Применение норм классического процессуального (судебного) права в конституционных судопроизводствах европейских государств

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО, МУНИЦИПАЛЬНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12. 00. 02)
1.1. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ КЛАССИЧЕСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО (СУДЕБНОГО)ПРАВА В КОНСТИТУЦИОННЫХ СУДОПРОИЗВОДСТВАХ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ
Нуриев Гияс Ханали оглы, к.ю.н. Должность: доцент. Место работы: Российский государственный торговоэкономический университет. E-mail: 8 017 498@mail. ru
Аннотация: Автор демонстрирует, что применение норм классического процессуального права в положениях актов, регулирующих порядок конституционных судопроизводств, свидетельствует о судебной природе конституционных судопроизводств. Если такое утверждение представляется очевидным в отношении отдельных европейских конституционных судопроизводств, то в отношении конституционных судопроизводств других европейских государств (например, Франции) данное утверждение не является столь же очевидным.
Ключевые слова: Конституционный суд- конституционное судопроизводство- европейская модель конституционного судопроизводства- законодательство, регулирующее порядок судебных производств- процессуальное право- закон о конституционном суде- субсидиарное применение норм процессуального (судебного) права- «справедливое судебное разбирательство».
APPLICATION OF NORMS OF CLASSIC PROCEDURAL (JUDICIAL) LAW IN CONSTITUTIONAL JUDICIAL PROCEDURES OF THE EUROPEAN STATES
Nuriev Gias Hanali ogli, PhD at law. Position: associate professor. Place of employment: Russian state university of trade and economics. E-mail: 8 017 498@mail. ru
Annotation: The author demonstrates that application of the norms of classic procedural law in the provisions of the acts, which regulate the constitutional judicial procedures, shows their judicial nature. While such a statement should be obvious in cases of some European constitutional judicial procedures, it is not some obvious in some states, such as France.
Keywords: Constitutional court, constitutional judicial procedures, European model of constitutional judicial procedure, legislation, which regulates the judicial procedure, procedural law, procedure, law on constitutional court, subsidiary application of norms of procedural (judicial) law, «(fair trial»
I. ЗАКРЕПЛЕНИЕ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ БЛАНКЕТНЫХ НОРМ, ОТСЫЛАЮЩИХ К ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВАМ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ ПОРЯДОК КЛАССИЧЕСКИХ СУДОПРОИЗВОДСТВ
Существование в конституционном (органическом) законодательстве, регулирующем конституционное судопроизводство, бланкетных норм (в смысле положений, отсылающих правоприменителя к положениям законодательств, регулирующих порядок классических
судопроизводств) является довольно распространенным. Действительно в независимости от рассматриваемого конституционного судопроизводства того или иного европейского государства, мы обнаружим, в конституционном законодательстве, регулирующим порядок того или иного европейского судопроизводства, повсеместное присутствие положений, ссылающихся на применение положений законодательства, регулирующего порядок классических судопроизводств.
Так, например, ст. 80 Органического закона о Конституционном трибунале Испании, гласит: «Применяются, в качестве дополнительного к данному закону средства, положения органического закона о судебной власти и гражданского процессуального кодекса, касающиеся: участия в процессе- отводов и самоотводов- гласности и формы процессуальных актов- льгот по судебным расходам- графика работы суда- расчета процессуальных сроков- принятия решения суда и голосования судей- отказа от иска- официального языка судопроизводства- мер, применяемых к нарушителям порядка в судебном заседании». Как мы видим, в испанском конституционном судопроизводстве применяются положения законодательства, регулирующего классические судопроизводства и, в частности, положения, регулирующие гражданское судопроизводство. Более того, данные положения, применяющиеся в качестве дополнительных, касаются практически всех аспектов судебного конституционного процесса.
Такого, общего правила, позволяющего конституционному суду применять положения законодательства, регулирующего классические судопроизводства, в отношении практически любого аспекта судебного конституционного процесса не существует в ФРГ1. Тем не менее, в Законе о Федеральном конституционном суде ФРГ есть множество бланкетных норм, отсылающих правоприменителя, как к гражданскому процессуальному праву, так и к уголовному процессуальному праву. Так, например, опрос свидетелей и экспертов (часть 1, § 28 Закона о федеральном конституционном суде ФРГ) — возобновление конституционного процесса (§ 61) — арест (изъятие) и обыск (§ 38) регулируются в конституционном судопроизводстве положениями гражданского процессуального и уголовнопроцессуального законодательства. В меньшем, чем в испанском конституционном судопроизводстве, объеме, общее положение Закона о Федеральном конституционном суде (§ 17) ссылается на Конституционный закон о судоустройстве (Gerichtsverfassungsgezetz) в том, что касается применения принципов гласности, языка судопроизводства, порядка судебных заседаний, принятия решения суда и голосования судей.
В отношении итальянского конституционного судопроизводства мы можем отметить, что количество положений законодательства, регулирующего его порядок и ссылающегося на положения законодательств, регулирующих другие судопроизводства, невелико. Тем не менее, они присутствуют в конституционном законодательстве, регулирующим порядок и этого конституционного судопроизводства. Так, в том, что касается конституционного производства по запросам судов, ст. 22 закона № 87 от 1953 года предусмотрела,
1 Такое правило существует в австрийском конституционном
судопроизводстве. См. § 35 VerfGG.
3'-2011
Пробелы в российском законодательстве
что «должны соблюдаться, в случае если они применяются, положения регламента Государственного совета». В том, что касается конституционного производства в отношении уголовных обвинений Президента итальянской республики, то закон № 20 от 1962 года в ст. 34 неоднозначно закрепил, что в отношении данного конституционного судопроизводства «применяются, за исключением случаев, когда предусмотрено иное, положения уголовного и уголовнопроцессуального кодексов».
Наконец, даже настолько мало очевидная судебная природа французского конституционного судопроизводства дает о себе знать, когда мы находим в регламенте Конституционного совета, применяемого к производству по делам о нарушениях законодательства о выборах депутатов и сенаторов2, положения, ссылающиеся на положения нового кодекса гражданской процедуры (ст. 15). Тем не менее, стоит отметить, что данное положение находиться в указанном нами регламенте, а не конституционном (органическом) законодательстве, что свидетельствует о том, что французское конституционное судопроизводство изначально воспринималось как судопроизводство Конституционным советом, но не учредительной (органической) властью. Сегодня, новый вид конституционного производства, инициируемого судами общей юрисдикции, которые обращаются в Конституционный совет с вопросом о конституционности закона, подлежащего применению в рассматриваемом ими деле, также свидетельствует о субсидиарном применении положений законодательства, регулирующего порядок других судопроизводств. Так, в рамках данного конституционного судопроизводства применяются общие, для различных судопроизводств, правила по освобождению от уплаты судебных расходов и предоставлению правовой помощи3.
Так как в конституционном судопроизводстве любого европейского государства существуют бланкетные нормы, отсылающие правоприменителя (конституционный суд) к положениям законодательства, регулирующего порядок классических судопроизводств, но в то же время не существует положений отсылающих к процессуальному праву, применяемому администрациями и вообще исполнительной властью в своей правотворческой и правоприменительной практике, а также положений, отсылающих к нормам, регулирующим законотворческую деятельность, мы можем сделать вывод, что речь идет о положениях, свидетельствующих о том, что конституционное судопроизводство является именно судопроизводственной деятельностью. Действительно, повсеместное, но субсидиарное применение в конституционном судопроизводстве законодательства, регулирующего классические судопроизводства, свидетельствует о том, что конституционное судопроизводство, в первую очередь, является именно судопроизводством.
Данный, очевидный и не имеющий на первый взгляд научной ценности вывод, должен быть оценен соответствующим образом. Действительно, если утверждение о судебной природе конституционного процес-
2 Reglement completant les regies de procedure edictees par le chapitre VI du titre II de l'-ordonnance n° 58−1067 du 7 novembre 1958, adopte par le Conseil constitutionnel en application de l'-article 56 de ladite ordonnance (Journal officiel du 31 mai 1959, p. 5505)
3 См. Decret no 2010−149 du 16 fevrier 2010 relatif a la continuite de l'-aide juridictionnelle en cas d'-examen de la question prioritaire de constitutionnalite par le Conseil d'-Etat, la Cour de cassation et le Conseil constitutionnel (Journal officiel du 18 fevrier 2010).
суального права не вызывает сомнения в немецкой науке конституционного права, то, например, в итальянской или французской науке конституционного права такая природа не является или, по крайней мере, не являлась изначально очевидной. Таким образом, применение в конституционном судопроизводстве положений, регулирующих порядок классических судопроизводств, является отправной точкой в определении природы и сущности европейского конституционного судопроизводства именно как судопроизводственной деятельности.
II. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ «СПРАВЕДЛИВОГО СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА» В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
Еще одним свидетельством того, что европейские конституционные судопроизводства являются одной из форм отправления правосудия, обладающей именно судебной, а не иной какой-либо другой (например административной) процессуальной формой, служит применение норм «справедливого судебного разбирательства», закрепленных ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод4.
В соответствии с данным положением Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона…». Иначе говоря, речь идет о процессуальном праве (или скорее о совокупности процессуальных прав) человека и требованиях, предъявляемых к деятельности по отправлению правосудия в государствах, в которых данная конвенция применяется.
Соблюдение требований такой абстрактной формулировки в классических судопроизводствах и, в частности, в гражданском и уголовном судопроизводстве не вызывает сомнения, так как данное положение явно выражает, что его область применения распространяется на случаи в которых речь идет о спорах, касающихся гражданских прав и обязанностей того или иного лица или при предъявлении ему любого уголовного обвинения. Тогда как применение требований «справедливого судебного разбирательства» в конституционном судопроизводстве вызывают, на первый взгляд, сомнения в связи с особым характером правоотношений в последнем.
Если судебная практика Европейского суда по правам человека довольно быстро признала, что требования «справедливого судебного разбирательства» применяются в гражданском5, уголовном6 и даже ад-министративном7 судопроизводствах, то по отношении к их применению в конституционном судопроизводстве до недавнего времени возникали сомнения. Действительно применение требований «справедливого судебного разбирательства», установленных ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод к конституционному судопроизводству было впервые осуществлено Европейским судом по правам человека лишь 23 июля 1993 г. в деле «Ruiz-
4 http: //www. echr. ru/documents/doc/2 440 800/2440800−001. htm
5 См. например решение от 23 июня 1981 г. «Le Compte, Vann Leuven, De Meyre vs. Belgium «
6 См. например решение от 8 февраля 1996 г. «John Murray vs. Great Britain «
7 См. например решение от 21 февраля 1984 г. «Ozturk vs. Germany «
Mateos vs. Spain». В данном решении Европейский суд по правам человека счел, что Конституционный трибунал Испании нарушил требования ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с чрезмерно долгим сроком судебного разбирательства в Конституционном трибунале. В последующем, значительное количество решений Европейского суда по правам человека подтвердило применение требований «справедливого судебного
разбирательства» к конституционным судопроизвод-ствам различных европейских государств, что уточнило сферу и объем применения данных требований к конституционным судопроизводствам8.
Таким образом, требования, применяемые в соответствии со ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод к процедуре рассмотрения дел судебными органами, применяются к процедуре рассмотрения дел конституционными судами. Это свидетельствует о том, что деятельность последних является деятельностью по отправлению правосудия или о том, что конституционное судопроизводство является судопроизводством.
Деятельность конституционных судов по реализации конституционного контроля осуществляется в процессуальной форме, которая носит судебную природу -процедура рассмотрения дел в европейских конституционных судах является судебной процедурой. Иначе говоря, распространение требований «справедливого судебного разбирательства» на деятельность европейских конституционных судов свидетельствует о том, что конституционное судопроизводство рассматривается Европейским судом по правам человека, как и деятельность судов общей юрисдикции, к которой применяются данные требования, именно как судопроизводство.
Стоит отметить важность данного вывода. Действительно, на международном и региональном уровне не существует настолько разработанных требований к отправлению правосудия, как требования «справедливого судебного разбирательства», созданные благодаря интерпретации ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, осуществленной судебной практикой Европейского суда по правам человека. Более того, ее применение касается именно европейской модели конституционного судопроизводства, а не англо-саксонской или иберийской (южно-американской)9 моделей конституционного судопроизводства (если таковые вообще можно выделить с теоретической точки зрения). Таким образом, распространение требований «справедливого судебного разбирательства», предназначенных для регулирования именно судебных процедур, на предмет нашего исследования — конституционное судопроизводство европейских государств, подтверждает, что последнее является деятельностью осуществляемой именно в судебной форме.
В итоге мы можем утверждать, что, если по свидетельствам представителей российской науки конституционного права, «в научной литературе не сложилось единого мнения о форме деятельности конституционных судов- Суть спора в том, относится ли осуществление конституционного контроля к сфере
В См. F. Sudre, J. -P. Marguenaud, J. Andriantsimbazovina, A. Gouttenoire, M. Levinet, Les grands arrets de la Cour europёenne des Droits de l'-Homme, PUF, 2005, pp. 219 et s.
9 См. Клишас А. А. Конституционный контроль и конституцион-
ное правосудие в зарубежных странах, Дисс. на соискание уч. степени док. юр. наук, 2007, М. 571 с.
правосудия… «10, то исследованное нами позитивное право свидетельствует о том, что деятельность европейских конституционных судов (в том числе и Конституционного суда Российской Федерации) является правосудием или, по крайней мере, осуществляется в судебной процессуальной форме, т. е. является деятельностью судебных органов. Данное утверждение подтверждается позитивным правом, регулирующим порядок конституционного судопроизводства той или иной европейской страны, так как мы отмели, что данное регулирование, являясь не полным и не исчерпывающим, отсылает правоприменителя к положениям законодательства, регулирующего порядок других (классических) судопроизводств, а не к правилам административного, законодательного, избирательного и других процессов. Данное утверждение подтверждается и практикой Европейского суда по правам человека, требующего от конституционных судопроизводств европейских государств соблюдения принципов «справедливого судебного разбирательства».
Список литературы:
1. Reglement comp^tant les regies de pr^d^e ёdictёes par le chapitre VI du titre II de l'-ordonnance n° 5B-1067 du 7 novembre 195B, adoptё par le Conseil constitutionnel en application de l'-article 56 de ladite ordonnance (Journal officiel du 31 mai 1959, p. 5505)
2. Dёcret no 2010−149 du 16 fёvrier 2010 relatif a la continue de l’aide juridictionnelle en cas d’examen de la question prioritaire de const^^^na!^ par le Conseil d’Etat, la Cour de cassation et le Conseil constitutionnel (Journal officiel du 1B fёvrier 2010).
3. http: //www. echr. ru/documents/doc/2 440 800/2440800−001. htm.
4. F. Sudre, J. -P. Marguёnaud, J. Andriantsimbazovina, A. Gouttenoire, M. Levinet, Les grands arrets de la Cour europёenne des Droits de l’Homme, PUF, 2005.
5. Клишас А. А. Конституционный контроль и конституционное правосудие в зарубежных странах, Дисс. на соискание уч. степени док. юр. наук, 2007.
6. Филипов В. Т. Конституционное судопроизводство в судах субъектов Российской Федерации: Дисс. на соиск уч. степени канд. юрид. наук. М. 2002.
10 Филипов В. Т. Конституционное судопроизводство в судах субъектов Российской Федерации: Дисс. на соиск уч. степени канд. юрид. наук. М. 2002. с. 12

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой