Применение прагмалингвистического подхода к изучению гендерно-маркированных паремий, выражающих интенцию совета (на материале английского и русского языков)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2015. № 3(41)
УДК 81'-371
ПРИМЕНЕНИЕ ПРАГМАЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИЗУЧЕНИЮ ГЕНДЕРНО-МАРКИРОВАННЫХ ПАРЕМИЙ,
ВЫРАЖАЮЩИХ ИНТЕНЦИЮ СОВЕТА (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ)
© М.Р. Шаймарданова
В статье представлен многоуровневый сопоставительный анализ способов объективации ситуаций совета в текстах английских и русских пословиц с тендерным компонентом. Данное исследование осуществляется путем применения коммуникативно-прагматического подхода. В качестве материала исследования выступают английские и русские гендерно-маркированные пословицы. Актуальность настоящего исследования обуславливается недостаточным количеством работ по данной проблематике в сопоставительном аспекте. В ходе проведенного в статье анализа выявляются универсальные и уникальные для рассматриваемых языков способы объективации коммуникативной ситуации совета в гендерно-маркированных паремиях. Автор приходит к выводу о том, что императивную форму глагола следует отнести к универсальным способам объективации фрейма «совет» в сопоставляемых языках. Кроме того, в обоих языках были выявлены конструкции, содержащие пословичные противопоставления, а также аналогичные тематические группы.
Ключевые слова: коммуникативно-прагматический фрейм, гендерно-маркированные пословицы, речевой акт, паремии.
Сходство паремий различных народов по своему значению и форме привлекают исследовательский интерес паремиологов. Проблема сопоставительного анализа паремий затронута в работах зарубежных ученых начала XX века (Э. Кокаре [1], Я. Лаутенбах [2]).
В данной статье приведен сопоставительный анализ английских и русских пословиц на основе фреймового подхода к исследованию паремий.
Понятие фрейма определяется В.З. Демьян-ковым как «комплексное знание, заданное в форме стереотипных значимостных ситуаций» [3: 87]. Согласно Дж. Лакофф, фреймом являются «сетевые структуры с помеченными ветвями, способными кодировать пропозициональную инференцию» [4: 160].
М. Минский отмечает, что информация в системах фреймов может быть представлена различными способами. Данный факт играет важную роль в разработке механизмов понимания: «человек, пытаясь познать новую для себя ситуацию или по-новому взглянуть на уже привычные вещи, выбирает из своей памяти некоторую структуру данных (образ), называемую нами фреймом, с таким расчетом, чтобы путем изложения в ней отдельных деталей сделать ее пригодной для понимания более широкого класса явлений или процессов» [5: 7].
Фреймовая теория рассматривалась многими исследователями прикладной лингвистики (Дж. Лакофф [4], У. Л. Чейф [6], Р. Шенк и Р. Абельсон [7], Ч. Филлмор [8] и др.).
Согласно М. А. Кульковой, «фреймы выступают своего рода посредниками между текстами и их пониманием в сознании человека» [9: 118].
По мнению А. А. Крикманна, «в повседневном употреблении пословицы, как правило, используются для каких-то практических, прагматических целей: ими обосновывают свои положения, дают прогнозы, выражают сомнения, упрекают, оправдываются или извиняются, в чем-то утешают кого-то, издеваются и злорадствуют над кем-то, желают, обещают, разрешают, приказывают и запрещают и т. д.» [10: 94].
Данная работа исследует языковые способы репрезентации коммуникативно-прагматического фрейма «совет» в английских и русских пословицах с гендерным компонентом. Эмпирическим материалом исследования послужили английские и русские пословицы, отобранные из следующих источников: Mieder W. English Proverbs [11], Speake J. Oxford Dictionary of Proverbs [12], Даль В. И. Пословицы русского народа [13], Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок [14], Мюррей Ю. В. Большая книга русских пословиц и поговорок и их английских аналогов [15], Снегирев И. М. Русские народные пословицы и притчи [16].
В паремиях семантика побуждения к действию в пределах коммуникативно-прагматического фрейма «совет» может быть выражена через экспликацию необходимости действия. Согласно А. И. Изотову, «совет — это подтип побуждения, маркированный по признаку „индикация полез-
ности для агенса каузируемого действия“. По мнению ученого, „в побудительных высказываниях данного типа на передний план выступает понятие бенефактивности (пользы, полезности) каузируемого действия“ [17: 76]. Согласно М. Г. Безяевой, „совет — выражение желания говорящего, чтобы слушающий знал выводы… о бенефактивном & lt-для него& gt- варианте развития ситуации. и вследствие этого знания совершил действия., которые следует совершить, чтобы ситуация развивалась успешно, что зависит от желания и возможностей слушающего осуществить каузируемое действие“ [18: 308].
В английских и русских пословицах с ген-дерным компонентом побудительные предложения рассматриваемой иллокутивной направленности представлены группой пословиц регулятивного типа и составляют 21,5% и 9% соответственно от общего числа гендерно-маркиро-ванных паремий. Главным конвенциональным способом выражения речевого акта совета является императивная форма глагола. Гендерно-маркированные пословицы, выражающие речевой акт совета при помощи глаголов повелительного наклонения, насчитывают 15% (английских) и 9% (русских) от общего числа всех пословиц с гендерным компонентом рассматриваемой иллокутивной направленности.
Ср. слоты: береги, корми, выбирай, choose, remember, trust:
Ох, бабушки, берегите папушки [16: 362]- Береги, внучек, здоровье паче знания [16: 54]- Корми деда на печи: и сам будешь там [13: 157]- Где бабка ни бери, а внука корми [13: 156]- Выбирай корову по рогам, а девку по родам [13: 227]- Choose a wife rather by your ear than your eye [15: 72]- Remember man and keep in mind, a faithful friend is hard to find [15: 65]- Trust the man that trusts you, and hang onto your trust [11: 152].
Отмеченные в данных примерах императивные формы глаголов несовершенного вида эксплицируют действия, направленные на успешный выбор супруга или супруги, приобретение жилища, а также на урегулирование правильного поведения между членами семьи разных полов.
Приведем примеры использования гендерно-маркированных пословиц в художественной литературе в функции совета:
Отец Логашкина, Михайло, отставной казак, расстраивал казаков к „ненайму“. Сына не уговаривал, отзываясь: Я — отставной казак, а он — служащий: а это дело служащих, а не отставных. Зачем мне навязываться с советами, как с ковшом на брагу. Всяк Еремей про себя разумей [19: 378].
He used to say to me, & quot-remember, my friend, the boy who has paid his sixpence at the back of the gal-
lery is entitled to hear as well as anyone in the stalls [20: 196].
В приведенных примерах коммуникативная ситуация совета репрезентирована в виде слотов разумей, remember. Таким образом, художественный дискурс подтверждает факт того, что императивная форма глагола несовершенного вида является главным конвенциональным способом выражения совета в английских и русских пословицах с гендерным компонентом.
Основными средствами убеждения в осуществлении речевого акта совета являются апеллирование к интересам реципиента, эмпатия, представление рекомендаций в мягкой форме. Данной семантикой обладают паремии, в которых форма сослагательного наклонения глаголов используется в значении повелительного. Ср. реализацию коммуникативной ситуации совета с использованием глагола сослагательного наклонения в художественном дискурсе:
— И зачем нас нелегкая несет воевать с Бонапартом? — сказал Шиншин…- Знаете пословицу: „Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена“, — сказал Шиншин, морщась и улыбаясь. — Это к нам идет удивительно. Уж на что Суворова — и того расколотили вдребезги, а где у нас Суворовы теперь?» [21: 502].
В приведенном фрагменте романа Л. Н. Толстого «Война и мир» коммуникативная ситуация совета объективируется посредством глаголов сослагательного наклонения сидел бы, точил бы. В качестве бенефициатива пословицы, представленной в данном художественном дискурсе, выступают представители русской армии, намеревающиеся «воевать с Бонапартом» и заинтересованные в получении совета от говорящего, являющегося инициатором иллокуции. Денотатом высказывания является желание убедить реципиентов сообщения в необходимости совершить рекомендуемое действие — прекратить сражение с французскими войсками- аргументом при этом является непоправимость результата при невыполнении каузируемого действия: «Уж на что Суворова — и того расколотили вдребезги, а где у нас Суворовы теперь?»
К анализу данного фрагмента применим сценарий коммуникативной ситуации совета, представленный М. А. Кульковой:
«1. А убежден, что для В определенное действие С желательно.
2. А советует В совершить С.
3. А сообщает В совершить С.
4. В осмысливает сообщение А.
5. В совершает С» [22: 485].
Следует отметить, что в русских паремиях, содержащих конструкцию «не + императивная
форма глагола несовершенного вида» происходит «наложение интенционального рисунка речевого акта предостережения на интенциональный план речевого акта совета» [22: 486]. Данные паремии могут быть названы полиинтенциональными:
Не красней, девка, коров доючи, красней, девка, с парнем стоючи [13: 600]- Не имей двух коров, имей одну дочь [13: 209]- Не бери жену богатую, бери непочатую [13: 92]- Не хвали жену телом, а хвали делом [13: 105]- Не желай за женою богатства, а желай постоянства [16: 316].
Полиинтенциональные прескриптивные конструкции представляют собой «сложный речевой акт, состоящий из нескольких сообщений — основного сообщения-прескрипции и второстепенного сообщения, обогащающего основное высказывание дополнительными смысловыми оттенками» [23: 936]. В текстах пословиц основное директивное содержание заключено во второй части, а их первая часть формируется с помощью подготовительного речевого акта, вводящего реципиента в контекст паремии [24: 36]. В случае с английскими пословицами, где коммуникативная ситуация совета выражена с помощью глагола повелительного наклонения, подготовительным речевым актом является сообщение условного характера «If someone wishes (wants), … imperative mood of the verb»:
If a man wishes to improve himself, let him improve his work [15: 83]- If you want things done, call a busy man — the man of leisure has no time [15: 91- If you want to honour a man, honour him while he is alive [15: 11]- If you wish a good advice, consult an old man [11: 22].
Не менее употребительным при экспликации речевого акта совета в системе английских ген-дерно-маркированных паремий является сочетание модального глагола should с инфинитивом. Ср. слоты should eat, should know, should be, should wear:
You should eat a bushel of salt with a man before you trust him [15: 137]- You should know a man seven years before you stir his fire [12: 181]- He who drives fat oxen should be fat [11: 56]- Women should be kept barefoot and pregnant [11: 40]- A girl who gets kissed on the forehead should wear higher hills [15: 25].
Рассмотрим примеры употребления конструкции «should+ Infinitive» в пословицах с ген-дерным компонентом, выражающих коммуникативную ситуацию совета, в художественном произведении:
It is a well-meant saying, that you should know a man seven years before you stir his fire- or, in other words, before you venture at too much familiarity [25: 26].
В системе гендерно-маркированных пословиц фрейм «совет» объективируется посредством положительных компаративов лучше, спокойнее, милее, better, greater:
Лучше кума, нежели жена (пусть дурит) [13: 152]- Жена честнее — мужу милее [13: 106]- Не опасайся вдову за себя взять: будешь спокойнее спать [13: 124]- The smoke of a man'-s own house is better than the fire of another'-s [15: 116]- A friend hearby is better than a brother far off [11: 56]- He who ruleth his own spirit is greater than he who ta-keth a city [11: 117].
Высокая частотность употребления аксеоло-гемы «лучше» указывает на ядерное положение данного слота в плане выражения коммуникативной ситуации совета.
Кроме того, в качестве косвенных речевых актов совета могут выступать высказывания, содержащие оценку цели либо результатов действия, описываемых в паремии:
Хорошо тому жить, у кого бабушка ворожит [14: 343]- С милым в любви жить хорошо [13: 192]- Тогда девка годится, когда ей замуж годится [13: 202]- Доброй жене домоседство не мука [13: 109]- У умного мужа жена выхолена, у глупого по будням затаскана [13: 104]- Жена при муже хороша [13: 106]- У милостивого мужа всегда жена досужа [13: 104]- It is a wise child that knows its own father [11: 121]- He who is content in his poverty, is wonderfully rich [15: 154]- An obedient wife commands her husband [15: 71]- One volunteer is worth two pressed men [11: 122].
В пословице «Хорошо тому жить, у кого бабушка ворожит» слот хорошо рассматривается З. К. Тарлановым как прилагательное, омонимичное с единицами категории состояния. Согласно ученому, хорошо «недостаточно деформировалось семантически и удерживается в сфере прилагательных, хотя и выполняет роль главного члена безличной конструкции» [26: 201].
В системе русских пословиц фрейм «совет» имплицитно объективируется с помощью конструкции «выполнить действие, А означает выполнить действие Б», где глаголы, обозначающие выполнение действий, выражены инфинитивом совершенного и несовершенного вида:
Добрую жену взять — ни скуки, ни горя не знать" [16: 142]- Бить шубу — будет тепла, а учить жену — будет мила [16: 55]- Дочку сватать — за матушкой волочиться [13: 233]- Вдову взять — спокойнее спать [13: 124].
Данные модели названы З. К. Тарлановым предложениями тождества, выражающими модальное значение необходимости, где «семантически подлежащее отождествляется со сказуемым» [26: 145].
В системе английских пословиц с гендерным компонентом данной модели соответствует по-лиинтенциональная конструкция с препозитивным подготовительным речевым актом условия «He that/who Vs, … Vs (will+V)» либо ее разновидность с постпозитивным подготовительным речевым актом «He is. that/who Vs», где Vs -это глагол настоящего времени 3 л. ед. ч. (Present Simple Tense):
He is a good friend that speaks well of us behind our backs [15: 60]- He is rich enough that wants nothing [15: 220]- He knows best what good is that has endured evil [15: 61]- He lives long who lives well [11: 103]- He that goes softly goes safely [15: 219].
Еще одним имплицитным средством выражения совета в системе русских пословиц могут служить конструкции «муж А, жена Б», «жена А, муж Б», «баба А, мужик Б», «невеста А, жених Б»:
Муж — за гуж, жена — за другой [13: 186]- Муж — голова, жена — душа [13: 112]- Мужа чтут за разум, жену по уму [13: 110]- Жена мужу пластырь, муж жене пастырь [13: 112]- Жена родит — муж песок боронит (от обычая) [13: 125]- Жена с сердцем, муж с перцем — натирай ей нос [16: 163].
Широко распространенная в русских гендер-но-маркированных пословицах конструкция «что. то» может также служить имплицитным средством выражения совета. Высказывания данного типа отличаются высокой степенью распознавания «интенционального» рисунка совета:
Что хозяин припасет, то хозяйка принесет" [16: 516]- Что честнее (почетнее) отец да мать, то свадьба счастливее! [13: 150]- Что гусь без воды, то мужик без жены [13: 121]- Чего девушка не знает, то ее и красит [13: 206]- Что миру, то и бабину сыну [14: 358].
С целью экспликации речевого акта совета нередко используются противопоставления. Пословичные противопоставления основаны на полярных оппозициях, представленных, главным образом, антонимами, конверсивами либо контекстными антонимами:
На чужих жен не заглядывайся, а за своею пригляди [13: 102]- Худой жених сватается — доброму путь кажет [13: 91]- Любо — так к венцу, не любо — к отцу [13: 97]- Продай, муж, лошадь да корову, купи жене обнову [13: 118]- A man of gladness, seldom fall into madness [15: 97]- One man'-s loss is another man'-s gain [11: 144]- He that sows good seed, shall reap good corn [15: 61].
Согласно своим семантическим признакам, паремии, выражающие интенцию совета, могут
быть распределены по следующим тематическим подгруппам:
— внешность: 4% (английские), 1% (русские): Не хвали жену телом, а хвали делом [13:
105]- Women and linen look best by candlelight [11: 132]-
— поведение: 17% (английские), 46%(русские): Хлеб-соль кушай, а хозяина слушай [13: 578]-
Покрасуйся, девушка, до святой воли батюшки-ной[13: 204]- A woman, a dog, and a walnut tree, the more you beat them the better they be [12: 350]- He who laughs last, laughs best [11: 106]-
— внутренний мир: 42% (английские), 24% (русские):
У доброй свахи женихи с невестами все на перечете [13: 97]- Что честнее (почетнее) отец да мать, то свадьба счастливее [13: 150]- He is wise that is rich [11: 18]- He is wise who says nothing when he has nothing to say [11: 56]-
— общепринятые правила: 21% (английские), 25% (русские):
Гуляй, покуда голова не покрыта. Своя волюшка девке у батюшки [13: 233]- Хоть гайтан порви, а жену корми [13: 100]- What was good enough for our fathers is good enough for us [11: 65]- He that would eat the fruit must climb the tree [12: 95]-
— обеспеченность: 1% (английские), 2% (русские):
Богатую невесту беручи, да думай о том, как семью кормить [13: 94]- Не желай за женою богатства, а желай постоянства [16: 316]- Money makes a man [12: 221]- A pound in the bank is man'-s best friend [11: 60].
Таким образом, анализ эмпирического материала в английском и русском языках позволяет отнести императивную форму глагола к универсальным способам объективации фрейма «совет» в сопоставляемых языках. Кроме того, в обоих языках были выявлены конструкции, содержащие пословичные противопоставления, а также аналогичные тематические группы. Однако ген-дерно-маркированным паремиям рассматриваемых языков также присущи собственные уникальные средства репрезентации речевого акта совета.
1. Кокаре Э. Я. Теория и практика сравнительной па-ремиологии // Фольклор. Образ и поэтическое слово в контексте. — М.: Наука, 1984. — С. 274 -288.
2. Лаутенбах Я. Очерки из истории литовско-латышского народного творчества. Параллельные тексты и исследования. — М.: Книга по требованию, 2011. — 243 с.
3. Демьянков В. З. «Теория речевых актов» в контексте современной зарубежной лингвистической литературы (Обзор направлений) // Новое в зарубежной лингвистике. — Вып. 17. — Теория речевых актов. — М.: Прогресс, 1986. — С. 223 — 234.
4. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. — М.: Наука, 2004. — 256 с.
5. Минский М. Фреймы для представления знаний. -Москва: Энергия, 1979. — 152 с.
6. Чейф У. Значение и структура языка. — М.: Прогресс, 1975. — 431 с.
7. Schank R.C., Abelson R.P. Scripts, plans, goals, and understanding: An inquiry into Human knowledge Structures. — Hillsdale, New York, 1977. — 248 p.
8. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания // Новое в зарубежной лингвистике. — Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. — М.: Прогресс, 1988. -С. 52 — 92.
9. Кулькова М. А. Русские и немецкие паремии: когнитивно-дискурсивный подход к изучению: Учебное пособие. — Казань: «Печать-Сервис- XXI век», — 2012. — 217 с.
10. Крикманн А. А. Некоторые аспекты семантической неопределенности пословицы // Паремиологиче-ский сборник. Пословица, загадка (структура, смысл, текст). — М.: Наука, 1978. — С. 94 — 106.
11. Mieder W. English Proverbs. — Philipp Reclam. Stuttgart, 2008. — 152 p.
12. Speake J. Oxford Dictionary of Proverbs. — Oxford University Press. New York, 2008. — 388 p.
13. Даль В. И. Пословицы русского народа. — М.: Русская книга, 1993. — 704 с.
14. Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок. — М.: Рус. яз., 1991. — 534 с.
15. Мюррей Ю. В. Большая книга русских пословиц и поговорок и их английских аналогов. — М.: АСТ- СПб.: Сова, 2008. — 252 с.
16. Снегирев И. М. Русские народные пословицы и притчи. — М.: Эксмо, 2010. — 576 с.
17. Изотов А. И. Императивность как прагмалингви-стический феномен: На материале чешского языка. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2008. -76 с.
18. Безяева М. Г. Семантика коммуникативного уровня звучащего языка: волеизъявление и выражение желания говорящего в русском диалоге. — М.: Изд-во МГУ, 2002. — 752 с.
19. Железнов И. И. Уральцы. Очерки быта уральских казаков. — СПб.: Общественная польза, 1910. — 397 с.
20. Grossmith W. From Studio to Stage. — John Lane Company. New York, 1913. — 456 p.
21. Толстой Л. Н. Война и мир. — Том 1−2 — М.: Эксмо, 2008. — 928 с.
22. Kulkova, M.A., Shaimardanova M.R. Evaluative conceptualization in paroemiology language (on examples of Russian and English languages). In: Life Sci J 2014. — № 11(7). — Pp. 485 — 487. (ISSN: 1097−8135). URL: http: //www. lifesciencesite. com. 61. (дата обращения: 04. 05. 2015)
23. Fattakhova N., Kulkova, M. The Formation of Pare-miology in Russia and Germany. In: World Applied Sciences Journal, 2014. — № 31 (5). — Pp. 935 — 939.
24. Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация -М.: Прогресс, 1989. — 386 с.
25. Dibdin C. The Professional Life of Mr. Dibdin, Written by Himself. In Four Volumes. Vol. I. Leicester-Place. London, 1803. — 287 p.
26. Тарланов З. К. Русские пословицы: синтаксис и поэтика. — Петрозаводск: Петрозаводский гос. унт, 1999. — 201 с.
THE PRAGMALINGUISTIC APPROACH IN THE STUDY OF GENDER-MARKED PROVERBS EXPRESSING THE INTENTION OF ADVICE (BASED ON THE ENGLISH AND RUSSIAN LANGUAGES)
M.R. Shaimardanova
This paper presents a multi-level comparative analysis of methods used to represent the situation of advice in English and Russian proverbs with a gender component. The study is based on English and Russian gender-marked proverbs and is conducted by means of the communicative and pragmatic approach. In a comparative aspect this issue has been underreserached which makes this study relevant and timely. In the course of the analysis we reveal universal and unique ways of representing a communicative situation of advice in gender-marked proverbs. The article concludes that the imperative form of the verb should be attributed to a universal way of representing the frame of & quot-advice"- in the compared languages. In addition, structures containing proverbial oppositions, as well as similar thematic groups, are identified in both languages.
Key words: communicative and pragmatic frame, gender-marked proverbs, speech act, paroemies.
1. Kokare E'-. Ya. Teoriya i praktika sravnitel'-noj paremi-ologii // Fol'-klor. Obraz i poe'-ticheskoe slovo v kon-tekste. — M.: Nauka, 1984. — S. 274 — 288. (in Russian)
2. Lautenbax Ya. Ocherki iz istorii litovsko-latyshskogo narodnogo tvorchestva. Parallel'-nye teksty i issledo-vaniya. — M.: Kniga po trebovaniyu, 2011. — 243 s. (in Russian)
3. Dem'-yankov V.Z. «Teoriya rechevyx aktov» v kon-tekste sovremennoj zarubezhnoj lingvisticheskoj lit-eratury (Obzor napravlenij) // Novoe v zarubezhnoj lingvistike. — Vyp. 17. — Teoriya rechevyx aktov. -M.: Progress, 1986. — S. 223 — 234. (in Russian)
4. Lakoff Dzh., Dzhonson M. Metafory, kotorymi my zhivem. — M.: Nauka, 2004. — 256 s. (in Russian)
5. Minskij M. Frejmy dlya predstavleniya znanij. -Moskva: E'-nergiya, 1979. — 152 s. (in Russian)
6. Chejf U. Znachenie i struktura yazyka. — M.: Progress, 1975. — 431 s. (in Russian)
7. Schank R.C., Abelson R.P. Scripts, plans, goals, and understanding: An inquiry into Human knowledge Structures. — Hillsdale, New York, 1977. — 248 p. (in English)
8. Fillmor Ch. Frejmy i semantika ponimaniya // Novoe v zarubezhnoj lingvistike. — Vyp. 23. Kognitivnye aspekty yazyka. — M.: Progress, 1988. — S. 52 — 92. (in Russian)
9. Kul'-kova M.A. Russkie i nemeckie paremii: kogni-tivno-diskursivnyj podxod k izucheniyu: Uchebnoe posobie. — Kazan'-: «Pechat'--Servis- XXI vek», -2012. — 217 s. (in Russian)
10. Krikmann A.A. Nekotorye aspekty semanticheskoj neopredelennosti poslovicy // Paremiologicheskij sbornik. Poslovica, zagadka (struktura, smysl, tekst). — M.: Nauka, 1978. — S. 94 — 106. (in Russian)
11. Mieder W. English Proverbs. — Philipp Reclam. Stuttgart, 2008. — 152 p. (in English)
12. Speake J. Oxford Dictionary of Proverbs. — Oxford University Press. New York, 2008. — 388 p. (in English)
13. Dal'- V.I. Poslovicy russkogo naroda. — M.: Russkaya kniga, 1993. — 704 s. (in Russian)
14. Zhukov V.P. Slovar'- russkix poslovic i pogovorok. -M.: Rus. yaz., 1991. — 534 s. (in Russian)
15. Myurrej Yu.V. Bol'-shaya kniga russkix poslovic i pogovorok i ix anglijskix analogov. — M.: AST- SPb.: Sova, 2008. — 252 s. (in Russian)
16. Snegirev I.M. Russkie narodnye poslovicy i pritchi. -M.: E'-ksmo, 2010. — 576 s. (in Russian)
17. Izotov A.I. Imperativnost'- kak pragmalingvisticheskij fenomen: Na materiale cheshskogo yazyka. — M.: Knizhnyj dom «LIBROKOM», 2008. — 76 s. (in Russian)
18. Bezyaeva M.G. Semantika kommunikativnogo urov-nya zvuchashhego yazyka: voleiz& quot-yavlenie i vyrazhe-nie zhelaniya govoryashhego v russkom dialoge. -M.: Izd-vo MGU, 2002. — 752 s. (in Russian)
19. Zheleznov I.I. Ural'-cy. Ocherki byta ural'-skix kazakov. — SPb.: Obshhestvennaya pol'-za, 1910. — 397 s. (in Russian)
20. Grossmith W. From Studio to Stage. — John Lane Company. New York, 1913. — 456 p. (in English)
21. Tolstoj L.N. Vojna i mir. — Tom 1−2 — M.: E'-ksmo, 2008. — 928 s. (in Russian)
22. Kulkova, M.A., Shaimardanova M.R. Evaluative conceptualization in paroemiology language (on examples of Russian and English languages). In: Life Sci J 2014. — № 11(7). — Pp. 485 — 487. (ISSN: 1097−8135). URL: http: //www. lifesciencesite. com. 61. (accessed: May 04, 2015) (in English)
23. Fattakhova N., Kulkova M. The Formation of Pare-miology in Russia and Germany. In: World Applied Sciences Journal, 2014. — № 31 (5). — Pp. 935 — 939. (in English)
24. Dejk van T.A. Yazyk. Poznanie. Kommunikaciya -M.: Progress, 1989. — 386 s. (in Russian)
25. Dibdin C. The Professional Life of Mr. Dibdin, Written by Himself. In Four Volumes. — Vol. I. Leicester-Place. — London, 1803. — 287 p. (in English)
26. Tarlanov Z.K. Russkie poslovicy: sintaksis i poe'-tika. — Petrozavodsk: Petrozavodskij gos. un-t, 1999. — 201 s. (in Russian)
Шаймарданова Миляуша Равилевна — старший преподаватель кафедры иностранных языков Елабужского института Казанского федерального университета, соискатель кафедры германской филологии Института филологии и межкультурной коммуникации Казанского федерального университета.
420 008, Россия, Казань, ул. Кремлевская, 18. E-mail: milyausha33@mail. ru
Shaimardanova Milyausha Ravilevna — Assistant Professor, Department of Foreign Languages, Elabuga Branch, Kazan Federal University.
18 Kremlyovskaya Str., fazan, 420 008, Russia E-mail: milyausha33@mail. ru
Поступила в редакцию 20. 05. 2015

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой