О дифференциации уголовной ответственности за общие должностные преступления, совершенные представителями власти

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК: 343
ББК: 67. 408
Коростелев В. С.
О ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ОБЩИЕ ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ВЛАСТИ
Korostelev V.S.
DIFFERENTIATION OF CRIMINAL RESPONSIBILITY FOR GENERAL OFFICIAL CRIMES COMMITTED BY AUTHORITIES
Ключевые слова: служебные (должностные) преступления, злоупотребление
должностными полномочиями, противодействие коррупции, должностное лицо, правоохранительные органы, судьи, представители власти.
Key words: official crimes (malfeasances), the abuse of official proxies, counteraction to corruption, official, police bodies, judges, representatives of authority.
Аннотация
В статье рассматриваются некоторые вопросы уголовной ответственности за общие должностные преступления, совершенные представителями власти, в связи с усилением антикоррупционной политики.
Abstract
Questions of criminal responsibility for general malfeasances, perfected by representatives of authority are revealed in this article according to strengthening of anticorruption’s policy.
На настоящем этапе генезиса отечественной уголовной политики умы ученых в сфере уголовного права не оставляет проблема усиления уголовно-правовой охраны властеотношений от тех лиц, которые занимают особо ответственное положение. Здесь решение вопроса во многом зависит как от роста коррупционной составляющей в сфере интересов государственной и муниципальной службы, так и от триединого основания, связанного с состоянием современного правоприменения, с развитием новой системы социально-политических и экономических отношений и новейшими данными уголовноправовой доктрины.
Усиление уголовной ответственности отдельных представителей власти уже нашло свое отражение в положениях ч. 3 ст. 364 У К Украины 2001 года, где повышена ответственность за злоупотребление властью или служебным положением работников правоохранительного органа (при том интересный факт: в ст. 364 У К Украины тяжкие последствия — квалифицирующий признак, а совершение деяния работником правоохранительного органа — особо квалифицирующий признак). Реализация данного подхода отражена и в ст. 194 Пенитенциарного кодекса Японии 1907 года (специальной норме о злоупотреблении служебным положением применительно к ст. 193 упомянутого уголовного закона) о повышенной ответственности «лиц, исполняющих или содействующих исполнению судебных, прокурорских или полицейских полномочий».
Основания для усиления ответственности должностных лиц правоохранительных органов7 и иных представителей власти весьма многообразны. Здесь есть своеобразный
1 Мы исходим из следующего списка правоохранительных органов, выведенных нами на основе анализа ст. 2 ФЗ от 20 апреля 1995 года № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»: прокуратура, следственные комитеты, органы и подразделения дознания, органы, уполномоченные в соответствии со ст. 13 ФЗ от 12 августа 1995 года
повод: систематические публикации в СМИ о фактах совершения служебных
преступлений, чаще всего должностных лиц системы МВД РФ1 — что является далеко не безосновательным. В справке Самарского областного суда об обобщении работы судов по рассмотрению уголовных дел по ст. ст. 285, 286 УК РФ за 2006−2007 гг. указано: «Подавляющее большинство должностных лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по делам данной категории, составляют сотрудники органов внутренних дел, в том числе и сотрудники миграционной службы"2. Привлекаются к уголовной ответственности и сотрудники иных правоохранительных органов: прокуратуры, службы судебных приставов3 и др. О рассматриваемой проблеме еще в 2002 году высказался А. Варыгин, выделив криминологическое основание усиления уголовной ответственности должностных лиц правоохранительных органов: «У значительной части сотрудников органов внутренних дел в настоящее время сформировалась определенная деформация мышления… В силу этого они сами легко преступают закон и, соблюдая корпоративность, примиренчески относятся к сослуживцам, совершающим преступления, прежде всего должностные и против правосудия"4. Е. В. Львович предложила расширить перечень лиц, несущих повышенную уголовную ответственность ввиду особого должностного положения путем введения в ч. 3 ст. 285 УК особо квалифицирующего признака — «то же деяние, совершенное сотрудником правоохранительных органов или судьей"5. А. Ю. Смирнов, опираясь на комплексный анализ судебной практики и выделенные крими -нологические основания, предлагает усилить ответственность «должностных лиц, проходящих службу в правоохранительных органах» путем внесения указания на них в том числе в ч. 2 ст. 285 УК6.
С учетом вышеизложенного нельзя не упомянуть о Федеральном законе от 22 июля 2010 года № 155-ФЗ, которым УК РФ дополнен ст. 2861 «Неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа». Соглашаясь с недочетами, допущенными при формулировании признаков состава преступления (необоснованное сужение содержания объективной стороны состава преступления, субъекта преступления, отсутствие мотива, несвойственное отечественной законодательной технике определение общественно-
N° 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», МВД РФ, ФСБ РФ, ФСКН РФ, ФССП РФ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.
В частности, огласке были приданы действия оперуполномоченного уголовного розыска криминальной милиции УВД по району Южное Тушино города Москвы, склонившего знакомую своего практиканта к написанию заявления о якобы совершенном в отношении её преступлении в целях повышения собственных показаний раскрываемости (осуждён по ч.1 ст. 285 УК) — См. «Осуждены милиционеры, склонившие знакомую оговорить невинных» [Электронный ресурс] // PRAVO. RU — юридический портал, 2010. URL: http: //www. pravo. ru/news/view/26 395/.
2 Справка о результатах обобщения судебной практики рассмотрения судами Самарской области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 285 и 286 УК РФ, за 2006 и 2007 годы [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ. -правовой системы «Гарант платформа F1 Эксперт».
3 См. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф от 29 апреля 2010 года по делу М 74-О10−7сп // SUPCOURT. RU: официальный сайт Верховного Суда Р Ф. Систем. требования: Adobe Acrobat Reader. URL: http: //www. supcourt. ru/stor pdf. php? id=295 290 (дата обращения:
01. 04. 2011) — Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф от 25 декабря 2009 года по делу М 15−009−48 // SUPCOURT. RU: официальный сайт Верховного Суда Р Ф. Систем. требования: Adobe Acrobat Reader. URL: http: //www. supcourt. ru/stor pdf. php? id=283 838 (дата обращения:
01. 04. 2011).
4
Варыгин А. Характеристика преступности среди сотрудников органов внутренних дел // Российская юстиция. — 2002 — М 12 — С. 62.
5 Львович Е. В. Должностное злоупотребление: Проблемы криминализации, квалификации и отграничения от правонарушений, не являющихся преступными: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Саратов, 2004. — С. 10.
6 См. Смирнов А. Ю. Корыстные должностные преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел: уголовно-правовая и криминологическая характеристики: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Томск, 2010. — С. 12.
опасных последствий)1, подчеркнем наличие политической воли к усилению уголовной ответственности должностных лиц, занимающих особо ответственное положение.
Особо отметим, что есть еще одно, помимо особо ответственного положения, определяющее, на наш взгляд, основание для усиления уголовной ответственности, свойственное всем представителя власти (!). Оно лежит в сравнительно усиленной охране их, должностных лиц, жизни и здоровья, поставленной в зависимость от их профессиональной деятельности (см., ст. ст. ст. 277, 295 317, 318 УК). Возникает резонный вопрос: если государство уделяет особое внимание охране прав и законных интересов представителей власти, почему оно адекватно не усилит их ответственность как субъектов преступления «злоупотребление должностными полномочиями»? Ведь повышенная охрана общественных отношений, связанных с этими лицами, должна предполагать и соответствующую ответственность представителей власти, по меньшей мере, за должностные преступления.
Теперь собственно к предложению о внесении изменений в действующий уголовный закон. Заключается оно в следующем. Необходимо ввести в перечень квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 285 УК термин «представитель власти», так как конструировать в отдельной статье норму, повторяющую по содержанию ст. 285 УК, нецелесообразно. Представляется нелогичным предложенный Е. В. Львович вариант внесения лиц, занимающих ответственное положение, в качестве особо квалифицирующего признака в ч. 3 ст. 285 УК, в противном случае возникнут диспропорции с повышенной уголовной ответственностью по ч. 2 ст. 285 УК лиц, занимающих государственные должности Российской Федерации и государственные должности субъектов Российской Федерации, а равно главы органа местного самоуправления. Ведь, следуя ходу мыслей Е. В. Львович, и их уголовную ответственность надо повысить применительно к ч. 3 ст. 285 УК, но тогда зачем нам ч. 2 ст. 285 УК?!
Однако возникнет другая проблема: отдельные должностные лица подпадают и под категорию представитель власти и под категорию «лица, занимающие государственные должности РФ» (например, Генеральный прокурор РФ как должностное лицо правоохранительного органа). Как быть? Нам представляется, что не все «лица, занимающие государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главы органов местного самоуправления» подпадают под широкое определение представителя власти в примечании к ст. 318 УК (хотя бы в части распорядительных полномочий в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости) — мы не обнаружили распорядительных полномочий в отношении лиц, не находящихся от должностного лица в служебной зависимости, применительно, например, к Секретарю Избирательной комиссии Самарской области2 как к лицу, занимающему государственную должность субъекта РФ, и к Начальнику управления аппарата Министерства обороны РФ3 как лицу, занимающему государственную должность РФ.
Решение возникшей коллизии видим в предложении следующей редакции ч. 2 ст. 285 УК: «То же деяние, совершенное представителем власти или лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления и не являющимся при этом представителем власти».
Целесообразным является вопрос проработки в связи с предлагаемыми изменениями
1 См. Шнитенков А. В. Уголовная ответственность за неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы УІІ Международной научнопрактической конференции 27−28 января 2011 г. — М.: Проспект, 2011. — С. 522 — 525.
2 Его полномочия подробнее см. в п. 3 ст. 6 Закона Самарской области от 13 марта 2001 года № 23 -ГД «Об избирательной комиссии Самарской области».
3 О действии его директив и указаний по кругу лиц подробнее см. п. 59 Приказа Минобороны Р Ф от 30 ноября 2006 г. № 100 & quot-Об утверждении Регламента Министерства обороны Российской Федерации».
редакции санкции ст. 285 УК и разработки повышенных сроков лишения права занимать определенные должности. Критика санкции ст. 285 УК в научной литературе уже звучала. Так А. В. Шнитенков писал: «…В целом, по сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством, за должностные преступления в У К России предусматриваются менее строгие наказания. Это не соответствует состоянию преступности в данной сфере и снижает уровень общего предупреждения таких преступлений"1.
Также необходимо дать возможность судам максимально ограничить возможность возврата в систему соответствующих органов отдельных уличенных в коррумпированности должностных лиц. Несмотря на то, что подобные препятствия уже созданы на уровне специальных нормативно-правовых актов, не позволяющих проходить, например, службу в правоохранительных органах при наличии судимости и ранее судимым лицам (см., например, ч. 2 ст. 40.1 ФЗ от 17 января 1992 года № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации», п. 2 ч. 1 ст. 29 ФЗ от 28 января 2011 года № 3-ФЗ «О полиции»), занимать должности судей (см. п. 2 ч. 1 ст. 4 Закона Р Ф от 26 июня 1992 года № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации»), непогашенная или неснятая судимость является препятствием к осуществлению функций присяжного заседателя как представителя власти (см. п. 2 ч. 2 ст. 3 ФЗ от 20 августа 2004 года № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»), создание дополнительного уголовно-правового, повторимся, препятствия, будет иметь основополагающее значение для выполнения предупредительной цели (ч. 2 ст. 43 УК) наказания в рамках санкции ст. 285 УК.
В связи с этим необходимо воспользоваться изменением в ч. 2 ст. 47 УК, внесенным ФЗ от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ, которое гласит, что «в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок до двадцати лет в качестве дополнительного вида наказания».
С учетом изложенного верхний предел лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью повысить с 3 до 8 лет в ч.ч. 2 и 3 ст. 285 УК.
Расширение верхнего предела относительно-определенной санкции в ч. ч 2 и 3 ст. 285 УК РФ субъекта злоупотребления должностными полномочиями, не являющегося представителем власти, не коснется, так как право суда на индивидуализацию их ответственности не было ограничено, а ситуация назначения несправедливого наказания в виде чрезмерной суровости (которую потенциально может предполагать новый верхний предел в 8 лет) преодолевается посредством процессуального института пересмотра приговоров (см. УПК РФ 2001 года).
Как представляется, предложенные изменения и дополнения в ч.ч. 2 и 3 ст. 285 УК будут наделены повышенным предупредительным воздействием для потенциальных правонарушителей из числа представителей власти, позволят судам использовать уголовный закон как средство создания «препятствия» в виде судимости (а также повышенного срока лишения права занимать должности) для последующего невозвращения в соответствующие органы уличенных в злоупотреблении должностными полномочиями должностных лиц, а также при их de lege ferenda будут конструктивной мерой в реализации государственной программы по противодействию коррупции.
Библиографический список
1. «Осуждены милиционеры, склонившие знакомую оговорить невинных» [Электронный ресурс] // PRAVO. RU — юридический портал, 2010. URL:
1 Шнитенков А. В. Ответственность за преступления против интересов службы: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. — Омск, 2006. — С. 13.
http: //www. pravo. ru/news/view/26 395/.
2. Варыгин А. Характеристика преступности среди сотрудников органов внутренних дел // Российская юстиция. — 2002 — № 12.
3. Львович Е. В. Должностное злоупотребление: Проблемы криминализации,
квалификации и отграничения от правонарушений, не являющихся преступными: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -Саратов, 2004.
4. Смирнов А. Ю. Корыстные должностные преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел: уголовно-правовая и криминологическая характеристики: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -Томск, 2010.
5. Шнитенков А. В. Ответственность за преступления против интересов службы: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. -Омск, 2006 — С. 13.
6. Шнитенков А. В. Уголовная ответственность за неисполнение сотрудником органа внутренних дел приказа // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы VIII Международной научно-практической конференции 27−28 января 2011 г. — М.: Проспект, 2011.
6

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой