О карликовой плотве в бассейне реки Камы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Международный Научный Институт & quot-Educatio"- III (10), 2015
8
БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
ния внутриклеточного содержания кальция с последующей деполяризацией мембран гладкомышечных клеток сосудов.
В экспериментах показано, что действие ЭМИ можно рассматривать на уровне систем внутриклеточной регуляции, что напрямую связано с изменением кальций-регулируемых процессов в клетке [1, c. 11- 3, с. 20- 6, с. 148]. Действительно, слабые ЭМИ влияют на процессы транспорта Са2+ через плазматическую мембрану [7, с. 143] модифицируют активность Са2±зависимых мембраносвязанных белков, индуцируют кальциевую мобилизацию, изменяют внутриклеточную концентрацию свободных ионов кальция, изменяют сродство внутриклеточных белков к Са2+, что, в свою очередь, может приводить к существенным изменениям функционирования гладкомышечных клеток сосудов.
Результаты экспериментальных работ продемонстрировали, что механизм миогенной ауторегуляции запускается активацией чувствительных к растяжению сосудистой стенки ионных каналов, в результате чего наблюдается увеличение поступления ионов кальция внутрь клетки, что приводит к активации протеинкиназы С и фосфолипазы А2, стимулирующих высвобождение арахидоновой кислоты из клеточной мембраны. Арахидо-новая кислота, превращаясь в вазоконстрикторный метаболит, деполяризует клеточную мембрану за счет блокады кальций-зависимых калиевых каналов и открытия потен-циал-зависимых кальцивеых каналов.
В современной литературе ведущая роль в механизмах увеличения чувствительности сократительного аппарата гладкомышечных клеток к ионам кальция отводится преимущественно протеинкиназе С [4, с. 78]. Показано, что опосредованные протеинкиназой С пути сенситиза-ции сократительных белков участвуют в ответных реакциях гладкомышечных клеток на увеличение внутрисосудистого давления в микроциркуляторном русле [7, c. 143]. По-видимому, увеличение реактивности гладкомышечных клеток, отмечаемое в окклюзионной и постуральной функциональных пробах, модулирующих увеличение внутрисосудистого давления, после КВЧ-воздействия может быть связано с влиянием КВЧ-излучения, в том числе, на протеинкиназу С. Действительно, в ряде работ было показано, что действие ЭМИ КВЧ изменяет активность протеинкиназы С при наличии тока ионов кальция через мембрану клеток [1, c. 11].
Кроме того, экспериментальные исследования свидетельствуют о том, что фосфолипаза А2 является одной из мишеней действия ЭМИ КВЧ в клетках [1, c. 11], что также может оказывать влияние на реализацию миоген-ных реакций при действии низкоинтенсивного физического фактора, стимулируя высвобождение арахидоновой кислоты, метаболиты, которой в дальнейшем способствуют деполяризации клеточной мембраны и сокращению гладкомышечных клеток. Ранее было показано, что
метаболиты арахидоновой кислоты, обладающие вазоко-нстрикторной активностью, принимают участие в реализации противовоспалительного действия низкоинтенсивного ЭМИ КВЧ [ 8, c. 30].
Таким образом, результаты различных исследований свидетельствуют о том, что низкоинтенсивное ЭМИ КВЧ может оказывать влияние на различные сенсоры, участвующие в реализации миогенных реакций, а суммарный эффект может проявляться в увеличении функциональной активности гладкомышечных клеток микрососудов кожи.
Список литературы
1. Биологический эффект ЭМИ КВЧ определяется функциональным статусом клеток / А. А. Аловская,
A. Г. Габдулхакова, А. Б. Гапеев [и др.] // Вестник новых медицинских технологий. — 1998. — Т. 5, №
2. -С. 11−14.
2. Воронков, В. Н. Морфологические изменения в коже при действии КВЧ ЭМИ / В. Н. Воронков, Е. П. Хижняк // Миллиметровые волны нетепловой интенсивности в медицине: межд. симпоз.: сб. докл. -М.: ИРЭ АН СССР, 1991. — С. 635−638.
3. Гапеев, А. Б. Действие непрерывного и модулированного ЭМИ КВЧ на клетки животных: Ч. 3. & quot-Биологические эффекты непрерывного ЭМИ КВЧ& quot- / А Ю. Гапеев, Н. К. Чемерис // Вестник новых медицинских технологий. — 2000. — Т. 7, № 1. — С. 20−25.
4. Юзуб, 1.В. Сучасш уявлення про роль протешшнази С у регуляцп тонусу гладеньких м^в стшки кро-веносних судин / 1.В. Юзуб, О. О. Павлова, А.1. Со-ловйова //зюлопчний журнал. — 2007. — Т. 53, № 2. — С. 78−89.
5. Крупаткин, А. И. Лазерная допплеровская фло-уметрия микроциркуляции крови / А. И. Крупаткин,
B. В. Сидоров. — М.: Медицина, 2005. — 254 с.
6. Adey, W. R. Physiological signaling across cell membranes and cooperative influences of extremely low frequency electromagnetic fields / W.R. Adey // In: Frohlich H. (ed.) Biological coherence and response to external stimuli. — Berlin Heidelberg, New York: Springer, 1988. — P. 148−170.
7. Albert A. P. Properties of a constitutively active Ca2+ permeable non-selectiv cation channel in rabit ear artery myocytes / A. P. Albert, A. S. Paper, W. A. Large // J. Phisiol. — 2003. — Vol. 549. — P. 143−156.
8. Gapeyev, A. B. Mechanisms of Anti-Inflammatory Effects of Low-Intensity Extremely High-Frequency Electromagnetic Radiation / A. B. Gapeyev, E. N. Mikhailik, N. K. Chemeris // Microwave & amp- Telecommunication Technology: 17th International Crimean Conference, 10−14 Sept. 2007. — CriMiCo, 2007. — Р. 30−32.
О КАРЛИКОВОЙ ПЛОТВЕ В БАССЕЙНЕ РЕКИ КАМЫ
Зиновьев Е. А.
Докт.б. наук, профессор Пермского Государственного национально исследовательского университета
Васильев А. С.
Аспирант Пермского Государственного национально исследовательского университета
Лаврик Н. С.
Студентка 3-го курса Пермского Государственного национально исследовательского университета
ABOUT DRAFT POPULATION OF ROACHIN THE BASIN OF THE KAMA RIVER Zinoviev E.A., Sc.D., professor of Perm State National Research University Vasilev A.S., graduate student of the Perm State National Research University Lavrik N.S., 3rd year student of the Perm State National Research University
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- III (10), 2015
9
БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
АННОТАЦИЯ
Приведены оригинальные данные по карликовой плотве Суксунского пруда Пермского края. Указаны морфологические и биологические особенности данной популяции. Разделительными признаками для карликовых форм служит возраст, длина и вес при первом нересте, плодовитость и ряд других морфологических показателей.
ABSTRACT
Original data on dwarf roaches from Suksun pond of Perm region. Shown morphological and biological characteristics of this population. Separating signs for dwarfs is age, length and weight at first spawning, fecundity, and several other morphological parameters.
Ключевые слова: карликовость, плотва, реки, бассейн Камы.
Keywords: dwarfism, roach, river, basin of Kama.
Плотва (Rutilus rutilus, Linnaeus, 1758) -является широкоареальным эврибионтным видом, распространенным почти по всей Европе [1, с. 494] обычна для озёр, рек, прудов и водохранилищ [1, с. 494- 2, с. 112]. Литература по данному виду содержит несколько сотен работ и до десяти диссертаций, их анализ не входит в задачи данного исследования. Согласно Л. С. Берга [1, с. 494] вид подразделяется на 5−6 подвидов (типичная, серушка, сибирская, вобла, тарань и др.), однако большинство из них признаются невалидными [3, с. 396- 4, с. 490]. Интересно, что камскую плотву (и реки Вятки) относили, то к типичной, то к серушке, то к сибирской. Причём нередко это делалось одним и тем же автором [2, с. 101], пока не была доказана её специфика, как типичной [6, с. 144]. В литературных источниках также упоминается о наличии у плотвы экологических форм: мелкой прибрежной растительноядной и крупной быстрорастущей, моллюскоядной, к примеру, А. Г Поддубный [5, с. 296]. Однако детально анализ этих и других форм не проводился. В этой связи крайне интересно нахождение карликовой плотвы в ряде водоёмов Пермского Прикамья и в частности в Суксун-ском пруду, в озёрах нижнего течения Косы, в реке Бро-довая, Нытвенском пруду и некоторых других водоёмах.
При этом карликовая плотва может жить совместно с типичной, либо в соседних водоёмах.
Материалом для данного сообщения послужили 121 экземпляр плотвы отловленной на зимнюю удочку А. С. Васильевым 16 февраля 2014 года в Суксунском пруду Пермского края. Все особи фиксировались в 4% растворе формалина и хранились в таком состоянии 7 месяцев после вылова. Особи представлены длиной от 83,5 см до 131,5 см (средний показатель 104,53 мм) и весом от 8,8 до 43,6 г. (средний показатель 20,06 г.). Все особи оказались зрелыми в III-IV стадии, 80 экземпляров были самки, 41 самцы (1,5: 1). Возраст у плотвы был 1+, редко 2+, то есть они осуществляют нерест на втором году жизни, что отмечается в Пермском Прикамье впервые.
Морфологические показатели карликовой плотвы соответствуют диагнозу типичной плотвы Л. С. Берга [1, с. 494], хотя несколько отличаются от среднепопуляционных значений камской плотвы из Камского водохранилища [6, с. 144].
В целом счётные признаки плотвы сохраняют постоянство, несмотря на заметные различия в условиях обитания (проточность, объём водной массы, разная численность, питание, размножение, темпы созревания, состав фауны и др.) и представлены в таблице 1.
Таблица 1
Счётные признаки карликовой плотвы (Суксунский пруд) и типичной (Камское водохранилище)
Показатели Карликовая плотва Типичная плотва [6]
min max M m D min max M m
Длина, мм. 83,5 131,5 104,5 0,91 9,98 163
Чешуй ll. 43 45 43,8 0,04 0,39 40 46 43,2 0,09
Лучей D ветв. 10 11 10,1 0,03 0,37 9 13 10,9 0,03
Лучей A ветв. 10 12 10,8 0,04 0,47 9 12 10,4 0,04
Пластические признаки отличаются от ранее определённых для Камского водохранилища [8, с. 25]. У карликовой плотвы больше диаметр глаза, длина головы, но меньше высота тела, размеры плавников и др. Вместе с тем многие различия объясняются расхождением в средних длинах рыб в пробах, то есть размерно-возрастной изменчивостью. Пластические признаки карликовой плотвы представлены в таблице 2 сравнительных признаков не приводим из-за громоздкости таблицы.
Плодовитость плотвы Камского водохранилища колеблется в пределах от 11 273 до 62 465 икринок, в среднем составляет 27 685 икринок. Плодовитость плотвы Сук-сунского пруда колеблется от 816 до 6277 икринок, в среднем составляет 3308 икринок (таблица 3).
Выводы:
1. Плотва — одна из самых многочисленных рыб бас. р. Камы. Подвержена значительным морфологическим и биологическим изменениям.
2. В Суксунском пруду создалась уникальная карликовая популяция типичной плотвы
3. Особенности её выражаются во многих морфологических признаках (крупный глаз, длинная голова, низкотелость, небольшие плавники и др.
4. Биологическая специфика — мало возрастная структура, низкая абсолютная плодовитость, раннее созревание при длине с 8 см, массе с 10 гр. и возрасте с 2 лет.
Международный Научный Институт & quot-Educatio"- III (10), 2015
10
БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Таблица 2
Пластические признаки карликовой плотвы Суксунского пруда (16. 02. 2014)______________
Промеры min max M m D Cv
Длина, мм 85,6 121,7 100,65 1,59 7,95 7,89
Масса, г, 8,8 28,7 14,02 1,11 5,57 39,73
В % длины тела
Длина рыла, 5,72 8,38 6,92 0,13 0,65 9,39
Диам. глаза 6,84 10,1 8,07 0,13 0,67 8,36
Загл. отдел 9,19 14,2 11,25 0,24 1,18 10,47
Выс. головы у затылка 15,32 25,03 19,26 0,4 2,01 10,45
Ширина лба 6,95 10,73 8,03 0,18 0,89 11,13
Длина головы 21,14 31,26 25,54 0,4 2,0 7,83
Макс. выс. тела 22,78 36,76 28,19 0,6 3,02 10,7
Мин. выс. тела 8,17 11,85 9,53 0,17 0,83 8,68
Макс. толщ. тела 11,44 18,9 14,15 0,37 1,87 13,24
Дл. хвост. стеб. 17,47 25,03 22,18 0,37 1,84 8,29
АшШ 48,21 64,35 52,78 0,81 4,06 7,69
ПосЮ 34,32 46,99 39,4 0,64 3,2 8,13
АнтеУ 41,06 60,37 51,59 0,8 4,0 7,76
АнтеА 58,94 89,89 72,8 1,14 5,7 7,82
Р-V 19,61 32,69 27,55 0,57 2,83 10,27
V-A 16,85 26,86 23,01 0,43 2,16 9,38
Дл. осн. D 13,28 22,27 15,73 0,38 1,92 12,2
Наиб. выс. D 17,77 28,4 22,14 0,54 2,72 12,26
Дл. осн. А 10,42 15,12 12,64 0,24 1,2 9,46
Наиб. выс. А 12,46 18,69 15,13 0,3 1,51 10,0
ДлинаР 16,24 26,35 20,16 0,39 1,97 9,76
Длина V 15,02 22,88 18,91 0,33 1,64 8,67
Таблица 3
Плодовитость плотвы
Параметр Суксунский пруд, 2014 г. Оханск,[7] Средний участок Воткинского вода (с. Частые),[6]
Длина, мм. 86,1−131,5 116−264 136−194
107,88 200 155
Масса, г. 10,2−43,6 30−360 47−144
22,9 190 71
АП 816−6277 3136−48 112 3026−19 800
3308 23 470 11 382
ОП 77−210 50−384 63−258
143,7 121 155
Коэф. зр. 6,3−21,9 13,15 — -
Примечания над чертой мин-макс, под чертой среднее значение
Список литературы
1. Берг Л. С. Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран. Ч. 2, М-А. Изд. АНСССР, 1949.С. 478−926.
2. Зырянова Н. Н. Материалы по систематике и биологии плотвы реки Вятки. // Уч. зап. Киров. Гос. пед. ин-та. Киров. Вып. 9. 1955. с. 99−113.
3. Мироновский А. Н., Касьянов А. Н. Многомерный анализ морфологической изменчивости плотвы Rutilus rutilus (Cyprinidae) водоёмов СССР. // Зоол. журн. Т. 46. Вып. 3. 1987. С. 393−401.
4. Мироновский А. Н. Морфологическая дивергенция популяции плотвы Rutilus rutilus (Cyprinidae) из малых водоёмов Москвы: к вопросу о формировании «Индустриальных рас». // Вопр. ихтиологии. 1994. Т. 34., № 4. С. 486−493.
5. Поддубный А. Г. Экологическая топография популяций рыб в водохранилищах. Изд. наука. Л-д. 1971. 309 с.
6. Пушкин Ю. А., Букирев А. И. Материалы по систематике и промыслово-биологической характеристике рыб Камского водохранилища. Сообщ. 3. Плотва. // Уч. зап. Перм. ун-та. Т. 22. Вып. 4. Пермь. 1962. С. 141−146.
7. Пушкин Ю. А. Обзор исследований по плодовитости рыб бассейна реки Камы. // Сб. трудов гос-НИОРХ. Вып. 291. 1988. С. 18−35.
8. Соловьёва Н. С., Зиновьев Е. А. Изменение ихтиофауны Средней Камы после зарегулирования стока. // Уч. зап. Пермск. ун-та. н. 261.4.2. Пермь, 1971. С. 330.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой