Охраняемые законом публичные интересы как объект защиты гражданского процесса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Право и правосудие
УДК 347.9 (470)
ОХРАНЯЕМЫЕ ЗАКОНОМ ПУБЛИЧНЫЕ ИНТЕРЕСЫ КАК ОБЪЕКТ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА
© Лапа Н. Н" 2009
Автор анализирует изменения гражданского процессуального законодательства РФ о надзорном производстве с точки зрения защиты публичных интересов, обращается к формулировке понятия «публичные интересы», ставит вопрос о необходимости дополнения статьи 2 ГПК РФ.
Ключевые слова: гражданский процесс- защита публичных интересов- надзорное производство- основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора- обращение прокурора в суд в защиту прав граждан в гражданском процессе.
Федеральным законом от 4 декабря 2007 г. № 330-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» [1] были внесены существенные изменения в гл. 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации «Производство в суде надзорной инстанции».
С момента вступления в силу указанного Федерального закона (8 января 2008 г.) в ГПК РФ, а именно в ст. 387 «Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора» и ст. 389 «Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации или заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации» употребляется понятие «публичные интересы».
До указанных внесенных изменений автором настоящей статьи ставился вопрос о том, является ли публичный интерес объектом защиты в гражданском процессе Российской Федерации [2]. Теперь уже действующая редакция ст. 387, 389 ГПК РФ позволяет вновь обратиться к исследованию данного вопроса. Что изменилось в вопросе о защите публичного интереса в российском гражданском процессе в связи с указанными изменениями Гражданского процессуального кодекса РФ, с появлением в тексте закона понятия «охраняемые законом публичные интересы»?
Итак, в соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
В соответствии с ч. 1 ст. 389 ГПК РФ в целях обеспечения единства судебной практики Председатель Верховного Суда Российской Федерации или его заместитель вправе по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора внести в Президиум Верховного Суда Р Ф представление о пересмотре в порядке надзора судебных постановлений, нарушающих права, свободы или законные интересы неопределенного круга лиц, иные публичные интересы, либо принятых с нарушением правил подведомственности или подсудности.
На наш взгляд, приведенные формулировки, касающиеся защиты публичных интересов, существенно ничего не меняют в вопросе о защите публичного интереса в гражданском процессе, но публичный интерес назван, поименован в тексте закона как объект защиты. Вместе с тем непонятно, что же означает «публичный интерес», однако указано, что законные интересы неопределенного круга лиц являются разновидно-
стью публичных интересов. Какие еще есть разновидности публичных интересов, защита которых теперь провозглашена в гражданском процессуальном законодательстве, по-прежнему из текста Гражданского процессуального кодекса РФ неясно.
Вместе с тем в литературе понятие «публичные интересы» приобретает достаточную ясность, определенность, что позволяет включить его, прежде всего, в ст. 2 Гражданского процессуального кодекса РФ «Задачи гражданского судопроизводства», о чем автором настоящей статьи были сделаны предложения [3]. Итак, «публичные интересы» — это «общезначимые интересы, т. е. интересы общества, государства в целом, интересы неопределенного круга лиц (большого числа граждан)» [4]. К этому можно добавить, что высказывались мнения о том, что государственные и общественные интересы противопоставляются друг другу, поэтому более оправданным является употребление понятия «публичные интересы» [5]. Действительно, интересы государственные и общественные могут в чем-то не совпадать, но интерес в защите правопорядка есть и у государства, и у общества. Именно в этом смысле, на наш взгляд, в законе можно употреблять понятие «публичный интерес», т. е. как интерес и государства, и общества в защите правопорядка в Российской Федерации.
Особо следует отметить, что интерес в защите правопорядка есть и конкретного гражданина, организации, которые обращаются в суд за судебной защитой. Осуществление «материальных гражданских прав является самоцелью только с точки зрения отдельных лиц, для государства же служит средством для поддержания правопорядка» [6].
В этом смысле публичное начало «во многом также выступает гарантом соблюдения частных интересов субъектов гражданского судопроизводства» [7].
Анализируемые изменения правового регулирования надзорного производства в ГПК РФ приводят автора настоящей статьи к следующим выводам в сфере изучаемого вопроса о защите публичных интересов в гражданском процессе.
1. Надзорное производство окончательно утратило признаки так называемого «советского надзора», который задумывался как исключительный, чрезвычайный способ отмены незаконных решений [8] по требова-
нию высших должностных лиц прокуратуры и суда.
Как известно, в соответствии с Гражданскими процессуальными кодексами РСФСР 1923 г. и 1964 г. надзорное производство возбуждалось не по инициативе лиц, участвующих в деле, а по инициативе высших должностных лиц суда и прокуратуры, что выражало стремление усилить вмешательство государства в частноправовые отношения с целью защиты публичных интересов (интересы государства, трудящихся масс). Именно в этом смысле понималась чрезвычайность, экстраординарность стадии надзора.
И если до изменения ст. 389 ГПК РФ еще сохранялось право Председателя Верховного Суда Российской Федерации, а также его заместителя по своей инициативе вносить представление в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, то в действующей редакции ст. 389 ГПК РФ высшие должностные лица суда это право утратили. Внесение представления в Президиум Верховного Суда Российской Федерации Председателем Верховного Суда Российской Федерации, а также его заместителем возможно только при наличии обращенной к ним жалобы заинтересованных лиц или представления прокурора, если он участвовал в деле.
Вместе с тем уже до изменений в ГПК РФ от 4 декабря 2007 г. отмечалось, что практика применения Гражданского процессуального кодекса РФ выявила случаи, свидетельствующие о том, что возможны такие ситуации, когда ставится вопрос об исполнении незаконного решения, которое никто не обжаловал [9]. И если раньше положение можно было исправить, не допустить исполнения незаконного решения, которое никто не обжаловал, с помощью ст. 389 ГПК РФ путем внесения представления высшим должностным лицом суда по своей инициативе, то действующая редакция исключает такую возможность.
С этой позиции можно утверждать, что защита публичного интереса, а именно заинтересованности государства, общества в правопорядке, указанными изменениями «ослаблена».
Надзорное производство как чрезвычайный способ отмены незаконных решений по инициативе высших должностных лиц суда
перестало существовать. В этом смысле чрезвычайность надзорного производства — явление прошлого, «советского надзора». Вместе с тем Конституционный Суд Р Ф усматривает чрезвычайность стадии надзора в гражданском процессе не в указанном выше смысле. В первом абзаце п. 3.2 Постановления Конституционного Суда Р Ф от 5 февраля 2007 г. № 2-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ „Нижнекамскнефтехим“ и „Хакасэнерго“, а также жалобами ряда граждан» [10] сказано, что производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений как дополнительный способ обеспечения правосудности судебных постановлений предполагает возможность его использования только в случае, если заинтересованным лицом были исчерпаны все обычные (ординарные) способы обжалования судебного постановления до его вступления в законную силу. Из этого следует, что пересмотр в порядке надзора является исключительным, неординарным способом обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений, т. е., с точки зрения Конституционного Суда Р Ф, чрезвычайность, исключительность стадии надзора сохраняется и в ныне действующем гражданском процессуальном законодательстве в том смысле, что проверка вступивших в законную силу судебных постановлений означает возможность преодоления окончательности этих судебных актов, поэтому такая проверка носит исключительный характер.
2. «Ослабление» защиты публичного интереса, а именно интереса государства, общества в правопорядке, усматривается и в изменении ст. 387 ГПК РФ. В соответствии с действующей редакцией указанной статьи законность судебных постановлений, не вступивших в законную силу, и законность судебных постановлений, вступивших в законную силу, понимается по-разному.
Этот вывод следует из того, что в соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Законность не вступивших в законную силу судебных постановлений определяется как соблюдение и правильное применение су-
дом первой инстанции норм материального права и норм процессуального права (п. 3 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ, ст. 363, 364 ГПК РФ). Основания для отмены незаконного решения являются едиными для апелляционной и кассационной инстанции.
В соответствии со ст. 387 ГПК РФ в новой редакции основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора теперь являются не все существенные нарушения норм материального или процессуального права, а только такие существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Таким образом, имеются различные основания для отмены судебных постановлений в кассационном (и апелляционном) порядке (ст. 362, 363, 364 ГПК РФ) и в надзорном порядке (ст. 387 ГПК РФ). Такое положение существует, несмотря на то, что объектом проверки в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации в апелляции, в кассации и в надзоре выступает одно и то же — законность судебных постановлений.
Из вышеизложенного следует, что незаконное судебное постановление, не вступившее в законную силу, вступая в законную силу, становится законным, т. е. качество законности судебное постановление приобретает только потому, что оно вступает в законную силу.
Такое положение не может соответствовать цели защиты публичных интересов.
Анализ изменений, внесенных в Гражданский процессуальный кодекс Р Ф Федеральным законом от 4 декабря 2007 г. № 330-ФЗ, приводит к выводу о том, что несмотря на то, что Кодекс провозгласил защиту публичных интересов, в действительности же эта защита получила тенденцию к ослаблению.
С точки зрения рассматриваемого вопроса целесообразно обратиться и к изменению ст. 45 Гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующей участие в деле прокурора, поскольку прокурор всегда рассматривался в гражданском процессе как субъект защиты публичных интересов.
Федеральным законом от 5 апреля 2009 г. № 43-ФЗ «О внесении изменений в ст. 45 и
131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» [11] установлено, что прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов гражданина в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений- защиты семьи, материнства, отцовства и детства- социальной защиты, включая социальное обеспечение- обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах- охраны здоровья, включая медицинскую помощь- обеспечения права на благоприятную окружающую среду- образования. Однако с таким заявлением прокурор может обратиться в суд только при наличии обращения к нему гражданина. При отсутствии такого обращения гражданина к прокурору прокурор может подать заявление в суд в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина по-прежнему только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.
Изменения ст. 45 ГПК РФ, таким образом, никак не влияют на защиту публичного интереса в гражданском процессе, поскольку связывают возможность обращения прокурора в суд в защиту прав гражданина просьбой гражданина, обращенной к прокурору. В этом смысле изменения не касаются степени защиты публичного интереса в гражданском процессе, но для граждан делают судебную защиту доступнее.
Гражданское процессуальное законодательство Российской Федерации движется в сторону так называемого «либерального процесса» [12], который возник в период ранних капиталистических отношений, когда возникла потребность обеспечить охрану личности в области имущественных отношений, служил сторонам правовым инструментом охраны и реализации их частных прав. Эта тенденция противоречит современным европейским тенденциям, где процесс либеральный заменяется идеями социального гражданского процесса. Реформирование действующего европейского гражданского процессуального законодательства привело к «усилению активной роли судов, к разделению ответственности за ход процесса между спорящими сторонами и судом, к реализации принципов экономи-
чности, концентрации и кооперации процесса и к ограничению безграничной власти сторон, с признанием того, что существует и общественный интерес в завершении процесса» [13]. Е
1. Собр. законодательства РФ. 2007. № 50. Ст. 6243.
2. Лапа Н. Н. О защите публичного интереса в гражданском процессе // Сиб. юрид. вестн. 2007. № 4. С. 88−91.
3. Там же.
4. Шамшурин Л. Об участии прокурора в разбирательстве гражданских дел: вопросы теории и практики // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 3. С. 12.
5. Там же.
6. Рязановский В. А. Единство процесса: учеб. пособие. М.: Городец, 2005. С. 36.
7. Дегтярев С. Л. Частное и публичное в процессуальном праве. // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. № 2. 2002−2003 / под ред. В. В. Яркова. СПб.: Издат. дом С. -Петерб. гос. ун-та, 2004. С. 10.
8. Покровский В. Неправильные уклоны в надзорном производстве по гражданским делам // Еженедельник советской юстиции. 1927. № 7. С. 177. Цит. по: Борисова Е. А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М.: Городец, 2005. С. 189.
9. Жуйков В. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве // Рос. юстиция. 2003. № 7. С. 17.
10. Собр. законодательства РФ. 2007. № 7. Ст. 932.
11. Собр. законодательства РФ. 2009. № 14. Ст. 1578.
12. Борисова Е. А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Городец, 2008. С. 173.
13. Некрошюс В. Гражданско-процессуальная реформа в Литве // Рос. ежегодник гражданского и арбитражного процесса. № 2. 2002−2003 / под ред. В. В. Яркова. СПб.: Издат. дом С. -Петерб. гос. унта, 2004. С. 171.
Public Interests as the Object of Civil Proceeding Protection
© Lapa N., 2009
The author analyses the changes in the Civil Code of Practice of the Russian Federation concerning the review proceeding from the point of view of public interests, attempts the definition of «public interests», discusses the necessity of amending Article 2 CCP RF.
Key words: civil trial- public interests'- protection- review proceeding- basis for abolition or changing of Judgements- prosecutor'-s reference to the court concerning citisents'- rights protection in civil proceeding.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой