающихся как научных исследований, так и практического использования их результатов в правоприменительной деятельности. Автор предлагает рассмотреть вопрос о разработке закона о криминалистическом исследовании ДНК.
К. И. Попов (Московский государственный университет путей сообщения) в докладе «Согласие лица как обстоятельство правомерного причинения вреда» указал, что согласие лица на причинение вреда его интересам исключает преступность действий причинителя вреда, и причиненный вред считается правомерным. Автор предлагает дополнить главу 8 УК РФ «Обстоятельства, исключающие преступность деяния»
К. В. Пронин (Саратовский военный институт ВВ МВД России) в докладе «К вопросу об „убедительности“ доказательств» отметил, что убедительность доказательства является не характеристикой самого доказательства, а субъективной характеристикой личности лица, оценивающего доказательство. Законодатель счел необходимым включить в УПК РФ специальную норму (ч. 2 ст. 77 УПК РФ), направленную на снижение «доказательственной силы» рассматриваемой фактической презумпции, что свидетельствует о сохранении у правоприменителей неоправданно завышенного коэффициента убедительности в отношении признательных показаний обвиняемого (подозреваемого).
Л. Ф. Федорова (Институт Дружбы народов Кавказа, филиал в г. Светлограде) в докладе «К вопросу о понятии „детская порнография“ в законодательстве Российской Федерации» рассмотрела проблему повышения активности правоохранительных органов в выявлении фактов незаконного оборота порнографических материалов. Докладчик предложила внести в российское уголовное законодательство определение «детская порнография».
М. Ю. Шаляпина (Кубанский государственный аграрный университет) в докладе «Ответственность за мошенничество в сфере кредитования» отметила, что преступность в кредитно-банковской сфере тормозит экономическое развитие нашей страны, подстегивает инфляцию, а также обостряет все существующие экономические проблемы. Критериями для выделения специальных составов мошенничества стали сфера общественных отношений, в которой совершаются преступления, предмет и способ совершения преступления. Законодатель конкретизировал состав статьи применимо к сфере кредитования. Статья не изменилась, в ней лишь дается ее расширенное толкование, разъяснение для правоприменителей по вопросам квалификации. Таким образом, указанные изменения в УК РФ пойдут на пользу судебной и правоохранительной системам.
Обзор подготовила И.Т. Кантюкова

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой