О гнездовании осоеда Pernis apivorus в лесополосах Терских песков Ставрополья

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 1011: 1831−1838
О гнездовании осоеда Pernis apivorus в лесополосах Терских песков Ставрополья
М.П. Ильюх
Михаил Павлович Ильюх. Северо-Кавказский федеральный университет, ул. Пушкина, д. 1, Ставрополь, 355 009, Россия. E-mail: ilyukh@mail. ru
Поступила в редакцию 25 июня 2014
Обыкновенный осоед Pernis apivorus (Linnaeus, 1758) в настоящее время является одной из самых слабоизученных хищных птиц, экологии которой посвящено буквально считанное число публикаций. Это, очевидно, связано с его малозаметным, скрытным образом жизни, непостоянством гнездовых участков, крайне поздним (летним) гнездованием, полевым сходством с другими хищными птицами своего размерного класса и другими специфическими экологическими особенностями. При этом в Европейской части России по гнездовой численности всей популяции (60−80 тыс. пар) осоед уступает только канюку Buteo buteo, перепелятнику Accipiter nisus и тетеревятнику Accipiter gentilis (Мищенко и др. 2004). Такое уникальное несоответствие высокой численности и слабой изученности осоеда лишний раз подчёркивает его таинственность и загадочность.
Будучи типичным лесным обитателем, этот настоящий перелётный вид-дендрофил, относящийся к европейскому типу фауны, экологически тесно связан с разнообразными лесами. В степной же зоне, тем более в бурунных песчаных массивах, на гнездовании в пределах своего ареала осоед практически не отмечается.
На Северном Кавказе осоед — редкий гнездящийся перелётный и пролётный вид (Ильюх, Хохлов 2010). О нём в этом регионе упоминается в некоторых работах начиная с XIX века (Богданов 1879- Алфера-ки 1910- Фёдоров 1955- Харченко 1968), но на гнездовании птица отмечена в пойменных лесах по реке Терек (Бёме 1925) и в берёзовом лесу по склону горы Кизил-Кая (Большой Карачай) (Птушенко 1915). В 1970-е годы этот хищник местами заселял старые искусственные лесные массивы региона (Белик 2009). К настоящему времени он лучше сохранился в западной, более облесённой части Предкавказья (Хохлов 1995- Ильюх, Хохлов 2010- Белик 2014).
На Северном Кавказе и в Предкавказье осоед чаще всего встречается во время миграций (Ильюх 2008, 2009). Его весенний пролёт проходит очень поздно, в основном в мае, осенний — в сентябре. Часто этот хищник мигрирует стаями от 5 до 40 птиц через Кавказские горы по долинам магистральных рек.
В Ставропольском крае осоед в гнездовое время отмечается в искусственных лесных массивах и лесах в окрестностях Ставрополя, но его гнёзда здесь никто и никогда не находил. Одна особь, кормившаяся земляными осами в пласте свежей пашни, отмечена в середине мая 1984 года у Иргаклинской лесной дачи (Степновский район). В конце июля 1985 года пара осоедов держалась в районе Отказненского водохранилища на вспахиваемом поле (Советский район). Два раза по одному осоеду отмечены 13 июня 1985 в окрестностях Ставрополя (Шпа-ковский район) в долине реки Вербовки: после полёта над целиной и полем многолетних трав птица возвращалась в Русский лес. Здесь же несколько раз одну особь видели во второй декаде июля 1990 года. Эти встречи свидетельствуют о возможном гнездовании осоеда в Центральном Предкавказье (Хохлов 1995).
В конце августа 1984 и 1986 годов по одному-два осоеда встречены на опушках Русского леса близ Ставрополя. Две птицы, пролетавшие на большой высоте в юго-восточном направлении, отмечены 16 сентября 1986 недалеко от посёлка Новокумский Левокумского района. 5 мая 1997 здесь же 7 птиц пролетели в западном направлении. Сентябрьский пролёт крупных стай осоедов в юго-восточном направлении периодически наблюдается в Ставрополе. Во время миграции хищник отмечается у Терско-Кумского канала (Маловичко и др. 2003а, б) и в устье реки Калаус (Федосов, Маловичко 2006). В третьей декаде сентября 2006 года одна птица встречена в искусственном лесонасаждении возле Новомарьевского лимана (Шпаковский район): осоед взлетел с земли, где обнаружено частично разрытое гнездо земляных ос (Друп и др. 2007).
Последние достоверные гнездовые находки осоеда на Северном Кавказе в крайне незначительном количестве известны лишь в ХХ веке, и к настоящему времени размножение вида в регионе отмечалось очень давно и только в горных лесах северного макросклона Большого Кавказа. В Ставропольском крае, особенно в его засушливой равнинной юго-восточной части и тем более в лесополосах, размножение осоеда до последнего момента вообще не регистрировалось. А его гнездование в лесополосах в принципе никогда и никем не отмечалось.
В этой связи крайне интересной представляется гнездовая находка осоеда в лесополосах Терских песков Ставрополья в пределах Терско -Кумской низменности (Восточное Предкавказье).
4 июня 2014 гнездо осоеда впервые обнаружено нами в широкой пескоукрепительной акациевой лесополосе среди заросших бурунных песков Терского песчаного массива на территории Курского района, в 2 км северо-западнее нежилого посёлка Советский (ближайший жилой населённый пункт — станица Галюгаевская — в 9 км к югу) на высоте 120 м над уровнем моря. Этот участок находится в 1 км севернее канала
имени Ленина, к которому с юга примыкают поля озимых зерновых культур, в 9 км от реки Терек, в 9 км от границы Ставропольского края с Чечнёй и в 11 км от границы с Северной Осетией (рис. 1). Здесь на заросших бугристых песках обширного Терского песчаного массива, представляющего древние отложения Каспия, произрастает естественный травостой из псаммофитов (тонконог, ковыль, типчак, мятлик, элимус, тимьян и др.), а также довольно широко представлены зрелые пескоукрепительные лесополосы (белая акация, вяз, лох), посаженные в середине ХХ века (рис. 2).
Рис. 1. Место находки гнезда осоеда Pernis apivorus в Терских песках Ставрополья. Курский район, Ставропольский край.
Гнездовое дерево располагалось в 10 м от края лесополосы, в 30 м от грунтовой дороги и в 1 км от пасеки (рис. 3). При этом гнездо размещалось на белой акации Robinia pseudoacacia на высоте 8 м, в 2 м от вершины дерева в развилке трёх ветвей главного ствола (под углом 60°). Диаметр ствола дерева — 30 см на высоте 1 м. Оно было средне-укрытым, труднодоступным и находилось в глухом участке на расстоянии более 1 км от ближайшего жилья человека (рис. 4).
В момент обнаружения птица сидела в гнезде на кладке из 2 свежих яиц недельной насиженности и слетела после стука по дереву.
Отлетев на 20 м, она села на соседнее дерево. Её партнёр в это время отдыхал в 30 м на дереве у края лесополосы.
Рис. 2. Гнездовая территория осоеда Pernis apivorus в Терских песках Ставрополья. Курский район, Ставропольский край. Отмечено место расположения гнезда.
Рис. 3. Гнездовой участок осоеда Pernis apivorus в Терских песках Ставрополья. Пескоукрепительная лесополоса, Курский район, Ставропольский край. 4 июня 2014. Фото М. П. Ильюха.
Рис. 4. Гнездо осоеда Pernis apivorus на белой акации в Терских песках Ставрополья. Пескоукрепительная лесополоса, Курский район, Ставропольский край. 4 июня 2014. Фото М. П. Ильюха.
Довольно крупное гнездо построено из сухих ветвей белой акации и выстлано её высохшими зелёными веточками с листьями (рис. 5). Диаметр гнезда 60 см, высота гнезда 40 см, диаметр лотка 20 см, глубина лотка — 10 см. Размеры яиц, мм: 50. 1×43.0 и 51. 8×42.6. Их средние размеры (51. 0×42. 8) оказались значительно крупнее всех известных
ооморфологических параметров других популяций лесной зоны Западной Европы, Белоруссии, Черкасской области, Рязанской области, Мордовии и Пермского края (Makatsch 1974- Никифоров и др. 1989- Шепель 1992- Нумеров и др. 1995- Лысенков и др. 2003- Селиверстов 2007- Ивановский 2012). Оба яйца кладки были сильно пигментированы красно-коричневыми размытыми пятнами, образующими сплошной рисунок, скрывающий основной фон скорлупы. Любопытно, что по форме (средний индекс округлённости 84. 0%) эти яйца являются самыми округлыми из всех хищных птиц европейской России.
Рис. 5. Гнездо осоеда арттз с кладкой в Терских песках Ставрополья. Пескоукрепительная лесополоса, Курский район, Ставропольский край. 4 июня 2014. Фото М. П. Ильюха.
Судя по встречам других птиц, в этом районе, возможно, гнездились ещё 2−3 пары осоеда. Все птицы были тёмной бурой морфы.
Потенциальные серьёзные враги и конкуренты, которые бы выступали в качестве жёстких лимитирующих факторов для осоеда, на этом участке отсутствуют. Из других хищных птиц отмечены и могут гнездиться канюк Buteo buteo, европейский тювик Accipiter brevipes, орёл-карлик Hieraaetus pennatus, чёрный коршун Milvus migrans, луговой лунь Circus pygargus, болотный лунь C. aeruginosus, змееяд Circaetus gallicus, чеглок Falco subbuteo, кобчик F. vespertinus и обыкновенная
пустельга F. tinnunculus. Люди тут бывают здесь крайне редко, в основном транзитным проездом. Всё это позволяет предположить весьма высокую эффективность размножения осоеда на данной территории.
О питании осоеда на Ставрополье в гнездовой период известно крайне мало. Так, судя по опубликованным данным, в желудке птицы, добытой 3 июня 1954 в окрестностях села Круглолесское Александровского района Ставропольского края, обнаружены 2 куколки бабочки Melithea cinxia, 14 гусениц совок Noctuidae и ящерица Lacerta (Медведев, Петров 1959).
Резюмируя вышеизложенное, отметим, что данная гнездовая на -ходка осоеда в лесополосах Терских песков Ставрополья свидетельствует о высокой пластичности вида, демонстрирующей начало его новой экологической адаптации к размножению в лесополосах в засушливых районах Предкавказья, в том числе в песчаных массивах.
Всего на Северном Кавказе в настоящее время, видимо, гнездится до 100 пар осоеда, в том числе несколько пар на Ставрополье. Прямое воздействие человека на этот вид сравнительно невелико. Основным фактором, определяющим его распространение и численность в регионе, является наличие достаточной кормовой базы — многочисленных перепончатокрылых насекомых. Повышенные рекреационные нагрузки на лесные экосистемы отрицательно сказываются на благополучии данного хищника. В перспективе необходимо выявить места гнездования осоеда в регионе и наладить их охрану, подключив к этой работе охотоведческую службу. Как редкий вид осоед внесён в Красную книгу Ставропольского края (2002, 2013) с 3-й категорией редкости.
Литер атур а
Алфераки С. Н. 1910. Птицы Восточного Приазовья // Орнитол. вестн. 2: 73−93.
Белик В. П. 2009. Птицы искусственных лесов степного Предкавказья: состав и формирование орнитофауны в засушливых условиях. Кривой Рог: 1−216. Белик В. П. 2014. Рецентная динамика популяций хищных птиц Северного Кавказа: итоги 150-летних исследований // Хищные птицы Северного Кавказа и сопредельных регионов: распространение, экология, динамика популяций, охрана. Ростов-на-Дону: 83−126.
Бёме Л. Б. 1925. Результаты орнитологических экскурсий в Кизлярский округ Даг. ССР
в 1921—1922 гг. Владикавказ: 1−25. Богданов М. Н. 1879. Птицы Кавказа // Тр. Общ-ва естествоиспыт. при Импер. Казан. ун-те 8, 4: 1−197.
Друп А. И., Ильюх М. П., Друп В. Д. 2007. Новые встречи редких и малочисленных
хищных птиц в Ставропольском крае // Кавказ. орнитол. вестн. 19: 9−10. Ивановский В. В. 2012. Хищные птицы Белорусского Поозерья. Витебск: 1−209.
Ильюх М. П. 2008. Миграции хищных птиц в Предкавказье // Юг России: экология, развитие 4: 90−95.
Ильюх М. П. 2009. Особенности миграции соколообразных в Предкавказье // Кавказ. орнитол. вестн. 21: 135−145.
Ильюх М. П., Хохлов А. Н. 2010. Хищные птицы и совы трансформированных экосистем Предкавказья. Ставрополь: 1−760.
Красная книга Ставропольского края. Животные. 2002. Ставрополь: 1−216.
Красная книга Ставропольского края. Животные. 2013. Ставрополь: 1−264.
Лысенков Е. В., Лапшин А. С., Спиридонов С. Н. 2003. Птицы Мордовии: оологические и нидологичекие материалы. Саранск: 1−139.
Маловичко Л. В., Мосейкин В. Н., Мосейкин Е. В., Федосов В. Н. 2003а. О формировании миграционных скоплений соколообразных в Восточном Предкавказье // Материалы 4-й конф. по хищным птицам Северной Евразии. Пенза: 220−225.
Маловичко Л. В., Федосов В. Н., Мосейкин В. Н., Мосейкин Е. В. 2003б. Об осеннем пролёте дневных хищных птиц в Центральном Предкавказье // Кавказ. орнитол. вестн. 15: 76−79.
Медведев С. И., Петров В. С. 1959. Материалы по питанию птиц Восточного Предкавказья в гнездовой период // Тр. НИИ биологии и биол. ф-та Харьков. ун-та 28: 39−63.
Мищенко А. Л., Белик В. П., Равкин Е. С., Бородин О. В., Бакка С. В., Сарычев В. С., Галушин В. М., Краснов Ю. И., Суханова О. В., Лебедева Е. А., Межнев А. П., Волков С. В. 2004. Оценка численности и её динамики для птиц европейской части России (Птицы Европы II). М.: 1−44.
Никифоров М. Е., Яминский Б. В., Шкляров Л. П. 1989. Птицы Белоруссии: Справочник-определитель гнёзд и яиц. Минск: 1−479.
Нумеров А. Д., Приклонский С. Г., Иванчев В. П., Котюков Ю. В., Кашенцева Т. А., Маркин Ю. М., Постельных А. В. 1995. Кладки и размеры яиц птиц юго-востока Мещерской низменности. М.: 1−168.
Птушенко Е. С. (1915) 2011. К орнитофауне Кубанской области // Рус. орнитол. журн. 20 (712): 2469−2471.
Селиверстов Н. М. 2007. Каталог оологической коллекции А. В. Носаченко. Черкассы: 1−144.
Фёдоров С. М. 1955. Птицы Ставропольского края // Материалы по изучению Ставропольского края 7: 165−193.
Федосов В. Н., Маловичко Л. В. 2006. Современное состояние особо охраняемых видов птиц Восточного Маныча и прилежащих территорий Ставропольского края // Стрепет 4, 1: 79−112.
Харченко В. И. 1968. Хищные птицы и совы Предкавказья. Автореф. дис. … канд. биол. наук. Тарту: 1−24.
Хохлов А. Н. 1995. Современное состояние фауны соколообразных Ставропольского края и Карачаево-Черкесии // Хищные птицы и совы Северного Кавказа. Ставрополь: 25−94.
Шепель А. И. 1992. Хищные птицы и совы Пермского Прикамья. Иркутск: 1−296.
Makatsch W. 1974. Die Eier der Vogel Europas. Leipzig, 1: 1−468.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой