Применение методики DALY в здравоохранении

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Section 4. Preventive medicine
Section 4. Preventive medicine
Sakiev Kanat Zekenovich, MD, Director of the National Centre for Occupational Health and Occupational Diseases Ministry of Health and Social Development
of the Republic of Kazakhstan, Karaganda E-mail: lab_epid_karaganda@mail. ru Dyussembaeva Nailya Kamashevna, MD, Head. Laboratory of Environmental Epidemiology, NCOH and OD MH and SD of the RK, Karaganda Rybalkina Dina Habibullaevna, PhD, Senior Researcher of the Laboratory of Environmental Epidemiology, NCOH and OD MH and SD of the RK, Karaganda
Salimbayeva BahitMagzumbekovna, Ph. D., Senior Researcher of the Laboratory of Environmental Epidemiology, NCOH and OD MH and SD of the RK, Karaganda,
Saltykova Galina Maryanovna, researcher of the Laboratory of Environmental Epidemiology, NCOH and OD MH and SD of the RK, Karaganda
Application Procedure DALY Health
Abstract: The paper reviews the application of complex methods of analysis of medical and social losses (DALY) in health care. The advantages of the method to the analysis of the standard indicators of mortality, morbidity and disability. The indexes of research on the global loss ofyears in the World. Keywords: technique DALY, mortality, morbidity, disability, health.
Сакиев Канат Зекенович, д. м.н., директор Национального центра гигиены труда и профессиональный заболеваний Министерства здравоохранения и социального развития Республики Казахстан, г. Караганда,
E-mail: lab_epid_karaganda@mail. ru Дюсембаева Найля Камашевна, д. м. н, зав. лаб. экологической эпидемиологии, НЦГТиПЗ МЗ и СР РК, г. Караганда, Рыбалкина Дина Хабибуллаевна, к. м.н., в. н. с лаб. экологической эпидемиологии, НЦГТиПЗ МЗ и СР РК, г. Караганда, Салимбаева Бахыт Магзумбековна, к. б. н, с. н.с. лаб. экологической эпидемиологии НЦГТиПЗ МЗ и СР РК, г. Караганда,
84
Application Procedure DALY Health
Салтыкова Галина Марьяновна, м. н.с. лаб. экологической эпидемиологии, НЦГТиПЗ МЗ и СР РК, г. Караганда,
Применение методики DALY в здравоохранении
Аннотация: В статье дан обзор применения комплексной методики анализа медико-социальных потерь (DALY) в области здравоохранения. Показаны преимущества метода перед анализом стандартных показателей смертности, заболеваемости и инвалидности. Приведены показатели исследований по глобальной потере лет в Мире.
Ключевые слова: методика DALY, смертность, заболеваемость, инвалидность, здравоохранение
Исследования, направленные на разработку обобщённых показателей здоровья, имеют достаточно длинную историю. Семейство показателей бремени болезни (Global Burden of Diseases), базирующихся на расчёте количества лет жизни, скорректированных с учетом немощности, включает два подхода. Один из них, основан на подсчете лет жизни с учетом нетрудоспособности — показатель DALY (Disability Adjusted Life Years) и второй с учетом качества жизни — показатель QALY (Quality Adjusted Life Years). Для каждой причины смерти или заболеваемости расчет DALY включает число потерянных лет жизни, а также число лет, прожитых в условиях той или иной степени утраты здоровья. Таким образом, индекс DALY рассчитывается на основе двух составляющих. Первая: Years of Life Lost (YLL) — годы потерянной (утраченной) жизни — разница между ожидаемой продолжительностью жизни и возрастом, в котором наступила смерть индивида, рассчитывается на основе показателя смертности. Вторая составляющая: Years Lived with Disability (YLD) — годы жизни с нетрудоспособностью — разница между продолжительностью формальной трудоспособной жизни и возрастом, в котором человек прекратил трудовую деятельность по болезни (из-за травмы) [1]. При этом около 66% общего количества потерянных единиц DALYs обусловлено преждевременной смертностью, а 34% - инвалидностью [2].
Социальная ценность различных возрастных периодов жизни человека определяется возрастной динамикой уровня социальной продуктивности личности. В соответствии с этим значимость
вклада неблагоприятных для здоровья исходов, наступивших в различных возрастных периодах, в уровень потерь здоровья населения будет различной. Для того чтобы отразить зависимость величины потерь здоровья от возраста, при расчете индекса DALY используется специальный коэффициент. При оценке количества утраченных лет здоровой жизни необходимо, также добиться соизмеримости времени теряемого вследствие различных нарушений здоровья. В рамках DALY анализа эта проблема решается присвоением различного весов, различающихся по степени тяжести неблагоприятным для здоровья исходам [3]. При глобальном пересмотре параметров измерений в 2010 г. респонденты, при оценке состояния нарушений здоровья от болезней и травм, дали высокие веса инвалидности при шизофрении, рассеянном склерозе, и меньшие — при потере зрения, слуха, конечностей и наличии бесплодия. Больше, чем ранее назначенные, получили веса наркомания, эпилепсия и употребление алкоголя [4].
ВОЗ регулярно производит оценку глобального бремени болезней на мировом и региональных уровнях, для более, чем 200 причин заболеваний и травм [5]. В международном консорциуме, при Институте по измерению показателей здоровья и оценке состояния здоровья, объединенном изучением глобального бремени болезней, более 1000 исследователей, которые работают по протоколу с процессами интерпретации полученных результатов и принятия решений [6]. В перечень исследования «Глобальное бремя болезней, травм и факторов риска» (ГББ) включены те бо-
85
Section 4. Preventive medicine
лезни, травмы и их последствия, которые имеют наибольшее значение для выработки политики в здравоохранении. Перечень причин построен в виде иерархической структуры с различными уровнями их агрегации [7].
Глобальное бремя смерти от сердечно-сосудистых заболеваний за период между 1990 и 2013 гг. увеличилось на 41%, несмотря на 39-процентное снижение возрастных коэффициентов смертности. Этот рост был обусловлен 55% увеличением смертности из-за старения населения и 25-процентным увеличением в связи с ростом населения. Относительные вклады этих показателей варьируют по регионам, так в Центральной и Западной Европе ежегодное число смертей от сердечно-сосудистых заболеваний снижается. Изменение валового внутреннего продукта на душу населения коррелирует с изменением возрастных коэффициентов смертности только в странах с доходом выше среднего, но эта корреляция невыраженная [8].
Психические и поведенческие расстройства являются следующей по значимости причиной бремени болезней в Европейском регионе после сердечно-сосудистых заболеваний. На их долю приходится 19,5% всех лет жизни, утраченных в результате снижения трудоспособности [9]. Депрессивные расстройства обуславливают 16 миллионов DALYs по причине суицидов и около 4 млн. потерь лет по поводу ИБС [10].
В 2010 г. при международном DALY-анализе инсульт зарегистрирован как вторая наиболее распространенная причина смерти и третья причина инвалидности. Если тенденции уровней медико-социальных потерь по причине инсульта не изменятся, то к 2030 г. ожидается более чем 200 млн. глобальной утраты лет [11].
Из-за астмы во всем мире теряется около 15 млн. DALYs в год, что составляет приблизительно 1% всех потерь DALYs и свидетельствует о высокой распространенности и серьезности эпидемиологии заболевания. Число DALYs по причине астмы уступает показателям по сахарному диабету, циррозу печени и шизофрении [12].
Глобальный показатель распространенности анемии в 2010 году составил 32,9%, это 68,36
(95% ДИ 40,98−107,54) млн. лет, 8,8% от общего ГББ (95% ДИ 6,3−11,7%). С 1990 г. по 2010 г. распространенность анемии снизилась для обоих полов, но больше у мужчин. Самое высокое бремя обнаружено в Южной и Центральной Азии, Западной и Восточной Африке. Железодефицитная анемия была ведущей причиной потерь при анемиях, гемоглобинопатии внесли значительный вклад в большинстве популяций. Самое высокое бремя обнаружено среди детей в возрасте до 5 лет, эта возрастная группа имела негативные тенденции с 1990 по 2010 год [13].
В 2010 году избыточный вес и ожирение по всему миру, согласно проведенного анализа, стали причиной 3,4 млн. смертей, 3,9% потерянных лет жизни и 3,8% потерь лет жизни, скорректированных по инвалидности (DALYs). Из-за установленных рисков для здоровья и существенного увеличения распространенности, ожирение стало глобальной проблемой здравоохранения. За последние 33 года не было зарегистрировано снижения показателей ожирения ни по одному региону, что является поводом для необходимости реагирования и выработки эффективной политики в глобальном масштабе [14].
По анализу глобального бремени болезней 2010 года, заболевания полости рта обнаружены у 3,9 млрд. человек, самой весомой нозологией для всех возрастов был кариес постоянных зубов, глобальная распространенность которого достигала 35%. На группу болезней ротовой полости ежегодно приходится 15 млн. DALYs по всему миру (1,9% от всех YLDs- 0,6% всех DALYs), что предполагает среднюю потерю здоровья 224 года на 100 тыс. населения. За период между 1990 г. и 2010 г., медико-социальные потери за счет заболеваний полости рта увеличились на 20,8%. При этом DALY по причинам пародонтита и кариеса увеличились, а по утрате зубов уменьшились. Показатели DALYs стоматологического профиля отличались по возрастным группам и регионам. Результаты анализа ГББ по стоматологии должны найти отклик в программах по санации ротовой полости, особенно в развивающихся странах [15].
В отношении средних показателей всех возрастных групп основными причинами бремени
86
Application Procedure DALY Health
болезней (DALY) являются болезни нижних дыхательных путей, диарейные заболевания и депрессивные расстройства. Исследование бремени болезней в более пожилых возрастных группах дает иную картину. Для пожилых людей в странах с высоким уровнем дохода основными причинами бремени болезней являются, в порядке значимости, ишемическая болезнь сердца, нарушения зрения, деменция, онкологические заболевания и инсульт. Для стран с низким и средним уровнем дохода основными причинами являются ишемическая болезнь сердца, инсульт, нарушения зрения и хроническая обструктивная болезнь легких [16]. Все эти болезни являются неинфекционными.
В настоящее время значимую долю в структуре ГББ занимает III группа причин медико-социальных потерь — травматизм вследствие внешнего воздействия (куда входят также отравления, насилие, последствия военных действий, воздействия огня). В России эти причины обусловливают десяти- и даже сорокакратное превышение DALYв сравнении с западноевропейскими странами [17].
При оценке здоровья у детей с позиции его потерь использование критерия DALY при разнонаправленной динамике показателей заболеваемости, инвалидности и смертности позволяет вести мониторинг качества оказываемой детям медицинской помощи, реализуемости целевых программ по охране здоровья материнства и детства [18- 19]. За прошедшие несколько десятилетий приложены значимые финансовые и политические усилия на снижение детской смертности. В 2013 году в Мире из 6,3 миллиона детей, умерших в возрасте до 5 лет, 51,8% (3,3 млн.) ушли из жизни от причин инфекционного характера и 44% (2,8 млн.) умерли в неонатальном периоде. Если выявленные тенденции сохранятся, то 4,4 миллиона детей младше 5 лет войдут в статистику смертности в 2030 году [20]. Hеонатальная смертность в 2013 году увеличилась до 41,6% от детской смертности до пяти лет по сравнению с 37,3% в 1990 году. Своевременное измерения уровней и тенденций смертности в возрасте до 5 лет важны для оценки прогресса
в достижении цели развития тысячелетия, направленной на сокращение детской смертности на две трети с 1990 до 2015 года, а также для создания эффективной модели её достижения [21]. Согласно глобальным темпам изменений в здравоохранении, цель Декларации второго тысячелетия о сокращении материнской смертности на три четверти, благодаря улучшению помощи в области охраны материнства и детства, к 2015 году будет достижима предположительно, лишь в 16 странах Мира. В странах с медленным прогрессом по снижению показателей медикосоциальных потерь, например, в западной и центральной Африке, после 2015 года необходимо планирование мероприятий и целей по улучшению создавшейся ситуации в регионах [22].
Основными глобальными факторами риска для бремени болезней, измеряемого в годах жизни, скорректированных на нетрудоспособность (DALY), являются пониженная масса тела (6% DALY во всем мире) и небезопасный секс (5%), далее следуют употребление алкоголя (5%) и непригодная для питья вода, а также низкий уровень санитарии и гигиены (4%) [23].
В 2010 году на причину наркозависимости приходилось 20,0 млн. DALYs (95% ДИ, 15,325,4 млн.), что составило 0,8% (0,6−1,0) всех причин DALYs. Большая зависимость выявлена от опиоидов и амфетаминов. Опиоидная зависимость вкладывала в бремя DALY 9,2 миллиона лет (95% ДИ, 7,1−11,4). Наблюдался выраженный региональный разброс показателей, с диапазоном в 20 раз, и увеличением доли бремени в странах с высокими доходами. Употребление инъекционных наркотиков является фактором риска заражения ВИЧ, на потери от которого приходится 2,1 млн. лет (95% ДИ, 1,1−3,6 млн.), и как фактор риска для гепатита С, бремя которого составило 502 тыс. DALYs (286 000−891 000). Самоубийства по причине приема амфетамина составили 854 тыс. DALYs (291 000−1 791 000), при опиоидной зависимости — 671 тыс. DALYs (329 000−1 730 000), от кокаиновой зависимости — 324 тыс. утраченных лет (109 000−682 000). В страны с самым высоким уровнем бремени (& gt-650 DALYs на 100 тыс. населения) вошли США,
87
Section 4. Preventive medicine
Великобритания, Россия и Австралия. Эффективными стратегиями по сокращению бремени болезней опиоидной зависимости и инъекционного употребления наркотиков признаны доставка заместительной терапии, обмен игл и шприцев [24].
Особый интерес для эпидемиологов представляет анализ, связанный с воздействием на здоровье человека экологически неблагополучных факторов. В 2011 году ученые Всемирной организации здравоохранения сделали сообщение, что значительный процент DALY утраты по смертности и инвалидности, возможно, связан с воздействием на организм химических веществ [25]. По расчетам ВОЗ в 2004 г., показатель 5 517 000 DALYs объясним глобальными изменениями климата. Этот вклад в глобальное бремя болезней относительно небольшой, по сравнению с вкладом других факторов риска, таких, как табакокурение (59 081 000 DALYs), неудовлетворительное санитарное состояние воды (54 158 000 лет) [26]. При воздействии УФО появляется ежегодный вклад в бремя болезней в мире около 1,6 млн. DALYs, 0,1% общего бремени болезней, хотя воздействие ультрафиолета очень низких уровней заметно снижает глобальные годовые потери на 3,3 млрд. лет [27]. В докладе ВОЗ «Экологическое бремя болезней, связанных с неудовлетворительными жилищными условиями» освещены данные из 45 стран Европейского региона, по которым установлено, что ежегодно 50 DALYs, связанных с астмой (на 100 000 детей), обусловлены воздействием сырости в жилых помещениях, а 40 DALYs, связанных с астмой, обусловлены воздействием плесневых грибов [28]. Последствия использования автомобильного транспорта накладывают большую нагрузку на здоровье населения, в результате этой нагрузки теряется 79,6 млн. лет здоровой жизни за год и происходит более чем 1,5 миллиона случаев смерти. Смертность от ДТП превышает показатели смертности от ВИЧ, туберкулеза и малярии. Травмы и загрязнение от транспортных средств, способствуют развитию шести из 10 основных причин смерти в глобальном масштабе [29].
Исследование ГББ показало, что такие факторы, как рост населения, увеличение среднего воз-
раста и снижение смертности повышают потери DALY, т. е. потери здоровых лет жизни от неинфекционных заболеваний во многих странах мира. Различия в росте населения и количеством людей в возрастных группах между странами могут способствовать тому, что показатели здоровья в странах с более молодым населением будут казаться лучше, чем в странах с более пожилым населением. Аналогично, в странах с низким ростом населения будет наблюдаться меньший прирост бремени болезней, чем в странах с быстро растущим населением. Исследователи могут исключить влияние этих факторов, чтобы выделить важные данные для сравнения показателей здоровья, с помощью нормированных по возрасту потерь DALY и ПГЖ (количества лет, потерянных в результате преждевременной смерти). Например, при сравнении нормированных по возрасту показателей в 1990 и 2010 гг., наблюдается явное снижение сердечно-сосудистых заболеваний и болезней новорожденных в Европе и Центральной Азии на протяжении этого двадцатилетнего периода.
Данные исследования ГББ также могут использоваться для сравнения и выявления структуры заболеваний в разных странах. При этом основные причины смертности и инвалидности агрегируются, например, такие как боли в пояснично-крестцовом отделе и боли в шее объединены в одну категорию скелетно-мышечных заболеваний. В некоторых странах с низким уровнем дохода, Кыргызстане и Таджикистане, уровни инфекционных заболеваний, болезней новорожденных, проблем питания и болезней при беременности превысили 10 000 DALYs на каждые 100 000 человек. В то же время в странах с меньшим уровнем дохода и выше среднего, были более низкие показатели. Например, в Боснии и Герцеговине, Македонии и Черногории нормированные по возрасту потери DALY от инфекционных заболеваний, болезней новорожденных, проблем питания и болезней при беременности составили примерно 2 000 на 100 000 человек и ниже. В Сербии отмечены наиболее низкие потери DALY от инфекционных заболеваний, болезней новорожденных, проблем питания и бо-
88
Application Procedure DALY Health
лезней при беременности, на уровне примерно 1 500 на 100 000 человек. В России и Украине были наиболее высокие потери DALY от ВИЧ/СПИД и туберкулеза в сравнении с другими странами, но превышение было незначительно. Во всех странах отмечены значительные потери DALY от неинфекционных заболеваний. Во многих странах со средним уровнем дохода определяется двойное бремя болезней, связанное с инфекционными и неинфекционными заболеваниями. Например, в Белоруссии, Болгарии, России и Украине отмечен высокий уровень нормированных по возрасту потерь DALY в результате сердечно-сосудистых заболеваний и заболеваний системы кровообращения [30].
Различия по регионам наблюдаются и внутри одной страны. Так в субъектах РФ самые низкие показатели потерянных лет жизни в результате преждевременной смертности на 100 тыс. населения определяются в республиках Северного Кавказа, г. Москве, автономных округах: Ханты-Мансийском — Югре и Ямало-Ненецком, а самый высокий — в Чукотском автономном округе [31]. Показатели здоровья в регионах США также значительно варьируют. Люди из штатов Виргиния, Колорадо, городов Сан-Франциско, Фэрфакса, Ганнисона имеют высокую продолжительность жизни. А в некоторых округах США продолжительность жизни находится на одном уровне со странами Северной Африки и ЮгоВосточной Азии и это несмотря на то, что затраты США на здравоохранение на душу населения выше, чем в большинстве стран [32].
Данные государственного уровня часто маскируют проблемы или успехи на уровне округа. А местным административным органам необходима возможность сравнить различные потребности в области здравоохранения и установить приоритеты для эффективного использования ограниченных ресурсов. При этом рамки оценки должны, как правило, охватывать не один год, так как размеры выборки часто слишком малы [33]. Сравнительный анализ по отдельным территориям области позволяет выявить наиболее проблемные районы, а также те муниципальные образования, где уровень социальных потерь
сравнительно невысок [34].
В Казахстане также проводятся исследования в данной сфере анализа медико-социальных потерь [35- 36- 37]. На 1000 человек населения Казахстана в 2005 году потеряно 231,1 единиц DALY, причем по причинам недожития теряется 197,4 единиц, а вследствие инвалидности — 33,7. Это выше, чем в развитых странах мира (100 единиц). Значительные потери несет городская популяция, на долю которой приходится 61,6% и мужское население — 58,4% соответственно [38]. При анализе данных регионов РК по экономическим потерям (ВРП), вызванных смертностью населения в трудоспособном возрасте, выявлен заметный разброс между максимальным и минимальным значениями показателей социальных потерь, который в 2005 г. составил 1,6, а в 2010 г. — с разницей в 2,3 раза. По оценкам 2010 г., наибольший уровень экономических потерь в расчете на одного занятого в экономике имел место в Атырауской области и составлял около 1 167 147 тг., что в 15,1 раза превышало минимальный по республике уровень потерь и в 4,0 раза — среднереспубликанский уровень. В Жамбылской области зафиксирован наименьший по области размер экономического ущерба — чуть более 77 123 тг., то есть почти в 3,7 раза ниже общереспубликанского показателя [39]. Наша лаборатория экологической эпидемиологии НЦГТиПЗ МЗ и СР РК занимается анализом медико-социальных потерь по ряду причин в регионе Приаралья [40- 41- 42- 43].
Многими исследователями в показателях DALY при различных причинах выявляется значимая гендерная разница в сторону преобладания медико-демографических потерь среди мужского населения в целом и по отдельным возрастным группам [44- 45]. Более 70% вносят мужчины в глобальные потери по причине дорожно-транспортных происшествий, а женщины, в свою очередь, имеют избыточный уровень депрессивных расстройств [46].
Одновременное рассмотрение информации относительно смертности и собственно здоровья может обеспечить основу для описания и измерения здоровья, как на индивидуальном, так и на по-
89
Section 4. Preventive medicine
пуляционном уровне [47]. Изучение и анализ статистической информации, случаев хронических заболеваний, инвалидности и смертности, данных социологического исследования являются основой для разработки классификации предотвратимых причин при этих состояниях, а также для их ранжирования, что важно при моделировании алгоритмов принятия решений. На основании полученных данных оценивается груз потерянных лет здоровой жизни с помощью критерия DALY, который позволяет вскрыть основные проблемы, стоящие перед службами общественного здоровья в определенном регионе [48]. Метод расчета DALY отражает популяционные эффекты от результатов воздействия на население экономических, социальных, экологических, урбанистических и других неблагоприятных факторов. Так, в результате исследования, выявлены сильные отрицательные связи между ростом реального ВВП и трудопотерями, преждевременной инвалидностью и преждевременной смертностью [49]. По данным проведенных расчётов в 2011 году из-за преждевременных смертей и нетрудоспособности население России потеряло почти 48 млрд. потенциальных лет жизни, а экономика страны — 491 млрд долл. потенциального дохода — трети от годового российского ВВП 2011 г. (около 1,5 трлн. долл.) [50]. По подсчетам российских исследователей суммарные потери трудового потенциала в результате смертности от всех причин почти в 2 раза больше величины ежегодных расходов государственного бюджета на здравоохранение и физическую культуру [51]. Таким образом, одна из причин плохого качества общественного здоровья — низкая цена человеческой жизни в глазах государства, недостаток финансирования медицинских и социальных программ. Так ежегодно в России около 200 тыс. чел. умирает по причинам, которые можно было предотвратить, из них две трети — из-за недостатка медико-социальной помощи [52].
На основании показателя «годы жизни с поправкой на нетрудоспособность» (DALYs) разработана методология определения экологического бремени болезней (ЭББ), которая позволяет сравнивать ущерб, нанесенный здоровью населения
[53]. По оценкам, 24% бремени болезней (потерянные годы здоровой жизни) и 23% всех случаев смерти (преждевременная смертность) приписываются экологическим факторам [54]. Для бремени экологически обусловленных заболеваний характерны выраженные географические различия, как в количественном, так и в качественном отношении. Особенно это касается детей. Например, в условиях так называемой сложившейся рыночной экономики, только 16 из 1000 утраченных лет здоровой жизни (DALYs) у детей моложе 5 лет связаны с неблагоприятными экологическими факторами. Этот же показатель в странах Содружества Независимых Государств (СНГ) равен 44 на 1000 DALYs, а диарейные болезни и острые респираторные инфекции нижних дыхательных путей составляют большую часть бремени экологически обусловленных заболеваний в этой возрастной группе [55].
К преимуществам данной методики можно отнести возможность проведения непосредственного сопоставления социального бремени болезней, наличие объективного доказательства выбора финансовых приоритетов в здравоохранении [56]. Например, наличие эффективных методов для измерения воздействия на здоровье социальных программ франчайзинга является жизненно важным для демонстрации значения инновационных моделей предоставления услуг, в частности, учитывая их быстрое распространение по всему миру, а DALY-анализ предотвращенных потерь по странам и конкретным организациям, позволяет сравнивать воздействия между программами, работающими в разных контекстах [57]. В соответствии с бременем болезни может быть установлена приоритетность профилактических, диагностических и терапевтических устройств медицинского назначения. Так, для пациентов в странах с высоким уровнем ресурсов могут отмечаться растущие потребности в усовершенствованных сердечных стентах, выделяющих лекарства, и в технологиях, сберегающих трудозатраты. А пациентам в странах с низким уровнем ресурсов могут экстренно понадобиться простые, надежные, доступные по цене диагностические инструменты, а также прочные,
90
Application Procedure DALY Health
маневренные инвалидные коляски для использования на неровных дорогах, высоких тротуарах или в узких входах [58].
Согласно прогнозам, глобальный показатель DALY снизится за период с 2004 г. по 2030 г. примерно на 10% в абсолютном выражении и на 30% на душу населения. Это снижение в основном обусловлено темпами экономического роста, заложенными в прогнозируемую модель. Прогнозируется существенное изменение относительных долей трех основных групп причин заболеваний в совокупном ГББ. Согласно прогнозу, в 2030 г. на причины заболеваний группы I (инфекционные, материнские, перинатальные и алиментарные) будут приходиться 20% совокупных DALY (для сравнения, в 2004 г. они составляли чуть ниже 40%). Бремя НИЗ (группа II) согласно прогнозу, увеличится в 2030 г. до 66% и будет составлять большую долю совокупного бремени болезней, чем заболевания группы I для всех стран, включая страны с низким уровнем дохода [59].
В научных публикациях и биомедицинских исследованиях относительно потерь глобального бремени болезней достаточно хорошо освещены злокачественные новообразования (рак), эндокринные расстройства (в том числе сахарный диабет) и заболевания кожи, но недостаточно представлены в научно-исследовательской среде в соотношении к их бремени инфекционные паразитарные заболевания, респираторные инфек-
ции и перинатальная патология [60]. Для достижения оптимального баланса между результатами анализа глобального бремени болезни и темами проводимых клинических исследований с освещением их в рейтинговых медицинских журналах, необходимо стратегическое планирование и финансирование. Так как более двух третей населения мира проживает в странах с низким уровнем доходов, где приоритеты в области здравоохранения отличаются от более обеспеченных регионов [61].
Для ускорения процесса расчета показателей DALYs разрабатываются приложения как на основе офисных программ Microsoft Excel, так и на языках программирования. Так на языке программирования R для статистической обработки данных по методу DALY создан калькулятор для количественной оценки проблем общественного здоровья, который может быть полезным для ученых и работников здравоохранения [62].
Таким образом, первый шаг в подходе решения проблем общественного здравоохранения — идентификация наиболее важных проблем с оценкой бремени болезни и приведением данных этого типа в соответствие с национальными целями. А использование показателей DALY в медицинской статистке — это новый подход, который продолжает совершенствоваться [63], и его развитие неизбежно приведет к улучшению качества статистики здоровья.
Список литературы:
1. Экономические методы управления в здравоохранении/Уйба В. В., Чернышев В. М., Пушкарев О. В., Стрельченко О. В., Клевасов А. И. — Новосибирск — ООО «Альфа-Ресурс» 2012. — 314 с. URL: http: //www. somc-nsk. ru/Documents/books/4. pdf.
2. Слажнева Т. И., Попова Т. В. Использование индекса DALY В оценке медико-демографической ситуации в Республике Казахстан. //Joumal of Central Asian Health Service Research — 2007. — № 6 (4) — С. 70−72. http: //journal. ksph. kz/contents/v6n4_2007. pdf.
3. Методика комплексной оценки потерь здоровья в результате заболеваемости и смертности. Ростовцев В. Н., Ломать Л. Н., Рябкова О. И. и др. ГУ «Белорусский центр медицинских технологий, информатики, управления и экономики здравоохранения» — Минск — 2008−28 с. URL: http: //med. by/methods/pdf/140−1105. pdf.
4. Salomon J. A., Vos Th., Hogan D. R., Gagnon M. et all. Common values in assessing health outcomes from disease and injury: disability weights measurement study for the Global Burden of Disease Study 2010//The Lancet. December 2012. Volume 380, No. 9859, P. 2129−2143. URL: https: //docs. google. com/viewerng/viewer?url=http: //unav. edu/matrimonioyfamilia/b/uploads/30 855_GBD-2010_ Common-values. pdf.
91
Section 4. Preventive medicine
5. Mohsen Naghavi, Christopher J. L. Murray, Alan Lopez Global, regional, and national age-sex specific all-cause and cause-specific mortality for 240 causes of death, 1990−2013: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2013//The Lancet. Volume 385, No. 9963, January 2015, p117−171, URL: http: //www. thelancet. com/pdfs/journals/lancet/PIIS0140−6736 (14)61682−2. pdf.
6. Protocol for the Global Burden of Diseases, Injuries, and Risk Factors Study (GBD). Institute for Health Metrics and Evaluation. Version 2.0. Issued 14 March 2015. 29p. URL: http: //www. healthdata. org/sites/default/files/files/Projects/GBD/GBD_Protocol. pdf.
7. GBD 2013: Global Burden of Diseases, Injuries, and Risk Factors. Protocol. July 24, 2013. The Institute for Health Metrics and Evaluation. 61 p. URL: http: //www. healthdata. org/sites/de-fault/files/files/GBD-2013-Protocol_russian_4 092 014. pdf.
8. Roth G. A., Forouzanfar M. H., Moran A. E., Barber R., Nguyen G., Feigin V. L., Naghavi M., Mensah G. A., Murray C.J. L. Demographic and epidemiologic drivers of global cardiovascular mortal-ity. //The New EnglandJournal ofMedicine. 2015 Apr 2- 372: P. 1333−1341. URL: http: //www. nejm. org/doi/pdf/10. 1056/NEJMoa1406656.
9. Игумнов С. А., Осипчик С. И. Экономический анализ мероприятий в области охраны психического здоровья. //Социальная и клиническая психиатрия. — 2012 г. — № 2. — т. 22. С. 78−80. URL: http: //psychiatr. ru/files/magazines/201206_scp133. pdf.
10. Ferrari A. J., Charlson F. J., Norman R. E., Patten S. B. et all. Burden of Depressive Disorders by Country, Sex, Age, and Year: Findings from the Global Burden of Disease Study 2010. //journal. pmed November 5, 2013. 12 p. URL: http: //www. plosmedicine. org/article/fetchObject. action? uri=info: doi/10. 1371/jour-nal. pmed. 1 001 547&-representation=PDF.
11. Feigin V. L., Forouzanfar M. H., Krishnamurthi R., Mensah G. A. et all. Global and regional burden of stroke during 1990−2010: findings from the Global Burden of Disease Study 2010//Lancet. 2014 January 18- 383 (9913). p. 245−254. URL: http: //www. ncbi. nlm. nih. gov/ pmc/articles/PMC4181600/pdf/ni-hms625992. pdf.
12. Bousquet J., Ph. Bousquet J., Ph. Godard, & amp- Jean-Pierre Daures. The public health implications of asth-ma//Bulletin of the World Health Organization July 2005,83 (7) — p. 548−554. URL: http: //www. who. int/bulletin/volumes/83/7/548. pdf.
13. Kassebaum N.J., Jasrasaria R., Naghavi M., Wulf S. K. et all. A systematic analysis of global anemia burden from 1990 to 2010//Blood. 2013 Dec. URL: http: //www. bloodjournal. org/content/ear-ly/2013/11/26/blood-2013−06−508 325. full-text. pdf+html.
14. Ng M., Fleming T., Robinson M., Thomson B. et all. Global, regional, and national prevalence of overweight and obesity in children and adults during 1980−2013: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2013. //The Lancet. Volume 384, № 9945, August 2014. p. 766−781. URL: http: //www. thelancet. com/pdfs/journals/lancet/PIIS0140−6736 (14)60460−8. pdf.
15. Marcenes W., Kassebaum N. J., Bernabe E., Flaxman A. et all. Global Burden of Oral Conditions in 1990−2010: A Systematic Analysis//JDRJuly 2013 vol. 92 no. 7 P. 592−597. URL: http: //www. west-info. eu/oral-health-a-global-issue/global-burden-of-oral-conditions/.
16. Хорошее здоровье прибавляет жизни к годам. Глобальное резюме для Всемирного дня здоровья 2012 г. ВОЗ. 28 с. URL: http: //www. who. int/world_health_day/2012.
17. Юмагузин В. В. Смертность от внешних причин в России в постсоветский период. Дисс. к. с.н. Москва. Высшая школа экономики. Национальный исследовательский университет. 2013 г. 219 с. URL: http: //www. hse. ru/data/2013/12/27/1 335 008 800/dis%20yumag. pdf.
18. Терлецкая Р. Н., Бабкина Л. М. Использование критерия DALY для оценки потерь здоровья при болезнях органов дыхания в детском возрасте//Вопросы современной педиатрии — 2010 — № 6 -С. 16−18. URL: http: //www. spr-journal. ru/webasyst/fulltextpdf/vsp/2010/6_2010. pdf.
92
Application Procedure DALY Health
19. Кобякова О. С., Деев И. А., Несветайло Н. Я., Бойков В. А. и др. Динамика числа потерянных лет жизни (DALY) в результате преждевременной смертности детей в возрасте 0−17 лет в Томской области в 2008—2012 гг. //Вопросы современной педиатрии. 2014- 13 (3). — С. 30−34. URL: http: //www. spr-journal. ru/ojs/index. php/VSP/article/view/342/684.
20. Li L., Shefali O., Daniel H., Jamie P. et all. Global, regional, and national causes of child mortality in 2000−13, with projections to inform post-2015 priorities: an updated systematic analysis. //Lancet 2015- 385: P. 430−40. URL: http: //www. who. int/immunization/diseases/tetanus/Lancet-2013-Glob-al-child-mortality. pdf.
21. Wahg H., Liddell C. A., Coates M. M., Mooney M. D. et all. Global, regional, and national levels of neonatal, infant, and under-5 mortality 1990−2013: a systematic analysis. The Global Burden of Disease 2013 Child Mortality Collaboration. //The Lancet. 384 (9947). 2014. P. 957−979. URL: http: //eprints. whiterose. ac. uk/84 159/ 1/Neonatal%2C%20infant%2C%20and%20under-5%20mortality_revised. pdf.
22. Kassebaum N. J., Bertozzi-Villa A., Coggeshall M. S., Shackelford K. A et all. Global, regional, and national levels and causes of maternal mortality during 1990−2013: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2013. The Lancet. 2014 May 2. № 384: P. 980−1004. URL: http: //www. thelancet. com/pdfs/journals/lancet/PIIS0140−6736 (14)60696−6. pdf.
23. Global health risks: mortality and burden of disease attributable to selected major risks. WHO, 2015. 70 p. URL: http: //apps. who. int/iris/bitstream/10 665/44203/8/9 789 244 563 878_rus. pdf.
24. Degenhardt L., Whiteford H. A., Ferrari A. J., Baxter A. J. et all. Global burden of disease attributable to illicit drug use and dependence: findings from the Global Burden of Disease Study 2010. //The Lancet. 2013 Aug 29. URL: http: //apsredes. org/ site2013/wp-content/uploads/2013/09/LANCET_IL-LICIT_DRUGS. pdf.
25. Keri Fulcher and Herman Gibb. Setting the Research Agenda on the Health Effects of Chemi-cals//Int. J. Environ. Res. Public Health 2014, 11, p. 1049−1057. URL: https: //www. google. kz/url?sa=t& amp-rct=j&-q=&-esrc=s&-source=web&-cd=1&-cad=rja&-uact=8&-ved=0CBwQFjAA&-url=htt p%3A%2F%2Fwww. mdpi. com%2F1660−4601%2F11%2F1%2F1049%2Fpdf&-ei=O-xiVYzAGaLny-gOXtIHoCg&-usg=AFQjCNGSOVaEvoQCLdwpubnnHeEvoijbMg.
26. Ying Zhang, Peng Bi, Janet E. Hiller. Climate Change and Disability Adjusted life Years//Journal of Environmental Health. Volume 70. № 5. October 2007. p. 32−36.
27. Lucas R. M., McMichael A. J., ArmstrongB. K. and Smith W. T. Estimating the global disease burden due to ultraviolet radiation exposure//International Journal of Epidemiology 2008, 37: p. 654−667. URL: http: //ije. oxfordjournals. org/ content/37/3/654. full. pdf+html.
28. Environmental burden of disease associated with inadequate housing. Всемирная организация здравоохранения, 2013 г. 16 p. URL: http: //www. euro. who. int/_data/assets/pdf_file/0003/142 077/e95004. pdf
29. Transport for Health. The Global Burden of Disease from Motorized Road Transport//Global Road Safety Facility, The World Bank Group (President J. Y. Kim), Institute for Health Metrics and Evaluation University of Washington. Seattle, WA: IHME- Washington, DC: The World Bank, 2014. 75p. URL: http: //www. healthdata. org/sites/default/files/files/policy_report/2014/Transport4Health/IHME_ Transport4Health_Full_Report. pdf.
30. Глобальное бремя болезней (Global Burden of Disease): порождение доказательств направление политики — региональное издание для Европы и Центральной Азии. Институт по измерению показателей здоровья и оценке состояния здоровья (Institute for Health Metrics and Evaluation), Сеть человеческого развития (Human Development Network), Всемирный банк (The World Bank). Seattle, WA: IHME, 2013. 70 p. URL: http: //www. healthdata. org/sites/default/files/files/policy_re-port/2013/WB_EuropeCentralAsia/IHME_GBD_WorldBank_EuropeCentralAsia_FullReport_ RUSSIAN. pdf.
93
Section 4. Preventive medicine
31. Бойцов С. А., Самородская И. В. Годы жизни, потерянные в результате преждевременной смертности в РФ в 2012 г. //Бюллетень 2012 г. ФГБУ Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины Минздрава России. Москва, Россия. 18 с. URL: http: //www. gnicpm. ru/UserFiles/Poterjannye gody zhizni. pdf.
32. The state of US Health: Innovations, Insights, and Recommendations from the Global Burden of Disease Study. Institute for Health Metrics and Evaluation University ofWashington. Seattle, WA: IHME, 2013. URL: http: //www. healthdata. org/sites/default/files/files/policy_report/2013/USHealth/IHME_ GBD_USHealth_FullReport. pdf.
33. Srebotnjak T., Mokdad A. H., Murray Ch. J.L. A novel framework for validating and applying standardized small area measurement strategies//Population Health Metrics 2010, 8: 26. URL: http: //www. pophealthmetrics. com/content/pdf/1478−7954−8-26. pdf.
34. Шабунова А. А., Калашников К. Н. Экономическая оценка потерь трудового потенциала населе-ния//Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. № 4 (4) 2008. С. 53−61. URL: http: //cyberleninka. ru/article/n/ekonomicheskaya-otsenka-poter-trudovogo-potentsiala-naseleniya.
35. Аубакирова А. С., Ким С. В., Искаков Е. С. Бремя болезни по преждевременной смертности от дорожно-транспортного травматизма в Казахстане. //Астана медициналыц журналы. 2012, — № 2 (70). — С. 19−21. URL: http: //www. amu. kz/science_and_research_clinic/science/scientific_publica-tions_ao_mua/astanalyk_medicine_journals/20122_70. pdf.
36. Нуралина И. С. Медико-социальная оценка заболеваемости и смертности от рака шейки матки в Казахстане. автореф. дисс. PhD — Астана — 2012−91 с. URL: http: //kaznmu. kz/rus/wp-content/up loads/2012/11/%D0%94%D0%98%D0%A1%D0%A1%D0%95%D0%A0%D0%A2%D0%90%D0% A6%D0%98%D0%AF-%D0%9D%D0%A3%D0%A0%D0%90%D0%9B%D0%98%D0%9D%D0%9E %D0%99-%D0%98. pdf.
37. Султанбекова Б. М., Аканов А. А., Кошербаева Л. К., Карсакбаева Л. Ж. Глобальное бремя болезней, травм и факторов риска//Журнал «Медицина». — 2015. — № 2 (152). — С. 11−13. URL: http: //www. medzdrav. kz/images/magazine/medecine/2015/2015−2/M02−1511−13. pdf.
38. Об утверждении программы «Здоровый образ жизни» на 2008−2016 гг. /Доклады научно-практической конференции «Роль формирования здорового образа жизни в профилактике важнейших неинфекционных заболеваний», 14−15 декабря 2007 г., г. Алматы. С. 83−109. URL: http: //www. hls. kz/kaz/files/magazine/1−08. pdf.
39. Абдрахманов А. Б. Оценка экономических потерь в результате преждевременной смертности трудоспособного населения в Республике Казахстан//Денсаульщ сацтауды дамыту журналы.№ 2 (63) 2012 г. С. 5866. URL: http: //www. google. kz/url?sa=t&-rct=j&-q=&-esrc=s&-source=web&-cd=1 & amp-cad=rja&-uact=8&-ved=0CBsQFjAA&-url=http%3A%2F%2Fold. group-global. org%2Fru%2Fstorage_ manage%2Fdownload_file%2F20768& amp-ei=sTtjVeLNLKTOyQ?_5IHQPg&-usg=AFQjCNH5kXSBk YRMNtzBbRAZkIJC_5b6xA& amp-bvm=bv. 93 990 622, d. bGQ
40. Дюсембаева Н. К., Шпаков А. Е., Салимбаева Б. М., Рыбалкина Д. Х., Дробченко Е. А., Зарубе-ков Т. С., Салтыкова Г. М., Иманбеков М. М. Анализ индекса DALY по классу новообразований населения Кызылординской области//Гигиена труда и медицинская экология. — 2014.- № 4 (45). -С. 52−60. URL: http: //www. ncgtpz. kz/wp-content/uploads/GTiME-4 452 014-g. pdf.
41. Дюсембаева Н. К., Рыбалкина Д. Х. Конкабаева А. Е., Тыкежанова Г. М. Анализ индекса DALYm классу болезней органов кровообращения в Кызылординской области//Материалы сборника конференции Eurasian Union of Scientists (30−31. 10. 2014). № 7 (часть 3, Медицинские науки). — C. 45−48. URL: http: //euroasia-science. ru/files/arhiv/30−31. 10. 2014/p3. pdf.
42. Rybalkina D., Dyusembayeva N., Rybalkin Al., Mozzhelin M., Kozal I. Analysis of Loss of Years Resulting From Diseases of the Musculoskeletal System of the Adult Population of Kazakhstan//International
94
Application Procedure DALY Health
Conference on Biological, Civil and Environmental Engineering, BCEE-2015, 3−4. 02. 2015, Bali. — P. 89−92. URL: http: //iicbe. org/siteadmin/upload/1147C0215052. pdf.
43. Дюсембаева Н. К., Шпаков А. Е., Салимбаева Б. М., Рыбалкина Д. Х., Дробченко Е. А., Измаха-нов Ж., Кенжебекова С. Б. Analysis of social loss due to birth defects among children in Kyzylorda ^ю^/Гигиена труда и медицинская экология. — 2015.- № 1 (46). — С. 34−39. URL: http: //www. ncgtpz. kz/wp-content/uploads/ZHurnal-Gigiena-truda-i-meditsinskaya-ekologiya-1 462 015-g. pdf.
44. Зуков Р. А., Дыхно Ю. А., Шульмин А. В., Козлов В. В. Оценка медико-демографических потерь населения Красноярского края от смертности, обусловленной раком почки//Сибирский онкологический журнал — 2013 — № 6 (60) — С. 20−25. URL: http: //oncology. tomsk. ru/nii/jour-nal/2013/6/files/soj_20136_20−25. pdf.
45. Кобякова О. С., Деев И. А., Несветайло Н. Я. и др. Число потерянных лет жизни (DALY) результате преждевременной смертности населения Томской области в 2012 г. //Вестник РАМН. 2013- -11: — С. 60−64. URL: http: //www. spr-journal. ru/webasyst/pdf/article/2013/VRAMN/VR11/10. Kobyakova. pdf.
46. Snow R. C. Sex, gender, and vulnerability. //Global Public Health, 2008- 3 (S1), p. 58−74. URL: http: //people. stfx. ca/accamero/gender%20and%20health/gender%20as%20a%20determinant%20 of%20health/sex%20gender%20and%20vulnerability. pdf.
47. Социально экономические аспекты инвалидности. /Под ред. Михайловой Ю. В., Ивановой А. Е. М.: РИО ЦНИИОИЗ, — 2006. — 136 с. URL: http: //vestnik. mednet. ru/files/invalids. pdf.
48. Баранов А. А., Альбицкий В. Ю, Терлецкая Р. Н., Зелинская Д. И. Концепция сокращения предотвратимых потерь здоровья детского населения//Вопросы современной педиатрии. — 2010. № 5 (ТОМ 9). — С. 5−9. URL: http: //cyberleninka. ru/article/n/kontseptsiya-sokrascheniya-predotvrati-myh-poter-zdorovya-detskogo-naseleniya.
49. Вагин В. А., Тропак Т. И. Потери трудового потенциала работников водного транспорта и экономические показатели в Сахалинской области. //Медицина труда и промышленная экология — 2010. -№ 12. — С. 18−22. URL: http: //cyberleninka. ru/article/n/poteri-trudovogo-potentsiala-rabotnikov-vodnogo-transporta-sahalinskoy-oblasti-i-ekonomicheskiy-rost-v-rossii.
50. Мосейко Е. Е. Оценка социальных и экономических потерь российского общества вследствие низкого уровня накопления капитала здоровья: методика QALY/DALY. //Управление экономическими системами: электронный научный журнал. Отраслевая экономика (53) УЭкС, 5/2013. 11 с. URL: http: //www. uecs. ru/otraslevaya-ekonomika/item/2158- qalydaly.
51. Прохоров Б. Б., Горшкова И. В., Шмаков Д. И., Тарасова Е. В. Общественное здоровье и экономика. М.: МАКС Пресс, 2007. — 288 с. URL: http: //www. ecfor. ru/index. php? pid=books/proh04.
52. Природные и социально-экономические факторы, определяющие условия жизни и здоровье населения: оценка и прогноз. Сборник научных трудов. /Под общ. ред. чл. -корр. РАН, д-ра экон. наук Б. Н. Порфирьева, д-ра геогр. наук Б. Б. Прохорова. — М.: ИНП РАН, 2014, 166 с. URL: http: //www. ecfor. ru/index. php? pid=books/porfiriev.
53. Окружающая среда, здоровье и качество жизни. /Раздел 2 доклада Конференции ООН по окружающей среде и развитию «Защита окружающей среды Европы, четвертая оценка», январь, 2007. 91 с. URL: http: //www. google. kz/url?sa=t&-rct=j&-q=&-esrc=s&-source=web&-cd=2&-cad=rja&-uact= 8& amp-ved=0CCEQFjAB&-url=http%3A%2F%2Fwww. eea. europa. eu%2Fru%2Fpublications%2Fstate_of_ environment_report_20071%2Fchapter2. pdf&-ei=NkxjVY3PL8mjsAHc3oGADg&-usg=AFQjCNG hi03sDjZ0B7V5RJQzJJTavfX02w& amp-bvm=bv. 93 990 622, d. bGQ.
54. Профилактика болезней путем создания здоровых окружающих условий. Оценка экологического компонента бремени болезней. ВОЗ, 2004, «Доклад о состоянии здравоохранения в мире». 14 С. URL: http: //whqlibdoc. who. int/publications/2006/9 241 594 209_rus. pdf.
95
Section 4. Preventive medicine
55. Lucianne Licari, Leda Nemer, Giorgio Tamburlini. Children’s health and environment: developing action plans. WHO, 2006. 119p. URL: http: //www. rorbic. ru/filedownload/upload/site1/document_publica-tion/MmdS9H9RkL. pdf.
56. Шабунова А. А. Здоровье населения в России: состояние и динамика: монография/А. А. Ша-бунова. — Вологда: ИСЭРТ РАН, 2010. — 408 с. URL: http: //wap. fictionbook. ru/static/trials/06/57/11/6 571 149. a4. pdf.
57. Montagu D., Ngamkitpaiboon L., Duvall S., Ratcliffe A. Applying the disability-adjusted life year to track health impact of social franchise programs in low- and middle-income countries//BMC Public Health 2013, 13 (Suppl 2): S4. URL: http: //www. biomedcentral. com/1471−2458/13/S2/S4.
58. Устройства медицинского назначения: устранение несоответствий. Доклад ВОЗ. Департамент Основных технологий здравоохранения. 2012. 129 с. URL: http: //whqlibdoc. who. int/publica-tions/2012/9 789 244 564 042_rus_chapter3. pdf.
59. Повышение доступности медицинских технологий и инноваций. На стыке здравоохранения, интеллектуальной собственности и торговли. ВОЗ. 2012. 259 с. URL: http: //www. wipo. int/edocs/pub-docs/ru/wipo_pub628. pdf.
60. Evans J. A., Jae-Mahn Shim, John Ioannidis P. A. Attention to Local Health Burden and the Global Disparity of Health Research. //PLoS ONE 9 (4): April 2014. Volume 9. e90147. 9 p. URL: http: //www. plosone. org/article/fetchObject. action? uri=info: doi/10. 1371/j ournal. pone. 90 147&-representatio n=PDF.
61. Rochon P. A., Mashari A., Cohen A., Misra A. et all. Relation between randomized controlled trials published in leading general medical journals and the global burden of disease//CMAJ 2004- 170 (11). p. 1673−1677. URL: http: //www. cmaj. ca/content/170/11/1673. full. pdf+html.
62. B. Devleesschauwer, S. McDonald, J. Haagsma, N. Praet, A. Havelaar, N. Speybroeck. The DALY Calculator. A graphical user interface for stochastic DALY calculation in R. 1.3.0. 2014. 39 p. URL: http: //users. ugent. be/~bdvleess/DALYcalculator/latest-release/DALYmanual. pdf.
63. Антоненкова Н. Н., Якимович Г. В., Прудывус И. С., Алексеева Е. П. Методы оценки выживаемости пациентов со злокачественными новообразованиями и утраченного ими жизненного по-тенциала//Онкологический журнал. Т. 6, № 4 (24), 2012. С. 54−61. URL: http: //omr. by/sites/de-fault/files/j ournal/oj24_54−61. pdf.
96

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой