«.. . Ля увековечивания памяти государственных и общественных деятелей» (рукопись курского краеведа А. А. Танкова «Исторические монументы в провинции» России 1890-х годов)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 93: 902(093)
«…ДЛЯ УВЕКОВЕЧИВАНИЯ ПАМЯТИ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ» (РУКОПИСЬ КУРСКОГО КРАЕВЕДА А.А. ТАНКОВА «ИСТОРИЧЕСКИЕ МОНУМЕНТЫ В ПРОВИНЦИИ» РОССИИ 1890-х ГОДОВ)*
С.П. Щавелёв
Курский государственный медицинский университет,
кафедра философии
E-mail: sergei-shhavelev@yandex. ru
Публикуется выявленная в архиве рукопись курского учителя и краеведа А. А. Танкова (1856−1930), в которой содержится полный перечень всех памятников в честь исторических лиц и событий, установленных в городах России к заключительному десятилетию XIX века. Текст этого любопытного историографического источника сопровожден археографическим введением, энциклопедической справкой о жизни и деятельности автора рукописи, комментарием к отдельным реалиям, упомянутым в ней. Также публикуется переписка курского историка с генералом С. Н. Шубинским, редактором известного журнала «Исторический вестник», за 1880−1910-е годы. Эти документы проливают дополнительный свет на становление региональной историографии в нашей стране.
Ключевые слова: исторические монументы, памятники событиям и лицам русской истории, провинциальная историография, историческое краеведение, публикация культурного наследия, популяризация национального прошлого.
«…TO PERPETUATE THE MEMORY OF STATE AND PUBLIC FIGURES» (KURSK ETHNOGRAPHER A.A. TANKOV'- S MANUSCRIPT «HISTORICAL MONUMENTS IN THE PROVINCE OF» RUSSIA OF THE 1890'- S)
S.P. Schavelev
Kursk State Medical University
This is the publication of the manuscript revealed in archives of the Kursk. Ifs author is a teacher and local historian A.A. Tankov (1856−1930). The paper contains a complete list of all the monuments in honor of the historical figures and events, set in the cities of Russia to the final decade of the XIX century. The text of this curious histori-
* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 14−3 301 018 «Духовная практика как философская проблема: онтологические, эпистемологические, аксиологические аспекты».
ographical source & quot-escorted"- archaeographic introduction, encyclopedic reference on the life and work of the author of the manuscript, commentary separate realities mentioned in it. Also the correspondence papers of the Kursk historian with general S.N. Shubinsky are published. The last was an editor of the famous journal & quot-Historical Bulletin& quot- for 1880−1910-ies. These documents shed light on the formation of regional history in our country.
Keywords: historical monuments, memorials of events and personalities of Russian history, provincial historiography, historical regional studies, publication of cultural heritage, popularization of the national past.
Вниманию читателей тематического сборника «История и историческая память» предлагается документ, ярко характеризующий именно это в нашей стране сто с лишним назад. Полный каталог монументов, установленных в городах России к заключительному десятилетию позапрошлого века, дает возможность оценить приобретения и потери по части «одетой в камень и бронзу» нашей национальной памяти. Редкий архивный материал в чем-то дополняет и уточняет актуальные исследования теории и практики воссоздания и использования исторической памяти властью и народом1.
Биографическая справка
Анатолий Алексеевич Танков (1856−1930), курский педагог (учитель гимназий, школ), журналист (многолетний редактор «Курских губернских ведомостей», постоянный корреспондент многих печатных органов, центральных и провинциальных), собиратель и историк курской старины.
Выходец из семьи потомственных священнослужителей. Его отец, протоиерей Алексей Алексеевич Танков (1817−1904) преподавал в Курских гимназиях и пансионах «закон божий», участвовал в церковно-историческом описании губернии. Анатолий
1 См.: Уортман Р. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии: В 2 т. М., 2004- БуслаевА.И. Имперские юбилеи — тысячелетие России (1862 год) и девятисотлетие крещения Руси (1888 год): организация, символика, восприятие обществом. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М., 2010- Ща-велев С.П. 1150: юбилей российской государственности. От «призвания варягов» (862) до основания житийно-летописного города Курска (1032: 980). Курск, 2012- Миронов Б. Н. Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII — начало XX века. 2-е изд. М., 2012 («РИ как оружие в борьбе за власть»).
Танков окончил Курскую гимназию, затем историко-филологический факультет Московского университета со степенью кандидата (1880). С 1880 г. — учитель словесности в Курской Мариин-ской женской гимназии- с 1903 г. — в Курском реальном училище- с 1908 г. — в Александровской мужской гимназии в уездном г. Короче. В 1888—1890 гг. и 1905−1907 гг. редактировал «Курские губернские ведомости». Сотрудничал с газетами и журналами Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, Харькова.
Будучи удален из гимназий в связи либеральными высказываниями и начинаниями (несанкционированный начальством кружок учащихся по изучению художественной литературы), учительствовал в Курском реальном училище (1902−1907). Затем был вынужден по тем же политическим опасениям перебраться из губернского центра в уездные городки — Корочу, затем в Лебе-дянь, и там работать учителем. В Курск смог вернуться только в 1917 году. После революции преподавал русский язык и литературу в советских ликбезах, красноармейских «школах». С 1927 г. на покое. От краеведческой работы в новых условиях пролетарской диктатуры предусмотрительно отошёл. Поэтому и не попал в число репрессированных на рубеже 1920−1930-х гг. здешних краеведов2.
Всю сознательную жизнь вел дневник, который, по всей видимости, не сохранился.
На страницах курской и столичной периодики опубликовал массу статей и заметок по истории и культуре, преимущественно Курского края. Круг его краеведческих интересов необычайно широк — курские элементы «Слова о полку Игореве» и колонизация Посеймья в составе Московского государства- участие курян в Отечественной войне 1812 г. и в Крымской кампании- история дворянства губернии и связь его с движением декабристов- зарождение известной на всю страну Коренной ярмарки и отмена крепостного права в губернии- первые пожарные команды, история учебных заведений Курска- взяточничество здесь же и сенаторские ревизии по этому поводу- крестьянские волнения на территории губернии- и т. д., и т. п.
2 См.: Щавелев С. П. «Дело краеведов ЦЧО» 1930−1931 годов. (Курский «филиал»). Курск, 2007.
Следует отметить выразительный стиль танковской краеведческой публицистики, ее документированность архивными, этнографическими и фольклорными источниками.
Член Губернского статистического комитета, в составе которого участвовал в разборе архивов различных учреждений губернии. Пытался основать в Курске Губернскую ученую архивную комиссию как одну из первых в России, ещё в 1890-е гг., но неудачно. Губернское начальство почему-то не слишком доверяло этому гимназическому чиновнику, что выглядит странно при его, в общем, верноподданном поведении и постоянном сотрудничестве со вполне консервативными, монархическими печатными органами (вроде «Исторического вестника» С.Н. Шубин-ского и А.И. Суворина). Как видно, в полном признании на родине ему мешала либеральная репутация, попытки балансировать между официозом и свободомыслием. После создания такого учреждения в Курске в 1903 г. — непременный член правления Ученой архивной комиссии, одно время товарищ председателя. Однако в претензиях возглавить работу Комиссии ее официальные лидеры, курские чиновники первого ранга, ему вежливо, но внятно отказали.
Кроме курских краеведных кружков, А. А. Танков — член-сотрудник Императорского Русского Археологического Общества и Археологического института (Санкт-Петербург).
Автор весьма основательной, основанной на архивных данных, монографии по истории курского дворянства, подготовленной им к 300-летию Дома Романовых. Предположениями и фактами из этого труда (и других танковских публикаций) беззастенчиво пользовались несколько поколений курских историков, включая нынешних краеведов, как правило, не ссылавшихся на авторство соответствующих — танковских идей и сведений.
В заметках современных краеведов не редкость встретить восторженные оценки деятельности А. А. Танкова как их главного предшественника в дореволюционный период. В подобных отзывах содержится большая доля истины. Этот учитель по основной профессии и журналист по призванию отличался действительно рекордной для Курска плодовитостью, несомненным даром публициста и вполне достойным уровнем научной объективностью своих разысканий «искорок курской старины» (согласно излюбленному им подзаголовку краеведческих публикаций). Однако считать его «главным курским историком» дореволюционного
периода было бы преувеличением. Он остался любителем краевой истории, хотя и наиболее добросовестным среди своих современников. Показательно, что ему не нашлось места среди советских краеведов и, проживая с ними бок о бок в Курске все 1920-е гг., он никак не участвовал в их довольно кипучей деятельности.
Сочинения: Из истории освобождения крепостных в Курском крае (Очерки крестьянской эмансипации) / / Курский сборник. Вып. 2. Курск, 1902- Курский историко-археологический и кустарный музей / / Исторический вестник. 1910. Т. CXX. № 4- Исторический очерк Курской Мари-инской женской гимназии. 1861−1911. Курск, 1911- Исторический очерк Курского общественного клуба (1863−1913). Курск, 1913- Историческая летопись Курского дворянства. Т. 1. М., 1913- Курский край в начале царствования Петра Великого (конец XVII в.) / / Труды Курской губернской учёной архивной комиссии. Вып. II. Курск, 1915.
Большая часть газетных публикаций А. А. Танкова отмечена в «Указателе важнейших статей, помещённых в Курских Губернских ведомостях…» в этом же выпуске «Трудов КГУАК».
Литература: Бугров Ю. А. Летописец отчего края // Курская правда. 1988. 10 сент.- Щавелёв С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. 2. «Золотой век» губернского краеведения: 1860−1910-е годы. Курск, 1997- Бугров Ю. А., Амоскин А. С. Танковы. Курск, 2003.
Археографическая справка
Публикуемый ниже документ отложился в фонде С.Н. Шу-бинского, редактора и издателя «Исторического вестника» — довольно широко читаемого в свое время печатного органа.
Архив С. Н. Шубинского хранится в Отделе рукописей Российской Национальной библиотеки (ОР РНБ): фонд 874. Интересующий нас источник отнесен к описи № 2, инвентарный номер (дело) № 272. Данное архивистами заглавие гласит: «Танков А. А. Исторические монументы в провинции. Заметка. 1900-е гг. 6 лл.» Сразу замечу, что датировка неточна. В самой рукописи даны ссылки на сведения 1890 г., а в письме автора редактору уточнен и год написания самой «заметки» — 1891.
Как видно, сам автор переписал свою «заметку» пером и чернилами и послал для публикации редактору авторитетного и популярного столичного журнала. Но С. Н. Шубинский так и не опубликовал эту корреспонденцию, в отличие от нескольких других заметок курского учителя. То ли маститого редактора не устро-
ил стиль изложения, действительно несколько казенный, местами помпезный даже по тогдашним временам торжества имперской идеологии в нашей стране. То ли отставного генерала Шубинско-го смутил вывод автора статейки о том, что памятников историческим событиям и лицам у нас под конец XIX столетия маловато, заметно меньше, чем в Европе.
Мне представляется, что этот текст, все же, заслуживает быть напечатанным. С годами забвения его историографическая ценность выросла. Ведь в нем приведен фактический срез состояния монументального пропаганды славных традиций нашей Родины на рубеже ее патриархальной и модернизационной стадий развития. Поучительно будет сравнить скрупулезный перечень тогдашних памятников событиям и героям, которые прославили Россию, с последующим ходом и современным состоянием того же самого раздела общественной жизни и государственной политики.
Документ публикуется полностью, в авторской орфографии (с выпуском отмененных ее последующей реформой букв). Выделение отдельных слов автором в виде их подчеркивания сохранены, благо компьютер имеет соответствующую опцию. Пояснения составителя для лучшего понимания текста приведены в квадратных скобках, а комментарии тех или иных упоминаемых в нем реалий даны в виде постраничных примечаний. Поясняются только менее известные имена и события, а общеизвестные — нет. Также в квадратных скобках отмечается пагинация листов (и их оборотов) рукописи, данная архивистами. Сохранены и абзацы, на которые автор рукописи разбил ее текст (не всегда логично по содержанию).
Вслед за документом приводится переписка А. А. Танкова и С. Н. Шубинского, отложившаяся в том же архивном фонде. Письма провинциального корреспондента столичному издателю и редактору не столь содержательны с точки зрения историографии, однако служат еще одной иллюстрацией того, почему первоначально убыточный «Исторический вестник» со временем стал окупаться и даже приносить прибыль своим владельцам. Тираж столичного журнала неуклонно рос по нескольким причинам. Широкого читателя привлекала историческая беллетристика, рассказы таких маститых писателей, как Н. С. Лесков, но не в последнюю очередь и калейдоскоп любопытных, казусных заметок из провинции. В пополнении корпуса исторических анекдотов, любопытных случаев из прошлой жизни внес свою лепту и курский бытописатель А. А. Танков. В этом смысле его фигура ти-
пична для широкой сети губернских и уездных авторов столичных изданий, полунаучных, полубеллетристических, каков был и весь «Исторический вестник».
Стоит отметить, что гонорары в этом последнем издании были невелики по сравнению с другими центральными органами похожего содержания, так что сам С. Н. Шубинский предпочитал публиковаться в «Новом времени», «Ниве» и других органах тогдашней массовой печати.
Пользуюсь случаем выразить сердечную благодарность заведующему Отделом рукописей РНБ Алексею Ивановичу Алексееву и научному сотруднику той же библиотеки, заведующему группой исторической библиографии Отдела библиографии и краеведения Алексею Игоревичу Раздорскому за активное и всестороннее содействие в работе над указанным историческим источником.
А.А. Танков
ИСТОРИЧЕСКИЕ МОНУМЕНТЫ В ПРОВИНЦИИ*
Известно, что у нас в России с трудом прививается обычай ставить для увековечивания памяти государственных и общественных деятелей монументы на городских площадях. В то время, как за границей большие и малые города стараются перещеголять друг друга обилием воздвигаемых в стенах их памятников, у нас даже в древлепрестольной Москве находится всего три монумента: 1) Минину и Пожарскому- 2) Пушкину и 3) Ломоносову. О других русских городах и говорить нечего. Здесь мы не намерены ни объяснять причин этого явления, ни критиковать его. Нас интересует другое: передать в краткой заметке читателям «Исторического вестника» точные сведения обо всех находящихся в русских провинциальных городах на публичных общественных местах памятниках. Судя по своему личному опыту, мы убеждены, что многих занимает вопрос: сколько у нас в России монументов, в каких городах они находятся, по какому случаю воздвигнуты и т. п. Ответа на этот естественный вопрос до сих пор нельзя было [Л. 1об.] найти нигде. Между тем пишущему эти строки удалось в настоящее время получить надлежащие сведе-
* По сведениям 1890 года. — Примеч. А. А. Танкова.
239
ния по этому предмету, которые и будут здесь сообщены. Считаем долгом оговориться, что, во-первых, сведения эти не будут касаться памятников петербургских, как и без того достаточно известных- а во-вторых, финляндских и польских, не входящих в пределы нашей задачи.
Кроме столиц, в 35 русских провинциальных городах есть исторические монументы: из них 43 в губернских и только 4 в уездных. 45 губернских (включая в себя и областные) городов вовсе не имеют монументов. Число всех находящихся в них памятников равняется 63. Самыми богатыми, по числу памятников*, можно называть следующие города: Кронштадт (где пять памятников), Киев и Ригу (по четыре), Смоленск, Тобольск и Одессу (по три). Затем Житомир, Кишинев, Кострома, Нижний Новгород, Новгород [Великий], Петрозаводск, Полтава, Псков, Симферополь, Таганрог и Воронеж имеют по два памятника- по одному памятнику находится в Ярославле, Чернигове, Харькове, Сызрани, Симбирске, Самаре, Орле, Красноярске, Ковне, Ирбите, Астрахани, Архангельске и Курске [Л. 2]. В Кронштадте находятся следующие памятники: императору Петру I — освободителю города (поставлен в 1841 году, на Архангельской площади) — адмиралу Беллинсгаузену, за его знаменитые полярные путешествия- исследователю острова Новой Земли Петру Кузьмичу Пахтусову3 (памятник этот по ночам освещается газом). Кроме того, есть памятники: в память погибшего корабля: Азов4, и в память погибшему клиперу Опричник5. Все эти памятники сооружены на средства Морского ведомства и на добровольные пожертвования.
В Киеве прежде всего надобно отметить два памятника святому равноапостольному князю Владимиру: верхний и нижний. Нижний представляет собой часовню на Крещатике, на правом берегу Днепра, воздвигнутую в 1802 году. Верхний находится на Андреевской горе, он представляет собой отлитую из чугуна фигуру князя Владимира во
* Считая, в том числе и часовни. — Примеч. А. А. Танкова.
3 Пахтусов Петр Кузьмич (1800−1835), русский мореплаватель и гидрограф. Памятник ему в Кронштадте сооружен в 1886 году.
4 Линейный корабль «Азов», флагман русского флота, герой Наварин-ского сражения. Разобран в Кронштадтском порту в 1831 году. Из-за сильных повреждений в боях и походах.
5 Клипер «Опричник» — русский крейсер, в 1880-е гг. участник географического описания Дальнего Востока, где имел боевые столкновения с английским флотом.
весь рост и находящуюся на постаменте. Этот памятник сооружён в 1853 году. В 1888 году открыт памятник Богдану Хмельницкому, а в 1870 году графу А. Бобринскому6, в память его благотворной хозяйственно-промышленной деятельности для края. Кроме того, в Киеве предполагается построить памятник императору Николаю I, для чего уже собрано более 30 000 р[ублей].
В Риге существует памятная колонна Победе, воздвигнутая в 1817 году в память побед императора Александра Первого и победоносной русской армии- а также «Александровские триумфальные ворота" — так называемая „Пороховая башня“ и памятник Гердеру7.
В Смоленске в 1841 году воздвигнут, по повелению императора Николая, памятник в память проходившего здесь сражения 15 августа 1812 года и павших в нём русских воинов. Другой монумент сооружён одному из героев Отечественной войны подполковнику Энгельгард-ту8, местному дворянину, расстрелянному французами за верность России. В 1887 году в городском саду „Блонья“ открыт памятник знаменитому композитору М. Н. Глинке, уроженцу Смоленской губернии. Первые два монумента сооружены на счет казны, а последний на добровольные пожертвования. В Тобольске находится на мысе Чукман памятник завоевателю Сибири Ермаку Тимофеевичу, в виде мраморного обелиска, высотою в 7 сажен, с высеченными на нем надписями. Он устроен в 1839 году. Под горой возле городского сада находится в память императора Александра II часовня, открытая в 1885 году. В городском саду устроено особое здание в память бывшего в 1837 году пе-
6 Алексей Алексеевич Бобринский (1800−1868), внук Екатерины II (сын ее внебрачного сына от Григория Орлова. Получил известность как агроном-новатор, строитель и владелец сети сахарных заводов. Памятник ему в Киеве установлен в 1872 году. Стал первым памятников в нашей стране, установленным в честь лица, отличившегося на экономическом поприще (не самодержцу, не военному, не писателю, не ученому). Снесен в 1954 г. и утрачен, на его месте установлен конный памятник Н. Щорсу.
7 Гердер Иоганн Готфрид (1744−1803), немецкий писатель и философ. Смолоду жил в Риге, где преподавал в соборной школе. Здесь же началась его писательская биография.
8 Энгельгардт Павел Иванович (1774−1812), герой Отечественной войны 1812 года. Будучи в отставке, с началом вторжения Наполеона организовал из своих дворовых людей партизанский отряд и нападал на французские отряды. Лично убил 24 француза. Был выдан своими крепостными неприятелю. Враги предложили ему перейти на их сторону с чином полковника. После отказа был расстрелян французами. Отказавшись завязывать глаза, сам дал команду стрелять. Памятник ему был установлен в Смоленске в 1830 г. по личному указанию и на деньги Николая I. В 1930-е гг. снесен.
реезда императора Александра II (тогда еще наследника [Л. 3] цесаревича) через реку Иртыш в Тобольске. В этом здании хранится катер, в котором был совершен переезд. В Одессе на берегу моря, на бульваре, в 1827 году сооружен монумент герцогу де Ришелье, управляющему Новороссийским краем с 1803 по 1814 год. Другой памятник — колонна императора Александра II, третий — в честь А. С. Пушкина.
Переходим теперь к городам, имеющим только по два исторических памятника.
В Житомире на городской площади находится устроенная из полированного гранита часовня в память чудесного спасения императора Александра II от опасности в Париже 25 мая 1867 года. Часовня открыта в 1871 году. На другой городской площади Житомира находится монумент польскому поэту Адаму Мицкевичу. Один из находящихся в Казани памятников воздвигнут в память воинов, убитых при взятии Казани в 1552 году. Он устроен на пожертвования членов Императорской фамилии и собранные по подписке во всей России суммы в 1823 году. Памятник имеет форму пирамиды. Другой — известному поэту Г. Р. Державину- открыт в 1847 году. В Кишиневе есть памятник А. С. Пушкину и монумент в память пребывания в 1877 году в Кишиневе [Л. Зоб.] императора Александра II. Сооружен этот памятник на средства города в 1886 году. Кострома имеет два памятника: 1) царю Михаилу Федоровичу Романову и крестьянину Ивану Сусанину, поставленный в 1851 году на Сусанинской площади, и 2) часовню в память мученической кончины Александра II. В Новгороде [Великом] находится памятник тысячелетию России, открытый в 1862 году- другой памятник: в воспоминание похода новгородского ополчения в 1812 году. В Петрозаводске, по повелению императора Александра I в 1819 году, был поставлен памятник Петру Великому, а в 1885 году императору Александру II. Оба памятника, находящихся в Полтаве, относятся к воспоминанию о полтавской битве. 27 июня 1809 года, на месте встречи Петра I комендантом города Полтавы, полковником Келлином и гражданами города на другой день битвы. Монумент этот стоил 135 000 рублей- часть этой суммы пожертвована Александром I. Другой памятник находится на месте, где был дом Магденка, в котором Петр на другой день после битвы посетил коменданта Келлина и пил за здоровье его и полтавских граждан, сооружен в 1849 году на добровольные пожертвования дворян и других [Л. 4] сословий. В Воронеже есть два памятника: Петру Великому и поэту Кольцо-
ву. Во Пскове находятся памятники: 1) павшим героям славной защиты Пскова от Стефана Батория в 1581 году- 2) императору Александру II. В Симферополе на площади в городском саду, против собора воздвигнут в 1842 году памятник завоевателю Крыма князю В.М. Долгорукому-Крымскому9. Другой памятник — Екатерине II в память исполнившегося столетия со времени присоединения к России Крымского ханства. В Таганроге находится часовня в память 4-го апреля 1866 года, и на Иерусалимской площади монумент императору Александру I в память пребывания его в Таганроге в 1825 году. В Херсоне в 1836 году в городском саду воздвигнут памятник светлейшему князю Потемкину-Таврическому. Еще раньше, в царствование Александра I против тюремного замка на площади поставлен монумент другу человечества англичанину Говарду10. Он представляет собой обелиск с солнечными часами и барельефным изображением Говарда.
Теперь нам остается указать провинциальные города, имеющие по одному историческому памятнику. В Архангельске есть памятник М. В. Ломоносову на Соборной площади, в Астрахани императору Александру II, [Л. 4об.] в Екатеринославе есть памятник Екатерине II, сооруженный на средства местного дворянства в 1846 году. Памятник этой же императрице находится в городе Ирбите, по случаю столетия существования города в 1883 году, которому она даровала права за непоколебимую верность жителей престолу во время бунта самозванца Пугачева. В Ковне находится монумент в память 1812 года на Александровской площади, открытый 30 октября 1843 года. В Самаре сооружен памятник Александру II, по рисункам и моделям академика В. О. Шервуда. Средства на сооружение доставлены добровольными пожертвованиями и ассигнованием городских сумм. В Симбирске есть памятник Н. М. Карамзину, устроенный на добровольные пожертвования в 1845 году. В Ярославле — П. Г. Демидову, основателю Демидовского лицея. Памятник открыт в 1826 году
9 Князь Василий Михайлович Долгоруков (1722−1782), генерал-аншеф русской армии. Во время русско-турецкой войны командовал армией, которая заняла Крым, разбив турок и крымских татар. За что и получил от Екатерины II титул „Крымский“.
10 Говард Джон (1726−1890), реформатор британской тюремной системы на гуманных началах. Вел международную кампанию по борьбе с эпидемией чумы. Умер в России, в Херсоне, заразившись чумой в лазарете, где работал врачом. Памятник на его могиле был сооружен в Херсоне в 1826 г. по завещанию Александра I. Разрушен в 1950 г. при строительстве каменного карьера. Памятник „другу людей“ Говарду находится также в Лондоне, у входа в собор св. Павла.
и помещен на площади, против лицея. В Новочеркасске, на Платовском проспекте находится памятник донскому атаману Платову. В Севастополе — памятник капитану Козарскому11, открытый в царствование императора Николая I. В Чернигове, Курске, Харькове, Сызрани и Орле существуют часовни в память императора [Л. 5] Александра П.
Из перечисленных мною памятников (включая сюда и часовни), в честь коронованных особ воздвигнуто 28- в честь писателей и учёных 9*- государственных и общественных деятелей 13- событий 15. Следует также заметить, что от прошлого века нет ни одного памятника- в нынешнем веке более всего памятников поставлено в царствование императора Николая II12. Что касается часовен, то все они посвящены памяти императора Александра II.
Анатолий Танков». ОР РНБ. Ф. 874. Архив С. Н. Шубинского. Оп. 2. Д. 272. Л. 1−6.
А. А. Танков — С.Н. Шубинскому
1.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич,
покорнейше Вас прошу напечатать мою статью13. При этом имею честь объяснить следующее:
1. На все условия «Исторического вестника» согласен.
2. Адрес мой: Курск, Новопреображенская улица, дом № 27-й.
11 Александр Иванович Казарский (1797−1833), русский военный моряк, герой русско-турецкой войны 1828−1829 годов. В 1829 г. командовал бригом «Меркурий», который победил в неравном бою два линейных турецкие судна. Памятник установлен по инициативе адмирала М. П. Лазарева. Этот памятник стал первым. Воздвигнутым в Севастополе.
* В том числе памятник композитору М. И. Глинке. — Примеч. А. А. Танкова.
12 Николай Павлович действительно первым из русских царей обратил пристальное внимание на памятники отечественной истории и культуры, их сохранение, реставрацию- установку памятных знаков выдающимся деятелям и событиям национального прошлого. Подробнее см.: Выскочков Л. Николай I. М., 2008. С. 12−42 (ЖЗЛ. Вып. 173).
13 Статья А. А. Танкова «Психопатка» была опубликована в «Историческом вестнике» (1887. Т. XXX. С. 180−197). Речь в ней идет о ложном доносе насчет существования «революционного сообщества в Обоянском уезде», который сочинила ревнивая помещица и расследовали курские чиновники в 1843 году.
3. Рассказ «Из-за мужчины» составлен на самом точном основании архивных дел. Против действительного факта, бывшего в 1843 и 1844 годах, в нем нет ни малейшего отступления и изменения, что может быть проверено подлинными делами. Каждая страничка рассказа находит себе подтверждение в добытых мною архивных бумагах.
4. Глубоко благодарен Вам, Сергей Николаевич, за последний ответ, хотя несколько сожалею о том, что затруднил Вас этим ответом. Я поставил себе задачу и выполняю ее: изучить местные архивы. При этом некоторые результаты этого изучения я помещаю в местном органе печати, в харьковских изданиях. Две мои вещи приняты в «Русской старине». Внимание печати, на первых шагах моей деятельности, имеющей в виду исключительно одну научную (хотя бы в малой форме) цель, для меня [Л. 121] есть дар небес, ибо более искать сочувствия и содействия в нашей провинции негде — напротив, везде к этому поставлены (трудно понять даже из-за чего) препятствия. Поэтому для меня так дорог Ваш ответ, какой бы он ни был. Кроме пользы, он ничего мне принести не мог. Посему еще раз благодарю вас, глубокоуважаемый Сергей Николаевич. Но опять смею просить вас, если мой рассказ не пойдет, не утруждайте себя ответом. Прошу именно потому, что знаю, что Вам как человеку непререкаемой науки, дорого время. Как редактору тем более. Будьте здоровы и благополучны.
А. Танков. [1887 г. ]
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 38. Л. 120.
2.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич, письмо Ваше своевременно получил. Вам трудно себе представить, как я Вам благодарен за наставления и разъяснения Ваши, которые принесли мне, как человеку сравнительно юному и недавно начавшему, много пользы. Я сознаю, что не заслужил Вашего внимания и тем более благодарен Вам. Из Ваших указаний для меня выяснилось теперь весьма многое. Я теперь [Л. 121об.] уразумел, что добываемые мною из архивов сведения, раз они не обработаны и являются в сыром виде, надо издавать отдельно, в качестве «Материалов». Так мною и будет поступле-
но относительно «Освобождения крестьян [в Курской губернии]"14. На сбережения от гимназического жалования я постараюсь летом настоящего года издать 1-й том материалов. Я знаю, что эта книга не пойдет в продажу, но меня интересует именно сохранение все-таки, по моему мнению, имеющих значение для нашего края документов [Л. 122] от гибели. Которую я нашел случай видеть в здешних архивах- гибели, вид которой (если так позволительно выразиться) вырывает слезы из глаз. Ваше же внимание, многоуважаемый Сергей Николаевич, я утруждаю насчет издания «Материалов» потому, что прошу Вас и умоляю дозволить мне и это издание посвятить Вашему имени, чем исполнится горячее желание моего сердца. Вам трудно себе представить, как в нашем захолустье, среди всеобщего озверения, благотворно действующий [Л. 122], ободряющий юного адепта архивов голос человека исторической науки. Я сознаю, что не обладаю ни талантами, ни знаниями- но у меня есть страсть к чтениям архивных памятников. Все равно как картежника влечет к зеленому столу, так меня в архивы. После гимназических уроков, которые я на сей конец имею сравнительно немного, я иду в архивы губернского правления, суда и т. д. Там мне приходится заниматься за канцелярским столом вместе с пишущими чиновниками… И назанимавшись, [Л. 123] я уже иду домой, более или менее удовлетворенный. Я успел собрать из архивов много сведений, но им, как большей частью местным, надо лежать. Я вообще сознаю, что надо сначала изучить хорошенько архивы и собирать материалы, и дело составителя — впереди. И если мне пришлось явиться с некоторыми своими заметками в печати, то исключительно только для ободрения себя и получения энергии к работе. Так, например, после Вашего милостивого согласия на напеча-тание моего рассказа «Из-за мужчины» [Л. 123об. ], который получит пусть заглавие по вашему усмотрению15, я долгое время не буду утруждать вас присылкой статей, ибо сознаю, что «Исторический вестник», как лучший исторический журнал, не может и не должен уделять мне много места для местных сюжетов. Но на долгие месяцы напечатание моего рассказа придаст мне энергии в изучении архивов. Повторю свое искреннее и горячее желание, чтобы Вы дозволил первое мое посвятить вам … и если будет так, [Л. 124] то прошу меня почтить уведомлением, только не теперь, а
14 Заметки А. А. Танкова «Освобождение крестьян в Курской губернии» напечатаны в «Курских губернских ведомостях» 1889 г., № 32 и следующие.
15 Речь идет о вышеупомянутом рассказе «Психопатка».
когда будете иметь свободное для этого дела время- потому что мне положительно совестно затруднять Вас перепиской. По Вашему желанию, сообщаю, что мое имя и отчество Анатолий Алексеевич. Будьте здоровы и благополучны.
1887, февраля 20.
А. Танков.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 38. Л. 121−124. 3.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич, пользуюсь всяким случаем, чтобы заявить Вам свою глубокую благодарность за то, что Вы, желая поощрить во мне охоту к изучению провинциального прошлого, дали мне место в «Историческом вестнике». Благодаря Вашему просвещенному содействию и покровительству, которого я никогда не забуду и о котором считаю своим долгом [Л. 132об.] и радостною обязанностью говорить устно и письменно везде и всюду, я теперь получил и некоторые блага, о которых прежде не думал. Во-первых, я был избран членом С. -Петербургского Археологического института, совершенно для меня неожиданно. Затем местный начальник губернии узнав, что я имел случай поместить свои заметки в таком журнале, каков «Исторический вестник», для возможности продолжать мне труды, предложил мне место редактора Губернских ведомостей. Наконец, я недавно избран членом местного [Л. 133] Статистического комитета [и] как таковой получил свободный доступ в курские архивы.
Ввиду того, что Вы мне покровительствуете, я счел возможным сообщить Вам эти сведения. Я продолжаю работать в прежнем направлении, но только извлекая материалы и не торопясь строить что-либо. Покорнейше прошу бросить взгляд Ваш на мою заметку: не явилось ли бы возможности поместить ее как-нибудь? Если это окажется возможным, то покорнейше просил бы Вас разрешить это по Вашему указанию [Л. 133об.]. Дело, подобное «Психопатке», я на днях нашел. Оно будет мною на всякий случай обрабатываться. Может быть, и пригодится. В деле этом принимает личное участие Александр I. У нас стоит хорошая погода, не жарко и не холодно. Живем на даче, проводим время весело- учение в гимназии отложили до 16 августа. Я час-
то вспоминаю о Вас, а между тем очень хотел бы получить от Вас фотографическую карточку. Быть может, когда-нибудь.
Будьте здоровы и счастливы!
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
1888, август 1.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 41. Л. 132−134.
4.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич, покорнейше Вас прошу, если то окажется возможным, поместить посылаемую мной ру-копись16.
Будьте здоровы и счастливы!
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
1889. окт. 7.
Курск, Новопреображенская улица, дом № 27-й.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 44. Л. 102.
5.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич, трудно выразить словами, как поразил меня, высказанный совершенно справедливо, Ваш упрек мне. Действительно, я сделал ошибку- но позволю занять несколько минут ваше внимание и объяснить Вам сущность дела.
Прежде всего, скажу, что в своей деятельности относительно извлечения и передачи читателям фактов из архивных документов, я всегда был педантичен, и поэтому все мои исторические заметки, помещенные в разных периодических изданиях, представляют только изложение фактов, без моих суждений и выводов. Считая себя чернорабочим по части извлечения сведений из истории Курского края, я честно и открыто могу сказать: относился добросовестно к каждому документу и старался передать содержащийся в нем факт [Л. 104] словами подлинника, боясь, в некоторых случаях, перефразировать или вставлять свои слова. У меня сейчас лежат две-три работы из курской истории, изложенных документально в источниковой форме. Для меня лично было
16 Статья А. А. Танкова «Ширковское дело» помещена в «Историческом вестнике» за 1890 г. (Т. XLI. С. 134−164). В ней излагается уголовное дело 1813−1823 гг. по обвинению льговского помещика «Ширкова» в зверском убийстве любовницы.
бы приятно, переделав их, сократив, изложив живее и т. д., быть может, напечатать где-нибудь- но я не решаюсь сделать этого, чтобы не нарушить документальности изложения, и когда-либо на свои заработки издам приготовленные [Л. 104об.] мною факты- но издам в полной неприкосновенности подлинников. Так, по своим правилам, поступил я в статье о Ширкове. Все там, даже помещенные в разных местах разговоры, пунктуально выписаны из следственного дела, которое я вновь просмотрел вчера. Предания же о Ширкове рассказывал мне отец, знавший их из первых источников. Впрочем, некоторая часть преданий взята мною прямо из следственного дела, например, о сватовстве [Л. 105] Ширкова, гнусной проделке его над девушками и прочее. Что я позволил себе изменить, это фамилию Ширкова. В этом я виновен- но заслуживаю снисхождения. Если бы я знал, что о Ширкове уже напечаталось- то, разумеется, мне и в голову бы не пришло изменить две первые буквы фамилии- но я рассуждал так: Шир-ков не известное историческое лицо, и псевдоним в данном случае не изменит дела. К тому же, [Л. 105об.] в исторических журналах даже исторические (в более обширном смысле слова) лица фигурируют под псевдонимами. В «Воспоминаниях» Пассек почти везде встречается под именем Саши Герцена, в «Русском архиве» 60-х годов Марлинский вместо Бестужев, в «Записках» Головачевой Ч. вместе Чернышевский- генерал (даже без инициала) Малютин и многие другие. Я только долго думал, напечатать ли Ш-в или Нырков, и нашел, что последнее как будто бы лучше [Л. 106]. Объясняя это, я считаю своим долгом сказать, что так я думал только до получения Вашего письма. Теперь же, прочитавши его внимательно, я глубоко Вам благодарен- ибо Ваше доброе для меня направление послужит для меня уроком в будущем. Крепко-накрепко затвержу себе, что менять имен в исторических актах нельзя, к чему я легко отнесся в первый раз в своей деятельности, и в этом вполне раскаиваюсь и прошу [Л. 106об.] прощения. В остальном же вполне полагаюсь на снисхождение Ваше, надеясь, что впоследствии я заглажу перед Вами свой грех.
Будьте здоровы и благополучны.
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
Окт[ября] 16 [18]89 года.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 44. Л. 103−106об.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Покорнейше прошу Вас напечатать прилагаемую заметку, самым точным образом основаннуюна документах17.
А. Танков.
Адрес: Курск. Анатолию Алексеевичу Танкову. Дом № 21-й.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 44. Л. 12.
7.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
В декабре мне пришлось, на основании архивных документов, составить заметку о крестьянском волнении в 1862 году. Сообщенные в ней факты, как кажется, не лишены некоторого интереса, потому я и позволил себе утруждать [Л. 163об.] Вас просьбою: не соблаговолите ли поместить прилагаемое. Если же это окажется неудобным, то будьте добры, прикажите отослать заметку мне. Бывшее недавно XXV земское (губернское) собрание постановило: составить исторический образ прошлой истории [Л. 164] земства Курской губернии и для участия в этом пригласило меня. Будьте здоровы и благополучны и весело встречайте Новый год!
1890, 27декаября.
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
Адрес: Курск. Новопреображенская улица, д. № 27-й.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 47. Л. 163−164.
8.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич, прежде всего поздравляю Вас с наступлением Нового года и от всей души желаю Вам быть здоровым и счастливым. Посылаю две заметки и покорнейше прошу, если найдете возможным, поместить их- так как мне показалось, что они могут быть небезынтересны для читателей 18. Будьте благополучны!
17 В 1889 г. в «Историческом вестнике» вышли две заметки А. А. Танкова: «Нелепые толки» (Т. XXXV. С. 246−247) и «Грузинская царица и медные деньги» (Т. XXXVII. С. 448).
18 В 1892 г. «Исторический вестник» поместил две заметки А. А. Танкова: «Глинская Рождество-Богородицкая пустынь (Курской губернии, Путивльского уезда» (Т. XLVm С. 800−801) и «Бой русских с турками в Белгороде» (Т. XLIX. С. 749−751).
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
1892 года, января 21.
Курск. Новопреображенская улица. Д. 27.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 53. Л. 117. 9.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Прежде всего, позвольте пожелать Вам полного здоровья и благополучия, а потом сказать, почему я вздумал утруждать Вас присылкой двух заметок. Вы были столь снисходительны ко мне, что приняли для напечатания раньше посланное мною. Для меня это совершенно достаточно для глубокой благодарности Вам. Если же опять беспокою Вас, то вот почему. Заметка о провинциальных памятниках (на основании совершенно достоверных данных, недавно (в 1890 году собранных), была написана мною [Л. 118об.] год тому назад. Я не спешил печатать ее, а между тем и в устных разговорах и даже в печати нередко высказывают, кажется справедливое мнение о том, что до сей поры нет заметки, где бы собраны воедино были сведения о русских памятниках, какие они, где находятся и кем сооружены. Действительно странно, что нет ответа в исторической печати на подобные, вполне естественные вопросы. И вот я решил представить свою заметку вашему благосклонному вниманию. Если, быть может, за 91-й год еще где-либо сооружен памятник, то не думаю, что от этого потеряла значение заметка. У меня по этому поводу есть и оговорка.
Что касается второй заметки, то меня подкупило то, что здесь быт превосходит фантазию. Мной не прибавлено ничего- все опирается на актах об истязаниях Опонасовой [?], я даже убавил и смягчил. Затем случай на ярмарке, заключение О., бегство при помощи слуги, спасение во дворе Добровского, осада его дома и проч. воспроизведены точно. Я знаю, из старого помещичьего быта сохранилось немного подобных вещей. Но опонасовское [? дело] было не лишено оригинальных искр. И мне показалось, что оно может быть прочитано не без интереса19.
Во всяком случае, если признаете заметки неудобными, не пожалею о них нисколько- туда им и дорога.
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
19 Статья А. А. Танкова «Из нравов недавнего времени» вышла в «Историческом вестнике» за 1893 г. (Т. LIV. С. 566−571).
1892, марта 19.
Курск, Новопреображенская улица. Д. 27.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 53. Л. 118−118об.
10.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Показалось мне, что рассказец, который я выслушал летом, небезынтересен- между прочим, потому, что решительно ничего не печаталось о событиях, которые он затрагивает. Вот поэтому-то позволяю его (т. е. рассказец) предложить на Ваш суд. Быть может, он найдет себе место в ряду мелочей20. [Л. 120об.]. Замечательно, как увеличивается интерес книг «Исторического вестника». Наш клуб решил вместо 1 экземпляра, как раньше было, выписывать их 3.
Будьте здоровы и благополучны!
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
1892, 24 декабря.
Новопреображенская ул. Д. № 21-й.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 53. Л. 120−120об.
11.
Ваше превосходительство, глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Извините, что опять беспокою Вас. К этому меня побудило то обстоятельство, что, вероятно, небезынтересно будет читателям Исторического вестника прочитать о таком знаменитом ученом, каким был Ф. И. Буслаев, хотя бы и мимолетные мои заметки о некоторых чертах его характера21. Позволил я себе написать об этом предмете ввиду того, что когда умер Н.С. Тихонравов22, то у меня под руками были, как мне казалось, весьма интересные воспоминания [Л. 13об.] о нем- но я думал, что о нем как о профессо-
20 Вероятно, речь идет о заметке А. А. Танкова «Селиховы дворы» («Исторический вестник», 1894, т. LVIII, с. 211−219). Других публикаций в этом журнале, кроме указанных в примечаниях, у автора за 1890-е гг. не было.
21 Статья А. А. Танкова «Воспоминания о Ф.И. Буслаеве» напечатана: Исторический вестник. 1897. Т. LXIX. С. 837−851.
22 Академик Николай Саввич Тихонравов (1832−1893), русский филолог, археограф и историк литературы. Профессор, декан историко-филологического факультета, ректор Императорского Московского университета.
ре напишет кто-либо посостоятельнее меня. Что же оказалось? Ни звука! Когда же прошло время, то и я не счел уже вправе высказаться о Тихонравове. Упоминаемый мною приват-доцент 23 (быстро читавший лекции) преподавал антропологию. В высшей степени быстро и невразумительно читал теперь ваш петербургский Кареев 24 (прямо таки захлебываясь). Я стенографировал за ним только при условии по 4 р. за час- ибо это была весьма адская работа. Ужели и теперь он так же захлебывается? Если почему-либо [Л. 14] нельзя мою заметку напечатать в И.В., то не пригодится ли она для Нового времени? А основана она на тех записях, которые я сделал в дневнике своем. Отрывочность же заметки объясняется тем, что я боялся написать более и сделать ее обширною. Несколько заметок своих пустил я в разные журналы: Киевскую и Русскую старину и [Исторический] Архив. Везде приняты. Буду и Вас еще беспокоить. Нашел прелюбопытные дела в архивах и пришлю Вам: если не соблаговолите напечатать, [Л. 14об.] то, по крайней мере, просмотрите. На днях возвратился из Киева, где один киевлянин спросил меня: лучше ли Петербург Киева, или нет?
Будьте здоровы и благополучны.
Примите уверение в совершеннейшем моем глубоком уважении и преданности, Ваш покорный слуга А.
Адрес: Курск. Новопреображенская улица, дом № 21-й. Анатолию Алексеевичу Танкову.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 71. Л. 13об. -14об.
12.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Христос воскресе!
Счел для себя долгом поздравить Вас с наступившим праздником воскресения Христова и пожелать Вам счастья и благополучия. Выражаю Вам кроме того глубокую благодарность за на-печатание моей заметки «Психопатка». Я имел уже случай писать
23 С 1881—1884 гг. должность приват-доцента кафедры антропологии Московского университета занимал Дмитрий Николаевич Анучин (1843−1923), будущий академик.
24 Академик Николай Иванович Кареев (1856−1931), русский историк и социолог.
Вам, что такое с Вашей стороны просвещенное снисхождение ко мне подкрепляет мои силы.
В трех изданиях — журнале и двух газетах — прочитал я, что моя заметка любопытна. Этому я был рад- потому что давно привык к уничижению, что в «Историческом вестнике» помещались любопытные материалы (а стало быть, и я & lt-по пословице — куда конь с копытом, туда и рак с клешней& gt-), хоть немного не отстал от любопытного. За 97 год я (несмотря на то, что по домашним обстоятельствам и месяца не занимался научными делами) успел кое-что напечатать — большей частью в нашем «Курском листке», в редакции которого я принимаю участие, а потом исторические заметки в «Русской старине» (1), «Русском конверте» [?] (2), «Южном крае» (2), Московских ведомостях (1) и Курских епархиальных ведомостях (1). Кроме того, я извлек материалов довольно много для очерка о сенаторской ревизии, бывшей в 1850 году в Курской губернии. Этим очерком я и начну заниматься теперь. Знаете ли, какая судьба постигла «Освобождение крестьян в Курской губернии»? Я собрал все документы по этому [Л. 127об.] предмету, привел их в летописный свод и хотел, как Вы помните, издать на свой счет с посвящением Вашему имени. Меня уговорил заведующий губернской типографией печатать книгу у них, ибо будет это дешево. А посему рукопись была послана в цензуру в Москву. И там не дозволена к печати. Когда я узнал об этом -третьего дня, во вторник [то усомнился] - возможно ли так тому свыше? Однако пришлось поверить! Мой невиннейший летописный свод, безо всяких [Л. 128] комментариев с моей стороны — и забракован. Осмеливаюсь я спросить у вас совета, если найдете это возможным: что теперь делать? Вам известно, что я лично, кроме пользы для дела, ничего не ищу. Я часто не подписываю под заметками свою фамилию и забочусь не о себе, как авторе (хотя бы мельчайшем), но о старине — была бы она издана на свет Божий и только. В данном случае, например, я, собравший материалы для истории освобождения крестьян в Курской губернии, мог бы, выбросивши многие известия, оставить наиболее интересные [Л. 128об. ], — приложить свое соображение к составлению литературного очерка — быть может, яркого — и тогда бы явилась возможность напечатать сей очерк в каком-либо периодическом издании. Но я этого не сделал, ведь меня увлекало издание документов освободительной эпохи, чтобы ни один из них не пропал для будущего. Точно также ниоткуда я не искал пособия на изда-
ние… И вдруг цензура. Повторяю, ели можете сказать что-либо, смею просить, — скажите. Еще один вопрос предложу Вам. Некогда в 27 верстах от Курска у Коренского монастыря была знаменитая Коренная ярмарка. Теперь от нее остались развалины и воспоминания. В историческом смысле, не будет ли хорошо -снять снимки с этих развалин (путем фотографии) и составить очерк истории ярмарки, и если это сделать, то как? Под словом как я, конечно, разумею очерк. Затем считаю своим долгом передать вам мое искреннее и глубокое почтение и еще поблагодарить Вас за все, что Вы сделали для меня.
Будьте здоровы?
А. Танков.
1899, апр. 30.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 41. Л. 126−129.
13.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Показалось мне, что моя заметка может быть небезынтересна, а потому я решился предложить ее Вашему вниманию25. Если неудобно для «Исторического вестника», не будете ли так добры переслать ее в редакцию «Нового времени», хотя бы в форме корреспонденции. Будьте здоровы и благополучны на многие лета.
Вашего превосходительства покорнейший слуга А. Танков.
1899, июня 20.
Адрес: Курск, Новопреображенская улица, дом 21-й. Анатолию Алексеевичу Танкову.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 79. Л. 5.
14.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Имею честь представить Вам мою заметку26- быть может, она пригодится для напечатания. Желаю Вам здоровья и благополучия на долгие годы!
25 В «Историческом вестнике» за 1899−1900 гг. заметок А. А. Танкова (за исключением упоминаемого ниже некролога Т.И. Вержбицкого) нет.
26 В «Историческом вестнике» за 1899−1900 гг. заметок А. А. Танкова (за исключением упоминаемого ниже некролога) нет.
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
1899, 3 июля.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 79. Л. 8.
15.
Ваше превосходительство, глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Благодарю Вас за снисхождение к моим заметкам. Теперь посылаю на благоусмотрение Ваше два слова о Вержбицком27. Не найдете ли возможным напечатать о нем в отделе смеси?28 Он всю свою душу вкладывал в дело старины- в своей заметке я не мог высказать о нем многого, боясь распространийства и утомления читателей. Если неудобно для «Вестника», быть может, соблаговолите передать в «Новое время. [Летописное] Посеймье, все-таки, Курская губерния. Приблизительно до половины семидесятых годов существовала в ней хоть какая-нибудь историография. Были лица, интересовавшиеся стариной. Теперь давно уже никого и ничего29. Не выходит ни Памятных книжек [губернии], ни трудов Статистического комитета. Решительно негде напечатать что-либо, кроме Губернских ведомостей и Епархиальных. Есть у нас четыре газеты- но они таковы, что никто из местной интеллигенции и не показывается туда. Несколько лет прилагаю усилия к открытию ученой архивной комиссии — и все бесплодно. Вержбицкий про-шлою зимою брался наладить дело, но вскоре заболел и умер. Просто [Л. 7] не верится, что 30, и 40, и более лет тому назад были
27 Тит Иоильевич Вержбицкий (1845−1899), чиновник (на своей родине, Подолии, — полицмейстер- в Курске — судебный пристав, советник губернского правления, секретарь ГСК, редактор губернских ведомостей), историк-любитель, коллекционер антиквариата. Сотрудничал в газетах и журналах Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, Харькова. Инициатор установки памятников поэту И. Ф. Богдановичу в Курске, купцу-землепроходцу Г. И. Шелли-хову в Рыльске- увековечивания памяти астронома-самоучки Ф. А. Семёнова (городские метеостанция, публичная библиотека его имени). Автор нескольких добротных работ по истории края, публиковавшихся в «Памятных книжках Курской губернии», составителем которых он сам и выступал.
28 Некрологическая заметка А. А. Танкова о Т. И. Вержбицком опубликована в «Историческом вестнике» за 1899 г. (Т. LXXVШ. С. 231−235).
29 Автор несколько преувеличивает, некоторые любители истории и древностей в Курске продолжали свою деятельность и в эту пору. См.: Щаве-лев С. П. Первооткрыватели курских древностей. Очерки истории археологического изучения южнорусского края. Вып. II. «Золотой век» губернского краеведения: 1860−1910-е годы. Курск, 1997.
в Курске же любителя старины: писали, издавали, даже состоятельные люди благодетельствовали на мой предмет средства. Теперь, буквально, нет никого, и не предвидится. Я уже сообщал Вам, что моя профессия — преподавать в гимназии, теперь позволю сообщить Вам, что с апреля назначен я харьковским попечителем учебного округа, кроме прежней должности, управлять курской женской прогимназией. Я также назначен членом особой комиссии от министерства [Л. 7об.] народного просвещения для разбора архивных дел. Будьте здоровы и благополучны!
Ваш покорнейший слуга А. Танков.
1899, 14 августа.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 79. Л. 6−7об.
16.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Осмеливаюсь в дополнение к моей заметке о пожалованной шали, послать Вам еще два фактика из прошлой жизни, показавшиеся мне небезынтересными. Быть может, вы найдете возможным три мелочи поставить рядом30. Долго не решался я сделать этого- но пришел к выводу — если они и не годятся, то Вы великодушно извините меня за беспокойство [Л. 130об. ]
Письмо Ваше я своевременно получил и за него Вам благодарен, продолжаю только ждать Вашей карточки с нетерпением. Мы приготовляемся к министру [народного просвещения]. Суета и волнение! За несколько дней перед сим был харьковский попечитель [учебного округа] и, увидевши в библиотеке Байрона, велел немедленно спровадить его подальше. Почему-то попечитель требует, чтобы в женских заведениях заняли министра рукоделием. Для министра же отыскивали и отыскали у местного богача экипаж [Л. 131] на резине. Теперь ищут ему квартиру и т. п. Когда министр от нас уедет, то непременно о его пребывании напишу Вам. Когда я сделался членом статистического комитета, то убеждаю комитет издать писцовые книги Курска и Курской области (XVII века), хранящиеся в Архиве министерства юстиции в Москве. Эти книги из Москвы вышлют, и я думаю их для издания редактировать- только сначала покорнейше обращаюсь к [Л. 131об.] Вам: имеет ли полезное и важное значение издание этих памят-
30 На данный момент установить точное время и место указанных А. А. Танковым здесь и далее статей и заметок не удалось.
ников? В комитете колебаются, на мой взгляд. Я же согласился высказать свое мнение исключительно ввиду того, что могу обратиться за решением вопроса к Вам, и как Вы решите, так и будет. Быть может, Вы позволите мне в комитете сослаться на ваш авторитет в этом важном для нас деле. Теперь я исправляю должность секретаря комитета. Будьте здоровы и счастливы!
Ваш покорный слуга А. Танков.
1899, сентября 11.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 41. Л. 130−131об.
17.
Ваше превосходительство, глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Прежде всего считаю долгом пожелать Вам здоровья и благополучия. Представляю Вам статью мою: «Первые волны университетского образования» с просьбой напечатать ее в Историческом вестнике. Давно уже я Вам не представлял статей, так [как] 2 У2 года был редактором «Курских ведомостей» и не было у меня необходимого досуга. Теперь я его имею и посвящаю прошлому. Будьте так добры: не откажите в напечатании, и, если [Л. 88об.] признаете удобным для напечатания, то, если возможно, поместите не в слишком отдаленное время. Давно-давно уже не было статей моих в Вашем журнале. Кланяюсь Вам низко и остаюсь всепокорнейшим и почтительнейшим слугою,
А. Танков.
1908, август 10.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 115. Л. 88−88об.
18.
Глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Не найдете ли возможным напечатать представляемый мною рассказец, точно, по моему обыкновению, заимствованный из архива Курского губернского правления. Излагаемый мной случай показался мне небезынтересным. Будьте вполне здоровы и благополучны.
Ваш покорнейший и почтительнейший слуга А. Танков.
1908, ноября 15-го.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 115. Л. 89.
Ваше превосходительство, глубокочтимый Сергей Николаевич!
Приношу Вам искреннейшую и почтительнейшую благодарность за помещение моей заметки. Осмеливаюсь послать Вам новую заметку, причем имею честь изъяснить следующее:
1. написал я о курском музее на основании одного примечания в «Историческом вестнике», где сказано, что всякая заметка о том или ином музее найдет себе место в Вашем журнале-
2. Нахожу, что необходимо [Л. 2об.] почтить память ушедшего и поощрить живущих, поработавших свыше сил для музея, о чем нижайше ходатайствую перед вами-
3. Вы окажете нам благо и тем, что силы наши удваиваются от доброго Вашего высокоценимого нами слова-
4. Я не прилагаю рисунков, ибо они не дадут в небольшом формате понятия о видах музея, а он вполне великолепен и удался на славу!
5. Особенно прошу и умоляю напечатать статью в настоящем году- ибо могут измениться, по обстоятельствам, некоторые сведения статьи моей, и тогда окажется каким-то архаизмом от единственного изменения такого подвижного дела, каким является положение комиссии и музея. Никогда не беспокоил Вас просьбой о времени помещения статей, теперь же почтительнейше о том прошу31-
6. Моя заметка о посмертной милости императора Александра I перепечатана в массе газет, особенно провинциальных. Значит, подумал я, интересна она!
Будьте здоровы и благополучны на многие лета. Ваше святое и дорогое [Л. 3об.] для меня имя так и влечет к работе. Представьте себе: из курской старины напечатал уже я более 300 статей. Составил за 100 лет историю Курской мужской гимназии. Теперь попечительский совет женской гимназии просит составить историю женской гимназии за 50 лет, чем я и занят. Целую почтительнейше Вашу руку и остаюсь преданный А. Танков.
1909, июля 28-го.
Адрес: Курск. Новопреображенская улица, собственный № 21-й дом.
Анатолию Алексеевичу Танкову.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 119. Л. 2- 3об.
31 Танков А. А. Курский историко-археологический и кустарный музей / / Исторический вестник. 1910. Т. СХХ.
Ваше превосходительство, глубокочтимый Сергей Николаевич!
Христос воскресе!
Приношу Вам искреннейшую благодарность за помещение моей заметки. Это помещение имело большое значение для нашей [Ученой архивной] комиссии, которую всем миром мы стараемся оживить. Слава Богу, для этого есть теперь средства. Посылаю Вам [Л. 54об. ], как мне кажется, небезынтересный эпизод: если найдете возможным — разрешите к печатанию, если нет — велите уничтожить! Но в нем всё до последней черточки документально верно. Описываемое в моем очерке тогда же было занесено в мой дневник. Для местно истории я тружусь ежедневно. Теперь составляю историю женской гимназии, как составил историю мужской. Докладываю Вам об этом как патриарху всех наших исторических дел. Искреннейше желаю Вам [Л. 55] полного здоровья и счастья.
Ваш почтительнейший слуга А. Танков.
Курск, 23 апреля 1910 г.
Курск. Новопреображенская улица, дом собственный, № 29-й.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 123. Л. 54.
21.
Ваше превосходительство, глубокоуважаемый Сергей Николаевич!
Как я рад, что просьба моя о помещении прилагаемой заметки направляется к Вам в ту минуту, когда я могу от искреннего чувства и почтительнейшего уважения к Вам, высказать свое поздравление с всерадостным праздником Воскрешения Христова, дорогой, маститый наш и вечно любимый историк! Да будет наступивший светлый праздник и наступающая [Л. 1об.] живительная весна вновь и вновь на несчетное число лет укреплением для Вас всех сил физических и только физических, ибо духовные силы Ваши, несмотря на годы, сияют как солнце и к общей нашей радости — преданных Вам читателей не уменьшаются, как и Ваше создание — «Исторический вестник», равного которому, надо сказать святую правду, — нет в европейской литературе (американской я не знаю!)
В своем — Вашему превосходительству — генералиссимусу наших исторических сил, почетном рапорте имею счастье [Л. 2] доложить, что я, по Вашему завету, сказанному в письме — в 1885 го-
ду, тружусь для местной истории не покладая рук. Летом выйдет громадный том моей истории Курской гимназии (на средства ее попечительного совета), который представлю Вам своевременно. Два года проработал я над ним неустанно и продолжаю учительствовать в гимназии, оканчивая 31−1 учебный год!
С истинным и нижайшим почтением Ваш вернейший и всепокорнейший слуга и почитатель, А. Танков.
11 апреля 1911 г.
Новопреображенская улица, собственный дом.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 127. Л. 1−2.
22.
Ваше превосходительство, глубокочтимый Сергей Николаевич!
Прежде всего желаю Вам полного здоровья, счастья и благополучия! Дай Бог, чтобы летнее время, когда особенно живёт и животворит природа, было благоприятно для укрепления Ваших телесных сил. Моя новая книга: Исторический очерк Курской гимназии в начале августа будет издана, и я сочту священнейшим долгом представить её Вам. Наша Ученая архивная комиссия постановила собрать и хранить [Л. 3об.] в своем музее все мои напечатанные труды по истории Курского края. Теперь мне предстоит, по приглашению курского губернского предводителя дворянства князя Л.И. Дондукова-Изъетдинова32, составить истории-ческий очерк курского дворянства33. Пишу Вашему превосходительству об этом потому, что по Вашему благословению, высказанному Вами мне на историко-литературную деятельность в 1885 году, в Вашем дорогом и хранимом мною письме, я уже четверть века ревностно занимаюсь местной историей. Теперь, несмотря [Л. 4] на старость и нелёгкий учительский труд в гимназии, продолжаю работать, и сегодня проработал в одном из курских архивов 4 часа, добывая необходимые сведения.
Почтительнейше благодарю за помещённую мою статью в № 6 Исторического вестника. Не найдёте ли возможным напечатать мою заметку о Ключевском? Мною сообщаемый факт показался интересным и для печати новым. В печати, по большей части. Я
32 Князь Лев Иванович Дондуков-Изъетдинов (1864−1939), курский помещик, отставной гвардии полковник. В 1909—1912 и 1915−1917 гг. — предводитель дворянства Курской губернии.
33 См.: Танков А. А. Историческая летопись курского дворянства. М., 1913. Т. 1.
читал общие похвалы покойному историку, а между тем для его биографии важнее всего факты. [Л. 4об.] В напечатанных статьях переход Ключевского в университет рассматривается как легкий и естественный, а на деле было совсем не так. Я и теперь с удовольствием вижу, что все мои заметки в Историческом вестнике с охотой перепечатываются газетами, отсюда вывожу, что они небезынтересны. Предполагаю, что и заметка о Ключевском заинтересует… Полгода со времени его смерти будет в ноябре, сообщаемые мною факты, как и всегда, пунктуально точны, тем более что я, будучи студентом, стенографировал за профессором.
Вашего превосходительства покорнейший слуга
А. Танков. [1911 г. ]
Курск, Новопреображенская улица, собственный дом.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 127. Л. 3. 23.
Ваше превосходительство, глубокочтимый Сергей Николаевич!
Искреннейшее благодарю Вас за Ваше дорогое для меня письмо и считаю священным долгом представить Вам свою книгу «Исторический очерк Курской Мариинской гимназии». Простите за просьбу, не удостоите ли Вы сами сказать несколько слов в «Вестнике» несколько слов о ней. Впрочем, это мои мечтания, а, представляя книгу, желал я выполнить долг своего сердца. Теперь сел за труд на два года: «История Курского дворянства" — это поручено мне дворянским собранием [Курской губернии], бывшим [Л. 5об.] на днях. Трудно будет, имея в виду и занятия гимназические, то есть давание уроков, но приятно. Всё вспоминаю, как в 1885 году своим «золотым словом» и участием, а также помещением моих заметок, вызвали вы к жизни мои провинциальные труды, и я все время иду дорогой исследования и обнародования материалов по курской истории. А между тем как важно для нас, провинциальных историков, особенно начинающих, Ваше удо-стоение того, чтобы чье-либо имя появилось в Вашем издании. Когда моя первая статья явилась в 1885 году34, то сию же минуту
34 В «Историческом вестнике» за 1885 г. отсутствуют статьи, пописанные А. А. Танковым. Возможно, что ему принадлежат какие-то из анонимных заметок, входиивших в раздел «Смесь».
покойный П.П. Косаговский35 (известный и Вам), бывший тогда курский губернатор, оказал мне много хорошего и материально, и в смысле доступности архивов. Потом и пошло известное содействие мне и учреждений, безусловно, необходимое у нас для работы. Я же люблю сознательно работать именно для провинции в ее гимназиях, поддерживая интерес к местной истории. В этом отношении держусь вполне Вашего завета: знакомить провинцию с историей в легких очерках, то есть, чтобы приучить ее к сему делу. Но вот что поразительно, глубокоуважаемый Сергей Николаевич, за тридцать лет моих занятий [Л. 6об.] все-таки я здесь одинок, нет соревнователей, хотя бы меньшего объема! Спят ученая архивная комиссия и статистический комитет. Я стараюсь будить их, но сон их столь сладок, что уму непостижимо!.. В канун сентября надеюсь быть в Белгороде, на поклонению святителю Иосафу36, о котором в последнее время много писал, и там горячо буду молиться о Вашем дорогом всей России здоровье и благоденствии на многие лета!
Ваш почтительный и покорный слуга А. Танков.
Курск, 25 августа 1911 г.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 127. Л. 5−6об.
24.
Ваше превосходительство, глубокочтимый Сергей Николаевич!
Посылая настоящую заметку со сведениями, которые мне показались интересны для большой публики, особенно же вновь найденное сообщение для биографии Пушкина, усерднейше прошу Вас о напечатании моей заметки в отделе библиографии. Этим напечатанием порадуете и нас, курян, для которых выход в свет новых исторических преданий очень важен, [Л. 97об.] ввиду общего возрождения интереса к родной истории. Я теперь нахожусь в командировке в Москве для извлечения из архивов материалов для истории курского дворянства, которой I том появится в январе 1913 года и который я буду иметь счастье и удовольствие поднести Вам. Представьте себе — мною ко дню юбилейного
35 Павел Павлович Косаговский (1832−1895), новгородский помещик, чиновник, общественный деятель. В 1885—1889 гг. курский губернатор.
36 Иосаф Белгородский (Иоаким Андреевич Горленко- 1705−1754), епископ Русской Православной церкви. С 1748 г. — правящий епископ Белгородский и Обоянский. Канонизирован как святой в 1911 году.
празднования трехсотлетия царствования Дома Романовых найдено в курских архивах интересное сведение, что предки Михаила Федоровича и он сам были помещиками Курского угорода, села Жердева. Вообще Михаил Федорович особенно любил Курский край, на что имеется множество данных. Моя «История Курской Мариинской гимназии"37 имела такой успех, что через несколько месяцев издание было почти все распродано, осталось несколько экземпляров.
Позвольте, Ваше превосходительство, с пожеланием Вам всего наилучшего, а главное здоровья на многие [Л. 98об.] годы, оставаться Вашим всепокорнейшим и почтительнейшим слугою А. Танков.
Москва, 7-го августа 1912 г.
Адрес: Курск, Новопреображенская улица, собственный дом.
ОР РНБ. Ф. 874. Оп. 1. Д. 115. Л. 98−98об.
37 См.: Танков А. А. Исторический очерк Курской Мариинской женской гимназии. 1861−1911. Курск, 1911.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой