О гнездовании большого поморника Stercorarius skua на Вайгаче

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 1051: 2979−2983
О гнездовании большого поморника Stercorarius skua на Вайгаче
В.Н. Калякин
Второе издание. Первая публикация в 1995*
Летом 1991 года на юге острова Вайгач (в окрестностях посёлка Варнек) отмечено гнездование большого поморника Stercorarius skua. Одно гнездо находилось на лайде небольшого озера примерно в 1.5 км к юго-востоку от посёлка в мохово-кустарничковой (Salix sp.) бугристой сильно увлажнённой тундре и не менее чем в 1 км от берега моря. Сроки откладки яиц и другие точные даты нам не известны. Ко времени приезда и работы в Варнеке (21−25 августа) единственный птенец хорошо летал, но вся семья в полном составе продолжала держаться на гнездовой территории, используя для отдыха те же торфяные бугры, что и взрослые птицы в предшествующий период. Взрослые поморники продолжали охранять свой гнездовой участок, проявляя агрессию и изгоняя с него короткохвостых Stercorarius parasiticus и средних S. pomarinus поморников, зимняков Buteo lagopus, собак. При появлении в пределах участка людей птицы беспокоились, кружили, но участок не покидали.
В течение двух дней (22−23 августа) участок был нами тщательно обследован (его площадь составляла около 0.5 км2), были осмотрены все потенциально пригодные и использовавшиеся в качестве присад возвышенные точки (в качестве таковых наиболее интенсивно использовалась птицами вытянутая гряда плоских торфяных бугров, располагавшихся вдоль озера, почти лишённых растительного покрова и возвышавшихся на 0. 7−1.0 м над окружающей тундрой). По осмотренным присадам были собраны 459 погадок (см. таблицу), найдены свежие остатки расклёванных синьги Melanitta nigra (взрослый самец) и гуменника Anser fabalis.
23 августа 1991наблюдали совместную охоту выводка и ещё пары поморников (всего 5 птиц) на группу из 7 линных морянок Clangula hyemalis, державшихся на озере в пределах участка гнездившейся пары. Большие поморники, сев на воду и выстроившись полукольцом, стали отжимать группу морянок к концу озера и, когда до него оставалось несколько десятков метров, предприняли атаку, чуть подлётывая над водой либо практически не взлетая с её поверхности, но помогая себе крыльями. Эта охота продолжалась в течение нескольких минут и
* Калякин В. Н. 1995. О гнездовании большого поморника на Вайгаче // Орнитология 26: 72−75.
Рус. орнитол. журн. 2014. Том 23. Экспресс-выпуск № 1051 2979
успеха не имела, так как морянки своевременно спасались, заныривая в воду, и в результате рассредоточились по всему озеру. После этого группа поморников распалась: выводок остался в пределах гнездового участка, а примыкавшая к ним пара птиц улетела.
Данные о составе пищи больших поморников Stercorarius skua, гнездившихся вблизи посёлка Варнек на острове Вайгач летом 1991 года (по результатам разбора 459 погадок)
Виды животных, остатки которых обнаружены в погадках
Число особей
Рыбы: бычок-рогатка Яйца птиц
Чернозобик Calidris alpina (оперяющиеся птенцы) Чечётка Acanthis flammea (поршки) Пуночки Plectrophenax nivalis (поршки) Мелкая птица
Сибирский лемминг Lemmus sibiricus Копытный лемминг Dicrostonyx torquatus Полёвка Миддендорфа Microtus middendorffi Падаль
Всего
3 2
4 2 1 1
478 66 2 1
560
По сообщению местных жителей, напротив Варнека через залив (к западу от посёлка) гнездилась ещё одна пара больших поморников. Кстати, этот вид здесь ранее не был известен, а потому сразу же обратил на себя внимание- за несколько сезонов работ на Югорском полуострове, Вайгаче и юге Новой Земли (1983−1986, 1988, 1990 годы), мне ни разу не приходилось отмечать даже залётных птиц этого вида, равно как и слышать о подобных встречах от кого-либо- по-видимому, и в прошлом случаи залёта больших поморников на Новую Землю были крайне редки (Дементьев 1951), а на Вайгаче этот вид вообще никем, насколько мне известно, не регистрировался. Во время непродолжительной экскурсии (несколько часов) на другой берег залива 24 августа 1991 мы видели и этот выводок больших поморников, но из-за более пересечённого характера местности определить количество птенцов в выводке (1 или 2) не удалось. По крайней мере, одна молодая птица в этом выводке больших поморников хорошо летала. Данными по питанию этой семьи поморников мы не располагаем.
Таким образом, в 459 погадках больших поморников были выявлены остатки 560 позвоночных животных, из которых 546 (97. 5%) составили мелкие грызуны, преимущественно сибирские лемминги Ьвттив в^тсив (почти 85. 4%) — лемминги обоих видов: сибирский и копытный БтговЬопух 1огдиаШв, — составили 97. 0% от всей добычи.
Распределение добывавшихся большими поморниками зверьков по размерным группам (измеряли длину зубного ряда нижней челюсти в тех случаях, когда это было возможно- всего таких зверей оказалось:
сибирских леммингов — 389 особей, а копытных — 58) и по массе (корреляция между длиной зубного ряда и массой зверьков произведена по нашим материалам с Югорского полуострова и здесь не приводится) показало, что средняя масса леммингов обоих видов из добычи поморников оказалась примерно одинаковой и равна приблизительно 82 г. Общая масса добычи в разобранных погадках, рассчитанная по этим данным, составила примерно 50 кг. С учётом остатков двух крупных птиц (синьги и гуменника), а также других видов добычи, выявленных в разобранных нами погадках, общая масса добычи составила почти 55 кг. Ориентируясь на свой предшествующий опыт работы с различными плотоядными птицами аналогичных размеров (кречетом Falco rusticolus, сапсаном Falco peregrinus, зимняком, бургомистром Larus hyperboreus, белой совой Nyctea scandiaca и др.) в таких же либо сходных условиях, я полагаю, что на данном гнездовом участке было собрано порядка 60−80% того материала, который в действительности был добыт поморниками за гнездовой период к концу августа, т. е. общее количество добытых поморниками животных составило порядка 80−110 кг. Значительная доля погадок взрослых птиц содержала полупереваренные мягкие ткани жертв- подобное «нерентабельное» использование кормов при высокой численности леммингов — легко доступной для многих хищников добычи — характерно и для ряда других видов плотоядных птиц (см. подробнее: Калякин 1989). Есть данные (Cramp et al. 1983) о количестве потребляемой птенцами больших поморников пищи, которые не противоречат приведённой выше оценке.
Интересно, что в условиях Вайгача большие поморники существовали и успешно гнездились в основном за счёт леммингов, т. е. видов, с которыми они в пределах своего основного гнездового ареала никогда не сталкиваются. Несомненно, что это свидетельствует не только о высокой пластичности этого вида, о лёгкости освоения им неизвестного ему ранее кормового ресурса, к тому же в своеобразных природных условиях, отличающихся от основных мест его гнездовий на севере Атлантики (Исландия, множество мелких морских островов и северные побережья Шотландии, отдельные случай гнездования известны на Шпицбергене и на побережье Норвегии- в 1989 году одно гнездо большого поморника найдено Ю. В. Красновым на Мурмане), но и о доступности леммингов, особенно сибирского, для добычи их различными, в том числе и малооспециализированными, пернатыми хищниками. Широта и вариабельность пищевых адаптаций большого поморника хорошо известны (Cramp et al. 1983), но столь полная ориентация гнездящихся птиц на мелких грызунов (в данном случае леммингов, в основном сибирских) ранее не отмечалась. Обычно основу питания большого поморника составляют рыбы, массовые виды птиц, например моёвок Rissa tridactyla, причём разные пары поморников и на разных
участках могут использовать в большей степени яйца, пуховичков, оперяющихся птенцов, взрослых птиц, либо сочетания их бывают различными (Cramp et al. 1983). По нашим наблюдениям на Шпицбергене в 1989 году (острова вдоль побережья Белльсунда и берега Нор-деншельда), немногочисленные, но гнездившиеся там большие поморники были преимущественно орнитофагами. Они охотились на море и островах и почти не использовали «материковые» (пусть и прибрежные) участки Западного Шпицбергена и потребляли широкий спектр кормов — от яиц гаг, белощёких казарок и чаек и их птенцов, слётков кайр, люриков и глупышей до взрослых гаг и белощёких казарок.
Сравнительные данные по питанию на юге Вайгача гнездившихся здесь в 1991 году зимняка и белой совы показывают несколько иной состав и размеры добычи.
Учитывая состав добывавшихся зимняками сибирских и копытных леммингов и общий состав их добычи (по результатам разбора 162 погадок), мы рассчитали общую массу добывавшихся зимняками животных. Мелкие млекопитающие по количеству особей составили 97. 2% добычи (лемминги — почти 93. 4%, а сибирский лемминг — более 64. 7%), а по массе мелкие млекопитающие составили 89. 75%, оба вида леммингов 87. 9%, а сибирский — более 63. 7%. Распределение добывавшихся леммингов обоих видов по размерным группам и по массе в добыче зимняков, по сравнению с таковым в добыче больших поморников, носило более нормальный характер. Доля мелких полёвок была выше почти на порядок, а птицы добывались чаще примерно в 2 раза.
Учитывая общий состав добычи белых сов, мы рассчитали общую долю и массу различных животных в их добыче. При этом грызуны (полёвки и лемминги) составили почти 66% от массы всей добычи, оба вида леммингов 64. 7%, а сибирский — почти 43. 4%- соответственно, по количеству добытых особей — 91. 2, 81.2 и 50. 6%. Распределение добывавшихся совами леммингов по размерным группам и массе, как и в добыче зимняков и в отличие от добычи больших поморников, носило нормальный характер. Доля мелких полёвок в добыче белых сов была выше почти в 20 раз, чем в добыче поморников, а птицы соответственно добывались чаще примерно в 8 раз.
Таким образом, сравнение состава добычи, используемой в питании в течение гнездового периода большими поморниками, зимняка-ми и белыми совами, показывает, что хотя все три вида были ориентированы на добывание позвоночных животных, преимущественно леммингов, в наибольшей зависимости от последних, особенно от сибирского лемминга, находились большие поморники.
В условиях юга Вайгача практически трудно себе представить существование этого вида, а тем более его успешное размножение при отсутствии либо невысокой численности леммингов (в первую очередь
сибирского), поскольку базаров или иных мощных скоплений гнездящихся птиц в этом районе нет. Судя по составу питания бургомистра (Калякин 1989), здесь нет в настоящее время условий и для достаточно эффективной добычи рыбы.
Отметим также, что по сравнению с такими видами хищников, как зимняк и белая сова, также гнездившимися на юге Вайгача в 1991 году, большой поморник значительно менее специализирован на добычу обитающих здесь птиц и грызунов. В составе добычи зимняка и белой совы набор используемых ими видов заметно богаче (особенно у совы), значительно чаще добываются ими мелкие полёвки (полёвка Мидден-дорфа Microtus middendorffi и узкочерепная Microtus gregalis), да и размерный состав добываемых леммингов свидетельствует о том же: он имеет нормальный характер, тогда как большим поморником преимущественно добываются наиболее крупные (если не сказать старые) особи и зверьки младших возрастных групп, а в наименьшей степени — наиболее активная, деятельная, подвижная и размножающаяся часть популяций леммингов обоих видов, хотя в природе они явно преобладают по численности над зверьками более старших возрастов. В добыче же зимняков и белых сов, являющихся высоко специализированными миофагами, именно такие зверьки количественно преобладали.
В заключение отметим, что все наблюдавшиеся нами на Вайгаче большие поморники (не менее 6 взрослых и 2 молодых птиц) имели тёмную окраску.
Литер атур а
Дементьев Г. П. 1951. Отряд чайки Lari или Lariformes // Птицы Советского Союза. М., 3: 373−603.
Калякин В. Н. 1989. Хищные птицы в экосистемах Крайнего Севера // Птицы в сообществах тундровой зоны. М.: 51−112. Cramp S. (ed.) 1983. The birds of the Western Paleatric. Oxford Univ. Press, 3.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой