О формировании национальной идентичности младших школьников при обучении русскому (родному) языку

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 378. 147
А.Н. Кохичко
О формировании национальной идентичности младших школьников при обучении русскому (родному) языку
Статья посвящена реализации государственного образовательного заказа, направленного на формирование национальной идентичности обучающихся. Представлена система национальных (этнокультурных) ценностей и методика их осознания (проживания) младшими школьниками при обучении русскому (родному) языку.
Article is devoted realization of the state educational order directed on formation of national identity of the trained. The system of national (ethnocultural) values and a technique of their comprehension (residing) by younger schoolboys at training is presented Russian (native) language.
Ключевые слова: национальная идентичность, этнокультура, базовые национальные ценности, соборность, принципы соборного отношения к миру, концепт, эпистема, «речевой поступок», дискурс, учебно-исследовательская деятельность, уровни креативности.
Keywords: national identity, ethnoculture, base national values, sobornost, principles of the cathedral relation to the world, incept, еpistem, «a speech act», a discourse, uchebno-research activity, levels of the creative.
Государственный заказ в образовании, представляющий собой наиболее общую характеристику индивидуальных и общественных потребностей, отмечается в «Концепции федеральных государственных образовательных стандартов общего образования», направлен на «формирование системы ценностей и идеалов гражданского общества, формирование гражданской идентичности» [10, с. 9] - «(национальной, общероссийской, общечеловеческой)» [10, с. 6].
Под «национальным самосознанием (идентичностью)», согласно «Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России» — методологической основе разработки и реализации новых образовательных стандартов [5, с. 6], следует понимать «разделяемое всеми гражданами представление о своей стране, её народе, чувство принадлежности к своей стране и народу» [5, с. 7].
Формирование национального самосознания (идентичности) осуществляется в рамках целостного образовательного процесса — в ходе метапредметной деятельности и в ходе изучения учебных предметов и дисциплин [14, с. 100−101]. Так, в качестве одной из основных задач реализации содержания предметной области «Филология» в начальной школе [17, с. 19] выступает формирование «первоначальных представлений о единстве и многообразии языкового и культурного
пространства России, о языке как основе национального самосознания». При этом, следует подчеркнуть, что категория «нация» подразумевает «двойное использование» — «(в общегражданском и
этнокультурном значении)» [5, с. 7].
И, если основу национальной (общегражданской, общероссийской) идентичности составляют «базовые национальные ценности» (ценности гражданского общества) «и общая историческая судьба» [Там же], представленные в «Фундаментальном ядре содержания общего образования» [20, с. 9−11], в «Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России» [5, с. 18−19], в «Примерной основной образовательной программе образовательного учреждения» для начальной школы [14, с. 12−13], то весьма актуальный вопрос о национальных (этнокультурных) ценностях, реализуемых через общеобразовательные дисциплины, русский (родной) язык в частности, остается открытым.
При систематизации вышеозначенных ценностей, на наш взгляд, чрезвычайно важно, учитывать не только «источники нравственности и человечности, т. е. области общественных отношений, деятельности и сознания» [5, с. 18- 20, с. 10−11] (категорию наднациональную), но и отражающие своеобразие и глубину русской (национальной, российской, этнической) ментальности принципы (качества) отношения человека (личности) миру в целом [20, с. 3]. Трудно в связи с этим, не согласиться с утверждением С. Ф. Анисимова о том, что «понятие ценности отражает не столько сам факт возникновения ценностного отношения между предметом и потребностью в нем, сколько определенное качество этого отношения, которое и фиксируется в сознании в виде суждения об этом качестве — оценки» [1, c. 40].
Таким «системообразующим началом» национальных (этнокультурных) ценностей, по мнению ряда ученых (Е.П. Белозерцев, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, А. В. Гулыга, В. В. Зеньковский, В. И. Иванов, И. А. Ильин, И. В. Киреевский, В. В. Колесов, А. Ф. Лосев, Н. О. Лосский,
А. И. Новиков, В. В. Розанов, Л. В. Савельева, В. Н. Сагатовский, Е. С. Троицкий, Е. Н. Трубецкой, Т. П. Штец, Г. П. Федотов, С. Л. Франк, А. С. Фролов и др.), является соборность (католический вариант — солидарность) [16, с. 75], генетически связанная с отечественными концепциями: всечеловечности русской культуры (Ф.М. Достоевский) — философии общего дела (Н.Ф. Федоров) — всеединства (софиологии) (в.С. Соловьев) — непротивления злу насилием (Л.Н. Толстой) — «симфонической личности» (Л.П. Карсавин) — общинности (коммюнотарности) (Н.А. Бердяев) — «лучистого человечества» (К.Д. Циолковский) — солнечного смысла истории (А.Л. Чижевский) — ноосферы (сферы разума) (В.И. Вернадский) — пневматосферы (сфера духа) (П.А. Флоренский) — «розы мира» (Д.Л. Андреев) — антропокосмизма (Н.Г. Холодный) и др.
Несмотря на то, что авторы «Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России» наряду с честью, верностью, самоотверженностью, служением и любовью упоминают соборность в качестве православных «нравственных ориентиров, ценностей и смыслов жизни» [5, с. 10], социально-исторические и психологические истоки соборности (гармоничного единения людей в пространстве и времени, единения человека с миром) еще в дохристианскую эпоху были обусловлены общиной, общинностью, взаимопомощью русичей в периоды угроз и опасностей и вместе с тем свободолюбием. Начиная с А. С. Хомякова, введшего соборность (ка-фоличность, цельность, внутреннюю полноту) — «идею собрания, необязательно соединенного в каком-либо месте, но существующего потенциально без внешнего соединения», «единство во множестве» -в философию, православное значение данной категории заключалось в одновременном сочетании самоценности (свободы личности) и добровольного единства индивидуальностей на основе общей любви к Богу и взаимной любви ко всем, кто любит Бога (в отличие от ассоциации — механической общности людей).
Религиозно-светское понимание соборного отношения к миру, а также различие русского понятия соборности (общественного начала) и европейского коллективизма (коллективного начала), вытеснившего соборность из повседневного обихода и не представляющего собой тождественной ему замены, кратко сформулировал Н. А. Бердяев: «коллективизм не соборность, а сборность», носящая механистический, рациональный характер- соборность — это «общение в любви».
Внерелигиозная сущность соборности, по В. Н. Сагатовскому, «состоит в признании самоценности индивидуальности и целого (общества и природы) и их взаимодополняющего единства на основе фундаментального настроя любви к миру. Соборность, таким образом, снимает в себе противоположности индивидуализма (индивидуальность в центре) и коллективизма (целое в центре)» [16, с. 75−76].
Мировоззренческим принципом соборного отношения к миру, по
В. Н. Сагатовскому, является русский космизм, точнее антропокосмизм, основными чертами которого, в отличие от антропоцентризма, являются, «во-первых, признание самоценности и человека и мира (в их тенденциях к развивающейся гармонии) — во-вторых, переход от властного монолога в отношениях с миром к диалогу и сотворчеству с ним- в-третьих, добровольное принятие на себя ответственности за успешное ведение этого сотворчества, в котором совершенствуются и мир и человек- усмотрение именно в этом космического предназначения человека. Мир для антропокосмиста, согласно Н. Г. Холодному, предстает как Дом и Сад».
При этом, как отмечал Н. А. Бердяев: «Для выражения своей духовной жизни человек должен двигать руками, ногами, языком, т. е.
прибегать к материальным знакам, без которых не может реализовать себя духовная жизнь» [4, с. 153]. И, действительно, согласно Б. К. Зайцеву, мало «расти во мнении, что в доме должно быть тепло, светло, радостно», необходимо прилагать к этому усилия [6]. Поскольку, используя терминологию Н. Г. Холодного, понятие Дома подразумевает «общежитие», «совместное проживание», «совместную деятельность», то в качестве второго принципа соборного отношения к миру можно выделить Общее дело, или общинность (коммюнотарность).
Впервые концепция Общего дела (Супроморализма), воскрешения отцов, «сохранения, совершенствования и восстановления жизни», была сформулирована Н. Ф. Федоровым [18]. Общим делом сегодня, по В. Н. Сагатовскому, «является идея организации человеческих отношений на более глубокой, чем формальная политико-правовая регуляция, на основе родственности и братства, превращения человеческой деятельности во «внехрамовую литургию», «литургию братотворения». «Нетрудно видеть, — подчеркивает философ, — что при таком подходе современным содержанием Общего дела является решение глобальных проблем на пути преобразования жизни общества и природы в ноосферу».
Вместе с тем, подчеркивал Н. А. Бердяев, человек «входит в человечество через национальную индивидуальность, как национальный человек, а не отвлеченный человек, как русский, француз, немец или англичанин. & lt-… >- Можно желать братства и единения русских, французов, англичан, немцев и всех народов земли, но нельзя желать, чтобы с лица земли исчезли выражения национальных ликов, национальных духовных типов и культур. Такая мечта о человеке и человечестве, отвлеченных от всего национального, есть жажда угашения целого мира ценностей и богатств. Культура никогда не была и никогда не будет отвлеченно-человеческой, она всегда конкретно-человеческая, т. е. национальная, индивидуально-народная и лишь в таком своем качестве восходящая до общечеловечности» [4, с. 85]. И, поскольку всече-ловечество «раскрывает себя лишь под видами национальностей» [Там же], то «единообразие в различии» по И. А. Ильину, или много-единство по Л. П. Карсавину [9, с. 315], определяется в качестве третьего принципа соборного отношения к миру. В этом случае, замечает
В. Н. Сагатовский, «самореализация личности предстает как её неповторимый вклад в Общее дело», сохраняя при этом «свою самоценную уникальность и, в то же время, образуя новую целостность, солидарную общность, сплачивающую людей гораздо более сильными внутренними скрепами, чем формальные нормы правового общества». Но подобная самореализация личности возможна лишь при соборном понимании категории Мы, распространяемой на все общество, когда Мы, как антипод Я против не-Я, мыслится как Я вместе с Ты.
Все существование человека в мире, в понимании С. Ф. Франка [19], обусловлено присутствием рядом различных Ты, отражающих мир и Я в этом мире. Внутренний мир человека представляет собой целую реальность, «самость, как единственное, неповторимое и незаменимое своеобразие», но чтобы приоткрыть свой мир необходима встреча с Ты. Отношения Ты и Я философ называет откровением, которое определяется двумя основными характеристиками: с одной стороны, Ты как бы раскрывает себя Я, но через это раскрытие происходит «самообнаружение», самопознание, становление и раскрытие личности. Другими словами, во взаимодействии мы открываем других через себя и себя глазами других. Таким образом, четвертым принципом соборного отношения к миру является, по С. Ф. Франку, откровение, то есть «превращение» Я вместе с Ты в Мы.
Отмечая, в изложении В. И. Иванова, то, что «принцип круговой поруки и хоровое начало распространяется на нравственную сферу до живого сознания соборной ответственности всех за всех — личное нарушение немедленно как бы снимается всеобщим, мирским признанием коллективной вины с личности, которая возбуждает только сострадание, поскольку не утверждается в гордой отъединенности своего личного греха, но, приобщаясь к земле, предает свой грех ей, ждущей каждого и каждого прощающей (во всем этом мы видим элементы высочайшей и тончайшей святости нравственной, свидетельствующей о том, что нравственность русская всегда, сознательно ли или бессознательно для личности, — уже религия, уже мистика, но никогда не отвлеченное начало долга» [7, с. 238], пятый принцип соборного отношения к миру можно определить как ответственность, или ответственный поступок. Ставя вопрос о преодолении разрыва между «миром культуры» и «миром жизни», М. М. Бахтин [3] исходным моментом своих рассуждений избрал категорию нравственного деяния. Поступок, по М. М. Бахтину, — это бытие — со-бытие, у которого две стороны: сам факт его свершения, делающий поступок моментом жизни, и цель поступка, его смысл, его творческий результат, соответствующий создаваемой поступком ценности. Соединяет же полюса поступка идея ответственности: если взять поступок изнутри, то ответственность поступка есть учет в нем всех факторов: и смысловой значимости и фактического свершения. В ответственности М. М. Бахтин усматривает единый план и единый принцип поступка. Другими словами, соборная личность добровольно принимает на себя ответственность за успешное ведение сотворчества с Миром, в котором совершенствуются и Мир, и сам Человек.
Фундаментом соборных отношений между человеком и миром, по мнению многих отечественных ученых (К.С. Аксаков, Ш. А. Амонашви-ли, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, Б. П. Вышеславцев, Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский, Б. К. Зайцев, В. И. Иванов, И. А. Ильин, Д. С. Лихачев,
А. Ф. Лосев, Д. С. Мережковский, В. В. Розанов, В. С. Соловьев, В.А. Су-хомлинский, Л. Н. Толстой, К. Д. Ушинский, С. Л. Франкл, Н. Л. Худякова и др.) является любовь (воля к любви как антипод воли к власти). Интересно в этом плане вспомнить мысль И. А. Ильина о том, что человека «определяет и ведет не мысль и не сознание, но любовь, даже и тогда, когда она в припадке отвращения судорожно преобразуется в ненависть и окаменевает в злобе. Человек определяется тем, что'- он любит и как он любит» [8, с. 759], следовательно, «главное в жизни есть любовь» и «именно любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа». Исходя из этого, ценностная категория любви, в духовно-нравственном развитии и воспитании личности гражданина России должна мыслиться, по точному замечанию Н. Л. Худяковой [21, с. 99−100], как ценность, объединяющая все отдельные группы ценностей в систему, и, следовательно, выступающая направлением всего процесса воспитания. Таким образом, традиционные национальные (этнокультурные) ценности должны опираться не только на «области общественных отношений», а, прежде всего, на принципы соборного отношения к миру, действительно «хранимые в религиозных, культурных, социально-исторических, семейных традициях народов России, передаваемые из поколения к поколению и обеспечивающие эффективное развитие страны в современных условиях». Следовательно, в соответствии с этим и должен строиться процесс духовно-нравственного развития, воспитания и социализации личности младшего школьника.
В целом, национальные (этнокультурные) ценности, критерием которых выступили принципы соборного отношения к миру, реализуемые в социальных умениях, можно представить в виде таблицы (табл. 1).
Таблица 1
Структура национальных (этнокультурных)
ценностей и сои иальных умений
Национальные (этнокультурные) ценности Социальные умения
1. Община как со-единство обеспечивающее самоактуализацию личности в общем (в Мире). Возможность строительства школьной семьи как Общего Дома.
2. Откровение — правда отношений, как вера в самоценность Человека и Мира. Готовность отвечать доверию в поручениях.
3. Со-благоволение — ответственный поступок как принятие смысла на созидание самоценностей. Потребность оказания бескорыстного со-действия другим.
4. Благодать — (Общее дело) как сотворчество самоценностей Человека и Мира. Со-зидание уважения в межличностных и межэтнических отношениях.
Продолжение таблицы 1
5. Воля как осознанный выбор не для себя, а для других, обеспечивающий этническую идентификацию личности. Стремление к освоению этнических традиций и обычаев.
6. Многоединство как со-отечество -вхождение в человечество через национальную самобытность. Осуществление межэтнического общения как диалога культур этносов РФ.
7. Со-жаление как человеколюбие мира и миролюбие человека. Прощение для со-гласия в общежитии.
Важным фактором освоения национальных ценностных отношений, отношений к миру, помимо познавательного аспекта — осмысления содержания понятия и форм проявления, — должен стать эмоционально-смысловой — непосредственное проживание младшими школьниками этих отношений во взаимодействии с реальной окружающей действительностью (М.М. Бахтин, Л. С. Выготский, А.А. Леонтьев) [12, с. 13].
В парадигме личностно развивающего образования полноценное усвоение обучающимися ценностей национальной культуры крайне сложно обеспечить без базовых понятий методики обучения русскому (родному) языку — концепта и эпистемы. Содержательные оттенки номинативных единиц, стремящихся отразить этническую специфику представления языковых знаний, заключаются в различном восприятии окружающей действительности. Так, если концепт связан, прежде всего, со знанием (со-знанием, познанием) — значением, логикой, разумом (сознательным восприятием), то эпистема — знание, базирующееся на «душе» (духе) — чувствах, ощущениях, переживаниях, духовной деятельности.
В целом, классификацию концептов современного русского литературного языка на основе национальных (этнокультурных) ценностей и полученные в результате проведенной операции деления концептов эпистемы можно представить в виде таблицы (табл. 2).
Опираясь на выявленные в исследовании положения, были обоснованы содержательные и технологические направления построения методики формирования национальной идентичности младших школьников при обучении русскому (родному) языку: текст как важнейшее средство осознания младшими школьниками эпистем современного русского литературного языка- речевые жанры, способствующие трансформации знаний, возникающих без осознания путей и условий его получения, в осмысленное восприятие реальности- ведущие методы (методические приемы) обучения — «речевой поступок» и дискурс, обеспечивающие проживание младшими школьниками ценностных национальных отношений.
Таблица 2
Классификация концептов и эпистем современного русского литературного языка
Базовые национальные ценности -концепты языка Производные национальные ценности
Эпистемы языка
Родина
Род Родичи
Община Народ
Язык
Дом
Семья Семейство
Фамилия
Языковая семья
Открытие Искренность (Открытость)
Откровение Проникновенность
Правда Явь (Действительность)
Добросовестность
Согласие Благоустройство
Соблаговоление Лад (Совет)
Соизволение Содействие
Благорассудительность
Благоволение Благожелательность
Благодать (Благосклонность)
Благодеяние (Добродетель)
Благодарение Признательность
Благодарность
Выбор Бремя
Воля Весомость
Раздолье Простор
Добровольность
Соприкосновение Общежитие
Многоединство Общение
Самобытность Своеобразие
Самостоятельность
Сочувствие Расположение (Благорасположение)
Сожаление Отзывчивость (Участливость)
Сострадание Соболезнование
Причастность (Участие)
Помимо содержания, принципов, методов, средств и форм организации обучения, важным компонентом любой методики обучения русскому (родному) языку является классификация упражнений (речевых задач в учебно-исследовательской деятельности). В типологии задач, обеспечивающей проживание младшими школьниками эпистем со-
временного русского литературного языка, как наиболее соответствующие принципам личностно развивающего обучения выступили принцип градуальности, учитывающий градацию между зоной ближайшего развития и зоной актуального развития ребенка (Е.В. Архипова) [2, с. 52], и ступени структуры речепорождения (порождения речевого высказывания как поступка) (М.Р. Львов) [12, с. 55].
Неизменное отражение «речевым поступком» и дискурсом нравственной стороны речевого поведения учащихся определили в методической системе начального обучения русскому (родному) языку на основе текста как базовой языковой (дидактической) единицы три уровня речевых задач: допродуктивные (докоммуникативные) — продуктивные (коммуникативные) и постпродуктивные (посткоммуникатив-ные).
К первому методическому уровню относятся рецептивные и репродуктивные (рецептивно-репродуктивные) речевые задачи, способствующие (эмоциональному) побуждению младших школьников, мотивации их речевой активности, введению в активный словарь национально-маркированной лексики, содействующие обогащению грамматического строя учащихся, накоплению их речевого опыта и т. д.
Задачи второго продуктивного уровня являются креативными, созидательными. Они направлены на переход от жизненной ситуации к конкретному (активному, действенному, реальному) «речевому поступку» — нравственному речевому действию в условиях выбора.
Осмысление (рефлексию) речевого действия как поступка предполагают речевые задачи третьего методического уровня.
Последовательность «речевых поступков» реализуется в дискурсе, который дает возможность развитию того или иного речевого действия. Следует особо отметить, что представленная система речевых задач предполагает в качестве ведущей деятельности в системе личностного развития младшего школьника при обучении русскому (родному) языку реализацию активной, творческой (М.Р. Львов, Т. В. Матвеева, А. Н. Щукин и др.), учебно-исследовательской деятельности (А.И. Савенков) [14]. Кроме того, структура методики осознания (проживания) младшими школьниками российских национальных ценностей средствами русского (родного) языка предусматривает специально организованную систему речевого развития учащихся, практически осуществляемую на каждом занятии и на специальных уроках.
Основу работы с текстом — базовой языковой (дидактической) единицей, обеспечивающей осознание младшими школьниками эпи-стем современного русского литературного языка, составили уровни креативности (Э. Ландау) [11], предполагающие реально-казуальный (1−2 классы), ирриально-субъективный (3 класс) и оценочно-
прогностический (4 класс) периоды речевого развития учащихся. Каждый период обеспечивает младшим школьникам выход на новый уровень развития речи по спирали, сохраняя как значимые все предыдущие достижения ученика.
Разработка и внедрение в начальное языковое образование авторских учебников (учебных пособий) по русскому (родному) языку нового поколения подтвердили эффективность предложенной методики формирования национальной идентичности младших школьников при обучении русскому языку как родному.
В целом, методика практической реализации осознания (проживания) младшими школьниками национальных (этнокультурных) ценностей при обучении русскому (родному) языку в парадигме личностно ориентированного образования может и должна обогащать учащихся содержанием национальной культуры, народных традиций, нравственных устоев, содействовать раскрытию целостной национальной языковой картины мира, способствовать духовно-нравственному развитию младших школьников, их национальной идентичности (осознанию своей этнической принадлежности) и на этой основе обеспечивать интеграцию в национальную (общероссийскую) и мировую культуру.
Список литературы
1. Анисимов С. Ф. Духовные ценности: производство и потребление. — М.: Мысль, 1988. — 253 с.
2. Архипова Е. В. Теория принципов речевого развития учащихся и обучение культуре речи // Русская словесность. — 2004. — № 4. — С. 50−55.
3. Бахтин, М. М. Искусство и ответственность. К философии поступка. Автор и герой в эстетической деятельности. Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве: Работы 20-х годов. — Киев: «Некст», 1994. — 384 с.
4. Бердяев Н. А. Судьба России: Опыты по психологии войны и национальности. — М.: Мысль, 1990. — 208 с.
5. Данилюк А. Я. Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России / А. Я. Данилюк, А. М. Кондаков, В. А. Тишков. — М.: Просвещение, 2011. — 23 с. — (Стандарты второго поколения).
6. Зайцев Б. К. Слово о Родине // Русская идея. Сб. произведений русских мыслителей. — М.: Айрис-пресс, 2002. — С. 375−378.
7. Иванов Вяч. О русской идее / Вяч. Иванов // Русская идея. Сб. произведений русских мыслителей. — М.: Айрис-пресс, 2002. — С. 226−240.
8. Ильин И. Путь к очевидности / И. Ильин / Путь к очевидности. — М.: «ЭКСМО ПРЕСС», 1998. — 846 с.
9. Карсавин Л. П. Восток, Запад и русская идея / Л. П. Карсавин // Русская идея. Сборник произведений русских мыслителей. — М.: Айрис-пресс, 2002. — С. 314−323.
10. Концепция федеральных государственных образовательных стандартов общего образования: проект / РАО- под ред. А. М. Кондакова, А. А. Кузнецова. — М.: Просвещение, 2008. — 39 с. (Стандарты второго поколения).
11. Ландау Э. Одарённость требует мужества: Психологическое сопровождение одарённого ребёнка / пер. с нем. А. П. Голубева — науч. ред. рус. текста Н. М. Назарова. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — 144 с.
12. Леонтьев А. А. Педагогика здравого смысла (концепция современной общеобразовательной школы) // «Школа 2000…». Концепция и программы непрерывных курсов для общеобразовательной школы / под науч. ред. А. А. Леонтьева. Вып. 1. — М.: «Баллас», «С-инфо», 1997. — С. 9−23.
13. Львов, М. Р. Основы теории речи: учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений — М.: Издательский центр «Академия», 2000. — 248 с.
14. Примерная основная образовательная программа образовательного учреждения. Начальная школа / сост. Е. С. Савинов. — 3-е изд. — М.: Просвещение, 2011. — 204 с. — (Стандарты второго поколения).
15. Савенков А. И. Методика исследовательского обучения младших школьников. — Самара: Изд-во «Учебная литература»: Издательский дом «Федоров», 2005. — 78, [1] с.: табл.
16. Сагатовский, В. Н. Что такое гуманитарное развитие общества? / В.Н. Са-гатовский // Социально-гуманитарные знания. — 2002. — № 3. — С. 65−83.
17. Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования: текст с изм. и доп. на 2011 г. — М.: Просвещение, 2011. — 33 с. (Стандарты второго поколения).
18. Федоров, Н. Ф. Философия общего дела. — М.: Эксмо, 2008. — 752 с. -(Антология мысли).
19. Франк, С. Л. Непостижимое // Сочинения / Семен Людвигович Франк- вступ. ст., сост., подготовка текста и примеч. Ю. П. Сенокосова. — М.: Правда, 1990. — 607 с. (Из истории Отечественной философской мысли: Приложение к журналу «Вопр. философии»).
20. Фундаментальное ядро содержания общего образования / под ред. В. В. Козлова, А. М. Кондакова. — М.: Просвещение, 2009. — 59 с. (Стандарты второго поколения).
21. Худякова, Н. Л. Развитие Человека и воспитывающая функция образования. — Челябинск: Чел. гос. ун-т., 2002. — 328 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой