Драгоценные вклады Строгановых во 2-й половине xvi начале xvii В. В храмы и монастыри Великого Устюга

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник ПСТГУ
Серия V. Вопросы истории
и теории христианского искусства
Игошев Валерий Викторович, д-р искусст., вед. науч. сотр. Отдела реставрации рукописей Государственного научно-исследовательского института реставрации, художник-реставратор высшей квалификации
igoshevvv@rambler. ru
2014. Вып. 2 (14). С. 59−82
Драгоценные вклады Строгановых во 2-й половине XVI — начале XVII В.
В ХРАМЫ И МОНАСТЫРИ ВЕЛИКОГО УСТЮГА
В. В. Игошев
В статье исследуются ранее не изученные предметы церковной утвари, иконы в серебряных окладах и другие серебряные предметы XVI—XVII вв., являющиеся вкладами представителей знаменитого рода Строгановых в храмы и монастыри Великого Устюга. На основании комплексного анализа проведена атрибуция высокохудожественных памятников древнерусского искусства, сохранившихся в Великоустюгском музее. Серебряные предметы исследуются с точки зрения типологии, стиля, технологических приемов работы древнерусских мастеров, а также — на основании изучения письменных источников и надписей на предметах. В результате получены новые данные, которые доказывают, что драгоценные вклады Строгановых, сделанные на протяжении 2-й пол. XVI — нач. XVII вв. в храмы и монастыри Великого Устюга, выполнены в мастерских вкладчиков в Сольвычегодске.
В Великоустюгском музее сохранились уникальные высокохудожественные произведения древнерусского искусства, которые нуждаются в комплексном исследовании, атрибуции и реставрации. Особенно большой интерес представляют ранее не изученные и не получившие научную атрибуцию серебряные изделия, являющиеся вкладами Строгановых в храмы и монастыри Великого Устюга1.
Исследование серебряных предметов церковной утвари, икон в серебряных окладах, питьевой посуды, представленное в этой статье, строится на изучении типологии, стиля, технологических приемов работы древнерусских мастеров, а также — надписей на предметах и письменных источников с упоминанием этих памятников2. В результате получены новые данные, которые свидетельствуют,
1 Приношу благодарность директору Великоустюгского музея — Антонине Борисовне Андреевой, главному хранителю — Надежде Николаевне Буторовой и всем музейным сотрудникам, которые содействовали исследованию строгановских памятников.
2 Статья написана по материалам двух докладов автора: «Вклады именитого человека Никиты Григорьевича Строганова в храмы Великого Устюга. К вопросу о типологии богослужебных предметов» и «Серебряный ковш Иоанникия Федоровича Строганова из Великоустюгского музея и серебряная питьевая посуда, изготовленная по заказам именитых людей в XVI — начале XVII в.». Доклады прочитаны на научных конференциях: «Музей XXI века. История и культура Великого Устюга» в Великом Устюге — 21 сентября 2010 г.- «История и
что многочисленные драгоценные вклады Строгановых в храмы и монастыри Великого Устюга выполнены в сольвычегодских мастерских вкладчиков. Строгановское художественное серебро XVI—XVII вв. до настоящего времени является малоизученной областью древнерусского искусства. Такие произведения ранее не были исследованы и систематизированы3.
Представителям рода Строгановых принадлежит особая роль в истории России. Выходцы из поморских крестьян, они стали гостями, в нач. XVII в. — единственными в стране именитыми людьми, затем, в XVIII в., — баронами, а позже — графами. Имена Строгановых, по словам Карамзина, — «усердных стражей земли Пермской», «населителей пустынь Чусовских», «купцов — владетелей"4, связаны с мощной культурно-строительной деятельностью. Несколько поколений знаменитого рода на протяжении XV—XVII вв. участвовали в развитии промышленности и торговли, в освоении природных богатств и в присоединении к России новых огромных территорий, по площади равных нескольким европейским государствам. В самых отдаленных и глухих углах земель на Русском Севере, в Приуралье и Сибири ими организовывалось солеварение и железоделательное производство, строились починки, городки, остроги, расчищался лес под пахотные земли, обширные малообитаемые земли заселялись людьми.
Митрополиты Макарий (1542−1563) и Афанасий (1564−1566) благословляли Строгановых на постройку церквей, освобождая от всяких поборов и пошлин. Для вновь срубленных храмов и монастырей в собственных мастерских в Сольвычегодске создавались многочисленные предметы богослужебной утвари, церковного убранства и личного благочестия, которые распространялись в виде вкладов в храмы и монастыри во многие регионы России, в том числе — и в Великий Устюг, расположенный недалеко от Сольвычегодска.
В храмы и монастыри Великого Устюга Строгановыми были вложены напрестольные («благословенные») кресты, «окладные» иконы, напрестольные Евангелия в драгоценных окладах, пелены к иконам, наперсные иконки, серебряные предметы питьевой посуды и другие вещи. О таких вкладах свидетельствуют церковные и монастырские описи, а также вкладные или владельческие
культура Великого Устюга», посвященной 865-летию города — 27 июня 2012 г. Краткий вариант этой статьи см.: Русское искусство. 2011. № III. С. 76−81.
3 Отдельные сведения о строгановском серебре содержатся в работах: Игошев В. В. Исследование и атрибуция серебряной басмы из Сольвычегодского музея // VII научная конференция «Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства»: материалы 2001. ГТГ. М., 2003. С. 167−174- Он же. Сольвычегодские серебряные кресты XVI — первой половины XVII века // Ставрографический сборник. Вып. 3. М., 2005. С. 576−609- Он же. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. Великий Новгород. Ярославль. Сольвычегодск. М., 2009. С. 286−312- Он же. Драгоценная церковная утварь строгановских серебряников XVI—XVII вв.еков. Строгановские мастерские // Культурное наследие Русского Севера: память и интерпретации. К 90-летию Сольвычегодского историко-художественного музея. СПб., 2009. С. 116−136- Он же. Строгановское художественное серебро // Вестник истории, литературы, искусства. М., 2012. Вып. 8. С. 259−277- Он же. Сольвычегодская орнаментальная басма XVI—XVII вв.еков // Путем орнамента: сб. науч. работ / ред. -сост. А. Л. Саминский. М., 2013. С. 43−56.
4 Карамзин Н. М. История государства Российского. М., 1989. Кн. III. Т. IX. Ст. 222 (Репр. изд.).
надписи, сделанные на иконах и серебряных предметах. Яркое своеобразие стиля и особенности техники изготовления таких произведений, происходящих из храмов Великого Устюга, сходны со стилем и техникой исполнения предметов драгоценной церковной утвари 2-й пол. XVI — нач. XVII в., изготовленных в сольвычегодских мастерских Строгановых.
Сольвычегодск, основанный в XV в., расположенный на берегу реки Вычегды, уже в XVI в. был важным торговым пунктом Русского Севера, связывающим Архангельск и Москву с Сибирью, являясь родовым гнездом и центром обширных вотчинных земель Строгановых. В Сольвычегодске в XVI—XVII вв. по заказам Строгановых были созданы выдающиеся произведения древнерусского искусства. Здесь писались большие храмовые и малые пядничные иконы, делались замечательные образцы лицевого шитья и серебряного дела.
Возникновение, становление и развитие мастерских серебряного дела связано с именами нескольких поколений Строгановых: родоначальника сольвычегодско-пермской ветви — Иоанникия (Аники) (1497−15 695), его сыновей: Григория (+1577), Якова (1529−1577), Семена (+1586) и внуков: Максима (1556−1624), Никиты (1561−1616), Андрея (1581−1649), Петра (1583−1639).
В Сольвычегодске у именитых людей в кон. XVI — XVII вв. имелось мощное хозяйство, где в составе дворни были холопы и кабальные люди, происходившие из разных географических районов России. В их числе были серебряники, кузнецы, мастера, «всякую кузнь делавшие"6. Первые известия о наличии у Строгановых своих мастеров-иконников встречаются в архивных документах с 1562 г. 7, а художественные мастерские — «иконные горницы» упоминаются в 1560—1570-е гг.8 Никита Григорьев и Максим Яковлев Строгановы в Сольвычегодске в своих мастерских в 1580—1590-е гг. — первые два десятилетия XVII в. имели «своих мастеров иконников и ювелиров, которые поступали на службу вотчинниками и из Москвы и из Новгорода и из Суздальской земли и даже из-за границы"9. В строгановских мастерских наряду с иконописцами работали ма-
5 В классической монографии о Строгановых А. А. Введенский приводит даты жизни Иоанникия (Аники) Федоровича: 1497 — 2 сентября 1570 г. (См.: Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI—XVII вв.еках. М., 1962. С. 18, 44). На основе изучения архивных документов в последнее время в работах исследователей уточняются даты жизни Иоанникия Федоровича Строганова: 4 ноября 1497 г. — 2 сентября 1569 г. (См.: Купцов И. В. Род Строгановых. Челябинск, 2005. С. 14- Черкасова М. С. О вкладах Строгановых в северные монастыри в XVI- XVII веках // Двинская земля. Вып. 4. Вельск, 2005. С. 215).
6 Введенский А. А. Аника Строганов в своем Сольвычегодском хозяйстве // Сборник статей по русской истории, посвященный С. Ф. Платонову. Пг., 1922. С. 68.
7 Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI—XVII вв.еках. С. 190.
8 Об иконных горницах Строгановых см.: Введенский А. А. Аника Строганов в своем Сольвычегодском хозяйстве. С. 63−70- Он же. Иконные горницы у Строгановых в XVI—XVII вв. // Материалы по истории русского искусства. Т. 1. Л., 1928. С. 55−65- Он же. Дом Строгановых в XVI—XVII вв.еках. С. 184−204- Логвинов Е. В. Иконы «строения именитых людей» Строгановых // Искусство строгановских мастеров. Реставрация. Исследования. Проблемы. Каталог выставки. М., 1991. С. 18 и др.
9 Введенский А. А. Заметки по истории труда на Руси XVI—XVII вв.ека // Архив истории труда в России. Кн. 3. Пг., 1922. С. 68- Он же. Аника Строганов в своем Сольвычегодском хозяйстве. С. 69.
стера серебряного дела разных специальностей: сканщики, резчики, чеканщики, басманщики, литейщики, черневого дела, эмальеры, а также — крестечни-ки, которые вырезали из дерева и кости кресты наперсные, нательные, напрестольные, панагии, рельефные образки и складни.
Вероятно, серебряники и крестечники трудились в тесном содружестве с изографами, которые предоставляли мастерам кальки, прориси («иконные образцы»), необходимые для создания серебряных окладов икон, предметов церковной утвари и личного благочестия. Серебряных дел мастера, а также резчики крестов при создании формы и композиции того или иного предмета следовали кальке, прориси на бумаге, разметке рисунка на серебре или дереве или работали, копируя определенный образец, повторяя уже ранее сделанный предмет, а также применяли возможности зрительной памяти. Имеются сведения, что Никита Строганов сам писал иконы, которые вкладывал в монастыри. Например, в 1604 г. Максим Яковлевич Строганов привез в Коряжемский монастырь икону Благовещения Пречистой Богородицы и Происхождения Честнаго Креста Господня, написанную его братом Никитой Строгановым10. Впрочем, и Максим Яковлевич, так же как и его брат, Никита Григорьевич, был иконописцем-любителем11.
В мастерских Никиты Строганова вместе с иконописцами и серебряниками работали также писцы («писчики»), которые создавали рукописные, каллиграфически оформленные книги для библиотек Строгановых. Они же делали образцы надписей вязью и вензеля для различных серебряных предметов, которые изготавливали строгановские мастера. Примером такого тесного сотрудничества строгановских мастеров разных специальностей является книгописный подлинник, созданный для Никиты Григорьевича Строганова в нач. XVII в. (не позднее 1604 г.), где на листах 135−140 нарисованы пером различные образцы владельческих надписей (монограмм) сложной вязью. Такие надписи должны были быть вырезаны на различных серебряных предметах: на ковше, братине, стопе, кубке, блюде, лохани, рукомойнике, сковороде, ставце, рассольнике, чернильнице, солонке, лимоннике и на других серебряных вещах в мастерской Никиты Строга-нова12.
Строгановское художественное серебро представляет собой большую группу первоклассных, высокохудожественных произведений 2-й пол. XVI — сер. XVII в., тонкостью и тщательностью исполнения, щедростью украшения сопоставимых с лучшими работами московских царских мастеров. Подобные серебряные предметы отличаются сложностью и разнообразием технологических приемов, что объясняется привлечением Строгановыми для выполнения работ высококвалифицированных мастеров из крупнейших художественных центров России.
10 Черкасова М. С. О вкладах Строгановых в северные монастыри в XVI—XVII вв.еках. С. 217.
11 Купцов И. В. Род Строгановых. С. 29, 14, 15.
12 Маркелов Г. В. Книгописный подлинник Строгановых 1604 г. // ТОДРЛ. СПб., 2003. С. 687- Мудрова Н. А. Рукописные книги в библиотеках Строгановых // Современные проблемы археографии: сб. статей по материалам конференции, проходившей в Библиотеке РАН 25−27 мая 2010 г. СПб., 2011. С. 155−156 (библиография — сноска 162).
Такие произведения выполнены на высочайшем художественном и техническом уровне с применением различных приемов среброделия: скани, гравировки, оброна (резьбы), чеканки, эмали, черни (ниелло), басмы (тиснения), литья и др. Такие технологические приемы и виртуозное мастерство были использованы и при изготовлении предметов церковной утвари XVI—XVII вв., вложенных Строгановыми в храмы и монастыри Великого Устюга: в Михайло-Архангельский монастырь, в Успенский собор и другие церкви. Далеко не все вклады сохранились до нашего времени. Утраты многих древних памятников вызваны пожарами, вражескими набегами, ветхостью, небрежением, а также их переделками.
Серебряный ковш из Михайло-Архангельского монастыря
В числе вкладов, сделанных Строгановыми в древний Михайло-Архангельский монастырь, заложенный в 1212 г. преподобным Киприаном «.. при езерах за острожскою осыпью. «13, следует выделить замечательное произведение русского серебряного дела — большой серебряный, частично позолоченный ковш, принадлежащий Иоанникию (Анике) Федорову Строганову (ВелУМЗ)14 (ил. I)15. Ковш красивых пропорций, напоминающий плывущую по воде птицу, выкован из серебра в форме ладьи со слегка приподнятым остроконечным «носком», с гладким плоским дном, гладким корпусом и гладкой рукоятью («стеблем»). На боковой поверхности ковша с наружной стороны в четырех золоченых клеймах тонкой линией вырезана надпись вязью: «КОВШЪ / ОНИ-КЕЯ / ФЕДОРОВА С[Ы]НА / СТРОГАНОВА"16. В каждом прямоугольном клейме со стенками килевидной формы гравированы
13 Тельтевский П. А. Великий Устюг. М., 1977. С. 8- Батаков Н. М., Мансветова Е. С., Широков В. А. Великий Устюг. Архангельск, 1976. С. 10- Шильниковская В. П. Великий Устюг. М., 1987. С. 103.
14 Ковш. ВелУМЗ. Инв. № 10 719. Середина — вторая половина XVI в. (до 1569 г.). Соль-вычегодск. Серебро, ковка, гравировка, золочение. Размеры: 42,5×29,7 см. Высота — 16 см. Сохранность: на ковше имеются трещины и вмятины, темные пятна сульфидов серебра.
15 Все фотографии выполнены автором статьи.
16 Эта и другие надписи даны без палеографических признаков и в упрощенной орфографии. Даты приводятся в цифровом выражении, в круглых скобках даны выносные буквы, в квадратных — пропущенные, деление на строки обозначены — //. Гравированные надписи на серебре даны прописными буквами, поскольку больше соответствуют оригинальному шрифту. Надписи, сделанные чернилами на бумаге и ткани, приводятся прописными и строчными буквами.
Ил. 1. Серебряный ковш Иоанникия (Аники)
Фёдорова Строганова. XVI в. (до 1569 г.) Сольвычегодск. ВелУМЗ. Вклад в Михайло-Архангельский монастырь Великого Устюга
Ил. 2. Фрагмент надписи на серебряном ковше Иоанникия Строганова. ВелУМЗ
гладкие буквы, по контуру обведенные тонкой резной линией, контрастно выделяющиеся на плотно заштрихованном резном фоне (ил. 2).
Рукоять ковша («стебель») откован из серебра в виде изогнутой гладкой полосы, напоминающей остроконечный крупный удлиненный лист дерева. Вдоль «стебля» по центру имеется хорошо заметная грань, очевидно сделанная для усиления конструкции изогнутой серебряной рукояти (ил. 3). С этой же целью — для жесткости и конструктивной прочности ковша — рукоять по краю с торца, а также верхний край всего корпуса равномерно накованы («наведены») молотом и сделаны толще, поэтому возникает впечатление массивности и тяжеловесности этого предмета. Вероятно, серебряный ковш был изготовлен сольвычегодским мастером в XVI в. (до 1569 г.) — еще при жизни Иоанникия Строганова. Такой крупный серебряный предмет, сделанный в форме ладьи, относился к выносным ковшам, а в монастыре он мог использоваться при водосвятии. Это изделие является самым ранним и самым большим из всех известных серебряных ковшей Строгановых.
До нашего времени сохранились два аналогичных, но меньшего размера серебряных ковша 2-й пол. XVI в. из Исторического музея17 и Русского музея18, с
Ил. 3. Фрагмент рукояти серебряного ковша Иоанникия Строганова. ВелУМЗ
17 Ковш. ГИМ. Вторая пол. XVI в. Сольвычегодск. Серебро, ковка, гравировка, золочение. Размеры: 26×21 см. Высота — 14,2 см. (См.: Государственный Исторический музей. Альбом. М., 2006. С. 104. Ил. 28. В издании ковш датируется концом XVI в.).
18 Ковш. ГРМ. Инв. № БК-2991. Вторая пол. XVI в. Сольвычегодск. Серебро, ковка, гравировка, золочение. Размеры: 29,5×20,2 см. Высота — 12,5 см. (См.: Искусство строгановских мастеров. Каталог выставки Русского музея. Л., 1987. С. 111. № 69- Золотая кладовая Русского музея. СПб., 1998. С. 194. № 43. Ил. 63- Пивоварова Н. В. Сокровища рода Строгановых. Государственный Русский музей. Строгановский дворец. Буклет. СПб., 2005. С. 12. В этих публикациях ковш датируется кон. XVI — нач. XVII вв.).
владельческой надписью Максима Яковлева Строганова19, вероятно также изготовленных в Сольвычегодске и точно повторяющих форму и декор ковша Ио-анникия Строганова. Схожи не только форма, но и технологические приемы изготовления этих трех предметов древнерусской серебряной питьевой посуды.
Напрестольный «синалойный» крест из Михайло-Архангельского монастыря
В Михайло-Архангельский монастырь Никита Строганов пожертвовал восьмиконечный напрестольный крест, сделанный из черного дерева с серебряными золочеными обкладками на концах его ветвей «длинной пять с половиной вершков» (24,5 см), с вкладной надписью на оборотной стороне: «Положение Никиты Строганова"20. Крест находился в алтаре на престоле Введенского собора Михайло-Архангельского монастыря и был отмечен в сотной книге 1630 г.: «крест древян синалойной [восточного дерева. — В. И. ], а на нем распятие серебряное позолочено"21. По описанию этот крест схож с восьмиконечным крестом кон. XVI — нач. XVII в. с тонким легким стволом и ветвями, сделанным из черного дерева с серебряными золочеными обкладками, закрепленными на окончаниях его ветвей, и с литыми дробницами на лицевой поверхности, длиной — 25,6 см (СИХМ)22 (ил. 4). Этот «синалойный» «благословенный» крест был вложен Никитой Строгановым в Благовещенский собор Сольвычегодска23. На его лицевой стороне крепятся литые серебряные золоченые дробницы с изображением «Распятия», предстоящих, летящих двух ангелов, а в центре нижнего перекрестия — поясное изображение свт. Николая Чудотворца.
Краткое описание еще одного креста, сделанного из «синалойного» дерева с серебряными «наконечниками», крепящимися на завершении его ветвей, с серебряным накладным «Распятием», происходящего из Коряжемского монастыря, приводится в документах 1678−1684 гг. 24
Вероятно, в сольвычегодской мастерской Никиты Строганова в кон. XVI — нач. XVII в. сделано несколько аналогичных «синалойных» напрестольных кре-
19 На корпусе каждого ковша (ГИМ, ГРМ) в четырех клеймах, выделенных золочением, гравирована владельческая надпись: «КОВШЪ / МАКСИМА / ЯКОВЛЕВА С[Ы]НА / СТРОГАНОВА».
20 Голосов А. Великоустюжский Михаило-Архангельский монастырь Вологодской епархии // Вологодские епархиальные ведомости. Прибавления. 1900. № 14. С. 351- Савва-итов П. И. Описание Велико-Устюжского Архангельского и приписанного к нему Троицкого Гледенского монастыря. СПб., 1848. С. 20- Чебыкина Г. Н. Вклады Строгановых в храмы Великого Устюга в XVI—XVII вв.еках // Двинская земля. Вып. 6. Котлас, 2010. С. 240.
21 См.: Найденов Н. А. Устюг Великий. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. (По документам Московского архива Министерства юстиции). М., 1883. С. 39.
22 Игошев В. В. Сольвычегодские серебряные кресты XVI — первой половины XVII века. С. 585, 602−603. № 4- Он же. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 372, 516. Ил. 388.
23 См.: Савваитов П. И. Строгановские вклады в Сольвычегодский Благовещенский собор по надписям на них с приложением соборной Описи 1579 г. СПб., 1886. С. 40.
24 «Крест воздвизальной синолойной Распятие и наконечники серебряные». РГАДА. Ф. 281. Д. 14 031. Выпись из писцовых книг Николаевского Коряжемского монастыря. Л. 33.
стов с серебряными обкладками («наконечниками») и с серебряным «Распятием» для вклада в великоустюгский Михайло-Архангельский и в Коряжемский монастыри, а также — в сольвычегодский Благовещенский собор.
О создании таких крестов в мастерской Никиты Строганова свидетельствуют идентичные литые «Распятия», изображения «Спаса Нерукотворного», ангелов, поясных фигур предстоящих, поясного изображения Николая Чудотворца, крепящиеся на ряде аналогичных напрестольных крестов, сделанных в кон. XVI — нач. XVII в. в сольвычегодской мастерской вкладчика, о чем подробнее сказано ниже. Место нахождения деревянного креста из Михайло-Архангельского монастыря в настоящее время неизвестно.
Пядничная икона в серебряном окладе из Успенского собора
Из ризницы великоустюгского Успенского собора происходит подписная пяд-ничная икона «Великомученик Никита, побивающий беса» 1561 г. (ВелУМЗ)25 (ил. 5). Эта икона, украшенная серебряным сканым окладом, сделанным в 15 921 593 гг., принадлежала Никите Строганову и, вероятно, была его вкладом в Успенский собор Великого Устюга.
На лицевой стороне иконы имеется надпись: «Образ с[вя]таго великомчнка Никиты». Св. Никита с золотым нимбом, закованный в золотые латы, в алом плаще, держит левой рукой беса, а правой бьет его палкой. С правой стороны вверху — изображение летящего в облаках ангела, венчающего св. Никиту золотой короной. У ангела — округлый венчик, украшенный гравированным орнаментом вьющегося стебля с отростками. Часть крыла ангела изображена на верхнем поле иконы, для чего на серебряном окладе сделан вырез, обведенный сканым кантом. Поля иконы украшены серебряным золоченым сканым орнаментом вьющихся стеблей, сделанных в одну серебряную нить, с трилистниками с зубчатой кромкой, отростками, залитыми эмалью темно-синего, зеленого и голубого цветов. Фон узора проработан чеканом канфарник.
25 ВелУМЗ. Инв. № ИК 8601/1−6. Дерево, левкас, темпера, серебро, скань, эмаль, золочение. Размеры: 18×14,5 см.
Ил. 4. Крест напрестольный (благословящий). Кон. XVI — нач. XVIIв. Сольвычегодск. СИХМ
Ил. 5. Икона в серебряном окладе «Вмч. Никита, побивающий беса». Икона — 1561 г. Оклад — 1602 г. Сольвычегодск. ВелУМЗ
На четырех серебряных полосах полей оклада в месте лузги сохранились петельки, к которым ранее крепилась жемчужная обнизь, обрамляющая иконописное изображение.
В Описи 1789 г. великоустюгского Успенского собора приводится описание этой иконы: «Образ великомученика Никиты, венец с цатой и оклад серебряные с финифтом, на венце и цате шесть ставок, на полях десять, все простые, кругом обведено веревочкой жемчужной, все старинные"26. Упомянутые в Описи венец с цатой вмч. Никиты — утрачены. На полях оклада срезаны все десять оправок, в которых ранее крепились камни или перламутровые вставки (в Описи они названы «ставки» — «все простые»). В настоящее время сохранились только основания этих оправок (кастов) — в виде колечек овальной или круглой формы.
26 Древняя строгановская икона великомученика Никиты и игуменство Иоанникия (в монашестве Иоасафа) Строганова // Вологодские епархиальные ведомости. Прибавления. 1888. № 7. С. 125−127.
На оборотной стороне иконы, на тонкой шелковой рубашке зеленого цвета, имеется надпись, сделанная черными чернилами: «Лета 7069 (1561) сш об (р)а (з) бл[а]гословение // Соли Вычего (д)цкие на поса (де) Борюогле (б)//ского игумена Иоасафа Никиту // Григо (р)ева с[ы]на Строганова в пе (р)вое лето ро (ж)[де]ства его- НИ[киты]- без окладу. А окладыва (н) сш обра (з) [7]101 (1592−1593) (г)оду // и дея (н)[и]я (писаны) около се (го) образа с окла//дом и с киотью зделано в то (м) // же году"27 (ил. 6).
Эта надпись свидетельствует, что образ св. Никиты написан в 1561 г. в год рождения Никиты Строганова, а серебряный сканый оклад с эмалью, рама иконы с живописными клеймами с деяниями, а также — киот для этой иконы выполнены в 1592—1593 гг. Из надписи следует, что эта икона — благословение Иоасафа, игумена сольвычегодского Борисоглебского монастыря. В краткой заметке, опубликованной в Вологодских епархиальных ведомостях, говорится, что игумен Иоасаф был родным дедом Никиты Строганова — в миру Иоанникий (Аника) Федоров Строганов28.
Иоанникий (Аника) Строганов был основателем сольвычегодско-пермской ветви Строгановых, устроителем городка Канкора (1558) и Спасо-Преображенского Пыскорского монастыря (1558−1560), который находился в Пермских вотчинах на высоком берегу около устья реки Пыскорки, впадающей в Каму29. В Пыскорский монастырь Строгановыми были сделаны значительные пожертвования не только землями, но и богослужебными предметами30. Известно, что Иоанникий Строганов принял постриг с именем Иоасаф в 1567/68 г., а умер он — в 1569 г. и похоронен в сольвычегодском Борисоглебском монасты-ре31. На пергамене из сольвычегодского Благовещенского собора сделана запись: «Лета 7078 во 2 день преставись Иоанникий в иноцех (Иосаф) Федоров сын Строганов (в 6 час дни в пяток, а жил 71 лето и 10 месяцев)"32.
Ранее нам не встречались сведения о том, что Иоанникий Федорович Строганов (в иночестве Иоасаф) был игуменом сольвычегодского Борисоглебского монастыря. Имя игумена Иоасафа по Синодику Борисоглебского монастыря
27 Эта надпись с небольшими купюрами ранее была воспроизведена в работах: Древняя строгановская икона великомученика Никиты и игуменство Иоанникия… С. 126- Сыроват-ская Л. Н. Подписные иконы в собрании Великоустюгского музея-заповедника // Великий Устюг. Краеведческий альманах. Вып. 4. Вологда, 2007. С. 126.
28 Древняя строгановская икона великомученика Никиты и игуменство Иоанникия. С. 125−127.
29 Дмитриев А. А. Пермская старина. Пермь, 1889. Вып. 1. С. 109- Краснов Н. Е. Пы-скорский ставропигиальный монастырь // Известия Пермского епархиального церковно-археологического общества. Вып. 1. Пермь, 1915. С. 3- Пестова А. И. Пыскорский Спасо-Преображенский монастырь: прошлое и настоящее // Искусство пермских вотчин Строгановых. Пермь, 2007. С. 39.
30 К 1579 г. в монастыре имелись «.в обеих церквях… образа, и свечи, и ризы, и церковные книги, и колокола, и все церковное строение Якова, да Григория, да Семена Строгановых» (Пестова А. И. Пыскорский Спасо-Преображенский монастырь. С. 40).
31 Купцов И. В. Род Строгановых. С. 14.
32 Попов В. Сольвычегодская старина // Сольвычегодская старина: Материалы и исследования. К 500-летию г. Сольвычегодска. Сыктывкар, 1994. С. 180.
Ил. 6. Оборотная сторона иконы «Вмч. Никита, побивающий беса» с вкладной надписью. ВелУМЗ
дается тридцать первым33, а двадцать пятым приводится имя Дионисия, который был игуменом в 1548 г. 34, а в 1544 г. с помощью молебна остановил «пожар Заги-ков (Загайков)» у стен обители35. Такое большое число архимандритов и игуменов, отмеченных в Синодике, указывает на давнее время основания Борисоглебского монастыря, основанного еще до 1498 г. 36
В сольвычегодский Борисоглебский монастырь от Строгановых поступали многочисленные «окладные» иконы и другие вклады37. Однако дата благосло-
33 Попов В. Сольвычегодская старина. С. 142.
34 Зверинский В. В. Православные монастыри в Российской империи. Кн. 3. (Репр. изд.). СПб., 2005. С. 31- Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877. Ст. 785.
35 Соскин А. История города Соли Вычегодской. Сыктывкар, 1997. С. 73- Попов В. Сольвы-чегодская старина. С. 141.
36Амвросий (Орнатский), архимандрит. История Российской иерархии. М., 1811. Ч. 3. С. 415.
37 В Борисоглебский монастырь в 1606 г. «по своих родителех» Максимом, Никитой, Андреем и Петром Строгановыми была передана значительная часть икон в серебряных ска-
вения пядничной иконой Никиты Строганова в год его рождения — 1561 г. игуменом сольвычегодского Борисоглебского монастыря Иоасафом противоречит ранее опубликованным сведениям о том, что Иоанникий Строганов принял постриг в 1567/68 г. в Спасо-Преображенском Пыскорском монастыре, а затем удалился в свое родовое имение в Сольвычегодске38.
Возможно, Иоанникий Строганов принял постриг в Сольвычегодске после возвращения из Канкора. В Русском биографическом словаре говорится: «После кончины второй жены С[троганов], уже глубокий старик, оставил Каму и переехал в Сольвычегодск к младшему сыну, Семену, но, пожив у него недолгое время и почувствовав & quot-тягость старости своей и в силах своих умаление& quot-, принял иночество под именем Иоасафа"39. Первая жена Иоанникия Федоровича — Мавра, умершая в Сольвычегодске в 1524 г., похоронена при Благовещенском соборе40. Вторая жена — София Андреевна Бакулева (?) умерла 01. 05. 1567 г., жила «57 лет и полпята месяца» и похоронена там же — при Благовещенском соборе в Сольвычегодске41.
Таким образом, согласно надписи пядничная икона «Св. Никита, побивающий беса» была написана в 1561 г. и является благословением игумена сольвычегодского Борисоглебского монастыря Иоасафа в год рождения Никиты Строганова. Серебряный оклад, утраченные иконописные клейма рамы иконы, а также не сохранившийся киот — были сделаны в 1592—1593 гг., вероятно, в сольвычегодских мастерских Никиты Строганова.
Следует отметить, что в Сольвычегодском музее сохранился нательный крест 2-й пол. XVI в. с резным по кости изображением «Великомученика Никиты, побивающего беса» в серебряной оправе, происходящий из сольвычегодского Благовещенского собора42. Скорее всего, этот крест, изготовленный в сольвыче-годских мастерских, так же как и одноименная пядничная икона, принадлежал Никите Строганову.
Напрестольный крест из Успенского собора
До нашего времени сохранился серебряный напрестольный восьмиконечный крест-мощевик, вложенный Никитой Григорьевичем Строгановым в Успенский собор Великого Устюга (ВелУМЗ)43 (ил. 7). Лицевая и боковые поверхно-
ных окладах с деревянными цатами из иконостаса сольвычегодского Благовещенского собора (Савваитов П. И. Строгановские вклады в Сольвычегодский Благовещенский собор. С. 23- Бочаров Г. Н., Выголов В. П. Сольвычегодск. Великий Устюг. Тотьма. М., 1983. С. 43). Никитой Строгановым в Борисоглебский монастырь в 1598 г. вложена икона «Богоматерь Одигитрия» с вкладной надписью (Попов В. Сольвычегодская старина. С. 147).
38 См.: Дмитриев А. А. Родословная Строгановых // Пермский край. Т. 3. Пермь, 1895. С. 179−180- Краснов Н. Е. Пыскорский ставропигиальный монастырь. С. 3- Купцов И. В. Род Строгановых. С. 15- Пестова А. И. Пыскорский Спасо-Преображенский монастырь: прошлое и настоящее. С. 39.
39 Русский биографический словарь / под ред. А. А. Половцева. Т. 19. СПб., 1909. С. 494.
40 Дмитриев А. А. Родословная Строгановых. С. 179.
41 Купцов И. В. Род Строгановых. С. 15.
42 См.: Игошев В. В. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 523. Кат. 13.
43 Крест напрестольный. ВелУМЗ. Инв. № ИК 8806. С-187/в. Конец XVI — начало XVII в. Сольвычегодск. Серебро, скань, эмаль, камни, жемчуг, золочение. Размеры: 27,2 х
сти креста, изготовленного в кон. XVI — нач. XVII в., богато украшены эмалью по скани, жемчугом, перламутровыми плашками, камнями44. На его оборотной гладкой стороне гравирована надпись о вложении многочисленных мощей и священных реликвий: «ПЕРЕПИСЬ МО//ЩА (М): А В СЕ (М) КР[Е](С)ТЕ М// ИРО О (Т) ГРОБА Г[О](С)[ПОД]Н//Я, КАМЕНЬ ОТ ГР//ОБА Г[ОСПОД]НЯ, КАМЕНЬ НЕВЕДАТИ КОТОРЫ//И АГГ[Е]ЛЪ СЕДЕЛ, ИЛИ ГРОБА Г[О]© [ПОД]НЯ, КАМЕНЬ // КУПИНЫ НЕОПАЛИМАЯ, ДРЕВО НА КОЕ//МЪ ПР[Е]Ч[ИС]ТАЯ СЕДЕЛА КАКЪ БЕЖАЛА ИЗЪ // ЕГИПТА, МЛЕКО ПРЕЧИСТЫЕ, ПЕРСТЬ // О (Т) ИЕРДАНА, КАМЕНЬ О (Т) ИЕРДАНА, МО//ИСЕЕВЪ КАМЕНЬ, МОЩI ЗАХАРШ ПР (О)РОКА, // МОЩИ IЯКОВА БРА//ТА Г[О] (С)[ПОД]НЯ, МОЩИ АН//ДРЕЯ ПЕРВОЗВАННА//ГО, МОЩИ ГРИГОР^/Я Б[О]ГОСЛОВА, МО//ЩИ ЮАННА ЗЛАТА//УСТАГО, МИРО НИКОЛЫ ЧЮ-ДОТВОРЦА, МОЩИ ГРИГОР^ ВЕЛИКI (Я) АРМЕНIА, МОЩИ СТЕФАНА АРХИ//Д!АКОНА, КАМЕНЬ ИМ ЖЕ СТЕФАНЪ ПО (БОЕНЪ) БЫСТЬ МИРО ДМИТРТА СТР[А](С)[ТО]ТЕРПЦА, МОЩИ ФЕОДОРА СТР//АТИЛАТА… «45 (ил. 8). Здесь же внизу креста гравирована подпись о вкладе: «СТИ КРЕСТЪ ПОЛОЖЕНИЕ НИКИТЫ Г//РИГОРЬЕВА С[Ы]Н//А СТРОГАНОВА"46 (ил. 9).
Такие же надписи с перечнем священных вложений и вкладная подпись Никиты Строганова имеются на оборотной стороне двух других аналогичных серебряных напрестольных крестов-мощевиков. Это напрестольный крест 1596 г., сделанный для деревянного собора сольвычегодского Введенского монастыря (СИХМ)47, и крест кон. XVI — нач. XVII вв. для собора Пыскорского монастыря, расположенного в Пермских вотчинах Строгановых (ПермГХГ)48. Схожа форма этих трех напрестольных крестов, пропорции49, стиль и техника сканого орнамента вьющихся трав, палеография резных надписей. На этих крестах аналогичны литые дробницы, выполненные по одной модели: «Распятие», «Спас Нерукотворный», летящие парные ангелы, дробницы с изображениями предстоящих, поясное изображение Николая Чудотворца. Такие же литые дробницы крепятся и на «синалойном» кресте кон. XVI — нач. XVII вв., вложенном Ни-
12,4×2 см (См.: Игошев В. В. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 371−372. Ил. 389).
44 На лицевой стороне креста крепятся 7 камней и 2 перламутровые плашки в гладких оправках.
45 В нижней части креста надпись гравирована другим мастером, что свидетельствует о добавлении части священных реликвий и мощей спустя некоторое время.
46 Надписи на оборотной стороне креста гравированы по предварительно размеченным ровным строкам, прочерченным острым инструментом.
47 Крест напрестольный. 1596 г. Сольвычегодск. СИХМ. Инв. № 1612 кп. 2 др. 620 пр. Серебро, дерево, скань, эмаль, литье, гравировка, чеканка, золочение, камни, перламутр. Размеры: 27,5×14,9 см (Игошев В. В. Сольвычегодские серебряные кресты XVI — первой половины XVII века. С. 583−584, 597−600. № 2- Он же. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 371−372, 512−514. Прилож. 1. Кат. 4. Ил. 267, 387).
48 Крест напрестольный. ПермГХМ. Инв. № ДМ-9. Конец XVI — начало XVII вв. Сольвычегодск. Серебро, скань, гравировка, эмаль, камни, жемчуг, золочение. Размеры: 27,3×12×1,8 см (См.: Игошев В. В. Строгановское художественное серебро. С. 266).
49 Сольвычегодский напрестольный крест 1596 г. (СИХМ), в отличие от великоустюгского (ВелУМЗ) и пермского (ПермГХГ) крестов, имеет более длинную нижнюю перекладину.
Ил. 7. Лицевая сторона серебряного напрестольного креста-мощевика. Кон. XVI — нач. XVII в. Сольвычегодск. ВелУМЗ
Ил. 8. Оборотная сторона серебряного
напрестольного креста-мощевика. Кон. XVI — нач. XVIIв. Сольвычегодск. ВелУМЗ
Ил. 9. Фрагмент напрестольного креста-мощевика из Успенского собора Великого Устюга с вкладной надписью Никиты Строганова. ВелУМЗ
китой Строгановым в сольвычегодский Благовещенский собор (ил. 4). Следует отметить, что литые накладные детали крестов дополнительно прорабатывались резцом и чеканами50.
Лицевая и боковые поверхности трех аналогичных крестов украшены ска-ным растительным орнаментом извивающихся стеблей с трилистниками, каплевидными и сердцевидными листиками, цветочными розетками, длинными мощными отростками, завершающимися шариками, залитыми трехцветной эмалью — зеленой, голубой и темно-синей с фоном, проработанным канфарни-ком — чеканом в виде тупой иглы51.
Следует обратить внимание на одну интересную особенность великоустюг-ского креста. В отличие от сольвычегодского и пермского крестов с лицевой стороны его форму подчеркивает жемчужная обнизь, положенная на узкий желобок, покрытый темно-синей эмалью. Такой же прием встречается на некоторых венцах и цатах, сделанных в технике скани в кон. XVI — 1-й четв. XVII вв. в соль-вычегодских строгановских мастерских52. Этот прием цветных эмалевых подложек под жемчужную обнизь, обрамляющих и подчеркивающих форму крестов, венцов и цат, встречается редко. Он известен также в псковских напрестольных крестах53 и на произведениях западноевропейских и русских мастеров сер. XVI в. 54
50 Игошев В. В. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 371−372.
51 Многочисленные серебряные изделия, вложенные Никитой Григорьевичем Строгановым в храмы Сольвычегодска, Великого Устюга и Пермских вотчин, изготовленные в технике трехцветной эмали по скани в конце XVI — начале XVII вв., выполнены в Сольвычегодске в мастерской вкладчика. К их числу относится не только группа данных аналогичных серебряных восьмиконечных напрестольных крестов-мощевиков, но и оклады икон, складни, наперсные иконки и другие предметы. Такие произведения украшены сканым растительным орнаментом извивающихся стеблей с трилистниками, каплевидными и сердцевидными листиками, цветочными розетками, залитыми трехцветной эмалью — зеленой, голубой и темно-синей. Яркой особенностью такого орнамента являются изготовленные из скани, плавно изгибающиеся стебли, заполненные эмалью с листиками фигурной формы, напоминающими виноградные, длинные мощные отростки, завершающиеся шариками. Венцы, цаты и оклады икон по краю обрамляет сканый кант, состоящий, как правило, из трех жгутиков.
52 Такой желобок, залитый темно-синей эмалью, предназначенный для крепления на маленьких петельках жемчужной обнизи, есть на двойном венце с пятизубчатой коруной и цате кон. XVI — нач. XVII в. с иконы «Богоматерь Феодоровская» («Борисоглебский перевод») (СИХМ). (См.: Игошев В. В. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 551. № 37. Ил. 394, 199). Узкий желобок, украшенный зеленой эмалью, обрамляет форму венца с трехзубчатой коруной на окладе первой четверти XVII века иконы «Богоматерь Феодоровская» (СИХМ). (См.: Там же. С. 567−569. № 46. Ил. 441, 198, 533).
53 Например, такой прием использован в напрестольном кресте псковской работы, вложенном в 1640—1641 гг. архимандритом Псково-Печерского монастыря Рафаилом в Успенский Горицкий монастырь Переславля-Залесского. ПЗМЗ. Инв. № 1314. Серебро, чеканка, скань, эмаль, гравировка, жемчуг, камни, золочение. (См.: Игошев В. В. Серебряные и золотые напрестольные кресты «московского» типа XVI—XVII вв. // Искусство христианского мира. Вып. 11. М., 2009. С. 297. Ил. 275).
54 Украшение эмалевым желобком, выделяющим и подчеркивающим абрис предмета, имеется на золотой цате с иконы «Троица» из иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря, выполненной в середине XVI в. западноевропейскими и русскими мастерами в Москве в царских мастерских по заказу Ивана Грозного. О золотом уборе к иконе «Троица», см.: Троице-Сергиева лавра и русские государи. Каталог выставки. М., 2002. С. 100−101. № 36-
Все три креста, сделанные по заказу Никиты Григорьевича Строганова, были выполнены в Сольвычегодске в мастерской вкладчика. Об этом свидетельствуют аналогичные дробницы с литыми изображениями, элементы сканого орнамента, цвета эмали и технологические особенности их изготовления, а также — одинаковые вкладные подписи и надписи о вложениях55. Видно, что строгановские мастера в кон. XVI — нач. XVII в. хорошо усвоили псковско-новгородские традиции серебряного дела56.
Напрестольное Евангелие в серебряном окладе из Успенского собора
В 1608 г. Никитой Строгановым в Успенский собор Великого Устюга было вложено напрестольное Евангелие в серебряном окладе (ВелУМЗ)57 (ил. 10). Евангелие напечатано в Москве в 1606 г. в типографии Анисима Радишевского58. Начало глав декорировано орнаментальными киноварными заголовками59. Обрез книжного блока позолочен и украшен крупным чеканным орнаментом вьющегося стебля с остроконечными каплевидными листьями (ил. 11). Верхняя и нижняя деревянные крышки с лицевой стороны покрыты сильно потертым зо-лотным малиновым бархатом. Серебряный золоченый оклад состоит из деталей, сделанных в трех разных техниках: басмы (тиснения), литья и оброна (резьбы).
Ценные сведения об этом вкладе содержит надпись, сделанная черными чернилами на последней странице Евангелия: «Лета 7116 (1608) го (ду) февраля в // 15 (д[е]н[ь]) с1я книга еу[ан](г)[е]л1е москов//ская печать домовая црк (о)//вная прч (с)тые б[огороди]цы ч (с)тнаг (о) // и славнаго ея оуспешя пр (е)//с[вя]те (и) б[огороди]цы и предело (в) ея со//борнаго храму на Устюзе // Великомъ (на по-
Вера и Власть. Эпоха Ивана Грозного. Каталог выставки. М., 2007. С. 208−209- Игошев В. В. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 81−82.
55 На кресте из Пыскорского монастыря, в отличие от аналогичных двух крестов из Великого Устюга и Сольвычегодска, надпись о вложениях несколько короче и заканчивается словами: «. МАННА НЕБЕСНАЯ, НА ДУХА НЕЧИСТАГО ТЕМЬЯН РОСНОИ КАССИЯ».
56 Ближайшими аналогиями этих трех строгановских крестов, украшенных трехцветной эмалью по скани, являются псковские напрестольные кресты кон. XVI — нач. XVII в. Это напрестольный крест 1590 г. из Псково-Печерского монастыря кон. XVI в., крест 1603 г. из Снетогорского монастыря под Псковом (ПИАМЗ), крест кон. XVI в. (НГМ), крест 1626 г. (ГММК), крест 1640−1641 г. (ПЗМЗ) (См.: Родникова И. С. Напрестольные серебряные кресты из собрания Псковского музея // Ставрографический сборник. Кн. 2. М., 2003. С. 207−227- Игошев В. В. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 378−380- Он же. Серебряные и золотые напрестольные кресты «московского» типа XVI—XVII вв. С. 496−498).
57 Оклад Евангелия. ВУМЗ. Инв. № ИК 8767. Ы72. ДР. М-63. 2-я пол. XVI в. — 1608 г. Сольвычегодск. Дерево, бархат, серебро, басма, литье, оброн, чернь, камни, перламутр, золочение. Размеры: 35×24×8,2 см. На окладе сохранились: 2 кабошона бирюзы, 1 аметист, 2 перламутровые плашки, 1 каст без камня. На полях и среднике имеются утраты басмы.
58 На предпоследней странице Четвероевангелия есть надпись: «Сия же б[о]гоприятная и д[у]шеправительная книга, рекомое еу[ан](г)[е]лие давшему же Б[о]гу начати исподоболь-ному и совершити мастерством многогрешнаго Анисима Михайлова с[ы]на Радишевскаго, волынца и прочих любезно трудившихся».
59 См.: Памятники письменности в музеях Вологодской области. Каталог-путеводитель / под ред. П. А. Колесникова. Вологда, 1983. С. 18−19.
Ил. 10. Верхняя крышка напрестольного Евангелия. 2-я пол. XVIв. — 1608 г. Сольвычегодск. ВелУМЗ
Ил. 11. Фрагмент обреза напрестольного Евангелия. ВелУМЗ
75
саде) а задняя цка // и затылок оболочена ба//рхатомъ золотны (мъ) и прокладки и 12 камене (и) поло//жеше Никиты Григо (р)евича // Строганова для своего по// мина (ш)я заздравнаго и для // свои (х) родителе (и) за упоко (и) // по вся дни и впре (д) по себе. // А передняя цка серебряна (я) вся // и засте (ж)ки и жуки и (6) камене (и) // домовая ц[е]рковная прч (с)тень//ская ю старого еуа[н](г)[е]л1я».
Несмотря на то что время вклада этого Евангелия указано 1608 г., надпись свидетельствует, что серебряный оклад состоит из разновременных частей и отдельные детали были сняты «из старого евангелия», затем приспособлены для данного предмета. Особенности стиля и техники изготовления позволяют большую их часть отнести ко 2-й пол. XVI в.
К таким более ранним частям оклада 2-й пол. XVI в. относятся серебряные детали, сделанные в технике литья и в технике оброна (резьбы). Это литые дробницы, крепящиеся на верхней крышке Евангелия (ил. 10). На полях по углам прибиты четыре наугольника, которые отлиты в форме глаголей с рельефными изображениями евангелистов на фоне палат и горок. На левом верхнем наугольнике изображен Иоанн, диктующий текст Евангелия Прохору, на правом верхнем наугольнике — Матфей, на нижнем левом — Марк, а на нижнем правом — Лука60.
Здесь же на полях крепятся двенадцать небольших литых киотцев, составляющих Деисус с рельефными изображениями: Спаса, Богоматери, Иоанна Предтечи, архангелов Михаила и Гавриила, апостола Петра, св. Касьяна, святителей Григория Богослова и Иоанна Златоуста, Николая Чудотворца, преп. Димитрия Прилуцкого, св. Дамиана. Все эти дробницы также изготовлены во 2-й пол. XVI в.
К этому времени относятся литые дробницы, прикрепленные на среднике верхней крышки Евангелия, которые также составляют деисусный ряд: Спас на престоле, Богоматерь, Иоанн Богослов, поясные изображения двух архангелов с посохами и сферами с надписями: «?С» «ХС». Вверху и внизу изображения Спаса на престоле закреплены два идентичных круглых медальона с литыми рельефными изображениями херувимов и надписью — «ХЕРУ/ВИМЪ».
В технике оброна (резьбы) во 2-й пол. XVI в. сделаны небольшие серебряные детали, прибитые на нижней крышке Евангелия (ил. 12). Это небольшие гладкие пластины разнообразной формы с растительным орнаментом и надписями: 4 наугольника («жуковины» или «жуки») и 2 пластины фигурной формы для крепления ремней застежек (ил. 13), ромбовидный средник (ил. 14). На верхней крышке Евангелия — на правом поле крепятся 2 пластины («ответы»), к которым примыкают 2 застежки с крючками. Здесь же в прямоугольных клеймах — обронные (резные) надписи: «АНГ[Е]ЛИ Г[ОСПО]ДНИ». На всех этих деталях фон обронного (резного) узора и надписей выделен темно-синей эмалью (частично утраченной).
Серебряные тонкие орнаментальные пластины басмы с узорами трех видов, крепящиеся на верхней крышке Евангелия, изготовлены в Сольвычегодске в мастерской Никиты Строганова в начале XVII в. (до 1608 г.) Это две боковые серебряные полосы басмы с тисненым орнаментом в виде «древа» с пышными ветвя-
60 На наугольниках имеются рельефные надписи: «ИОИАН» (так!), «ПРОХОР», «МАТФ», «М (А)Р», «ЛУКА».
Ил. 14. Фрагмент нижней крышки напрестольного Евангелия из Успенского собора Великого Устюга. Средник. ВелУМЗ.
Ил. 12. Нижняя крышка напрестольного Евангелия. 2-я пол. XVIв. — 1608 г. Сольвычегодск. ВелУМЗ
Ил. 13. Фрагмент нижней крышки напрестольного Евангелия из Успенского собора Великого Устюга. ВелУМЗ
¦ ¦ ж& quot- I
Л — сч
Щрг
ми, листьями, отростками и с зубчатыми ободками, напоминающими графскую корону. Идентичный узор встречается на окладах сольвычегодских икон первой четверти XVII в. (СИХМ)61 и на трехъярусном киоте 1629 г. (СИХМ)62.
Второй вид орнамента басмы, крепящейся на горизонтальных полях верхней крышки Евангелия, состоит из вьющихся и переплетающихся стеблей трав на мелком сетчатом фоне. Идентичный узор тиснения украшает горизонтальные поля строгановской иконы 1610 г. — «Прокопий и Иоанн Устюжские» (СИХМ) с меткой — «НИ» на обороте, которая свидетельствует о принадлежности образа Никите Строганову63.
Третий вид орнамента басмы, украшающей средник верхней крышки оклада Евангелия, состоит из повторяющихся ромбовидных клейм, в которые вписаны чередующиеся крестовидные розетки и веточки, напоминающие пальмовые. Такие же узоры басмы имеются на киоте, изготовленном в сольвычегодских мастерских в 1-й четв. XVII в. (СИХМ)64.
Образцом для исследуемого оклада Евангелия из мастерской Никиты Григорьевича Строганова послужил серебряный оклад Евангелия из Кирилло-Белозерского монастыря, изготовленный в 1-й пол. XVI в. (КБМЗ) (ил. 15). О давних связях Строгановых с Кирилло-Белозерским монастырем свидетельствуют документы, где приводятся сведения о том, что после смерти Иоанникия Строганова его сыновья делают богатый вклад в монастырь — 300 рублей «на помин по нем понихида пети и служити священнику з дьяконом"65.
Ранее оклад Евангелия из Кирилло-Белозерского монастыря датировался XV—XVI вв., считалось, что он сохранился фрагментарно66. Оклад из Кирилло-Белозерского музея имеет следы переделок, вернее небольших перекомпоновок литых дробниц, однако все литые детали и серебряная пластина, крепящаяся на верхней крышке Евангелия с гравированным орнаментом и с черневыми надписями, именующими святых, изготовлены одновременно в 1-й пол. XVI в. В настоящее время оклад из Кирилло-Белозерского монастыря исследователи относят к работе московских мастеров 2-й четв. XVI в. 67 Однако, по нашему мнению, этот памятник изготовлен в новгородских традициях новгородским мастером.
61 ИгошевВ. В. Драгоценная церковная утварь XVI-XVП веков. С. 619, сноска 157- С. 603- 604. № 69.
62 Там же. С. 591. № 8.
63 Там же. С. 585. № 58. Здесь же на с. 585 в сносках 128−130 приводятся данные об идентичных узорах тиснения. Ил. 294 на с. 306.
64 Киот. СИХМ. Дерево, серебро, басма, золочение. Размеры: 60×35 см. Киот прямоугольной формы с килевидным верхом, украшен серебряной золоченой басмой с узорами трех видов. Киот происходит из сольвычегодского Благовещенского собора, о чем свидетельствует архивная фотография начала XX в., сохранившаяся в фотоархиве ИИМК (СПб.) № Q. 641. 59/23/260. Инв. № 190−4464. CCLX.
65 Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI-XVП веках. М., 1962. С. 44.
66 Петрова Л. Л., Петрова Н. В., Никанорова Л. В. Церковное искусство XV—XIX вв.еков. Путеводитель. М., 2002. С. 79, 81- Кирилло-Белозерский монастырь. Путеводитель. М., 2005. С. 94, 98.
67 Петрова Н. В., Пуцко В. Г. Серебряный оклад Евангелия Кирилло-Белозерского монастыря // Кириллов. Краеведческий альманах. Вып. 5: Старинные города Вологодской области.
Ил. 15. Верхняя крышка напрестольного Евангелия из Кирилло-Белозерского монастыря. 1-я пол. XVI в. Работа новгородского мастера. КБМЗ
Иконография, форма и пластическая моделировка накладных литых дробниц Деисуса великоустюжского и кирилло-белозерского окладов Евангелий наиболее близки новгородским образцам: серебряным литым дробницам, крепящимся на окладе Евангелия 1-й пол. XVI в. (ГРМ)68, литым изображениям Деисуса на бронзовых «решетчатых» паникадилах кон. XV — 1-й четв. XVI вв. (ГРМ, ГИМ)69.
Литые наугольники с Евангелистами в виде глаголей на великоустюжском и кирилло-белозерском окладах Евангелия аналогичны наугольникам новгородского типа. Группа окладов с такими накладными наугольниками, сделанными новгородскими мастерами в технике литья, басмы во 2-й пол. XV — 1-й пол.
XVI в., хранятся в крупнейших библиотеках и музейных собраниях России (ГММК, РНБ, РГБ, НГМ)70.
Подводя итоги, можно сделать вывод, что композиция и отдельные детали сборного серебряного оклада Евангелия XVI — 1608 г., вложенного Никитой Строгановым в Успенский собор Великого Устюга (ВелУМЗ), были изготовлены в новгородских традициях и ориентированы на оклады работы новгородских мастеров XV — 1-й пол. XVI в. Подобные накладные дробницы, украшающие серебряный оклад Евангелия Никиты Строганова, имеют устойчивые формы
декора и тип иконографии, характерные для новгородских произведений.
* * *
Изучение предметов драгоценной церковной утвари, пожертвованных представителями знаменитого рода Строгановых в храмы и монастыри Великого Устюга, позволяет сделать вывод, что эти вещи являются продукцией соль-вычегодских строгановских мастерских. В Сольвычегодске в XVI—XVII вв. изготавливалось большое число замечательных произведений, выполненных на высочайшем техническом и художественном уровне с использованием разнообразных сложных техник. Строгановы были не только талантливыми организаторами всех художественных работ по обустройству и украшению своих домовых и отдаленных вотчинных храмов, но и обладали большим вкусом, задавая определенную иконографическую программу для художественных произведений и указывая мастерам на лучшие образцы церковного искусства, которым необходимо следовать. Поэтому не случайно, что все произведения, вышедшие
Вологда, 2009- Пуцко В. Г. Напрестольное Евангелие митрополита Иоасафа (Скрипицына) // Московский журнал. 2007. № 2. С. 53−57.
68 Серебряные литые фигуры Деисуса — Спас на престоле с предстоящими новгородской работы 1-й пол. XVI в. крепятся на верхней крышке Евангелия из ГРМ. Инв. № БК-3085 (Декоративно-прикладное искусство Великого Новгорода. Художественный металл XVI-
XVII веков / ред. -сост. И. А. Стерлигова. М., 2008. С. 344. № 66).
69 См.: Игошев В. В. Драгоценная церковная утварь XVI—XVII вв.еков. С. 73−74, 173−175, 69−74, 659−662- Он же. Экспертиза фрагментов четырех меднолитых «решетчатых» паникадил из Исторического, Русского и Костромского музеев // X научная конференция «Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства». Материалы. 2004. ГТГ. М., 2006. С. 141−146.
70 См.: Декоративно-прикладное искусство Великого Новгорода. Художественный металл XVI-XVП веков. С. 323−324, № 54−55- С. 327−329. № 57−58.
из строгановских мастерских, обладают очень характерным, органичным и ярким «строгановским» стилем.
В работах сольвычегодских строгановских мастеров-серебряников, иконописцев, резчиков по дереву (крестечников), «словописцев» и мастеров других специальностей есть та особенность, которая объединяет исполнителей таких произведений. Прежде всего, это полное подчинение всех творческих усилий мастеров поставленным задачам и требованиям заказчиков. Произведения драгоценной церковной утвари, живописные иконы, образки с миниатюрной резьбой по дереву и кости, произведения лицевого шитья, богослужебные книги и другие предметы созданы как уникальные драгоценные вклады Строгановых в храмы и монастыри, как святыни и сокровища церковного искусства. Нередко они имеют священные вложения, привезенные с христианского Востока, и мощи русских святых, или сделаны из гробовых досок русских чудотворцев, взятых при переложении их мощей в новые серебряные раки. Такие произведения, богато украшенные орнаментом, золотом, жемчугом, многоцветными драгоценными камнями и полихромными эмалями, прежде всего являлись молитвенными подношениями Строгановых в те или иные храмы, монастыри, с надписями о вкладе, с молением о здравии, поминовении родных, с указанием даты вклада и имени вкладчика.
Форма предметов, тип лицевых изображений и орнаментации на произведениях церковной утвари, изготовленных в строгановских мастерских в XVI- XVII вв., были ориентированы на хорошо известные, почитаемые святыни, в большей степени на псковские, новгородские и московские образцы.
Ключевые слова: Строгановы, строгановские мастерские, Сольвычегодск, Великий Устюг, строгановское серебро, церковная утварь.
Список сокращений
ВелУМЗ — Великоустюгский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник ГИМ — Государственный исторический музей
ГММК — Федеральное Государственное учреждение «Государственный историко-
культурный музей-заповедник & quot-Московский Кремль& quot-» ИИМК — Институт истории материальной культуры (Санкт-Петербург) КБМЗ — Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
НГМ — Новгородский государственный объединенный музей-заповедник ПермГХГ — Пермская государственная художественная картинная галерея ПИАМЗ — Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник ПЗМЗ — Переславль-Залесский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник РГБ — Российская государственная библиотека РНБ — Российская национальная библиотека (Санкт-Петербург) СИХМ — Сольвычегодский историко-художественный музей-заповедник ТОДРЛ — Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН (Санкт-Петербург)
The works of religious art, donated by the Stroganovs in the monasteries and temples of Great Ustyug
V. Igoshev
(The State Research Institute for Restoration)
In this article the author investigates before unexamined church utensils, icons in silver casings and other silver goods of the XVIth — XVIIth centuries. All of them represent deposits in the Great Ustyug temples and monasteries made by Stroganovs. The author atributes a lot of monuments of ancient Russian art saved in the Great Ustyug museum on the base of the complex analysis. Research of silver goods doing in this article is founded both on the analysis of the style, tipology, technological methods inherent the works of Old Russian masters and on the studying of writing sources and inscriptions on the goods. The new information received by the author is the convincing proof of making Stroganovs'- precious goods mentioned above in their art and technical studios.
Keywords: Stroganovs, stroganov workshops, Sol'-vychegodsk, Great Ustyug, stroganov silver, church utensils.
Список литературы
1. Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI—XVII вв.еках. М., 1962.
2. Введенский А. А. Аника Строганов в своем Сольвычегодском хозяйстве // Сборник статей по русской истории, посвященный С. Ф. Платонову. Пг., 1922.
3. Голосов А. Великоустюжский Михаило-Архангельский монастырь Вологодской епархии // Вологодские епархиальные ведомости. Прибавления. 1900. № 14.
4. Древняя строгановская икона великомученика Никиты и игуменство Иоанникия (в монашестве Иоасафа) Строганова // Вологодские епархиальные ведомости. Прибавления. 1888. № 7.
5. Карамзин Н. М. История государства Российского. М., 1989 (репр. изд.). Кн. 3. Т. 9.
6. Найденов Н. А. Устюг Великий. Материалы для истории города XVII и XVIII столетий. (По документам Московского архива Министерства юстиции). М., 1883.
7. Попов В. Сольвычегодская старина // Сольвычегодская старина: Материалы и исследования. К 500-летию г. Сольвычегодска. Сыктывкар, 1994.
8. Русский биографический словарь / под ред. А. А. Половцева. Т. 19. СПб., 1909.
9. Савваитов П. И. Описание Велико-Устюжского Архангельского и приписанного к нему Троицкого Гледенского монастыря. СПб., 1848.
10. Савваитов П. И. Строгановские вклады в Сольвычегодский Благовещенский собор по надписям на них, с приложением соборной Описи 1579 г. СПб., 1886.
11. Тельтевский П. А. Великий Устюг. М., 1977.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой