О двух уставных таможенных грамотах конца xvi В. Соловецкому монастырю

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 93/94 С. Н. Кистерев
Москва, Россия
О ДВУХ УСТАВНЫХ ТАМОЖЕННЫХ ГРАМОТАХ КОНЦА XVI В. СОЛОВЕЦКОМУ МОНАСТЫРЮ
Аннотация. Статья представляет собой продолжение серии работ, имеющих целью путем сопоставительного анализа положений уставных таможенных грамот выяснить степень изменчивости норм взимания таможенных пошлин на территории Русского государства на протяжении конца XV — первой половины XVII в. Объектом исследования явились две уставных грамоты 90-х гг. XVI столетия, изданные от имени царей Федора Ивановича и Бориса Федоровича и призванные регулировать таможенные сборы в пределах вотчин Соловецкого монастыря на Белом море. Сравнение установлений обеих грамот сопровождается исследованием обстоятельств их появления и причастности к этому событию отдельных деятелей из числа монашествующей братии Соловецкого монастыря. Изучение действенности декларируемых в уставных грамотах норм иллюстрируется сведениями, содержащимися в монастырских приходо-расходных книгах последнего десятилетия XVI в. Окончательное заключение подтверждает выводы, сделанные ранее на основании анализа уставных таможенных грамот Белозерского края (1497- 1602 гг.), Калуги (1621 г.) и Курска (1620 г.).
Ключевые слова: Россия- Соловецкий монастырь- таможенные пошлины- уставные таможенные грамоты.
Сведения об авторе: Сергей Николаевич Кистерев, независимый исследователь, генеральный директор издательства «Альянс-Архео».
Место работы: издательство «Альянс-Архео».
Контактная информация: 105 275, г. Москва, пр. Буденного, д. 47а, кв. 8- тел. 916 4 237 862- e-mail: otcherKi@yandex. ru
Распространенное в историографии мнение о многообразии и постоянной изменчивости норм взимания таможенных пошлин на территории Русского государства конца XV — первой половины XVII вв. в последнее время несколько поколеблено. Сопоставительное изучение текстов уставных таможенных грамот, относящихся к одному и тому же региону и отстоящих друг от друга промежутком в столетие, показывает принципиальную стабильность правил, в соответствии с которыми осуществлялась деятельность таможенных учреждений и устанавливались размеры подлежащих взиманию пошлин (Кистерев 2007: 195−205- 2009Ь: 48−53). Более того, практикуемое по инициативе откупщиков или верных голов использование ранее изданных для городов центра страны нормативных документов в качестве образца при организации или восстановлении таможен на относительно недавно освоенных территориях естественным образом приводило к унификации пошлинных сборов на значительных пространствах южных уездов (Кистерев 2009а: 78−82- 2011: 284−286). Однако проведенные исследования не охватывают всего доступного комплекса уставных грамот и, соответственно, большого
числа пунктов извлечения таможенных доходов, потому уже полученные результаты остаются недостаточно репрезентативными для суждения о системе в целом. Отсюда возникает необходимость продолжения сравнительного изучения данных разновременных уставных документов, относящихся к одному и тому же региональному центру или нескольких, действовавших синхронно в какой-то исторически сложившейся области.
На сей раз объектом нашего внимания должны стать две грамоты, полученные Соловецким монастырем на протяжении одного десятилетия и нормирующие сбор пошлин в беломорских владениях обители. Первая из них датирована 19 июня 1591 г. и дана от имени царя Федора Ивановича за подписью дьяка Андрея Щелкалова (Архив СПбИИ РАН. Кол. 2. № 136. Л. 191−196- Архив СПбИИ РАН. Колл. 2. № 150. Л. 80 об. — 82 об.- ААЭ 1836а: 425−427, № 352- Материалы по истории Карелии 1941: 316−318, № 258- РНБ. Солов. № 18/1477. Л. 124 об. — 127 об.). Вторая, с датой 30 января 1599 г. и выданная от имени нового государя Бориса Федоровича, не имеет дьячей подписи (Архив СПбИИ РАН. Колл. 2. № 136. Л. 267−273- Архив СПбИИ РАН. Колл. 2. № 150. Л. 115−118 об.- Досифей 1836:
64−70, № XVIII- Материалы по истории Карелии 1941: 365−368, № 293- Тебекин 1981: 217, № 368).
Особенностью данных нормативных актов, определяющих перечень и ставки таможенных пошлин, является то, что они составлены как жалованные грамоты. Это обстоятельство обусловливает отличие их формуляра от уставных грамот, выдававшихся городским таможенникам. Однако частичное несходство формуляра не меняет функционального назначения документов, каковым является нормирование сборов.
В июне 1591 г. монастырю по прошению игумена Иакова взамен новгородского двора с каменными палатами была пожалована половина Кемской и Пудожемской волостей. В качестве причины необходимости владения всей Кемской волостью Иаков выставлял потребность в устройстве сторожевых городков от нашествия немецких воинских людей. В этом вопросе монастырь встречал противодействие со стороны кемских волостных крестьян, отчего уже дважды, в 7087 и 7098 гг. от с.м., ратные люди беспрепятственно разоряли волость. Пожалование сопровождалось определением размера причитающихся в царскую казну платежей: «А Соловецкого монастыря игумену Иакову с братьею с тое Кемские волости и с Пудожемья, и с Пебоозера, и с Маслаозера, и со всее Кемские волости со крестьян, и с луков, и с соляных варниц, и с рыбных ловель, и с морских тонь, и с леших озер, и со всяких угодей, в нашу казну давати им дани и оброку, и за волостелин доход, и за тамгу, и за десятую рыбу, и за всякие наши доходы, по сту по тридцати по четыре рубли по двадцати по четыре алтыны с денгою на год- а тамгу и рыбную десятину в Кеми сбирать с проезжих людей самим по нашей по уставной по таможной грамоте- а платити им те наши оброчные денги на Москве в чети диака нашего Андрея Щелкалова, а дати им впервые тот оброк 100 году на Крещенье Христово» (ААЭ 1836а: 428, № 353).
Примечательно, что если о владениях монастыря в Варзужской волости в таможенной грамоте говорится как о четверти, то указания на половинное владение в Кемской волости нет, и Кемская волость называется в целом владением монастыря. Это наводит на мысль о выдаче таможенной грамоты после жалованной вотчинной. В то же время, в грамоте на половину Кеми уже предписывается собирать
пошлины по уставной грамоте, что заставляет думать, будто таковая уже существует. Все-таки более предпочтительным кажется полагать, что именно пожалование половиной Кеми с упоминанием о порядке сбора тамги и рыбной десятины послужило поводом для игумена Иакова просить выдать дополнительно и уставную таможенную грамоту. Необходимость защиты кемских и прочих владений и содержания для этого ратных людей была насущной проблемой, которую, в первую очередь, и должны были бы решать монастырские власти. Буквально в момент получения грамот Иаковом в монастырских владениях годовали люди Смирного Шокурова и 40 черкас под командой Василия Халецкого1 (Корецкий 1981: 242). В таком случае вотчинная грамота должна была предшествовать таможенной.
В записи позднее 15 декабря 1590 г. находим: «С старцем с Ыльею послан к Москве слуга Ждан Кузнецов, дан ему на рубашки рубль денег» (Приходо-расходные книги 2013: 349). Вероятно, отправленный в самом конце года старец Илья задержался в столице на относительно длительный срок, занимаясь, насколько можно понять, хозяйственными и финансовыми делами монастыря. Несколько далее в расходной книге читается: «Донскому казаку Ивану Иванову сыну Пьяного заплачено 100 рублев, что у него старец Илья занял на Москве» (Приходо-расходные книги 2013: 349). Столь солидное заимствование, видимо, было связано с непредвиденными обстоятельствами, иначе трудно представить, почему деньги не были взяты еще при отъезде из монастыря. При этом одна из нижеследующих записей сообщает о выдаче игумену Иакову небольшой суммы для милостыни нищим, что дает основания считать местом его пребывания в это время Соловки. Следовательно, старец Илья занимал деньги у казака с тем, чтобы расходовать их самому, будучи в Москве в это время самостоятельной фигурой, возглавляя московское монастырское подворье2.
Полученной сотней рублей не ограничивались средства, находившиеся в распоряжении Ильи. В монастыре казакам Василия Халецкого были выплачены 12 рублей 20 алтын взамен денег, посланных из Москвы с
1 Расходная книга монастыря уточняет число черкас — 34 человека, кроме самого Василия, — и определяет затраты на их содержание в 93 рубля (Приходо-расходные книги 2013: 342).
2 Его преемником осенью 1592 г. станет старец Архип (Приходо-расходные книги 2013: 573).
монастырским слугой Михаилом Малым. Последний, не желая рисковать в дороге значительной суммой, оставил деньги старцу Илье, получившему таким образом, дополнительные деньги для покрытия возможных расходов (Приходо-расходные книги 2013: 349)1.
Высокое место руководителя московской монастырской службы в сочетании с необходимостью срочного займа крупной денежной суммы в первой половине 1591 г. позволяет видеть в старце Илье получателя жалованных Соловецкому монастырю грамот, а в заимствованных у И. И. Пьяного деньгах — обеспечение расходов, связанных как с состоявшимся церковным собором, так и с оформлением документов — вотчинной и таможенной грамот.
Вторая из таможенных грамот — 1599 г., — появилась в связи с потребностью иметь документ, выданный от имени нового царя. Летом 1598 г. игумен Исидор и старец Протасий «ездили к Москве для монастырьского дела» (Приходо-расходные книги 2013: 449). Игумен должен был принять участие в соборе, утвердившем Бориса Годунова на царстве, и его присутствие удостоверяется подписью на грамоте& quot- (ДРВ 1788: 112, 120- ААЭ 1836Ь: 42, № 7). Однако на итоговом соборном акте подписи Исидора нет, что, видимо, свидетельствует об отъезде игумена из столицы, зато присутствует подпись старца Вассиана Напольского3 (ДРВ 1788: 115, 126- ААЭ 1836Ь: 47, № 7). О Вассиане находим запись в приходной книге 1598/99 г.: «Взято у соловецкого старца Васьяна Напольского, что у него осталось от московские службы за розходом, денег 26 рублев 31 алтын. Взято у Васьяна же старца, что он привез с Москвы Троицы Живоначальные Сергиева монастыря от келаря, соловетцкого постриженика, старца Акакия вкладом денег 12 рублев. Да у Васьяна же старца взято, что он привез с Москвы от
1 Действия Михаила Малого напоминают операции с аккредитивом. Внесение суммы в одном пункте с тем, чтобы получить ее же в другом, избегая опасности утраты денег ввиду дорожных превратностей, часто осуществлялось в практике денежных расчетов. См., например, такую же операцию печенгских старцев в 1580 г. (Приходо-расходные книги 2013: 174).
2 Перечень участников собора 1598 г. об избрании Бориса Годунова на царство, читающийся в тексте утвержденной грамоты, составлен во второй половине июля 1598 г. (Мордовина 1970: 135).
3 О Вассиане подробнее см.: (Панченко 2006: 722-
724). Участие Вассиана в выборном соборе О. В. Панченко не отмечено.
Акакия же старца за казенной шатер 3 рубли денег» (Приходо-расходные книги 2013: 411). С Акакием Вассиан встретился на соборе: подпись троицкого келаря стоит под актом4 (ДРВ 1788: 114, 125- ААЭ 1836Ь: 47). Поскольку подписи на экземпляре грамоты собирались в январе-феврале 1599 г. (Скрынников 1981: 123−124- Павлов 1978: 213−214, прим. 46) или даже до апреля того же года (Солодкин 2013: 144−145), можно считать, что еще в зимние месяцы 1599 г. Вассиан находился в Москве, почему получение новой таможенной грамоты, датированной 30 января, без него не обошлось.
Таким образом, относительно недавно, в 1591 г., установленный порядок взимания таможенных пошлин в монастырских владениях на Беломорье мог быть изменен правительством уже спустя восемь лет, будь в этом какая-то потребность. Сравнение текстов двух уставных грамот показывает, что дело обстояло иначе.
Документ 1591 г. повествует, что его появление стало следствием инициативы монастырских властей, обратившихся с просьбой о предоставлении им права сбора таможенных пошлин. Мотивируя свою просьбу, игумен Иаков с братьею указали, что монастырь платит с Кемской, Сумской, четверти Варзужской и других поморских волостей в четверти дьяка Андрея Щелкалова в Москве таможенную пошлину, явку и сбор за рыбную десятину вместе с данными и оброчными деньгами в соответствии с оброчными грамотами и «по книгам». В то же время в те же волости приезжают торговые люди (поморцы, каргопольцы, двиняне, новгородцы, заонежцы и прочие), торгуют собственными товарами, покупают местные соль, рыбу и иное, но пошлин ввиду отсутствия у монастыря таможенной грамоты не платят. Естественно, монахи постарались восстановить справедливость, как они ее понимали, и их стремление не осталось без внимания правительства. Грамота предписала
осуществлять сбор пошлин с приезжих торговых людей и их товаров.
Документ 1599 г. в своем начале излагает ту же историю, только в просьбе соловецких
4 Р. Г. Скрынников, указывая на несоответствие между перечнями и подписями членов собора, полагал, что «невозможно решить, кто из них присутствовал на соборе в самом деле, а кто расписался на соборном приговоре задним числом» (Скрынников 1983: 130). Нетрудно заметить, что старцы Вассиан и Акакий были непосредственными участниками всех событий.
обитателей среди монастырских владений фигурируют еще и по четверти Умбской и Керетской волостей, указание на которые дописано над строкой основного текста другой рукой и отличающимися по цвету чернилами. Эту дописку нельзя признать правкой подлинного документа в выдавшей его инстанции, поскольку несколько ниже перечисление волостей дано в прежнем, кратком виде. Следовательно, дополнение сделано позднее и вряд ли официальной структурой, хотя существенно влиять на ареал пошлинного сбора не могло ввиду тут же читающегося неопределенного «и в ыные их поморские волости».
Просьба, на сей раз игумена Исидора, о переписке грамоты на имя нового государя была также уважена, почему и появился документ 1599 г.
Обе грамоты предписывали собирать тамгу, явку и рыбную десятину. С приезжих людей полагалось по семи денег с рубля, а с крестьян монастырских волостей — всего лишь по две деньги. С конного человека причиталось еще «полозового явки» две деньги, а пешеход обязан был уплатой вдвое меньше. Торговля без явки монастырским приказным людям запрещалась, как и складирование товаров в амбарах.
Продажа лошадей облагалась сбором по две деньги с купца и продавца, тогда как за куплю-продажу коровы оба контрагента платили только по деньге. Примечательно отсутствие в тексте обычных для подобных статей о сборах терминов «пятно» и «роговое», хотя в собственно монастырской хозяйственной документации они употреблялись. Например, в приходной книге 7107 г. от с.м. записано: «Взято Кемъские волости у монастырьсково крестьянина таможенного целовальника у Федора Жолны, что он привез ис Кеми десятинных, и таможенных, и пятенных, и явочных, и роговых денег на 107-й год, 54 рубли 9 алтын 2 денги» (Приходо-расходные книги 2013: 419). Следовательно, использование этой терминологии в повседневной практике не было обусловлено требованиями уставных документов.
Прибытие в волости в ладье, сойме или карбасе с остановкой на ночлег предполагало уплату «наслежного» по деньге со всякого человека. Если же ночевка не планировалась, то плата не должна была взиматься.
Продажа соли крестьянами монастырских волостей из варниц на морском побережье или
по рекам приезжим торговцам («гостем») обкладывалась сбором с покупателей по семи денег с рубля, а с продавцов — по две деньги с рубля. Интересно совпадение нормы платежа при сделках с солью и при торговле другими товарами. Фактически, в соловецких грамотах пошлина с продавца соли выступает как обычная рублевая, не связанная со взвешиванием и расфасовкой товара, как это наблюдается в некоторых других регионах, например, в Тотьме или Нижнем Новгороде, судя по документам более позднего времени (Кистерев 2003: 152, № 104- 2013: 310−312).
Крестьяне монастырских волостей и приезжие люди, будь они даже казаками или бобылями, занимающиеся ловлей семги, лосося или тинды, обязывались уплатой десятой рыбы.
Особо оговаривался порядок сборов в монастырской четверти Варзужской волости, где тамга, явка и десятина должны были поступать в пользу монастыря, помимо волостных крестьян и в соответствии с положениями таможенной грамоты, поскольку монастырь за свои владения в волости все пошлины платил самостоятельно в Москве. О размерах этих доходов в начале 90-х гг. XVI в. дает представление запись в приходной книге 1593 г., согласно которой «взято у старца Исайя Вятки таможенных варзуских денег 3 рубли 10 алтын, что собрано зимою 102-го году после старца Измайла» (Приходо-расходные книги 2013: 362). В 1593 г. старец Карион прислал с Варзуги таможенных денег уже 23 рубля 15 алтын (Приходо-расходные книги 2013: 365).
Уклонение от уплаты тамги со стороны приезжих торговцев или жителей монастырских волостей наказывалось штрафом в два рубля, если же вся стоимость товара была меньше такого штрафа, то нарушитель был обязан уплатить рубль.
Привоз спиртного не возбранялся, но торговать им было запрещено. Доставленное вино подлежало опечатыванию и возвращению владельцу без уплаты пошлин при его отбытии. Противозаконная торговля вином наказывалась двухрублевым штрафом.
Приведенные нормы в обеих грамотах представлены одинаково, и, за исключением лексических вариантов, не наблюдается никаких различий между документами. Следовательно, как и декларировалось, пожалование царя Федора Ивановича было попросту переписано от имени его преемника на троне. Таким образом, можно заключить, что правительство не стремилось в конце 90-х гг.
XVI в. изменить существовавшие с начала того же десятилетия нормы торговых пошлинных сборов на территории поморских волостей, находившихся в обладании Соловецкого монастыря. То есть в этом отношении в данном обширном по площади районе наблюдалась
определенного рода стабильность. И у правительства было тем менее оснований стараться каким-то образом нарушить ее, что декларируемые грамотами 1591 и 1599 гг. доходы должны были пополнять не царскую, а монастырскую казну.
ЛИТЕРАТУРА
ААЭ. 1836. Т. 1. Санкт-Петербург: Типография 2 отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии.
ААЭ. 1836. Т. 2. Санкт-Петербург: Типография 2 отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии.
Архив СПбИИ РАН. Кол. 2. № 136.
Архив СПбИИ РАН. Кол. 2. № 150.
Досифей. 1836. Географическое, историческое и статистическое описание Соловецкого монастыря. Ч. 3. Москва: Университетская типография.
Кистерев С. Н. 2003. Нормативные документы таможенных учреждений городов Устюжской четверти конца XVI — начала XVII в. Москва: Древлехранилище.
Кистерев С. Н. 2007. Таможенные правила в Белозерском крае в середине XVI — начале XVII в. // Павлов А. П. (сост.). Государство и общество в России XV — начала XX века: Сб. ст. памяти Н. Е. Носова. Санкт-Петербург: Наука, 195−205.
Кистерев С. Н. 2009а. Особенности происхождения уставных таможенных грамот южнорусских городов в первой трети XVII в. // Раздорский А. И. (сост.). Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI—XIX вв.: Сб. материалов Второй международной науч. конф. (Курск, 2009 г.). Курск: Курский государственный университет, 78−82.
Кистерев С. Н. 2009b. Таможенные правила на Белоозере в конце XV — середине XVI в. // Вестник Нижневартовского гос. гуманит. ун-та. Вып. 2, 48−53.
Кистерев С. Н. 2011. География уставных таможенных грамот и формирование единого экономического пространства в Европейской России первой трети XVII в. // Румянцева М. Ф. (отв. ред.). Историческая география: пространство человека vs человек в пространстве: Материалы XXIII Международной науч. конф. (г. Москва, 27−29 января 2011 г.). Москва: Российский гос. гуманит. ун-т, 284−286.
Кистерев С. Н. 2013. Нижегородский конфликт московских гостей в 1619 году // ОФР. Вып. 16. Москва-Санкт-Петербург: Альянс-Архео, 310−312.
Корецкий В. И. 1981. Соловецкий летописец конца XVI в. // Летописи и хроники. 1980 год. Москва: Наука.
Материалы по истории Карелии XII—XVI вв. 1941 / Гейман В. Г. (ред.). Петрозаводск: Госиздат Карело-Финской ССР, № 258, 361−318.
Мордовина С. П. 1970. К истории утвержденной грамоты 1598 г. // АЕ за 1968 год. Москва: Наука.
ДРВ. 1788 / Новиков Н. (изд.). Ч. 7. Москва: Типография Компании Типографической.
Павлов А. П. 1978. Соборная утвержденная грамота об избрании Бориса Годунова на престол // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. 10. Ленинград: Наука.
Панченко О. В. 2006. Книжники Соловецкого монастыря XVII в. Статья 1. 1620-е — нач. 1640-х гг. // ТОДРЛ. Т. 57. Санкт-Петербург: Дмитрий Буланин, 722−724.
Приходо-расходные книги Соловецкого монастыря 1571−1600 гг. 2013 / Французова Е. Б. (сост.). Санкт-Петербург: Альянс-Архео.
РНБ. Солов. № 18/1477.
Скрынников Р. Г. 1981. Россия накануне «Смутного времени». Москва: Мысль.
Скрынников Р. Г. 1983. Борис Годунов. Москва: Наука.
Солодкин Я. Г. 2013. О датировке поздней редакции «Утверженной грамоты» Земского собора 1598 года // Доронин А. В., Назаров В. Д. (отв. ред.). Сословное представительство в России в контексте европейской истории. Вторая половина XVI — середина XVII вв: Международная науч. конф. Тезисы докладов (г. Москва, 7−10 октября 2013 г.). Москва: Артпоход, 144−145.
СПбИИ РАН. Кол. 2. № 136.
Тебекин Д. А. 1981. Перечень иммунитетных грамот 1584−1610 гг. Ч. 2 // АЕ за 1979 год. Москва: Наука.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ
СПбИИ РАН — Санкт-Петербургский Институт истории Российской академии наук
РНБ — Российская национальная библиотека
ААЭ — Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи
Археографическою экспедициею Императорской Академии наук
АЕ — Археографический ежегодник
ДРВ — Древняя российская вивлиофика
ТОДРЛ — Труды Отдела древнерусской литературы
ОФР — Очерки феодальной России
REFERENCES
Arkheologicheskiye akty ekspeditsii [Archaeological Expedition Acts], vol. 1. Saint Petersburg: Tipografiya 2 otdeleniya Sobstvennoy Ego imperatorskogo Velichestva kantselyarii. 1836 (In Russian).
Arkheologicheskiye akty ekspeditsii [Archaeological Expedition Acts], vol. 2. Saint Petersburg: Tipografiya 2 otdeleniya Sobstvennoy Ego imperatorskogo Velichestva kantselyarii. 1836 (In Russian).
Archive of Saint Petersburg Histoiy Institute of the Russian Academy of Sciences. Collection 2. No. 136 (In Russian).
BecmnuK HBry. № 4/2015
C. H. Kucmepee
Archive of Saint Petersburg Histoiy Institute of the Russian Academy of Sciences. Collection 2. No. 150 (In Russian).
Dosifey. Geograficheskoye, istoricheskoye i statistiheskoye opisaniye Solovetskogo monastyrya [Geographic, historical and statistical description of the Solovetsky Monastery], Part 3. Moscow: Universitetskaya tipografiya. 1836 (In Russian).
Kisterev S. N. Normativniye dokumenty tamozhennykh uchrezhdeniy gorodov Ustyuzhskoy chetverti kontsa XVI-nachala XVII v. [Regulations of customs authorities in Ustiug cities in late 16th — early 17th century], Moscow: Drevlekhranilishche. 2003 (In Russian).
Kisterev S. N. Gosudarstvo i obshchestvo v Rossii XV — nachala XX veka [Russian state and society in the 15th — early 20th centuries]. Saint Petersburg: Nauka, 2007. p. 195−205 (In Russian).
Kisterev S. N. Torgovlya, kupechestvo i tamozhennoye delo v Rossii v XVI-XIX vv. [Trade, merchantry and customs services in Russia in the 16th — 19th centuries], Kursk: Kursk State University, 2009a. p. 78−82 (In Russian).
Kisterev S. N. Vestnik Nizhnevartovskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Nizhnevartovsk State University], vol. 2 (2009b): 48−53 (In Russian).
Kisterev S. N. Istoricheskaya geografia: prostranstvo cheloveka vs chelovek v prostranstve [Historical geography: a space of men and men in their space], Moscow: Russian State University for the Humanities, 2011b. p. 284−286 (In Russian).
Kisterev S. N. Nizhegorodskiy koflikt moskovskikh gostey v 1619 godu [A conflict of Moscow visitors in Nizhny Novgorod in 1619]. In: Ocherki feodalnoy Rossii. Issue 16. Moscow-St Petersburg: Alliance Arkheo, 2013. p. 310−312 (In Russian).
Koretsky V. 1. Solovetsky letopisets kontsa XVI v. [Solovetsky chronicler in the late 16th century]. In: Letopisy i khroniki 1980. Moscow: Nauka, 1981 (In Russian).
Materialy po istorii Karelii XII-XVI vv. [Materials on the histoiy of Karelia in the 12th — 16th centuries], no. 258 (1941): 361−318. (In Russian).
Mordovina S. P. Arkheograficheskiy ezhegonik 1968 [Archeographical year-book 1968]. Moscow: Nauka, 1970. (In Russian).
Drevnyaya rossiyskaya vivliofika [Ancient Russian library]. Part 7. Moscow: Typographiya Kompanii Tipograficheskoy, 1788 (In Russian).
Pavlov A. P. Vspomogatelniye istoricheskiye distsipliny [Auxiliary historical sciences], vol. 10 (1978) (In Russian).
Panchenko O. V. Trudy Otdela drevnerusskoy literatury [Proc. of the Department of Early Russian Histoiy], vol. 57 (2006): 722−724 (In Russian).
Prikhodo-raskhodniye knigi Solovetskogo monastyrya 1571−1600 gg. [Account books of the Solovetsky Monasteiy in 1571−1600]. St. Petersburg: Alliance-Arkheo, 2013 (In Russian).
Russian National Library. Solov. No. 18/1477 (In Russian).
Skrynnikov R. G. Rossiya nakanune & quot-Smutnogo vremeni& quot- [Russia before the & quot-Time of Troubles& quot-]. Moscow: Mysl, 1981 (In Russian).
Skrynnikov R. G. Boris Godunov. Moscow: Nauka, 1983 (In Russian).
Solodkin Ya. G. Soslovnoye predstavitelstvo v Rossii v kotekste evropeyskoy istorii. Vtoraya polovina XVI — seredina XVII vv. Mezhdunarodnaya nauchnaya konferentsiya 7−10 okiyabiya 2013. Tezisy dokladov [Social classes in Russia in the context of the European histoiy in the second half of the 16th — middle 17th centuries. Abstracts of proceedings of the international conference on 7−10 October 2013). Moscow: Artpokhod Moskva, p. 144−145 (In Russian).
Saint Petersburg Institute of Histoiy, Russian Academy of Sciences. Collection 2. No. 136 (In Russian). Tebekin D. A. Arkheograficheskiy ezhegonik [Archeographical year-book], Part 2. Moscow: Nauka, 1981 (In Russian).
S. N. Kisterev
Moscow, Russia
ON TWO CUSTOMS CHARTERS IN THE LATE XVITH CENTURY SENT TO THE SOLOVETSKY MONASTERY
Abstract. The paper is part of a series of works studying the way customs duties changed at the territory of Russia through the period of late 15th — early 17th centuries via a comparative analysis of customs charters. Here the author studies two charters dated 1590s issued on behalf of Russian Tsars Fyodor Ivanovich and Boris Fyodorovich to control the customs duties in fiefdoms of the Solovetsky Monastery located on the banks of the White Sea. The author compares these two charters and considers the circumstances of their issue and the way the monks of the Solovetsky Monastery were related to the charters. The author uses the information contained the monastery account books of the later 17th century to illustrate the declared charters'- standards. The final conclusion confirms the analysis of customs charters discovered in Belozersk region (1497−1602), Kaluga (1621) and Kursk (1620).
Key words: Russia- the Solovetsky Monastery- customs duties- customs charters.
About the author: Sergey Nikolaevich Kisterev, Independent Researcher, Director General of Alyans-Arkheo publishing house.
Place of employment: Alyans-Arkheo publishing house.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой