Дискурсивный аспект анализа русской языковой личности в пространстве рок-культуры

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Д. И. Иванов
ДИСКУРСИВНЫМ АСПЕКТ
АНАЛИЗА РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ
В ПРОСТРАНСТВЕ РОК-КУЛЬТУРЫ
DMITRY I. IVANOV DISCURSIVE ASPECT OF THE ANALYSIS OF RUSSIAN LANGUAGE PERSONALITY IN THE FIELD OF ROCK CULTURE

Дмитрий Игоревич Иванов
Кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры практического русского языка Ивановского государственного университета > Ivan610@yandex. ru
Статья посвящена проблеме дискурсивного анализа языковой личности, формирующейся в пространстве отечественной рок-культуры на рубеже ХХ-ХХ1 вв. Выделяется два типа дискурса («романтический» (модернистский) дискурс и «серийный» (постмодернистский) дискурс), в рамках которых формируются языковые личности разных типов.
Ключевые слова: языковая личность, дискурс, рок-альбом, рок-культура, рок-композиция.
The article concerns the problem of the discursive analysis of the language personality shaping in the field of domestic rock culture at the turn of XX-XXI centuries. There are two types of discourse (& quot-romantic"- (modernist) discourse and & quot-serial"- (post-modernist) discourse) in the network of which language personalities of different types are formed.
Keywords: language personality, discourse, rock album, rock culture, rock composition.
В современной лингвистике актуальны проблемы, связанные с определением внутренних механизмов формирования русской языковой личности и ее эволюции на рубеже ХХ-ХХ1 вв. Для решения этих проблем необходимо выяснить: 1) какие уровни структуры языковой личности подвержены наибольшему изменению- 2) как трансформируется связь уровней языковой личности в пространстве дискурса- 3) как изменяется характер взаимодействия параметров и компонентов дискурса («состав лексикона и жизненные идеалы, или иерархия ценностей в картине мира и моральные ценности» [4: 8]).
Рассмотрим типы русской языковой личности, сложившейся в пространстве рок-культуры. Именно в это время формируются два самостоятельных, качественно различных дискурса, в каждом из которых складывается специфическая модель русской языковой личности.
Первый тип дискурса складывается в конце восьмидесятых годов в «героическую» эпоху русского рока. Этот дискурс можно назвать романтическим, героическим дискурсом. Второй тип дискурса начинает формироваться в конце девяностых годов ХХ века, его можно назвать серийным дискурсом, так как он создан по постмодернистской модели. С уверенностью можно говорить о том, что романтический дискурс к середине 90-х годов начинает себя изживать и уже не существует как
целостная дискурсивная система, он постепенно растворяется в серийном дискурсе в виде отдельных фрагментов «осколков» «героической» эпохи.
Для рассмотрения эволюции русской языковой личности в пространстве рок-культуры на рубеже веков необходимо провести сопоставительный анализ романтического и серийного дискурсов с точки зрения воплощения в них языковой личности разных типов.
По мнению, Ю. Н. Караулова, в рамках дискурсивного анализа через изучение языковой личности можно «реконструировать содержание мировоззрения личности» [4: 4]. Предметом анализа может стать не только реальный человек, но и лирический герой. Исследование языковой личности лирического героя последнего проведем с помощью анализа «суммы высказываний персонажа художественного произведения, который выступает в этом случае как модель реальной языковой личности» [4: 4]. В рамках рок-культуры и рок-поэзии, в частности, языковая личность лирического героя рок-текста генетически связана с личностью автора текста.
Таким образом, исследование рок-поэзии позволяет описать и раскрыть через специфику языковой личности лирического героя личность автора текста — реального человека.
Рок-культура не является локальным, замкнутым пространством, это оригинальная художественная надсистема, «конгломерат диалогически взаимодействующих субъязыков и субкультур, в совокупности описывающих отношение мира и человека во всей их сложности» [5: 170- 171]. Рок-культура открыта как ближним, так и дальним контекстам. Е. А. Козицкая полагает, что «рок является одновременно и естественной составляющей национальной культуры, и альтернативной ей же, частью целого, органически сращённой с ним и тем не менее претендующей на самодостаточность и самоценность, а в крайнем выражении даже аутичной» [5: 170]. Рок превращается в пограничную, связующую зону. Результатом осмысления «чужого» опыта является создание «рок-версий» романтической, авангардной, натуралистической и других эстетик, читателю-слушателю предлагается спектр адап-
тированных «идеологий» (воззрений), своеобразных аналогов уже существующих эстетических систем. Отметим, что принцип открытости органически связан с синтетическими особенностями рок-культуры, что, в свою очередь, указывает на потенциальное стремление рока к эволюции, точнее, к изменению культурного статуса под воздействием обновляющейся реальности.
Таким образом, рок-культура не ограничена чёткими рамками и представляет собой своеобразный «резервуар», который наполняется новыми культурными тенденциями, возникающими в современном обществе и в русской культуре в целом. Анализ разнонаправленных дискурсивных систем, генетически связанных с обновлением и эволюцией русской языковой личности, формирующихся в рамках рок-культуры, проецируется на всю русскую культуру рубежа ХХ-ХХ1 вв.
В данном контексте становится актуальным широкое понимание языковой личности как вида «полноценного представления личности, вмещающее в себя и психический, и социальный, и этический и другие компоненты, но преломлённые через её язык, её дискурс» [4: 3].
Уровни воплощения языковой личности (вербально-семантический, когнитивный, прагматический) пронизывают структуру дискурса, являясь компонентами дискурсивной личности и дискурсивного мышления. На соединение уровней языковой личности в рамках дискурса указывает М. Фуко, дискурс в его трактовке характеризуется «качественным составом тематики & lt-… >- текстов, поскольку является языковым отражением определённой социокультурной, политической и идеологической практики» [1: 53].
Уровни воплощения языковой личности, пронизывая структуру дискурса, связывают, организуют его классификационные признаки, превращая их в систему.
Классификационными признаками (уровнями воплощения) дискурса являются: «рече-мыслительный (отвечает за порождение текста) — этнокультурный (отвечает за протекание общения в рамках традиционного интерактивного ритуала) — когнитивно-событийный (отвечает
за адекватное представление предмета общения, коммуникативного события на фоне знания данного фрагмента мира, мнений, ценностных установок) — композиционно-стилистический (контролирует жанровую архитектонику) — ситуативный (репрезентирует участников дискуссии и обстоятельства, которые сопровождают общение) — ре-чеповеденческий (отвечает не только за жестово-мимическое сопровождение, паритетность, конкретность, фактичность речевого общения, но и служит индикатором общей эрудиции коммуникантов) — ассоциативно-образный (мысленно объединяет лингвокреативные и экстралингвистические энергопотоки общего смысла, из которых, собственно, и формируется синергетика дискурса, его открытая, нелинейная и саморазвивающаяся система)» [1: 54].
Уровни языковой личности и классификационные признаки дискурса соотносятся следующим образом: вербально-семантический уровень структуры языковой личности прямо соотносится с речемыслительным и этнокультурным признаками дискурса- когнитивный уровень структуры языковой личности генетически связан с когнитивно-событийным признаком дискурса- прагматический уровень структуры языковой личности связан с ситуативным и речеповеден-ческим признаками дискурса. В результате этого взаимодействия формируется ассоциативно-образный классификационный признак дискурса, который можно назвать обобщающим признаком, так как он синтезирует в себе лингвокреа-тивные и экстралингвистические «энергопотоки общего смысла дискурса».
Особое место в структуре дискурса занимает композиционно-стилистический признак, не только контролирующий жанровую архитектонику, но и определяющий качественные особенности дискурса и воплощённой в его пространстве языковой личности. Этот признак метафорически может быть назван организующим компонентом дискурса: «Важнейшей составляющей дискурса является композиционно-стилистическая фасета, поскольку она оформляет общую картину коммуникативно-когнитивной деятельности в соответствии с типом дискурса»
[1: 54]. Высказывания, лежащие в основе системы дискурса, отражают специфические условия и цели порождения текста «не только своим содержанием (тематическим) и языковым стилем, то есть отбором словарных, фразеологических и грамматических средств языка, но прежде всего своим композиционным построением» [2: 241].
Для двух основных типа дискурса, существующих в пространстве рок-культуры конца 1980-х — начала 2000-х годов, характерна особая композиционно-стилистическая организация. В качестве специфического типа дискурса выступает группа рок-композиций, объединённых в рок-альбом.
Обращение к рок-альбому обусловлено тем, что этот жанр является самой распространённой формой бытования рок-произведений [3]. Кроме того, рок-альбом сам по себе является дискурсивной системой, которая создаётся автором на протяжении определённого времени. Для анализа качественных характеристик языковой личности рок-поэта важно рассмотреть не один альбом, а несколько последовательно изданных альбомов (своеобразный мета-дискурс языковой личности).
Рок-альбом создаётся путём объединения рок-композиций в дискурсивную систему, каждая из которых выступает одновременно как самостоятельная семантическая единица дискурса и как часть целого дискурса, в рамках которого формируется языковая личность.
Существует два подхода к композиционно-стилистической организации текстов внутри альбома. Каждый подход соотносится с опредё-лённым типом дискурса.
В основе романтического дискурса лежит принцип традиционной циклизации материала: композиции объединены по жанрово-тематического принципу- заглавие альбома является цементирующим фактором- композиция альбома тщательно продумывается, чётко выстраивается драматургия- присутствует изотопия — пересечение нескольких групп мотивов- пространственно-временной континуум альбома отражает целостную авторскую концепцию бытия, базирующуюся на богатом опыте прошлого.
Примером рок-альбома, созданного с помощью принципов традиционной циклизации, является альбом В. Цоя «Группа крови».
В основе серийного дискурса лежит принцип антициклизации (серийности): жанровая эклектика при нередком сохранении некоей доминирующей темы- заглавие выполняет функцию безликой маркировки для целого ряда не связанных между собой композиций- песни расположены в произвольном порядке, подразумевающем различные варианты организации материала- присутствует либо монотонное, либо трудно обосновываемое повторение одного и того же мотива, либо полная эклектика- возможны два варианта: или демонстративный разрыв с вековой мудростью, или констатация «смерти автора», либо эпатирующий авторский произвол [6: 44]. Примером рок-альбома, созданного с помощью принципов антициклизации, является альбом группы «Сплин» «Раздвоение личности».
Таким образом, анализ структуры, причин трансформации и эволюции русской языковой личности в пространстве рок-культуры на рубеже ХХ-ХХ1 вв. должен проводиться в рамках дискурсивных систем разных типов.
ЛИТЕРАТУРА
1. Алефиренко Н. Ф. Проблема соотношения речевого жанра и дискурса // Вестник РУДН: Русский и иностранные языки и методика их преподавания. М., 2009. № 2. С. 119−134.
2. Бахтин М. М. Литературно-критические статьи. М., 1979.
3. Доманский Ю. В. Циклизация в русском роке // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Тверь, 2000. С. 89−96.
4. Караулов Ю. Н. Русская языковая личность и проблемы её изучения // Язык и личность. М., 2002. С. 3−15.
5. Козицкая Е. А. Субъязыки и субкультуры русского рока // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Тверь, 2001. С. 153−162.
6. Ступников Д. О. Рок-альбом как продукт серийного мышления // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Тверь, 2001. С. 102−111.
[хроника]
«ЯЗЫК МОЛОДЕЖИ — ЯЗЫК БУДУЩЕЙ РОССИИ»
В Тюмени в рамках Всероссийской научно-практической конференции «Молодёжь — будущее России», 20 ноября 2009 года состоялся круглый стол «Язык молодежи — язык будущей России», организатором которого выступила кафедра русского языка Тюменского государственного университета. Идея его проведения была поддержана Союзом журналистов Тюменской области. На круглом столе сквозь призму современной языковой ситуации рассматривались проблемы: «Молодёжь — стратегический ресурс инновационного развития России», «Молодёжь в системе образования и науки», «Нравственное самоопределение современной молодёжи», «Социализация молодёжи в современных условиях».
Круглый стол соединил в себе свободную дискуссию, выступления с докладами и обзор школьных и студенческих работ, присланных на городской конкурс с одноименным названием.
Работы были представлены в двух номинациях: «Сочинение» и «Публицистическая статья».
Победителями конкурса стали учащийся 10-го класса тюменской школы № 66 им. 60-летия Великой Победы Николай Сидоров («Сочинение») и студентка первого курса отделения журналистики Тюменского
госуниверситета Анна Шанина («Публицистическая статья»). У Коли Сидорова члены жюри позаимствовали фразу, которую предложили эпиграфом разговора: «Только вы, люди взрослые, можете повлиять на молодежь своим примером».
Сегодняшнюю ситуацию конкурсанты, в частности, представили следующими мнениями о языке молодёжи.
Существующие «мифы» о языке молодежи обобщила в своей статье и попыталась их развенчать А. Шанина:
• Миф первый, стереотипический: Молодежный язык — это бесформенная густая масса слов, на три четверти состоящая из жаргонизмов, таких, как «ништяк» и «чувак».
• Миф второй, консервативный: Молодые постоянно придумывают новые слова, которые никому не нужны, а традиционные выражения незаслуженно отвергают.
• Миф третий, пессимистический: Скоро настоящего русского языка не станет, его заменит молодежный сленг-суррогат, основой которого будут сокращенные до предела слова и сплошные англицизмы.
(Окончание на с. 83)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой