Документы региональных архивов о деятельности представительств Ойротской и Хакасской автономных областей (1924-1938 годы)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 28 (166). История. Вып. 34. С. 96−101.
Е. П. Мамышева
ДОКУМЕНТЫ РЕГИОНАЛЬНЫХ АРХИВОВ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВ ОЙРОТСКОЙ И ХАКАССКОЙ АВТОНОМНЫХ ОБЛАСТЕЙ (1924−1938 ГОДЫ)
В статье определяется значение материалов Государственных архивов Горного Алтая и Хакасии как важного источника изучения института представительства Ойротской (с 1948 г. — Горно-Алтайской) и Хакасской автономных областей при высших органах власти и управления РСФСР, функционировавших в 1924—1938 гг. Автором отмечается, что документы региональных архивов способствуют восстановлению полной картины деятельности представителей АО при Наркомнаце РСФСР и Президиуме ВЦИК.
Ключевые слова: архив, автономная область, источник, национальное представительство, Наркомнац, Президиум ВЦИК.
В области изучения национальногосударственного строительства народов Сибири имеются значительные достижения. Однако некоторые его аспекты до настоящего времени остаются слабо или недостаточно изученными. К таковым можно отнести проблему создания и функционирования института постоянных представительств автономных образований при Президиуме ВЦИК. Значение последних в приобщении сибирских народов, в частности алтайцев и хакасов, к советскому строительству не оценено по достоинству. В фондах республиканских архивов Горного Алтая и Хакасии содержится достаточный объем информации о деятельности их национальных представительств. В 1920—1930-е гг. Советское государство, осуществляя права коренных народов Сибири на самоопределение, впервые создало их национально-государственные образования. В 1922 г. была образованы Бурят-Монгольская и Якутская АССР, Ойротская (с 1948 г. — Горно-Алтайская) автономная область. В 1924 г. был организован Хакасский уезд, преобразованный в 1925 г. в округ, а в 1930 г. — в автономную область. Автономные республики и области сыграли значительную роль в ликвидации фактического неравенства сибирских народов, в привлечении их к активному участию в государственно- политической жизни страны. Следует подчеркнуть, что представительства народов РСФСР были впервые созданы в 1920 г. при Народном комиссариате по делам национальностей на правах отделов.
Цель данной статьи — показать ценность и значимость архивных материалов как важ-
ного источника в деле изучения деятельности представителей Ойротской и Хакасской автономных областей при высших органах власти и управления РСФСР, функционировавших в 1924—1938 гг.
Ойротское областное архивное бюро было создано в октябре 1926 г. В марте 1962 г. решением Горно-Алтайского облисполкома на вновь организованный архивный отдел и государственный архив области, переведенных в систему органов исполнительной власти, были возложены задачи по оказанию методической помощи и по контролю над работой ведомственных и районных архивов. В марте 1991 г. произошло переименование архивных органов области. Решением Горно-Алтайского облисполкома упразднен архивный отдел и образован Комитет по делам архивов при исполнительном комитете Горно-Алтайского республиканского Совета народных депутатов, в состав которого в октябре 1991 г. вошел также республиканский центр документации новейшей истории (бывший партийный архив). В июне 1995 г. Постановлением Правительства Республики Алтай Комитет по делам архивов был включен в единую Государственную архивную службу в системе исполнительной власти. В начале 2006 г. была изменена структура исполнительных органов государственной власти республики. В связи с реорганизацией Государственная архивная служба преобразовалась в Комитет по делам архивов Республики Алтай, структурным подразделением которого является ГА РА1. Среди материалов последнего интерес для нас представил фонд Р. -33 «Ойротский облисполком», в котором сохранились наиболее пол-
ные сведения о постоянном представительстве Ойротской А О при Президиуме ВЦИК. Первоначально представительство автономной области ойротского народа было организовано при Наркомнаце СССР. Документы свидетельствуют, что облисполком Ойротии назначал своего представителя, который после утверждения ВЦИКом входил в Совет национальностей. Он принимал участие также в работе Малого Совета народных комиссаров РСФСР, отдела просвещения национальных меньшинств Наркомпроса РСФСР при обсуждении и решении принципиальных вопросов, касающихся национальностей вообще и представленной области, в частности2. Учреждение Национального Представительства Ойротской А О при Наркомнаце РСФСР было вызвано необходимостью решения политических, экономических и социальнокультурных вопросов Ойротии. Важнейшим аспектом деятельности Представительства являлось налаживание организационной работы, направленной на установление тесной связи с Наркоматами РСФСР. Успехи в деле всестороннего возрождения региона напрямую зависели от эффективности функционирования представительского учреждения, которой определялись очередность и объемы выделяемой помощи из Москвы. Экономическое и социально-культурное возрождение автономной области происходило в сложных условиях, когда народы Алтая должны были осваивать радикально изменившуюся идеологическую и политико-экономическую обстановку. Представительство Ойротии явилось связующим звеном между центральными государственными учреждениями и административными и хозяйственноэкономическими подразделениями управленческой структуры автономной области. Стабилизация ситуации в Ойротии была невозможной без всесторонней помощи и контроля центра. В свою очередь, высшие правительственные административно-политические, хозяйственные и другие органы нуждались в объективной информации о состоянии дел в субъектах РСФСР, в том числе, и Ойротской автономной области.
Постановлением II съезда Советов СССР был ликвидирован Наркомнац, а вместе с ним подлежали ликвидации и представительства автономных образований. По инициативе автономных республик и областей был поставлен вопрос о несвоевременности
их ликвидации как юридического лица, о необходимости учреждения представительств при Президиуме ВЦИК «для правильного выявления и защиты культурных и политикоэкономических потребностей автономных республик и областей» и согласования их деятельности с центральными учреждениями и органами РСФСР, а через них — с СССР, с одной стороны, и центральными органами мест, с другой3. В архиве сохранилось постановление секретариата ВЦИК об учреждении при Президиуме ВЦИК института представительства автономных республик и областей, содержание штата (как правило, он состоял из представителя, секретаря и технического работника) которого переносилось на местные бюджеты4. Представители автономной области назначались облисполкомами и утверждались Президиумом ВЦИК по представлению отдела национальностей. Они имели право получать во всех государственных органах РСФСР необходимые для проведения возложенных на них задач сведения, справки, материалы, возбуждать во всех центральных органах РСФСР ходатайства по вопросам, относящимся к их компетенции- участвовать с правом совещательного голоса во всех центральных органах РСФСР, в межведомственных и ведомственных комиссиях и совещаниях при рассмотрении вопросов, касающихся представляемой области5. В их обязанности входило информирование центральных органов РСФСР по их запросам, представление отчетов о деятельности в Президиум ВЦИК и, одновременно, в областной исполнительный комитет. В 1930 г. с принятием «Положения о представителях автономных республик и автономных областей РСФСР при Президиуме Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета» произошла унификация правового статуса представительств всех автономных образова-ний6. В соответствии с указанным нормативно- правовым актом были расширены права автономной области по руководству своими представительствами, по определению их штата, финансирование представительств по-прежнему оставалось на бюджете автономной единицы.
В фонде отложились сообщения Представителя Ойротской автономной области И. И. Зяблицкого облисполкому. В одном из них весной 1924 г. он писал, что, несмотря на «ликвидационные дела», их учреждение
продолжает работу по вопросам восстановления Чуйского тракта, народного образования, установления пограничной полосы с Монголией7. Его переписка с облисполкомом свидетельствует о том, что при исполнении функций представителя Ойротской автономной области он встречался со сложностями, вызванными отсутствием деловой связи с отделами облисполкома. Он отмечал, что «в течение трех месяцев представительству отделами не было послано ни одной бумажки, в которой бы выявилось положение того или иного отдела"8. Далее Зяблицкий убеждал своих земляков в том, что сохранение представительства важно, так как «область еще не вошла в эру экономической бездефицитности, а это заставляет ее ставить перед центром массу важных вопросов хозяйственного и культурного характера"9. По его мнению. только представительство при тесном сотрудничестве с местом (автономной областью. — Е. М.) могло стать непременным проводником вопросов принципиального и повседневного значения. В фонде представлены материалы о деятельности представительства Ойротии в области развития образования. Так в одном из отчетов указывалось, что перед Советом национальных меньшинств Наркомпроса поставлен вопрос об отпуске средств для борьбы с ликвидацией безграмотности. В июне 1924 г. полпредство занялось вопросами издательства учебников на ойротском языке: букваря, первой книги для чтения и задачника. Особый интерес представляет сохранившийся договор представительства с Центральным издательством народов СССР, в соответствии с которым книги должны были выйти не позже 15 сентября 1924 г. 10 Значительный интерес представляет часть дел фонда Р-33, в которых отложились документы представительства, свидетельствующие о его участии в решении основных организационных вопросов здравоохранения. В частности, при содействии представителя Зяблицкого в Наркомате здравоохранения для Облздравотдела были получены две аптеки-амбулатории, рассчитанные на 1000 посещений11. Сотрудники архива сохранили также факты об участии представительства Ойротии в решении проблемы подготовки национальных кадров в высших и средних учебных заведениях Центральной России. К примеру, И. С. Алагызов, находившийся в должности представителя с конца 1932 г., в январе 1937 г. обратился к Председателю Комитета по делам Искусств при СНК СССР Керженцеву с
просьбой об определении на учебу скульптора- самородка Ярымка Мечешева с предоставлением ему общежития и стипендии12. По поручению Ойротского обкома ВКП (б), облисполкома наряду с важными вопросами социально- экономического и культурного строительства в Горном Алтае представителю приходилось решать мелкие вопросы выделения автономной области легковых машин. Так, в 1937 г. Алагызов обратился в СНК СССР с просьбой от имени обкома и облисполкома выделить «в первом квартале сего года по одной легковой машине марки М-1"13. Представительства автономных областей оказались втянутыми в кампанию по развертыванию массового социалистического соревнования. В ГА РА сохранились договоры социалистического соревнования коллективов сотрудников представительств Ойротской и Кара-Калпакской АО при Президиуме ВЦИК от 31 декабря 1931 г. 14 Социалистическое соревнование провозглашалось одним из главных условий осуществления быстрого темпа индустриализации страны и перестройки сельского хозяйства на социалистических началах. В связи с этим представительства обязались оказывать «всемерную помощь и содействие областным организациям в проведении их вопросов в правительственных и центральных организациях, улучшать качество работы сотрудников и повышать производительность труда, повысить трудовую дисциплину».
Богатую информацию о деятельности представительства Хакасской автономной области удалось почерпнуть из фондов Государственного архива Республики Хакасия (ГА РХ) и Отдела документов новейшей истории ГА РХ (ОДНИ ГАРХ), являющихся структурными подразделениями Комитета по делам архивов при Правительстве Республики Хакасия. В октябре 1927 г. было создано окружное архивное бюро при аппарате секретариата Хакасского окрисполкома. В 1935 г. оно было преобразовано в областное архивное управление Хакоблисполкома, а в 1939 г. — в областной архивный отдел НКВД, затем МВД (находился в его подчинении по 1960 г.). В феврале 1987 г. решением Хакасского областного Совета народных депутатов был образован архивный отдел, переименованный в марте 1992 г. Постановлением Совета Министров Республики Хакасия в Комитет по делам архивов при Совете Министров Республики Хакасия, с мая 1997 г. — при Правительстве Республики Хакасия. В марте 1992
г. Государственный архив ХАО преобразован в Центральный государственный архив РХ. В 2005 г. ЦГА РХ, переименованный снова в Государственный архив РХ, вошел в состав Комитета по делам архивов при Правительстве РХ15.
В документах ГА РХ находятся сведения
о создании данного института, об условиях назначения на этот пост первого полпреда Хакасии П. И. Гедымин-Тюдешевой. Данное решение было принято в ноябре 1930 г. на первом заседании организационного комитета Западно-Сибирского крайисполкома по образованию Хакасской автономной обла-сти16. Достаточно интересны воспоминания Гедымин-Тюдешевой, которые вошли в личный фонд Заслуженного работника культуры РСФСР С. К. Доброва № 658. Несомненно, воспоминания как источник несут в себе субъективность, в которой и проявляется его специфика. Тем не менее, они помогают восстановить такие стороны событий, которые не могут найти отражения ни в каком другом источнике, и сохранить живое непосредственное восприятие автором действительности. Гедымин-Тюдешева, имевшая большой стаж партийной и государственной работы в г. Красноярске, Иркутской области и Бурятии и вернувшаяся в Хакасию в июне 1930 года, в условиях проводимой в 1930-е гг. политики коренизации государственного аппарата, оказалась весьма кстати, и поэтому ее назначение на должность как представительницы коренного этноса выглядело вполне логичным. Для нее же назначение явилось полной неожиданностью. «Мало-мало развязался язык, и ответила, что меня край послал на работу в Хакасию, а не в Москву», — писала Параско-вья Иннокентьевна в воспоминаниях, — «ибо совершенно не знала Хакасии"17. Несмотря на возражения Парасковьи Иннокентьевны, члены Оргкомитета приняли решение о назначении ее представителем Хакасии. Фонд Р-38 «Представительство ХАО при Президиуме ВЦИК» помогает в реконструкции деятельности полпреда Гедымин-Тюдешевой. Фонд включает ее отчеты перед Хакоблисполко-мом. За два года пребывания на этом посту П. И. Гедымин-Тюдешева совместно с заведующим Национальным отделом и инструкторами ВЦИК приняла активное участие в разработке мероприятий по развитию промышленности, сельского хозяйства и здравоохранения автономной области и добилась их
рассмотрения на заседаниях ВЦИК. Гедымин-Тюдешева добилась в Наркомате здравоохранения выделения электроаппаратуры для областной больницы, организации в Хакасии передвижных медицинских красных юрт по борьбе с трахомой, предоставления средств для строительства в г. Абакане учительского института. П. И. Гедымин-Тюдешева добилась выделения в 1931 году 28 тыс. рублей от комитета УТБ (устройства труда и быта) ВЦИК на организацию дома матери и ребенка в автономной области. По ее ходатайству Народный Комиссариат просвещения предоставил Хакасии 48 мест в разные учебные заведения, Комитет по делам печати отпустил 75 тыс. рублей для национального издательства и т. д. По ходатайству представителя ХАО Литературно-издательская коллегия в 1931 г. была преобразована в Национальное издательство, преобразованное впоследствии в Хакасский филиал ЗападноСибирского ОГИЗа, и увеличены тиражи газет «Советская Хакасия» и «Хызыл аал» (на хакасском языке)18. Важное значение в своей деятельности Гедымин-Тюдешева придавала вопросам подготовки национальных кадров в высших и средних учебных заведениях Центральной России. Она выступала в качестве связующего звена между учебными заведениями гг. Москвы, Ленинграда и областными учреждениями. Так, к примеру, в мае 1932 г. Парасковья Иннокентьевна обратилась в комитет национальностей Наркомпроса с предварительной (т. к. данный вопрос не был до конца отрегулирован с Хакасским облоно) просьбой о бронировании 29 мест на осенний прием в ВУЗы: индустриальные, инженерностроительный, плановый, пединститут, художественной живописи19. Несколько позже представитель ХАО при ВЦИК вела переписку с областным советом физической культуры по поводу открытия с первого августа 1932 г. подготовительных курсов при Московском центральном институте физкультуры СССР для нацменов и отправки студентов-хакасов для обучения20. После получения ответа из облоно Гедымин-Тюдешева сделала заявку в названный институт на бронирование двух мест, обосновывая это тем, что «дело развития физической культуры в области среди коренного населения является особо слабым в виду
21
полного отсутствия национальных кадров21. Представительство поддерживало тесную связь со студентами-земляками, обучавши-
мися в Москве и Ленинграде, содействовало улучшению их жилищно-бытовых условий, контролировало их распределение на работу.
ОДНИ ГАРХ создан на базе архива Хакасского обкома КПСС (открыт в 1939 г.), который в соответствии с Указом Президента Р Ф «О партийных архивах» (№ 83 от 24. 08. 91) был передан в ведение Государственной архивной службы. Согласно этого указа и на основании решения № 348 Хакасского республиканского исполнительного комитета от 10 октября 1991 г. партийный архив Хакасского обкома КПСС получил статус филиала Хакасского республиканского архива, а постановлением № 51 Совета Министров Р Х от 25 марта 1992 г. переименован в филиал Центрального государственного архива Республики Хакасия22. В 2005 г. в связи с реорганизацией Комитета по делам архивов при правительстве РХ и присоединением к нему ЦГА РХ в качестве структурного подразделения филиал ЦГА РХ переименован в ОДНИ ГА РХ23. Фонды ОДНИ ГА РХ дополняют картину деятельности института представительства ХАО при Президиуме ВЦИК. В них сохранились ценные материалы переписки представителей ХАО И. А. Макарова и А. И. Кузугашева с первыми секретарями Хакасского обкома ВКП (б). Данная переписка весьма информативна, она проливает свет, в частности, на причины движения кадрового состава представительства. В августе 1932 г. П. И. Гедымин-Тюдешева в соответствии с решением Хакасского обкома ВКП (б) была отозвана Хакоблисполкомом на должность заведующего областным отделом народного образования. В докладной записке Отделу национальностей ВЦИК было указано, что кандидатура на пост представителя автономной области будет выдвинута не позднее сентября месяца24. Однако в условиях недостатка специалистов назначение затянулось, поэтому Хакасский обком ВКП (б) обратился к Западно- Сибирскому представительству при ВЦИК «принять на себя временно, по совместительству, до подбора работника обязанности представителя Хакасии"25. Материалы фонда № 2 свидетельствуют, что впоследствии эта просьба была удовлетворена: работник представительства Запсибкрайиспол-кома в Москве И. А. Макаров одновременно исполнял обязанности представителя ХАО в период с ноября 1932 г. по апрель 1933 г. Из его отчетов видно, что за время короткого пребывания на этом посту Макаров успел принять активное
участие в решении вопроса об организации национального театра в Хакасии. Он выходил с ходатайствами об отпуске дотаций в комитеты по делам национальностей при Наркомпросе и при ВЦИК26. Переписка Макарова с областными учреждениями свидетельствует о том, что исполнять функции представителя Хакасской автономной области ему сложно, так как он много лет проработал в качестве заместителя представителя Запкрайисполкома. В частности, он отмечал: «Мое участие в рассмотрении и проведении контрольных цифр на 1933 г. было чрезвычайно затруднительно по той простой причине, что кроме телеграммы облисполкома о наметках области на 1933 г. я никаких материалов не имел"27. Очевидно, в связи с необходимостью иметь на этом посту человека, более сведущего в делах области, в апреле 1933 г. Хакасский облисполком принял решение о назначении на должность А. И. Кузугашева28. Переписка последнего с секретарем обкома ВКП (б) С. Е. Сизых, рассекреченная в 1996 г., отражает активную деятельность Кузугашева как представителя Хакасской автономной области. В октябре 1933 г. на совещании при отделе Национальностей ВЦИК по вопросам планирования на предстоящий 1934 г. он заявил о необходимости помочь таким областям, как Хакасия, Ойротия29. При активном содействии полпреда положительно был решен вопрос о строительстве в г. Абакане типографии, Дома Советов, Дома культуры.
Представители Ойротии и Хакасии при Президиуме ВЦИК осуществляли подготовку многих крупных вопросов экономического и социально- культурного строительства области для рассмотрения в высших органах власти и управления РСФСР, прилагали все усилия к решению важных проблем области на самом высоком уровне. С принятием Конституций СССР 1936 г. и РСФСР 1937 г. возникли новые формы государственно- правовых связей автономных образований с Союзом ССР, Российской Федерацией. В связи с этим обстоятельством институт постоянных представительств АССР и автономных областей был ликвидирован постановлением СНК СССР № 676 от 29 мая 1938 г. 30
Таким образом, материалы региональных архивных хранилищ являются ценным источником в изучении проблемы. Документы позволили реконструировать деятельность представительств Ойротской и Хакасской автономных областей, показать их роль в становлении советской государственности в алтайского и хакасского народов в 1924—1938 гг.
Примечания
1 См.: Гавриков, А. Н. Из истории создания архивного фонда Республики Алтай // Вестн. архивиста. 2008. № 4. URL: http: // www. vestarchive. ru/content/view/ 163/35.
2 См.: Митюков, М. А. Первая советская Конституция 1918 г. и становление законодательства об автономных областях // Советское конституционное законодательство и вопросы государственного управления / отв. ред. А. И. Ким, В. Ф. Волович. Томск: Изд-во ТГУ, 1980. С. 84−91.
3 Государственный архив Республики Алтай (далее ГА РА). Ф. 33. Оп. 1. Д. 44. Л. 37.
4 Там же. Д. 289. Л. 105.
5 СУ РСФСР. 1930. № 48. Ст. 582.
6 См.: Митюков, М. А. Представительство Хакасской автономной области при Президиуме ВЦИК (1930−1938 гг.) // Из истории советской Хакасии. Абакан, 1986. С. 42−49.
7 ГА РА. Ф. 33. Оп. 1. Д. 44. Л. 37.
8 Там же. Л. 38.
9 Там же.
10 Там же. Л. 65.
11. Там же. Л. 9.
12 ГА РА. Ф. 33. Оп. 1. Д. 983. Л. 20.
13 Там же. Л. 30.
14 ГА РА. Ф. 33. Оп. 1. Д. 535. Л. 13.
15 См.: Сушкова, Т. А. Центральный государственный архив Республики Хакасия // Энциклопедия Республики Хакасия. Т. 2. Абакан, 2008. С. 261.
16 ГА РХ. Ф. 658. Оп. 1. Д. 121. Л. 35.
17 Там же. Л. 35.
18 См.: Митюков, М. А. Представительство… С. 46.
19 ГА РХ. Ф. Р-38. Оп. 1. Д. 3. Л. 7.
20 Там же. Л. 17.
21 Там же. Л. 18.
22 См.: Чебочакова, В. П. История создания филиала ЦГА РХ, содержание и значимость его фондов // История Хакасии в партийных и комсомольских документах: тез. выступлений участников архивных чтений, посвященных 60-летию филиала ЦГА РХ. Абакан, 2000. С. 3.
23 См.: Архивы Хакасии. Информационнометодический бюллетень Комитета по делам архивов при Правительстве Республики Хакасия. № 13. Абакан, 2006. С. 3- по данным на 01. 01. 2009 г. ОДНИ ГА РХ содержит 849 фондов, 134. 678 единиц хранения.
24 ОДНИ ГАРХ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 132. Л. 25.
25 Там же. Л. 27.
26 См.: Карачакова, О. М. Указ соч. С. 241.
27 ГА РХ. Ф. Р-38. Оп. 1. Д. 132. Л. 45.
28 См.: Абдин, Н. С. Верный сын своего народа // Хакасия. 2005. 24 окт.
29 ОДНИ ГА РХ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 189, 322, 549.
30 См.: От уезда к республике: сб. архив. док. 1917−1991гг. Горно-Алтайск, 2001. С. 87.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой