Ограничения свободы гражданско-правовых договоров федеральным законом «о защите конкуренции»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 346. 546. 1
ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ «О ЗАЩИТЕ КОНКУРЕНЦИИ»
RESTRICTIONS OF FREEDOM OF CIVIL-LAW CONTRACTS BY THE FEDERAL LAW «ABOUT COMPETITION PROTECTION»
А. В. СПИРИДОНОВА (A. V. SPIRIDONOVA)
Рассматриваются вопросы ограничения принципа свободы гражданско-правового договора нормами Федерального закона «О защите конкуренции». Автором анализируется соотношение понятий «договор» и «соглашение», используемых в законе- раскрываются виды и цели установления ограничений свободы договоров- предлагается классификация гражданско-правовых договоров, в отношении которых установлены ограничения.
Ключевые слова: свобода договора, антимонопольное законодательство, соглашение, конкуренция, ограничения, требования, классификация договоров.
In article questions of restriction of a principle of freedom of the civil-law contract by norms of the Federal law «About competition protection» are considered. The author analyzes a parity of concepts «contract» and «the agreement» used in the Law on protection of a competition- kinds and the purposes of an establishment of restrictions of freedom of contracts reveal- classification of civil-law contracts in which relation restrictions are established is offered.
Key words: contract freedom, the antimonopoly law, the agreement, a competition, restrictions, requirements, classification of contracts.
В соответствии со ст. 1, 421 ГК РФ [1] в гражданском праве России действует принцип свободы договора. Данный принцип предполагает, что стороны свободны в заключении договора и определении контрагентов, выборе вида договора, в том числе вправе заключать договоры как предусмотренные в ГК РФ, так и не предусмотренные в нём (не поименованные договоры), и формировании условий договора [2], кроме случаев когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.
Вместе с тем свобода договора ограничивается целым рядом норм ГК РФ (недопустимость использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (ст. 10 ГК РФ)) и иных федеральных законов, в частности ФЗ «О защите конкуренции» [3]. ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) является базовым нормативно-правовым ак-
© Спиридонова А. В., 2013
том, закладывающим основные принципы антимонопольного регулирования на товарных и финансовых рынках.
В соответствии со ст. 3 Закона о защите конкуренции он распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции. В данной статье прямо не указано, что к отношениям, которые связаны с защитой конкуренции, относятся гражданско-правовые отношения, однако из анализа текста закона явно следует, что одной из наиболее широких групп отношений, на которые распространяется антимонопольное законодательство, являются гражданско-правовые, в том числе договорные отношения. Доказательством этого может служить то, что в ряде статей Закона о защите конкуренции прямо упоминаются гражданско-правовые договоры
(в частности, договор коммерческой концессии (ст. 12), договор аренды (ст. 17. 1) и др.).
Данный вывод подтверждается также и материалами судебной практики. Так, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июня 2008 г. № 30 говорится, что Закон о защите конкуренции формулирует требования для хозяйствующих субъектов при их вступлении в гражданско-правовые отношения с другими участниками гражданского оборота, тем самым требования антимонопольного законодательства применяются к гражданско-правовым отношениям [4].
Прежде чем перейти к рассмотрению ограничений свободы договора, установленных Законом о защите конкуренции, необходимо проанализировать соотношение понятий «договор» и «соглашение», которое используется в антимонопольном законодательстве.
В соответствии с п. 18 ст. 4 Закона о защите конкуренции под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме. Закреплённая в Законе о защите конкуренции формулировка термина «соглашение» видится, на наш взгляд, не совсем удачной. Во-первых, вызывает сомнение термин «договоренность». Исходя из буквального толкования терминов «соглашение», «договоренность» следует, что они фактически являются синонимами [5]. Во-вторых, представляется излишним упоминание о том, что письменная форма договоренности выражается в документе или нескольких документах, поскольку очевидно, что письменная форма договоренности не может быть выражена иным способом. В целом указанное легальное определение не даёт ответа на вопрос о сущности соглашений хозяйствующих субъектов.
По мнению некоторых исследователей, под соглашениями между хозяйствующими субъектами следует понимать гражданско-правовое соглашение или гражданско-правовой договор. Договор законом определяется через соглашение, а соглашение может быть определено как установление между сторонами договоренности о достижении общей цели [6]. Другие учёные, в частности А. Ткачев, в свою очередь, указывают, что в контексте Закона о конкуренции под соглашениями, ограничивающими конкурен-
цию, прежде всего понимаются гражданско-правовые сделки [7].
На наш взгляд, используемое в Законе о защите конкуренции понятие «соглашение» следует рассматривать как более широкое по отношению к понятию «договор». Любой гражданско-правовой договор априори является соглашением, поскольку это прямо вытекает из положений ст. 420 ГК РФ, но не любое соглашение будет отвечать всем признакам гражданско-правового договора.
Данный вывод подтверждается также и материалами практики антимонопольных органов, которые рассматривают в качестве соглашений результаты совещаний директоров предприятий [8], договоренности хозяйствующих субъектов — членов ассоциаций (союзов), материалами судебной практики, в которой отмечается, что факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключённости в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством. Статья 4 Закона о защите конкуренции содержит специальное определение соглашения, которое подлежит применению при оценке факта правонарушения в сфере антимонопольного законодательства [9].
Итак, на основе изложенного можно утверждать, что гражданско-правовые договоры, являясь частным примером соглашений, подпадают под сферу действия Закона о защите конкуренции, в том числе и в части ограничений договорной свободы.
В исследованиях, посвящённых изучению принципа свободы договора [10], учёные отмечают наличие ограничений данного принципа антимонопольным законодательством, в то же время не конкретизируя, какие именно ограничения, в отношении каких договоров применяются и в каких целях установлены. Мы попытаемся ответить на поставленные вопросы.
Итак, как уже отмечалось выше, элементами свободы договора являются свобода при заключении договора, свобода выбора вида договора, свобода выбора контрагента и свобода формирования условий договора. Анализ антимонопольного законодательства показывает, что в ряде случаев оно содержит ограничения различных элементов свободы договора.
Так, например, ограничения в антимонопольном законодательстве могут как в отдельности затрагивать свободу права на заключение договора (недопустимость необоснованного отказа от заключения договора субъектами, занимающими доминирующее положение) — на выбор контрагента (недопустимость необоснованного отказа от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками)) — на формирование условий договора (недопустимость установления монопольно высокой или монопольно низкой цены, условия о разделе товарного рынка), так и ограничивать несколько элементов свободы договора в совокупности. Отвечая на вопрос, какие именно ограничения свободы договора содержит Закон о защите конкуренции, мы не можем не затронуть другой, связанный с ним, вопрос: а на какие именно договоры эти ограничения распространяются.
Полагаем, что ограничения тех или иных элементов свободы гражданско-правовых договоров, пронизывающие Закон о защите конкуренции, можно представить в виде определённой системы, в основе которой лежат различные группы гражданско-правовых договоров. Так, на основе анализа положений Закона о защите конкуренции выделим несколько групп гражданско-правовых договоров, на которые при соблюдении определённых условий и критериев распространяются антимонопольные требования и ограничения.
Первую группу образуют договоры, заключаемые с участием хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке, в том числе субъектов естественных монополий. Договоры с участием таких субъектов не могут содержать условия об установлении монопольно высокой или монопольно низкой цены товара (п. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции), а также не допускается отказ или уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (п. 5 ст. 10 Закона о защите конкуренции), навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (п. 3 ст. 10 Закона о защите конкуренции) и другие.
Вторую группу договоров образуют договоры с участием конкурирующих между собой хозяйствующих субъектов (картельные
соглашения или картели), которые полностью запрещаются в том случае, если такие соглашения приводят или могут привести к:
1) установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок-
2) повышению, снижению или поддержанию цен на торгах-
3) разделу товарного рынка по территориальному принципу, объёму продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков) —
4) сокращению или прекращению производства товаров-
5) отказу от заключения договоров с определёнными продавцами или покупателями (заказчиками).
Третью группу образуют договоры между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продаёт) товар («вертикальные соглашения»), в отношении которых установлен запрет в том случае, если:
1) такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случая если продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара-
2) такими соглашениями предусмотрено обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца.
Четвёртую группу образуют иные соглашения хозяйствующих субъектов, которые могут быть признаны запрещёнными, если будет установлено, что такие соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции, в том числе:
1) о навязывании контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товаров, в которых контрагент не заинтересован, и другие требования) —
2) об экономически, технологически и иным образом не обоснованном установлении хозяйствующим субъектом различных цен (тарифов) на один и тот же товар-
3) о создании другим хозяйствующим субъектам препятствий для доступа на товарный рынок или выходу из товарного рынка-
4) об установлении условий членства (участия) в профессиональных и иных объединениях. Фактически к данной группе может быть отнесен любой гражданско-правовой договор хозяйствующих субъектов, который приводит или может привести к указанным выше последствиям. Это свидетельствует о генеральном запрете Закона о защите конкуренции на заключение каких-либо гражданско-правовых договоров хозяйствующими субъектами, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции.
Пятую группу составляют договоры с участием финансовых организаций: договоры лизинга, кредитные договоры, договоры страхования и др. Основополагающим критерием здесь выступает субъект договора (финансовая организация), а дополнительным критерием — объект договора (оказание финансовых услуг). Заметим, что к договорам с участием финансовых организаций антимонопольное законодательство предъявляет целый ряд требований, которые существенно ограничивают свободу договора, в частности, финансовая организация, занимающая доминирующее положение, не имеет права устанавливать необоснованно высокую или необоснованно низкую цену финансовой услуги (п. 7 ст. 10 Закона о защите конкуренции).
Федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, государственные внебюджетные фонды заключают независимо от суммы сделки договоры с финансовыми организациями только по результатам открытого конкурса или открытого аукциона, проводимых в соответствии с положениями федерального закона о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд, для оказания определённых финансовых услуг, например, доверительное управление ценными бумагами и др. При этом срок действия договоров об оказании финансовых услуг (за исключением договоров негосударственного пенсионного обеспечения) не может составлять более пяти лет (ст. 18 Закона о защите конкуренции).
Шестая группа договоров — это договоры, заключаемые с участием федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации. Запреты и ограничения свободы таких договоров предусмотрены ст. 16 Закона о защите конкуренции и распространяются как на договоры, заключаемые непосредственно между указанными органами, так и в случае если одной из сторон таких договоров являются хозяйствующие субъекты.
В шестой группе можно особо выделить подгруппу договоров в отношении государственного и муниципального имущества, в частности договоры аренды, доверительного управления, безвозмездного пользования имуществом, применительно к которым установлено требование к порядку заключения таких договоров путём проведения конкурсов и аукционов (ст. 17.1 Закона о защите конкуренции).
Таким образом, можно отметить, что антимонопольное законодательство содержит целую систему норм, направленную на ограничение свободы договора. Выделив различные группы договоров, в отношении которых Законом о защите конкуренции устанавливаются ограничения принципа договорной свободы, сформулируем и те цели, которые преследует законодатель, вводя такие ограничения.
Так, одной из важнейших целей является защита интересов экономически более слабой стороны договора. Такая цель обеспечивается целым рядом ограничений в отношении хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке. Во-вторых, следует отметить цель обеспечения конкуренции на рынке как публичного блага, что обеспечивается целым рядом ограничений в отношении соглашений как конкурирующих, так и не конкурирующих между собой хозяйствующих субъектов. И, наконец, третья цель — это обеспечение равного и конкурентного доступа хозяйствующих субъектов к государственному и муниципальному имуществу и ресурсам, что
обеспечивается целым рядом ограничений в отношении свободы договоров с участием органов власти и местного самоуправления.
Подводя итог, хотелось бы отметить, что, свобода экономической деятельности и свобода договора хотя и являются необходимыми предпосылками развития конкуренции на товарных и финансовых рынках, ничем не ограниченная свобода договора может привести к тому, что участники конкурентных отношений будут пытаться использовать принадлежащее им право для того, чтобы устранить или ограничить конкуренцию. Именно во избежание этого Закон о защите конкуренции содержит целую систему сдержек и противовесов, позволяющих использовать свободу договора не вопреки, а во благо развития конкуренции на товарных и финансовых рынках в Российской Федерации, обеспечивая защиту не только публичных, но и частных интересов отдельных лиц.
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Российская газета. — 1994. — № 238/239. -8 дек.
2. Некоторые учёные отмечают, что свобода договора означает также право сторон договора выбрать его форму и способ заключения (ст. 434 ГК РФ) — возможность сторон в любое время своим соглашением изменить или расторгнуть договор (ст. 450 ГК РФ) — право выбрать способ обеспечения исполнения договора (гл. 23 ГК РФ) и др. См.: Клейн Н. И. Принцип свободы договора и основания его ограничения в предпринимательской деятельности // Журнал российского права. -2008. — № 1.
3. Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ // Российская газета. — 2006. — № 162.
4. Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» от 30 июня 2008 г. № 30 // Вестник ВАС. — 2008. — № 8.
5. Лопатин В. В., Лопатина Л. Е. Малый толковый словарь русского языка: ок. 35 000 слов. -М.: Русский язык, 1990. — С. 118 — Ожегов С. И. Словарь русского языка: ок. 57 000 слов / под ред. чл. -корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. — 19-е изд., испр. — М.: Русский язык, 1987. — С. 606 — Словарь синонимов русского языка / ИЛИ РАН — под ред. А. П. Евгеньевой.
— М.: ООО «Издательство АСТ» — ООО «Издательство Астрель», 2001. — С. 538.
6. Басин Ю. Г., Диденко А. Г. Ответственность предпринимателей за согласованные действия, ограничивающие конкуренцию // Избранные труды по гражданскому праву. -СПб.: Юрид. центр-Пресс, 2003. — С. 411.
7. Ткачев А. Антимонопольный контроль соглашений и согласованных действий // Конкуренция и рынок. — 2002. — № 12. — С. 36.
8. Протокол совещания директоров спичечных предприятий при ЗАО «ФЭСКО» г. Череповец 18−19 апреля 2001 г. был признан прямым доказательством, подтверждающим наличие антиконкурентного соглашения. См.: Кинев А. Ю. Картели и другие антиконкурентные соглашения: право и практика. — М.: Инфотропик Медиа, 2011. — С. 230.
9. Постановление Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2010 г. № 9966/10 по делу № А27−12 323/2009 // Вестник ВАС РФ. — 2011. — № 4.
10. См.: Беликова К. М. Ограничение свободы договора в сфере антимонопольного регулирования // Российский юридический журнал.
— 2008. — № 6. — С. 90.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой