О дифференциации уголовной ответственности за пособничество в преступлении

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Шубина Вероника Юрьевна
аспирант кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета (тел.: 89 184 435 621)
О дифференциации уголовной ответственности за пособничество в преступлении
Аннотация
На основе анализа монографической литературы и положений действующего УК РФ автор формулирует выводы относительно дифференциации ответственности пособника преступления. В работе подвергается критике акцессорная концепция ответственности соучастников преступления и предлагается криминализация специальных видов пособничества (например, в получении взятки и распространении наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов).
Annotation
On base of the analysis of the monographic literature and positions acting UK RF author formulates the findings comparatively differentiation to responsibility of the accomplice of the crime. The critic is subjected to In the work акцессорная concept to responsibility accessory crimes and is offered criminalization special type assisting (for instance, in reception of the bribe and spreading the narcotic facilities, психотропных material and their analogue).
Ключевые слова: дифференциация, уголовная ответственность, пособничество в преступлении, посредничество в получении взятки.
Key words: differentiation, criminal responsibility, assisting in crime, mediation in reception of the bribe.
Разработка проблем
дифференциации уголовной ответственности соучастников исторически велась в рамках работ, посвященных общему учению о соучастии в преступлении. Значительный вклад в этой области внесли Н. С. Таганцев, А. Жиряев, И. Я. Фойницкий, Л.С. Белогриц-Котляревский, Н. Д. Сергеевский. Кроме того, в дореволюционной науке уголовного права характеристике подстрекателя преступления посвятили свои труды Г. Е. Колоколов, С. Баршев, С. Шайкевич.
Уголовно-правовая доктрина советского периода также уделяла пристальное внимание дифференциации уголовной ответственности соучастников преступления. Эта проблема рассматривалась в работах А. Н. Трайнина, М. И. Ковалева, П. И. Гришаева, Г. А. Кригера, В. С. Прохорова, П. Ф. Тельнова, Ф. Г. Бурчака, Р. Р. Галиакбарова, А. П. Козлова, Л. Д. Гаухмана, А. Ф. Зелинского. Наряду с этим появились специальные труды, посвященные отдельным видам соучастников преступления. Так, в частности, Ф. Г. Бурчак и А.В. Пушкин
исследовали проблему уголовной ответственности подстрекателя, а А. М. Царегородцев и А. В. Покаместов -организатора преступления. В начале XXI в. данная проблематика, но уже в свете нового уголовного законодательства нашла отражение в работах А. А. Арутюнова, В. В. Васюкова, Д. А. Безбородова, Т. Г. Макарова и др.
Однако, несмотря на это, до сих пор отдельные положения законодательства о дифференциации уголовной ответственности соучастников преступления содержат внутренние противоречия либо не соответствуют сложившимся социальным реалиям, а потому нуждаются в корректировках. К числу таких положений относится и вопрос о дифференциации ответственности пособника преступления.
В теории уголовного права сложились две устоявшиеся концепции понимания юридической природы соучастия в преступлении. Одна из них исходит из принципа самостоятельности правовой оценки деяния каждого из соучастников преступления, другая — напротив, из принципа акцессорности (от латинского слова accessorium — «дополнительный», «несамостоятельный»).
148
Отмеченная двойственность просматривается на уровне современной редакции ст. 34 УК РФ, ч. 1, 2 и 4 которой олицетворяет первую из названных позиций, а ч.3 и 5 этой же статьи свидетельствуют об ориентире законодателя именно на акцессорную природу ответственности соучастников преступления.
Суть акцессорности, на взгляд М. И. Ковалева, заключена в признании того очевидного факта, что без исполнителя нет и соучастия в преступлении. Правила акцессорности требуют, чтобы:
а) все соучастники действовали совместно-
б) действия каждого соучастника находились в причинной связи с действиями исполнителя, а через них и с преступным результатом-
в) все соучастники действовали умышленно [1].
Однако многие отечественные ученые-юристы
на протяжении длительного времени выступали с аргументированной критикой акцессорной природы ответственности соучастников преступления. К их числу относятся как дореволюционные (И.Я. Фойницкий [2], И. Я. Хейфец [3], Л.С. Белогриц-Котляревский) [4], так и советские авторы (П.И. Гришаев и Г. А. Кригер [5], А. Ф. Зелинский [6], В. В. Сергеев [7], Ф. Г. Бурчак [8] и др). Аргументация этих авторов связана с отказом от служебной и признанием автономной роли подстрекательства и пособничества в преступлении. Действительно, акцессорная теория соучастия в преступлении содержит ряд внутренних противоречий и не отвечает требованиям социальной реальности о необходимости привлечения к уголовной ответственности соучастников преступления даже в тех случаях, когда исполнитель по каким-то причинам остался вне сферы такой ответственности вообще [9].
На наш взгляд, действительно трактовка ответственности организатора, пособника и подстрекателя преступления, как производной от ответственности исполнителя не только существенно ограничивает прикладное значение института соучастия, но и зачастую входит в прямое противоречие с нормативными предписаниями УК РФ. Так, например, ч. 1 ст. 239 УК РФ устанавливает самостоятельную ответственность за создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с теми или иными формами иной преступной деятельности. Часть 2 ст. 239 УК РФ предусматривает ответственность за пропаганду, названных в части 1 этой же статьи деяний. Статья 280 УК РФ запрещает публичные призывы к насильственному захвату власти, изменению конституционного строя Российской
Федерации, что представляет собой не что иное, как частный случай организаторской или подстрекательской деятельности. Аналогичную конструкцию имеет и ст. 354 УК «Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны». В этом же ряду следует указать и ст. 208, 209, 210, 21 2 УК РФ. Фактически речь идет о самостоятельной уголовной ответственности организаторов и подстрекателей вне связи с уголовно-правовой оценкой преступных действий исполнителей, т. е. вне связи с теорией акцессорного соучастия [10].
Нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что в нынешнем постинформационном обществе институт соучастия приобретает новое содержание посредством усложнения и профессионализации преступной деятельности. Как справедливо отмечает В. В. Лунеев, современное общество находится в криминальном капкане [11]. В этой связи возникает необходимость в расширении норм «двойной превенции», в том числе и криминализующих деяния организатора, подстрекателя и пособника. И если в отношении первых двух видов соучастников преступления такие нормы уже существуют, то в отношении пособника их явно недостаточно (примером может служить лишь ч. 1 ст. 205? УК РФ). В контексте изложенного следует выделить в качестве самостоятельного преступления пособничество во взяточничестве с установлением санкции, аналогичной той, которая предусмотрена за получение взятки. Нуждается в специальной криминализации также и пособничество в незаконной миграции, а также в незаконном обороте наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов и т. д. Это позволит на ранних стадиях выявлять и пресекать преступную деятельность в указанных сферах. На наш взгляд, очевидно, что такая деятельность, зачастую выступает в качестве определяющей в механизме преступного поведения в целом (например, взяткополучателя и наркодиллера). К тому же в России уже сложилась устойчивая практика по квалификации действий посредника незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ и посредника взяточничества как соучастника (пособника) соответствующих преступлений, а не как исполнителя. Представляется, что подобная практика полностью соответствует требованиям уголовного закона, поскольку действия посредников взяточничества и незаконного оборота наркотических средств не охватываются объективной стороной соответствующих
149
преступлений, описанных в Особенной части УК РФ
В свете сказанного уместно рассмотреть следующий пример из судебной практики. Прикубанским судом г. Краснодара 29 июля 2009 г. осуждена за посредничество во взяточничестве Т. Последняя, работая старшей медицинской сестрой, систематически передавала деньги от пациентов за ускорение срока проведения операции врачу К., занимавшему должность заместителя заведующего отделением Центра микрохирургии глаза [12]. Однако такая квалификация стала возможной, лишь потому, что к уголовной ответственности за получение взятки был привлечен врач К. Правовая оценка содеянного Т. изменилась бы, если бы вина врача не была доказана. В этом случае Т. избежала бы уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве, отвечая лишь за мошенничество. Еще интереснее возникает ситуация, если деяния взяткополучателя пресекаются на стадии приготовления либо покушения. В этой ситуации согласно ч. 5 ст. 34 УК РФ, действия посредника также квалифицируются как приготовление к преступлению, хотя эти действия по посредничеству имели вполне оконченный характер. Между тем, как известно, именно коррупционные преступления, в том числе и прежде всего взяточничество, наиболее латентны. По нашему мнению, сложность установления вины непосредственного получателя взятки не должна препятствовать наступлению уголовной ответственности в отношении иных соучастников преступления, вина которых в предписанном законом порядке полностью доказана.
Соучастие создает такое основание уголовной ответственности, при котором соучастники отвечают за все преступление, являющееся результатом интегрированных действий каждого из них, а не только за индивидуально ими совершенное. Как справедливо отмечает А. А. Арутюнов, не исполнитель с соучастниками совершает преступление, а «коллектив» соучастников в целом [13]. Соучастие в преступлении должно быть понято как феномен социального взаимодействия. В этой связи возникает вопрос относительно времени совершения преступления, которое определяется моментом совершения каждым соучастником деяния, в котором выражался его вклад в преступление. Но оконченным содеянное им считается с момента выполнения исполнителем объективной
стороны состава преступления. Тем самым законодатель стремился создать некий компромисс между акцессорной и солидарной концепциями ответственности соучастников преступления. И применительно к общим случаям уголовной ответственности организатора, подстрекателя и пособника он, видимо, неизбежен. Сказанное выступает дополнительным аргументом в пользу криминализации специальных видов пособничества в преступлении. В этом случае ответственность будет наступать по статье Особенной части УК РФ без ссылки на ч. 5 ст. 33 УК РФ, что, в конечном счете, будет способствовать реализации принципа неотвратимости и соразмерности уголовной ответственности за содеянное.
1. См., напр.: Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Понятие соучастия // Ученые труды Свердловского юридического института. Т. 3. Свердловск, 1960. С. 111- Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург, 1999. С. 13- Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 230- Соучастие в преступлении // Уголовное право. Общая часть / Под ред. В. Н. Петрашева. М., 1999. С. 251- Соучастие в преступлении // Уголовное право. Общая часть / Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой. М., 1998. С. 231.
2. Фойницкий И. Я. Уголовно-правовая доктрина о соучастии//Юридический вестник. 1891. № 1. С. 23.
3. Хейфец И. Я. Подстрекательство к преступлению. М., 1914. С. 5.
4. Белогриц-Котляревский Л. С. Учебник русского уголовного права. Киев, 1904. С. 214
5. Гришаев П. И., Кригер Г. А. Соучастие по уголовному праву. М., 1959. С. 172 -173.
6. Зелинский А. Ф. Соучастие в преступлении. Волгоград, 1971. С. 31.
7. Сергеев В. В. Соисполнительство преступления по советскому уголовному праву: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1972. С. 6 — 7.
8. Бурчак Ф. Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев, 1986. С. 126.
9. Васюков В. В. Виды соучастников в уголовном праве России. Автореф. дис… канд. юрид. наук. СПб., 2008. С. 8
10. Кубов Р. Х. Трансформация института соучастия в современном уголовном праве // Российский следователь, 2007. № 16, С. 28−29.
150
12. Архив Прикубанского суда г. Краснодара за 2009 г. Дело № 43−11−09.
13. Арутюнов А. А. Соучастие в преступлении по уголовному праву Российской Федерации.
Автореф. дис… д-ра. юрид. наук. М., 2006. С. 7.
151

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой