Дискурсивные практики в поэзии Серебряного века: лексикон «железнодорожного дискурса»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е. В. Ковалева
ДИСКУРСИВНЫЕ ПРАКТИКИ В ПОЭЗИИ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА: ЛЕКСИКОН «ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ДИСКУРСА»
Работа представлена кафедрой русского языка. Научный руководитель — доктор филологических наук, профессор Н. Е. Сулименко
В данной статье раскрывается проблема «железнодорожного» дискурса в поэзии Серебряного века. Автор статьи представляет экспликацию концепта «железная дорога» в поэтических текстах данного периода.
This article is devoted to a problem of a «railway» discourse in poetry of Siver Age. Author of this article present an explication of «railway'-s» concept in poetic texts of this period.
4 7
Образ железной дороги можно встретить в произведениях авторов начиная с XIX века и по сегодняшний день: А. С. Пушкина, Н. А. Некрасова, Л. Н. Толстого, А. Блока, О. Э. Мандельштама и др. Мы остановились на поэзии Серебряного века, так как считаем, что для этого периода данный образ является культурным кодом (ср. в конце XX — начале XXI века образ компьютера ^ компьютерный дискурс). В БАС находим толкование соответствующих номинаций: «Железнодорожный. Относящийся к железной дороге. Ж. транспорт. Ж. магистраль». В словообразовательное гнездо к слову пассажир (человек, который совершает поездку на поезде, пароходе или каком-либо ином виде транспорта) входят лексемы пассажирка (женское к пассажир), пассажирский (относящийся к пассажиру, пассажирам, принадлежащий им // Предназначенный, устроенный для пассажиров). Разветвленность гнезда и употребление его лексем в художественных текстах свидетель -ствует о культурной значимости железнодорожного дискурса в данный период.
Если вслед за Н. Д. Арутюновой понимать дискурс как «речь, погруженную в жизнь"1, то любое из оснований, связанных с «жизненными» потребностями субъекта, результатами его деятельности, может служить отправным моментом для классификации типов дискурсов. «Техника (железная дорога) — это всегда артефакт, т. е. нечто искусственно созданное, выдуманное, придуманное человеком. Она играет роль в обеспечении человеческих потребностей"2. Следовательно, любой артефакт как продукт человеческой деятельности (в данном случае железная дорога), активности, как и любые свойства этого артефакта, могут быть основой и пусковым механизмом построения соответствующего дискурса как отражения единства семиотического, культурного пространства.
По мнению В. Е. Чернявской, дискурсивный анализ — это средство и возможность социально-исторической и идеологической реконструкции «духа времени». Она считает возможным говорить об особой семантике дискурса — наряду с семантикой
слова, семантикой предложения и семантикой текста: «В фокусе дискурсивной семантики оказывается не столько лексическое значение употребленных в дискурсе единиц, их узкоконтекстуальное значение, сколько совокупность импликаций, интертекстуальных и интрадискурсивных отношений. Дискурсивная семантика анализирует и сопоставляет значения слов и / или предложений не только из одного текста, но отобранных для дискурсивного анализа из разных текстов, объединенных тематически"3.
Исследователи дискурса (Ю. С. Степанов, Ю. Д. Апресян, Е. С. Кубрякова, Н. Д. Арутюнова, О. Г. Ревзина и др.)4 определяют дискурс как когнитивно-прагматический феномен и считают, что любой аспект жизненного пространства человека, включая «железнодорожного» (чаще всего поезд — замкнутое пространство, а также вид из окна вагона), может служить принципом выделения и классификации типов дискурса. На основании вышесказанного, нам представляется возможным говорить о железнодорожном дискурсе в поэзии Серебряного века.
Анализ выборки из 500 фрагментов поэтических текстов дал возможность выстроить следующую структуру поля лексических номинаций железнодорожного дискурса в поэзии Серебряного века:
• ядро составляют прямые номинации железной дороги, включающие в себя группы «Дорога», «Люди», «Средства передвижения» (поезд, метро, вагон, локомотив, электричка, трамвай, паровоз, состав, вагоновожатый, кондуктор, машинист, стрелочник, пассажир, проводник, полотно, путь, рельсы, шпалы, переезд, шлагбаум, железная дорога, стрелки) —
• центр представлен лексемами, входящими в лексико-тематическую группу «Внутривокзальные постройки» (станция, вокзал, платформа, перрон, залы, поездная площадка) —
• ближайшая периферия связана с ассоциативными номинациями «железнодорожного» дискурса лексико-тематической группой «Части целого» и «Средства сигнализации» (тамбурные и вагонные двери,
Дискурсивные практики в поэзии Серебряного века: лексикон «железнодорожного дискурса»
стекла, колеса, окно, подножка, шум, семафор, свисток, звон, дым, пар, свист) —
• дальнейшая периферия представлена лексемами, метафорически связанными с железной дорогой.
Предметная реалия «железнодорож-ной ситуации» в поэтическом тексте наделяется признаком одушевленности. Часто железная дорога или ее компоненты представлены, как зооморфный гештальт, что проявляется при помощи метафоры и концептуальных признаков, выступающих в необычной сочетаемости («Змей поезда. Бегство» В. Хлебников, «Большевики» Э. Г. Багрицкий, «Надоело» В. Маяковский, «Железная дорога» В. Нарбут, «Экспресс России» Д. Бур люк). Ср. еще:
Фокусник
рельсы тянет из пасти трамвая,
скрыт циферблатами башни.
В. Маяковский. Из улицы в улицу
Лексема «пасть» в данном текстовом фрагменте имеет свое узуальное значение -«рот зверя или рыбы». Железная дорога является чем-то таинственным, недоступным, вызывая страх, аналогичный страху перед зверем.
Зооморфизм может быть представлен на уровне пропозиции:
О локоны дорожных ожиданий
Букет огней порхнувший паровоз
Среди ночных (не облетевших) лоз
Сугубой брани
Д. Бурлюк. О локоны дорожных ожиданий5
Лексема «порхнувший» вызывают ассоциацию птицы. В Словаре символов В. Ко-палинского «птица — это жизнь, счастье, высшее состояние, воля, данная божеством"6. Следовательно, ассоциацию паровоз ^ птица можно понять как стремление жить и радоваться.
В поэзии Серебряного века встречаются поэтические фрагменты, в которых поэты представляют «железнодорожную ситуацию» как антропоморфный гештальт, на что указывают предикаты, эксплицирующие пропозиции:
Поезд плачется. В дали родные
Телеграфная тянется сеть.
Пролетают поля росяные.
Пролетаю в поля: умереть.
А. Белый. Из окна вагона
Не только предикаты, но и предметные ассоциации {рука, невроз) помогают увидеть антропоморфную основу «железнодорож-ного» дискурса.
Поэты Серебряного века, особенно футуристы, «любили играть со словом», и часто какой-либо образ (железная дорога или ее компоненты) зашифровывали в номинациях других предметов, например музыкальных инструментов. Здесь элементы обозначенной ситуации становятся целью, а не источником метафоры:
Под ногами зачастую видим бездну разлитую Над мостами не всегда блещет колкая звезда Ночи скрипка часто визгом нарушает тишину Прижимается ошибка к темноглазому вину
Д. Бурлюк. Под ногами зачастую видим бездну разлитую
В примечаниях читаем следующее: скрипка — поезд, ошибка — возможность катастрофы, вино — окно. В Словаре символов В. Копалинского находим, что «вино символизирует скрытность"7, а окно является семиотическим объектом, отделяющим пассажира от внешнего мира, т. е. это «грань», за которой можно скрыться. Следовательно, последнюю ассоциацию (вино ^ окно) следует понимать как возможность спрятаться от внешнего мира. Поезд ассоциируется со скрипкой, потому что при резком торможении возникает резкий скрип (визг), похожий на некоторые звуки скрипки (фоносемантическая ассоциация).
В стихотворный текст активно включаются мотивы и образы разных культур. Излюбленным источником художественных реминисценций для поэтов Серебряного века была греческая и римская мифология («Концерт на вокзале» О. Мандельштам, «Вослед» М. Волошин), взаимодействующая с прямыми номинациями «железнодорожного» дискурса и зооморфными метафорами:
Бывало, вся жизнь моя — в шарфе,
Лишь подан к посадке состав,
И пышут намордники гарпий,
Парами глаза нам застлав.
Б. Пастернак. Вокзал
В греческой мифологии гарпии — это полуженщины-полуптицы отвратительного вида, которые наказывают смертных, следовательно, железная дорога для поэтов Серебряного века — источник страха.
Часто железная дорога, согласно поэтическим интерпретациям, вызывает страх и приносит гибель, но может быть представлена «с нежностью», на что обычно указывает использование уменьшительно-ласкательных суффиксов, которые снимают экзотичность в семантике образа, заменяя ее обыденностью, домашностью:
Но в тот же миг заметил я ножки малютки,
Где поприще бега было с хвостом.
В. Хлебников. Змей поезда
Свечи
кажут
язычьи кончики.
11 ночи.
Сидим в вагончике.
В. Маяковский. Ух, и весело!
Таким образом, в поэзии Серебряного века отражены самые разнообразные но-
минации, прямо или косвенно относящиеся к железной дороге, которая становится культурным кодом для поэзии конца XIX -начала XX века и подвергается художественному осмыслению. Можно говорить не просто об образе железной дороги, а о железнодорожном дискурсе в поэзии данного периода, об особой познавательной модели, привлекаемой в иных дискурсах и привлекающей к себе иные дискурсы. В проанализированных текстовых фрагментах проявляются амбивалентные интерпретации: с одной стороны, железная дорога вызывает ощущение страха и смерти (на что указывает использование мифологических мотивов и образов гибели), а с другой — радости. Концепт «железная дорога» чаще рисуется с помощью зооморфных и антропоморфных гештальтов, но встречаются текстовые фрагменты, в которых она представлена в виде музыкальных инструментов, явлений природы («И поезд метет по перронам // Глухой многогорбой пургой» — Б. Пастернак) или оружия («Поезд = стрела // а город = лук» — Д. Бурлюк). Проведенный лексический анализ подтверждает точку зрения М. Л. Гаспарова: «Экзистенциальные темы — Жизни, Смерти, Бога — в поэзии Серебряного века стоят на первом месте"8.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Арутюнова Н. Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 136−137.
2 Кармин А. С., Новикова Е. С. Культурология. СПб., 2005. С. 247−248.
3 Чернявская В. Е. Дискурс и дискурсивный анализ: традиции, цели, направления // Стереотипность и творчество в тексте. Пермь, 2002. С. 134.
4 Чернявская В. Е. Дискурс и дискурсивный анализ: традиции, цели, направления // Стереотипность и творчество в тексте. Пермь, 2002.
5 Примеры в статье приводятся по следующим источникам: Багрицкий Э. Г. Стихотворения / Русская поэзия ХУП-ХХ в. Электронный диск- Белый А. Стихотворения / Русская поэзия ХУП-ХХ в. Электронный диск- Бурлюк Д. Д. Стихотворения / Русская поэзия ХУП-ХХ в. Электронный диск- Маяковский В. В. Стихотворения / Русская поэзия ХУП-ХХ в. Электронный диск- Нарбут В. И. Стихотворения / Русская поэзия ХУ11-ХХ в. Электронный диск- Пастернак Б. Л. Стихотворения / Русская поэзия ХУП-ХХ в. Электронный диск- Хлебников В. Стихотворения / Русская поэзия ХУП-ХХ в. Электронный диск.
6 Копалинский В. Словарь символов. М., 2002 С. 166.
7 Там же. С. 40.
8 Гаспаров М. Л. Поэтика «серебряного века» // Русская поэзия 1890−1920-х годов: Антология. М.: Наука, 1993. С. 5−35.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой