«З невеликой искры огнь востати может»: русско-шведский приграничный диалог после Столбовского мира

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Чепель Александр Иванович,
к. и. н., РГПУ им. А. II. Герцена (Санкт-Петербург)
«ИЗ НЕВЕЛИКОЙ ИСКРЫ ОГНЬ ВОСТАТИ МОЖЕТ»: РУССКО-ШВЕДСКИЙ ПРИГРАНИЧНЫЙ ДИАЛОГ ПОСЛЕ СТОЛБОВСКОГО МИРА
Одним из последствий Смутного времени стало появление новой шведско-русской границы. По условиям Столбовского мира 1617 г., царь Михаил Федорович уступил шведскому королю Густаву II Адольфу северо-западные русские земли, населенные преимущественно православными. Граница разделила живших в едином культурном, экономическом, политическом пространстве людей на две категории — русских и шведских подданных.
Управление порубежными территориями осуществляли русские воеводы и коменданты шведских приграничных крепостей, в русских документах именуемые «державцами». Их переписка через границу, отразившая приграничные проблемы, пути их разрешения, особенности взаимодействия местного населения, отложилась в фондах РГАДА и Научноисторического архива Санкт-Петербургского института истории РАН. Эти документы, систематизированные и достаточно хорошо сохранившиеся, послужили основной источниковой базой настоящего исследования, в котором рассматривается положение в шведско-русском приграничье после Столбовского мира- изучается взаимное влияние приграничных проблем и пограничной политики, с одной стороны, и русско-шведских отношений на правительственном уровне — с другой.
Заключив мирный договор, Швеция и Россия стали искать пути к сотрудничеству для борьбы против общего врага — Речи Посполитой. Помимо общих целей на международной арене, стороны были заинтересованы в налаживании регулярных торговых отношений. Казалось бы, на основе взаимных интересов у партнеров создавались благоприятные возможности решить важнейшие собственные задачи: у Швеции — утвердиться в ранге великой державы, у России — преодолеть последствия Смуты. Одним из препятствий на этом пути стала напряженность, вызван-
ная порубежными проблемами, притом, что и Стокгольм, и Москва требовали от своих приграничных властей всеми силами избегать каких-либо трений вблизи границы.
Выделим основные узлы приграничных проблем и рассмотрим, как стороны пытались их разрешить.
1. Приграничное межевание, которое центральные правительства официально требовали завершить как можно скорее, растянулось на десятилетия. Одной из причин была неуступчивость обеих сторон, вызванная менявшейся международной обстановкой: поступавшие на рубеж сведения о победах или поражениях Швеции или России в тех или иных вооруженных конфликтах существенно меняли тон дипломатического общения. Используя несовершенство документальной базы, русские и шведские дипломаты, с целью изменения в свою пользу оговоренной пограничной черты, подчас устраивали провокации в приграничных районах, инициировали ложные свидетельские показания местных старожилов, привлекаемых к процедуре межевания. Кроме того, значительным препятствием для проведения линии границы служили действия порубежных жителей, систематически разрушавших установленные властями пограничные знаки с целью создания более благоприятных для себя условий хозяйствования. Здесь им на руку было недостаточное внимание приграничных властей к поддержанию в должном порядке межевых знаков.
2. Усилия Стокгольма и Москвы по созданию взаимовыгодного военно-политического союза позволяли концентрировать внимание не на военно-оборонительных, а на дипломатических рычагах обеспечения безопасности шведско-русской границы. Ограниченные финансовые возможности сторон не позволяли выделять достаточно ресурсов на укрепление протяженной границы, и в этих условиях большое значение придавалось информации о мероприятиях соседа вблизи рубежа. За сбор «вестей» из-за границы отвечали приграничные власти, систематически отправлявшие добытые сведения в столицы. Для этого пользовались услугами лазутчиков, что усиливало напряженность в русско-шведских отношениях. Москва оказалась в более благоприятных условиях: воеводы имели возможность использовать старые связи с русскими, ставшими подданными шведского короля. В интересах Москвы было также то обстоятельство, что, при общей малочисленности населения, шведские власти вынуждены были привлекать в приграничные гарнизоны, наряду с представителями различных этносов, также и местное русское население, которое нередко
не было доброжелательно по отношению к новой власти. «Державцы» тоже искали способы воздействия как на новых шведских подданных, так и на заграничное население, используя родственные, дружеские, деловые контакты разделенных границей людей, подкуп, угрозы, иногда — прямое насилие.
3. Большие масштабы приобрела нелегальная торговля: вопросы жизнеобеспечения заставляли приграничное население продолжать традиционный товарообмен, невзирая на появление новой границы. Помогали местным жителям недостатки в организации пограничной охраны и наличие давних торговых путей. Кроме того, власти обеих стран, нуждаясь в лояльности порубежных жителей, не проводили последовательно в отношении них закрепленные в дипломатических документах ограничительные меры в торговой сфере: уменьшение трений вблизи границы благоприятствовало военно-политическому сближению Москвы и Стокгольма. Политические обстоятельства менялись, и запоздалые попытки осуществить торговые ограничения на практике приводили к недовольству местных жителей, обостряя русско-шведские отношения. Дестабилизацию усиливала сложившаяся практика решать проблемы нелегального провоза товаров с помощью взятки, и представители пограничных властей обеих сторон нередко выступали в качестве получателей «подарков».
4. Установление новой границы способствовало росту преступности в приграничье. Появилась возможность использовать территорию соседней страны в качестве убежища, а спрос на краденое имущество среди местных жителей стимулировал преступников, поиск которых тормозился бюрократическими процедурами в ходе взаимодействия приграничных администраций. Подчас даже личное вмешательство монарха, контролировавшего ход дознания, не могло существенно ускорить процесс. Расследованию преступлений нередко мешала круговая порука среди порубежного населения, а также страх пострадать от преступников, на которых мог поступить донос. Нередко приграничные землевладельцы для собственной выгоды принуждали зависевших от них людей вредить зарубежному населению путем нелегальной эксплуатации угодий, краж, грабежей. С другой стороны, укрывшиеся за рубежом крестьяне и дворовые люди зачастую целенаправленно грабили именно своих бывших хозяев, при этом причиняя им и членам их семей увечья, вплоть до убийства. Свою лепту в усиление пограничной напряженности вносили представители местных властей, покрывавшие преступников за взятки, а ино-
гда и сами участвовавшие в грабежах и членовредительстве в отношении зарубежных жителей, оказавшихся на подведомственной им территории.
5. Проведение шведско-русской границы способствовало росту числа нелегальных мигрантов — перебежчиков. Эта проблема оказывала наиболее существенное и постоянное влияние на дестабилизацию в приграничье, являясь важнейшей темой на переговорах сторон, проходивших в обеих столицах. Важным обстоятельством, способствовавшим росту численности перебежчиков, служила готовность населения по обе стороны границы, заинтересованного в увеличении числа рабочих рук, принимать и укрывать беглецов. Основной поток перебежчиков устремлялся со шведской на русскую территорию. Уверенно выделить основную причину такой направленности миграции имеющиеся в нашем распоряжении источники не позволяют. В поисках более благоприятных условий существования жители приграничья, пользуясь проницаемостью границы, уходили от проблем, ставших после Столбовского мира общими для России и Швеции: рост налогового бремени, потребность в наращивании воинских формирований. Важной причиной переходов было стремление разделенных границей родственников воссоединиться. Вероятно, значительную роль играли конфессиональные различия. Шведская политика в полученных по мирному договору 1617 г. русских землях отличалась двойственностью. С одной стороны, в отношении православных проводилась политика распространения лютеранства путем проповеди и предоставления льгот тем, кто готов был сменить вероисповедание, с другой — шведские власти стремились подчеркнуть, что отправление православных обрядов на шведской территории не встретит каких-либо затруднений. Шведские власти были вынуждены постоянно реагировать на противоречащие мирному договору инициативы русской стороны, которая эксплуатировала бытовавшее среди православного населения представление, отождествлявшее всякого православного с царским подданным. Стокгольм систематически выражал претензии по поводу сокрытия Москвой действительных масштабов ухода населения. Русское правительство, декларировавшее готовность препятствовать укрыванию перебежчиков со шведской стороны, тайно требовало от воевод способствовать переходам зарубежного населения на русскую территорию. «Державцы», бессильные дипломатическими средствами предотвратить убыль населения, часто напоминали воеводам о возможности защитить суверенные права королевства силой оружия: «Из невеликой искры огнь востати может». Такие заявле-
ния оставались лишь декларацией. Увязший в европейских делах и нуждавшийся, по меньшей мере, в нейтралитете Москвы, Стокгольм не готов был разорвать хрупкую «соседственную дружбу». Напротив, царское правительство, не допускавшее в своей риторике угроз, воспользовалось оперативной слабостью королевства в районе шведско-русской границы и ввело войска на шведскую территорию.
Русско-шведская война 1656−1658 гг. продемонстрировала как хрупкость «вечного мира», так и беззащитность границы. В 1661 г. был заключен Кардисский мир, подтвердивший условия Столбовского договора. Швеция сумела добиться от России возврата завоеванных шведских территорий. Вновь проявились приоритеты политики королевства в отношении шведско-русской границы: не допускать конфликтов, сохраняя силы для решения европейских проблем.
Ключевые слова: Столбовский мирный договор, шведско-русское приграничье, нелегальная торговля, проблема перебежчиков
Information about the article:
Author: Chepel, Aleksandr Ivanovich, Ph. D. in History, Russian state pedagigical university, St. -Petersburg, Russia, achepel@mail. ru
Title: «From the small spark can ignite the great fire»: Russian-Swedish border dialogue after Stolbovo
Summary: On the basis of documents of Russian archives describes the situation in Swedish-Russian border region after the Stolbov peace treaty. The author makes an attempt to find out what caused the border-line problems and how Russian and Swedish diplomats tackled it. Analyzed causes of illusive of the new border and becoming the border territories into a zone of active illegal contacts of subjects of the neighbor countries. Reveals the contradictory policy of the Russian and Swedish authorities and impact of their policy decisions on the situation in border region. The author concludes that the solution of the border-line problems depended on mutual efforts of both Russian and Swedish authorities, what with close contacts of frontiersmen interfering with it, though both governments badly needed their loyalty.
Key words: Stolbov peace treaty, Swedish-Russian border region, illegal trade, defectors issue

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой