Домарксистское направление в историографии проблемы кустарного производства в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК N*2 (86) 2010
УДК 94(47) 08 м& gt- в. ПАЛЕОЛОГ
Московский государственный университет леса
ДОМАРКСИСТСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСТОРИОГРАФИИ ПРОБЛЕМЫ КУСТАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ
В статье даётся анализ историографии кустарного производства в России во второй половине XIX в. Рассматриваются основные вопросы дискуссии середины XIX в., связанные с идеей общественной целесообразности сохранения мелкой промышленности, в условиях разворачивавшейся в России индустриализации. В работе использованы весьма интересные источники, позволяющие более детально взглянуть на поставленную проблему.
Ключевые слова: неземледельческие занятия, кустарные промыслы, традиционное хозяйство, модернизация.
Первые шаги в изучении проблемы кустарного производства были предприняты в дореволюционный период. Он характеризовался появлением первых публикаций, раскрывающих значение и роль промыслов и кустарного производства в модернизации общественного хозяйства. Начало изучения проблемы было положено в 60-е годы XIX века работой А. Кор-сака, исследования мелкой промышленности Русским географическим и Вольно-экономическим обществом, комиссией по исследованию кустарной промышленности в России [ 1].
Предметом дискуссии середины девятнадцатого столетия явился вопрос общественной целесообразности сохранения мелкой «народной» промышленности в условиях разворачивавшейся в стране индустриализации. «Новая форма промышленности (имеется в виду крупное фабричное производство, насаждаемое сверху)», — по мнению Корсака, — «была решительно противоположна всем народным привычкам и формам жизни» [1, с. 128 — 129]. В своей книге «О формах промышленности вообще и о значении домашнего производства в Западной Европе и в России» исследователь дал сравнительный анализ условий и степени развитая различных форм промышленности в России и в Западной Европе. При этом в центре внимания автора находилась домашняя промышленность, охватывающая все виды крестьянской промышленной деятельности. Корсак, не скрывая своей симпатии к это лгу виду промышленности, называя его «весьма замечательной формой производства» [ 1, с. 2|, разделял широко распространенные в его время представления о кардинальном отличии социально-экономического строя России и Западной Европы, «искусственном насаждении промышленности при Петре 1″ [1, с. 105, 106, 129, 210], „безразличии между городом и селом“ [ 1, с. 109]. Вместе с тем Корсак был далек от славянофильской идеализации российского экономического порядка. „Невыносимые“ условия сбыта и снабжения кустарей по его мнению неизбежно вели к их зависимости от скупщиков, „низко-
му достоинству“ крестьянских изделий и невозможности конкуренции домашней промышленности с фабричной. Главное достижение этого, для своего времени глубокого, исследования — признание неотвратимости и неизбежности модернизации кустарного производства. „Вообще, домашние формы производства в настоящее время у нас еще господствуют“ — писал в заключение книги Корсак. — Причина того, с одной стороны, заключается только в преходящих условиях, свойственных каждому народу на определенной ступени его экономического развития» [1, с. 306−307].
Вопрос о роли и месте мелкого производства в хозяйственном строе России, вынужденной догонять страны, ранее вставшие на путь капитализма, являлся лейтмотивом неиссякаемой полемики в общественной мысли. Пореформенное время знает большое число апологетов кустарных промыслов.
Представителями таковых являлись народники, у которых идеализация мелкой деревенской промышленности на началах артельности была одной из форм выражения идеи крестьянского утопического социализма. Большей частью это были не революционные народники, а те, чья общественная активность протекала, главным образом, в сотрудничестве с народническими изданиями, вроде журналов «Дело», «Отечественные записки» и др., а также в работе статистических отделений при земских управах.
Одним из ярких представителей таковых являлся секретарь Владимирского губернского статистического комитета, редактор Владимирских губернских ведомостей К. Н. Тихонравов. В своей работе «Материалы статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии он отмечал, что Владимирская губерния «имеет характер исключительно «промышленный». «Малопроизводительность почвы, в большей части губернии, и притом почвы требующей многих трудов и издержек, для улучшения и доведения ее до хорошего плодородия, сверх того дешевизна сельскохозяйственных произведений… были
причиною того, что большинство земледельческого класса должно было по необходимости искать промыслов более выгодных, чтоб улучшить свой быт и довести его до благосостояния» [2].
Одним из основных вопросов, обсуждавшихся авторами земских изданий, был вопрос о том, что следует понимать под кустарной промышленностью. Первоначально под этим термином подразумевалось мелкое сельское неземледельческое производство, на которое не распространялось ни фабричное, ни ремесленное законодательство. Экономическую характеристику этого вида общественного хозяйства попытался дать известный экономист народник В. Воронцов. Характерными чертами его он считал работу на рынок, связь с землей и сезонность промысловых занятий. Анализируя все остальные виды промышленности, Воронцов отдавал предпочтение мелкому производству, считая его менее всего подверженным различного рода кризисам, и составляющим материальную основу социальной устойчивости крестьянских хозяйств [3]. В. Воронцов писал: «Чем дальше идет экономическое исследование страны, тем более мы убеждаемся, что мелкая промышленность крайне распространена в России- но если бы, не ограничиваясь этим неопределенным заключением, мы пожелали точнее выразить степень распространения кустарных промыслов даже в какой-либо одной полосе России, мы очутились бы в затруднительном положении, в каком были и десять лет назад» [3]. Такая ситуация в исследовании кустарных промыслов обусловливалась, эпизодичностью изучения и различиями в программах их проведения. Правда, с 1887 года, с момента учреждения специальной комиссии, имеющей кустарную промышленность, объектом исследования положение дел начало меняться. Исходя из реальных возможностей, комиссия решила изучать не те промыслы и районы, которые важнее, а «предпринимать исследования там, где только найдутся для этого местные деятели». Особое место в кругу исследователей кустарной промышленности Владимирской губернии принадлежит трудам В. С. Пругавина, С. А. Харизоменова.
Земский статистик и экономист В. С. Пругавин, посвятивший свое исследование «Промыслы Владимирской губернии» Александровскому уезду, писал, что «одной из самых важных и существенных причин развития кустарных промыслов было крестьянское малоземелье, крайне ограниченный размер душевого надела и плохое качество почвы. Сельское хозяйство не в состоянии было удовлетворить постоянно развивавшимся потребностям крестьянской жизни. К тому же полевые работы поглощали у здешнего крестьянина всего лишь пять месяцев в год, остальную часть года он был более или менее свободен. Стремление к экономическому благосостоянию заставляло крестьянина или взяться за какое-нибудь ремесло, за какой-нибудь промысел, или же бросать хозяйство, временно или навсегда, и идти искать заработок в соседние города, главным образом на фабрики и заводы. Оба эти исхода, как средства, гарантирующие мужика от нищеты и голодной смерти, имели место в рассматриваемом нами районе…» [4].
В. С. Пругавин был первым, кто, основываясь на результатах конкретных исследований неземледельческих промыслов, в 80-е гг. XIX в сделал вывод о том, что значительная масса мелких промышленников уже в это время была лишена какой-либо самостоятельности в отношении приобретения сырья и сбыта готовых изделий и работала на мастерков или
фабрикантов. Отмечая трудности кустарной промышленности в России, B.C. Пругавин, тем не менее, видел возможность поддержать эту отрасль хозяйственной деятельности сельского населения через систему кредитов кустарям со стороны правительства или земских органов, устройство складов для сырья и реализации их продукции, обучение ремеслу крестьянских детей [5]. Само существование крестьянской промышленности автор считал положительной чертой российской жизни, позволяющей селянам избежать пауперизации.
Взглядам народников противостояли воззрения ученых обществоведов либерального направления. Одним из ярких представителей был другой известный земский статистик — экономист, порвавший с организацией «Черный передел», С. А. Харизоменов. В отличие от народнических взглядов В. С. Пругавина, он полагал неизбежным повторение западноевропейского опыта расслоения мелкой крестьянской промышленности под действием наступающих капиталистических порядков. Не случайно взгляды Харизоменова на перспективы развития кустарного производства в России полностью совпадали с взглядами будущего основоположника российского марксизма, соратника последнего по «Черному переделу» Г. В. Плеханова. В общих теоретических работах исследователя, посвященных проблемам мелкой сельской промышленности, содержится ряд существенных выводов о положении этой отрасли общественного хозяйства. «Анализ кустарной промышленности, — отмечал С. А. Харизоменов, — показал нам ошибочность того, что к России неприменимы законы западноевропейской жизни. Наиболее значительная часть кустарной промышленности организована в России в чистой форме домашней системы крупного производства. Здесь производитель — наемный рабочий, получающий среднюю плату и обрабатывающий чужое сырье. Он владеет только дешевыми инструментами. Эти выводы дают основание утверждать, что теория своеобразного экономического развития России по каким-то ей одним присущим законам, преждевременна и неосновательна. Законы, выработанные западной экономической литературой, нашли свое полное выражение в организации русской промышленности» [6]. По мнению ученого, домашняя форма крупного производства и мануфактура являлись желательным исходом для мелкой промышленности, охватывающей целые регионы страны.
С целью определения всех условий (экономических и социальных), под влиянием которых совершалась трансформация социально-экономического строя кустарей, С. А. Харизоменов посчитал необходимым обратиться к самым мелким хозяйственным единицам кустарной промышленности, для которых промышленные занятия являлись не только основной сферой деятельности, но и побочным занятием наряду с земледелием.
В отличие от исследования по программе, разработанной Министерством государственного имущества и земледелия, осуществляемого корреспондентами из числа приходских священников, учителей, санитарных врачей и т. д., подворные обследования промысловых хозяйств во Владимирской губернии, проводимые непосредственно С.А. Харизоменовы-м, значительно повышали уровень и достоверность научных данных. Все сведения С. А. Харизоменов добывал на местах при непосредственном опросе корреспондентов из числа селян-промышленников.
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2 (86) 2010 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
Знакомясь с крестьянами, присматриваясь к ним, изучая интимные стороны их жизни и промыслов, исследователь намечал наиболее приемлемую методику реализации программы. При этом он учитывал, что цельное и детальное исследование промыслов, в связи с различными сторонами народной жизни возможно лишь при условии организованного систематического изучения условий народной жизни изучаемой местнос ти, тщательного анализа фактов и цифровых данных, основываясь на которые можно было бы судить о прошлом этой области, о том положении, в каком она находилась прежде. При отсутствии этих данных изучение не могло обнять предмета во всей полноте, и оно носило бы местами отрывочный дискретный характер.
Одна из главных задач состояла в том, чтобы определить все условия (экономические и общественные), под влиянием которых совершались важнейшие жизненные процессы кустарей. Для этого было признано необходимым обратиться к самым мелким хозяйственным единицам кустарной промышленности, для которых промышленное занятие являлось не только основной сферы деятельности, но и побочным занятием наряду с земледелием. Основными единицами при выяснении степени благосостояния крестьян в связи с кустарными промыслами были приняты отдельные хозяйства — крестьянские дворы.
Цели дореволюционных исследователей кустарной промышленности были далеки от академических, и поэтому, реализовавшись в книгах, статьях и брошюрах, не могли дать целостного представления об этом важном аспекте истории экономического раз-
вития. Тем не менее первыми энтузиастами мелкопромышленного производства, политиками и обществоведами в этот период был накоплен значительный фактический материал, намечен ряд ключевых проблем, требующих своего освещения.
Библиографический список
1. Корсак, А. К. О формах промышленности вообще и о значении домашнего производства в Западной Европе и в России / А. К. Корсак. — СПб., 1861. — 307 с.
2. Тихонравов, К. М. Материалы статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии / К. М. Тихонравов//Владимирский сборник. — 1857. — С. 12−13.
3. Воронцов, В. П. Очерки кустарной промышленности в России /В. П. Воронцов. — СПб., 1886.- С. 32.
4. Пругавин, В. К. Промыслы Владимирской губернии. / В. К. Пругавин. — М., 1882. — Вып. 1 — 2. — С. 81.
5. Пругавин, В. К. Кустарная промышленность, ее судьба и значение/В. К. Пругавин. // Вестник Европы. — СПб., 1882. — No .5. — С. 346.
6. Харизоменов, С. А. Значение кустарной промышленности/С. А. Харизоменов //Юридический вестник. — М., 1883. — № 11−12. — С. 594.
ПАЛЕОЛОГ Максим Владимирович, старший преподаватель кафедры истории и культурологии. Адрес для переписки: e-mail: mpaleolog@mail. ru
Статья поступила в редакцию 30. 09. 2009 г.
© М. В. Палеолог
уДк 947 Г. А. БАРКОВ
Московский государственный университет леса
ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ПРОМЫСЛОВОЙ КООПЕРАЦИИ В ПЕРИОД НЭП
В статье рассматривается вопрос формирование центральных органов промысловой кооперации в период Новой экономической политики. Автор анализирует основные этапы государственной политики по созданию единого центра промысловой кооперации и формулирует свой подход, позволяющий объективно оценить события и факты процесса преобразование этого сектора народного хозяйства СССР.
Ключевые слова: новая экономическая политика, промыслы, кооперация, промысловая кооперация, промышленность, государственная промышленность, кустарно-ремесленная промышленность.
В условиях НЭП кустари и ремесленники стали объектом острого противоборства государственного (социалистического) и частного (капиталистического) секторов экономики.
Позиции первого в отношении кустарно-ремесленных промыслов определялись существованием и потребностями государственной системы крупной промышленности, сформированной в период Граж-
данской войны. Интересы ее обеспечения и развития для большевиков являлись определяющим стержнем всей социально-экономической политики как на ближайшую, так и на отдаленную перспективу. В связи с этим кустарно-ремесленные промыслы должны были, с одной стороны, стать резервом развития крупного производства и, с другой — на кустарно-ремесленные промыслы ложилось создание от-

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой