Дозы облучения щитовидной железы населения России в результате аварии на Чернобыльской АЭС (ретроспективный анализ)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Дозы облучения щитовидной железы населения России в результате аварии на Чернобыльской АЭС (ретроспективный анализ)
Степаненко В. Ф., Цыб А. Ф., Гаврилин Ю. И. *, Хрущ В. Т. *, Шинкарев С. М. *, Скворцов В. Г., Кондрашов А. Е., Яськова Е. К., Иванников А. И., Паршков Е. М., Шахтарин В. В., Московко Л. И., Петин Д. В., Чеботарева И. В. ,
Прошин А. Д. **, Рожко Ю. Н. **, Дорохов В. В. **, Ривкинд Н. Б. **,
Квитко Б. И. **, Кузьмин П. С. **, Лешаков С. Ю. ***, Омельченко В. Н. ***
Медицинский радиологический научный центр РАМН-
* - ГНЦ «Институт биофизики» Минздравмедпрома РФ-
** - Управление здравоохранения администрации Брянской области-
*** - Управление здравоохранения администрации Калужской области
В данной работе обсуждается методический подход, разработанный к настоящему времени в области реконструкции доз внутреннего облучения щитовидной железы 131!, а также ближайшие перспективы дальнейшей работы в этом направлении. Представлены оценки уровней облучения щитовидной железы населения России в результате аварии. Эти результаты получены на основе ретроспективного анализа с использованием разработанного подхода. Дан прогноз ожидаемых отдаленных медицинских последствий облучения щитовидной железы для населения РФ. Приведены ретроспективные оценки индивидуализированных доз облучения щитовидной железы для детей и подростков с установленным диагнозом «рак щитовидной железы», проживающих на загрязненных радионуклидами территориях.
Thyroid doses for the population of Russia as a result of the Chernobyl accident (retrospective analysis)
Stepanenko V.F., Tsyb A.F., Gavrilin Yu.I. *, Chrushch V.T. *, Shinkarev S.M. *, Skvortsov V.G., Kondrashov A.E., Yas’kova E.K., Ivannikov A.I., Parshkov E.M., Shakhtarin V.V., Moskovko L.I., Petin D.V., Chebotareva I.V., Proshin A.D. **, Rozhko Yu.N. **, Dorokhov V.V. **, Rivkind N.B. **, Kvitko B.I. **, Kuz’min P. S. **, Leshakov S. Yu. ***, Omel’chenko V.N. ***
Medical Radiological Research Centre of RAMS, Obninsk, Russia-
* - Institute of Biophysics, Russia-
** - Department of Health, Administration of Bryansk Region-
*** - Department of Health, Administration of Kaluga Region
The paper discusses a methodological approach developed for reconstruction of thyroid doses from internal exposure to 131I and prospects of future works in this field. Estimated levels of thyroid irradiation for the population of Russia after the accident are presented. These results have been obtained based on the retrospective analysis using the developed approach. Also, longterm health consequences of thyroid irradiation in the population of Russia have been predicted. Retrospective estimates have been made for individual thyroid doses for children and adolescents with the diagnosis of thyroid cancer living on the contaminated areas.
Введение
За последние годы получены данные, свидетельствующие о существенном увеличении частоты выявляемых злокачественных новообразований щитовидной железы на территориях, загрязненных радионуклидами в результате аварии на Чернобыльской АЭС [1, 2]. Данное обстоятельство определяет чрезвычайную актуальность исследований, направленных на всестороннюю оценку факторов радиационного воздействия на
щитовидную железу (ЩЖ). Задача заключается в том, чтобы на основе уже имеющихся результатов измерений содержания радиоактивного йода в щитовидной железе, а также различных параметров радиационной обстановки, на основе дополнительных данных, которые можно получить в ближайшие годы, приблизить точность дозиметрических оценок облучения ЩЖ к уровню, отвечающему потребностям практической медицины и эпидемиологических исследований, а в идеале — к точности, допускающей возможную корректировку чис-
ленных значений дозовых коэффициентов риска возникновения заболеваний ЩЖ у облучённых лиц. Естественно, что начинать решение этой задачи необходимо применительно к главной составляющей суммарной поглощённой дозы, а именно — дозы внутреннего облучения, обусловленной поступлением в организм радиоактивного изотопа йода, 131!
1. Основные характеристики имеющихся массивов дозиметрических данных
Принципиально можно выделить три класса оценок индивидуальных доз внутреннего облучения ЩЖ радиоактивным йодом:
Класс 1 включает в себя значения индивидуальных доз, рассчитанные на основе одного или нескольких результатов измерения содержания 131! (в ЩЖ у конкретных лиц, обследованных в мае
— начале июня 1986 г.) При всех оговорках относительно погрешности результатов измерения содержания радиоактивного йода в ЩЖ и неопреде-лённостей расчетных моделей, использованных для определения индивидуальных доз, данные этого класса следует отнести к разряду наиболее достоверных и объективных.
Класс 2 — к нему мы относим значения оценок индивидуальных доз для таких населённых пунктов, по которым имеется достаточное число данных Класса 1. На основе результатов Класса 1 определяются параметры распределения индивидуальных доз внутреннего облучения для жителей соответствующих возрастных групп (среднее значение и отклонение от этого среднего), и затем для конкретного человека, не обеспеченного данными Класса 1, рассчитывается индивидуализированное значение дозы после получения дополнительной информации об особенностях режима его проживания, потребления загрязнённого молока и других уточняющих сведений. В отсутствие такой дополнительной информации в качестве персональной характеристики внутреннего облучения ЩЖ принимаются средние по соответствующей возрастной группе значения. Объективность таких характеристик относительно высока, поскольку они получены на основе результатов прямых измерений содержания радиойода в ЩЖ.
Класс 3 — к нему относятся значения оценок индивидуальных доз внутреннего облучения ЩЖ для жителей всех остальных населённых пунктов (а их большинство), по которым отсутствует необходимое число данных Класса 1 и нет возможности осуществить оценки типа Класса 2. В таком случае групповые характеристики внутреннего облучения ЩЖ можно оценить по имеющимся данным о параметрах радиационной обстановки и условиях её формирования в каждом интересующем населённом пункте в рамках той или иной расчётной модели.
Проблема заключается в том, что набор имеющихся в распоряжении данных о радиационной обстановке весьма ограничен и его явно не достаточно для применения известных, сравнительно хорошо разработанных, многопараметрических моделей. Реалистичный подход к решению проблемы заключается в том, чтобы, используя большой объём данных Класса 1, полученных для загрязнённых территорий, разработать полуэмпи-рическую модель экстраполяционно-интерполяционного типа, которая была бы достаточно общей, отвечала существующим представлениям об основных процессах, обуславливающих облучение ЩЖ, и основывалась на имеющемся эмпирическом материале. В то же время желательно, чтобы такая модель была достаточно простой, т. е. требующей наличия только той информации о процессах формирования дозы облучения ЩЖ, которая либо уже имеется, либо принципиально может быть получена существующими методами.
Особенности проведения в мае — начале июня 1986 г. массовых измерений содержания радиойода в ЩЖ на загрязнённых территориях Белоруссии, России и Украины, а также основные аспекты последующей верификации результатов измерений, применённые расчётные модели и результаты определения значений индивидуальных доз внутреннего облучения ЩЖ у обследованных лиц подробно описаны в отечественных и зарубежных публикациях, многократно обсуждались на научных конференциях [3−13]. В целом можно констатировать, что отдельные подмножества данных Класса 1, сформированные к настоящему времени различными группами исследователей, отличаются между собой или способом получения первичных результатов измерения содержания радиойода в ЩЖ, или последующими схемами расчётов значений индивидуальных доз внутреннего облучения ЩЖ.
В мае — июне 1986 г. в Белоруссии, России и на Украине было проведено беспрецедентное по масштабам дозиметрическое обследование населения, в результате которого получены результаты прямых измерений содержания радиойода в ЩЖ у более чем 400 тысяч человек. Обследование осуществлялось силами многочисленных групп специалистов, обладавших различной подготовкой, работавших в существенно различных условиях (от условий стационарных специализированных учреждений до полевых условий непосредственно в загрязнённых населённых пунктах) и имевших в своём распоряжении разные типы измерительных приборов (от энергоселективных специализированных приборов до измерителей мощности дозы у-излучения типа ДП-5). Все это привело к сложному набору многообразных факторов, влияющих на достоверность полученных результатов прямых измерений. Некоторые из этих факторов удалось выделить и ввести соот-
ветствующие поправки, как, например, это было сделано с результатами проведённых в Белоруссии измерений, искажённых вследствие неправильного проведения измерений, а также взаимо-переводов единиц измерения без указания типа использованного прибора [6].
Одним из вопросов, остающимся дискуссионным до сих пор, является возможное искажение результатов определения содержания 131! в ЩЖ, обусловленное «подсветкой» датчиков из-за наружного радиоактивного загрязнения тела и одежды, а также в результате поступления в организм других радионуклидов и, прежде всего, радиоизотопов цезия (134Сэ, 137Сэ). Следует подчеркнуть, что относительный вклад у-излучения инкорпорированного радиоцезия в показания приборов (не у-спектрометрических) при измерении содержания 131! в ЩЖ изменяется в зависимости от даты проведения измерений: от практически малозначимого в начале — середине мая 1986 г. до главенствующего в середине июня и позднее. Банк данных Класса 1 о жителях Калужской области [3, 13] содержит информацию, относящуюся только к маю 1986 г. В банк данных Класса 1 о жителях Белоруссии включены лишь индивидуальные дозы, определённые на основе измерений, проведённых не позже 6 июня 1986 г. Данные о жителях Брянской, Тульской и Орловской областей, полученные на основе разности показаний приборов в геометрии измерений «ЩЖ» и «поверхность бедра»
[8] могут существенно занижать истинные значения индивидуальных доз внутреннего облучения ЩЖ для лиц, у которых не было устранено наружное радиоактивное загрязнение поверхности бедра.
Далеко не все факторы, влияющие на достоверность окончательного результата определения содержания 131! в ЩЖ, поддаются строгой количественной оценке. Поэтому на данном этапе мы используем подход, основанный на условной классификации результатов определения содержания 131! в ЩЖ на некоторое число групп достоверности. Каждой из этих групп экспертами приписывается значение характерной относительной погрешности. Данные, полученные более чем о 200 тыс. жителей Белоруссии, первоначально были разбиты на 3 группы достоверности определения содержания 131! в ЩЖ с учётом условий и приборного обеспечения измерений, характеризующиеся относительными погрешностями 50, 300 и 500% [6]. В результате верификации имеющихся данных и всей последующей работы банк данных Класса 1 по жителям Белоруссии содержит около
130 тыс. индивидуальных доз, три группы достоверности которых можно в части определения содержания 131! в ЩЖ характеризовать значениями относительных погрешностей: до 60%, в пределах от 60 до 200% и от 200 до 400% соответственно. Принимая, что указанные интервалы соответству-
ют 95% доверительной вероятности при логарифмически нормальном распределении величин, введённые группы достоверности можно охарактеризовать значениями стандартного геометрического отклонения 1. 3- 1.7 и 2.2 (1-я, 2-я и 3-я группы достоверности соответственно).
Основной массив данных измерений Класса 1
о жителях Калужской (около 28 тыс. [3, 13]), Брянской, Тульской и Орловской областям России (около 3,3 тыс. [8]) можно отнести, по-видимому, ко 2-й группе достоверности (стандартное геометрическое отклонение 1.3 — 1. 7). Следует подчеркнуть, что при достаточно большом числе данных Класса 1, полученных для жителей рассматриваемого населённого пункта, случайная составляющая погрешности определения средних величин снижается до вполне приемлемых значений.
Приведённые выше характеристики описывают лишь часть общей неопределённости результата определения индивидуальной дозы внутреннего облучения ЩЖ 131! Вторая составляющая этой неопределённости связана с моделями перехода
131
от измеренного содержания ! к поглощенной дозе. В настоящее время большинство данных Класса 1 о жителях загрязнённых территорий, т. е. по Белоруссии [6], России (Калужская обл.) [3, 13] и Украины [7] приведены практически к единой методической основе, изложенной в Руководстве [14] и работе [15].
На первом этапе все оценки поглощенных доз в ЩЖ сделаны исходя из предположения кратковременного прохождения радиоактивного облака с использованием модели перорального поступления 131! с молоком местного производства, что наиболее характерно для сельских жителей, а также модели ингаляционного поступления, с учётом зафиксированных документально защитных мероприятий (типа эвакуации или временного отъезда в относительно «чистые» районы). Небольшие различия в использованных значениях параметров расчёта (константы очистки ЩЖ от 131! для отдельных возрастных групп, очистки пастбищной травы или листовых овощей) необходимо будет учесть на следующем этапе. Допущение о кратковременном однократном радиоактивном загрязнении объектов внешней среды было принято на основе данных о ежесуточных выпадениях 131!, зарегистрированных сетью станций Гос-комгидромета, расположенных, к сожалению, не столь густо по наблюдаемым территориям, как хотелось бы для целей реконструкции доз. Общая схема введения поправок на продолжительный характер радиоактивных выпадений подробно изложена в Руководстве [14] и будет реализована в дальнейшем с той степенью подробности, с какой будет сделано уточнение кинетики локальных выпадений 131!, обещанное, в частности, авторами работы [16].
Принципиально иная модель поступления 131! использована при расчёте индивидуальных доз внутреннего облучения ЩЖ у жителей Брянской, Тульской и Орловской областей [8] («ступенчатая» модель). Было принято, что в течение первых 15 суток после первичного радиоактивного выпадения поступление радиойода людям шло с одинаковой скоростью, а в последующем — со скоростью, убывающей в соответствии с эффективным периодом полуочистки пастбищной травы, равным 5 суткам. При расчетах учитывались защитные мероприятия, приводившие к прекращению потребления загрязнённого молока. При отсутствии каких-либо защитных мероприятий отклонение результатов расчёта по «ступенчатой» модели от результатов расчёта по модели Руководства [14] не превышает 20%, если измерения содержания 131! в ЩЖ были проведены позже 15−20 суток после начала поступления радиойода в организм. Следует отметить, что во всех населённых пунктах Брянской области, обсуждаемых в работе [8], были реализованы защитные мероприятия по прекращению потребления загрязнённого молока. В таких случаях результаты расчёта по «ступенчатой» модели для младших возрастных групп и отдалённых дат измерения могут в 1.4 — 1.5 раза превышать значения, рассчитанные в соответствии с Руководством [14] по модели однократного загрязнения пастбища.
Как уже указывалось ранее, данные Класса 2 оцениваются на основе результатов расчёта отнесённых к Классу 1 значений индивидуальных доз внутреннего облучения ЩЖ по населённым пунктам, где часть жителей была охвачена дозиметрическим обследованием в мае — начале июня 1986 г.
На первом этапе определяются значения средних поглощенных доз облучения ЩЖ различных возрастных групп жителей населённого пункта и далее, с учётом среднесуточного потребления молока по этим группам и его индивидуального среднесуточного потребления конкретным лицом известного (по состоянию на апрель 1986 г.) возраста, находится значение индивидуализированной поглощенной дозы. Возможность реализации изложенной схемы обеспечена путём составления паспортов для более чем 1000 населённых пунктов, расположенных на загрязнённых территориях Белоруссии [17] и России [13]. По разработанным паспортам можно оценить не только величину персонифицированной дозы, но и ее доверительный интервал. Возможен также и учёт отклонений от типового режима проживания, установленного для соответствующего населённого пункта.
При разработке таких паспортов были приняты некоторые допущения, главные из которых заключаются в следующем.
1. Принято, что распределение значений индивидуальных доз в пределах каждой возрастной группы описывается логарифмически нормальной функцией распределения с параметрами, найденными для каждого паспортизуемого населённого пункта.
2. Предполагается, что составляющие, обу-
1311
словленные поступлением ! с молоком и с вдыхаемым воздухом, также имеют логнормальное распределение.
3. Допускается, что при отсутствии каких-либо защитных мероприятий среднеарифметическое значение «ингаляционной» дозы внутреннего облучения ЩЖ у взрослых жителей любого населённого пункта в 20 раз меньше среднеарифметического значения дозы, обусловленной поступлением 131! с молоком (и листовыми овощами), а стандартное геометрическое отклонение «ингаляционной» составляющей индивидуальной дозы во всех случаях равно 2.9. Столь большое стандартное геометрическое отклонение было выбрано «с запасом», чтобы учесть всевозможные варианты режима дыхания (от сна до интенсивной физической нагрузки), а также локальные изменения концентрации 131! в воздухе.
4. Предположено, что «пероральная» составляющая дозы обусловлена целиком поступ-
131,
лением ! с молоком, причём для конкретного человека (к) из возрастной группы (/) «перо-ральная» составляющая индивидуальной дозы Рк связана с такой же составляющей в среднем для возрастной группы (/) в данном населённом пункте Рс простым соотношением:
где Vilt и Vic — суточное потребление молока индивидом (к) и в среднем по населённому пункту индивидами из i-ой возрастной группы соответственно, л/сут.
Результаты опроса о суточном потреблении коровьего молока сельскими жителями в Белоруссии и России дали близкие результаты, которые позволяют принять, что в пределах каждой возрастной группы индивидуальное суточное потребление молока удовлетворительно описывается логарифмически нормальным распределением с медианами Vim и с практически одинаковым стандартным геометрическим отклонением, равным 1.6 ± 0.1 [17, 18]. Значения Vim, принятые для сельских жителей разного возраста при паспортизации населённых пунктов Белоруссии и Калужской области России, показаны в таблице 1.
Таблица 1
Медианные значения Vim (л/сут) среднесуточного потребления молока сельскими жителями Гомельской и Могилёвской областей Белоруссии и Калужской области России, принятые при паспортизации населённых пунктов по внутреннему облучению ЩЖ
Регион Возраст на 1 мая 1986 г., лет
& lt- 3 II 3 — 13 II 13 — 16 || & gt- 16
Гомельская и Могилёвская области Белоруссии 0,4 0,4 0,5 0,7
Калужская область РФ 0,5 0,4 0,4 0,7
Для облегчения практического использования разработанных паспортов населённых пунктов по внутреннему облучению ЩЖ все исходные данные были разбиты на 19 возрастных групп без различия по полу, из которых первые 18 (дети и подростки) выделены с шагом в один год (первая группа
— даты рождения в пределах от 25. 04. 86 г. до 26. 04. 85 г. и т. д.), а в последнюю, 19-ю, группу -объединены все лица в возрасте 18 лет и старше (на 26. 04. 86 г.).
Паспорт населённого пункта по внутреннему облучению ЩЖ представляет собой таблицу из 19 строк (возраст) и 13 основных столбцов (суточное потребление молока от нулевого до 4 л/сут, а также столбец для случая, когда отсутствует персональная информация о суточном потреблении молока). В каждой клетке таблицы указано абсолютное значение медианной оценки дозы внутреннего облучения ЩЖ 131!, для которого приведено также значение стандартного геометрического отклонения, что даёт возможность вычисления границ доверительной вероятности индивидуализированного значения дозы. В инструкции по пользованию паспортом населённого пункта описан порядок определения значения индивидуализированной дозы, в том числе — способы корректировки табулированного значения на случай отклонений персональных условий формирования дозы облучения ЩЖ от типовых для данного населённого пункта (например, даты приезда-отъезда, потребление козьего молока и т. д.). Описана схема расчёта доз внутреннего облучения ЩЖ у младенцев за счёт поступления радиойода с материнским молоком, а также расчёта доз, полученных внутриутробно.
Детально все аспекты создания паспортов населённых пунктов по внутреннему облучению ЩЖ описаны в работах [17−19, 21, 23].
Общие сведения о банках данных Класса 1 и обеспеченность населённых пунктов паспортами, позволяющими получать индивидуализированную оценку дозы внутреннего облучения ЩЖ (данные
Класса 2) о жителях загрязнённых территорий Белоруссии и России, представлены в таблице 2.
2. Связь между дозой внутреннего облучения ЩЖ у жителей населённого пункта и плотностью радиоактивных выпадений
В результате выполнения работы по обследованию территорий, загрязнённых вследствие аварии на ЧАЭС, получен значительный объём информации, позволяющей провести углублённый анализ связей между дозами внутреннего облучения ЩЖ и параметрами радиоактивного загрязнения применительно к конкретным населённым пунктам. Чтобы избежать серьёзных искажений ожидаемых закономерностей были выдвинуты следующие основные исходные требования к данным, привлекаемым для анализа.
Из более чем 1000 населённых пунктов, паспортизованных по внутреннему облучению ЩЖ, рассматривались только такие, по которым имелось не менее 25 индивидуальных оценок доз. Очевидно, что связи типа «доза — уровень радиоактивного загрязнения местности» можно анализировать на основе данных, приведённых к одним условиям в части реализации защитных мероприятий. Поправки на такие мероприятия для конкретных населённых пунктов существенно зависят от принятых расчётных моделей. Например, в случае прекращения потребления загрязнённого молока через 8 суток после однократного загрязнения пастбищ поправка на кратность снижения дозы внутреннего облучения ЩЖ, рассчитанная по «ступенчатой» модели [8], в 1.9 раза больше, чем поправка, рассчитанная в соответствии с Руководством [14].
Чтобы избежать возможных искажений, связанных с такого рода поправками, из анализа были исключены все населённые пункты, жители которых были эвакуированы до 5 мая 1986 г. (Гомельская область Белоруссии).
Таблица 2
Сведения о банках данных Класса 1 и о числе паспортизированных населённых пунктов в загрязнённых районах Белоруссии и России (данные Класса 2), характеризующих дозы внутреннего облучения ЩЖ
Территории Данные Класса 1: число лиц с индивидуальными дозами, рассчитанными на основе результатов измерений содержания 1311 в ЩЖ, тыс. Данные Класса 2: число паспортизованных
до 18 лет (на 26. 04. 86 г.) Взрослые Всего пунктов
8 районов Гомельской области Белоруссии [6] 25.4 63.1 88.5 678
5 районов Могилёвской области Белоруссии [6] 4.5 8.9 13.4 253
Минск [6] 7.3 12.9 20.2 —
Гомель, Могилёв, Мозырь и другие загрязнённые территории [6] 3.3 5.2 8.5 —
7 районов Калужской области России [3, 13] 24.2 3.7 27.9 140
Брянская, Орловская и Тульская области России [8] 1.0 2.2 3.2 22
'- Преимущественно населённые пункты городского типа.
Из анализа были также исключены города и районные центры, ввиду очевидной специфики их снабжения пищевыми продуктами по сравнению с населёнными пунктами сельского типа. Число населённых пунктов, удовлетворяющих всем описанным выше требованиям, составило около 250 по Гомельской и Могилёвской областям Белоруссии и около 60 — по Калужской области, т. е. менее 1/3 от общего числа паспортизованных пунктов.
В качестве основных данных, характеризующих радиоактивное загрязнение населённых пунктов, были использованы официальные данные о поверхностной плотности выпадений 137Сэ [24, 25]. Были использованы также данные Института ядерной энергетики, Минск [26] и данные, полученные сотрудниками Института биофизики, Москва (Ф. Лёвочкин, А. Титов, С. Панченко и др.), на основании которых определяли средние значения отношения Я/ содержания 131! к содержанию 137Сэ (о137) в почве, рассчитанные к моменту основного радиоактивного загрязнения рассматриваемого /го населённого пункта. Плотность выпадений 131!,
03), используемую в корреляционном анализе, находили по соотношению:
'-131
'-137 ¦
(2)
Распределение индивидуальных доз облучения ЩЖ в пределах относительно малых территорий, какими являются административные районы, вполне удовлетворительно аппро-
ксимируется логарифмически нормальной фун-
кцией [18]. Этого нельзя сказать о значениях плотности радиоактивных выпадений, поэтому заранее закладывать в процедуру анализа такие свойства, которые являются специфичными для логнормальной функции, было бы опрометчиво. В конечном счёте, было принято решение о том, что на стадии первой итерации более объективной процедурой считать количественной характеристикой радиоактивного загрязнения территории X среднеарифметическое значение (далее везде, где не оговорено иное определение, мы используем термин «среднее& quot- - прим. ред.) плотности загрязнения:
°137 = ТГ
N
1*/3?
I=1
(3)
где 0'-37 — средняя плотность загрязнения /-го населённого пункта, расположенного на территории X.
Естественно, что тогда и другие величины, фигурирующие в корреляционном анализе, следует также оценивать средними значениями. Чтобы исключить дополнительные затруднения, связанные с возрастными особенностями, в анализе использованы средние значения й, х доз внутреннего облучения ЩЖ для взрослых жителей /-го населённого пункта, расположенного на территории X. В качестве отдельных территорий X были приняты соответствующие административные районы, что, конечно же не является оптимальным с позиций физики процессов переноса радиоактивных при-
¦
230
¦
месей, однако может быть оправдано в рамках первого приближения отсутствием чёткого описания этих процессов для всех интересующих регионов.
Реализация изложенных выше требований к данным по конкретным населённым пунктам имеет и негативную сторону, так как группа оставшихся для анализа населённых пунктов может оказаться непредставительной выборкой по соответствующей территории. В таблице 3 представлены средние поглощенные дозы в щитовидной железе для
трёх районов Гомельской области Белоруссии, расположенным вне 30-км зоны, по которым имеется наибольшее число индивидуальных доз (Класса 1), а также достаточно большое число населённых пунктов, оставшихся после «отсева» по изложенным выше требованиям. Следует подчеркнуть, что в этих трёх районах особенно высока доля лиц, обеспеченных данными Класса 1 (более половины всех проживавших там сельских жителей).
Таблица 3
Средние значения доз внутреннего облучения ЩЖ для взрослых жителей административных районов Гомельской области Белоруссии (территория за пределами 30-км зоны), рассчитанные по полному массиву данных, а также по выборкам населённых пунктов, оставленных для корреляционного анализа
Параметр Административный район
Брагинский Наровлянский Хойникский
Число взрослых с индивидуальными дозами Средняя доза по полному массиву данных, мГр 15 084 2499 10 560 400 360 480
Число населённых пунктов в выборке для корреляционного анализа Средняя доза по выборке населённых пунктов, мГр 70 21 47 320 390 450
Из данных таблицы 3 видно, что для приведённых трёх районов выборки населённых пунктов можно считать достаточно представительными, по крайней мере, по основному показателю — средней дозе.
Аналогичную оценку представительности выборок населённых пунктов по другим районам Белоруссии, а также России сделать затруднительно, поскольку нет гарантий представительности массива имеющихся данных Класса 1 по взрослым жителям этих районов.
Оценку представительности выборок населённых пунктов, оставленных для корреляционного
анализа Ц, х ф137, по второму показателю —
плотности загрязнения 137Сэ, можно сделать, _х
сравнив множество 037, найденное по всей совокупности официальных данных, со средними _п, х
значениями Г137, найденными по оставленной
для анализа выборке из пх населённых пунктов. Эти параметры по 11 административным районам Белоруссии и 3 районам Калужской области России приведены в таблице 4. В ней также приведены средние значения отношений Ях активности 1311 к активности 137Сэ, приведённых к дате основного радиоактивного загрязнения территории X, а также число тх населённых пунктов, по которым найдены значения Ях на основе прямых измерений проб. В столбцах Ях и оП3п указаны также
среднеквадратические отклонения значений Я, х и _ ?, х
О137 для отдельных населённых пунктов.
Из таблицы 4 видно, что в отличие от Гомельской и Калужской областей, выборки по районам Могилёвской области включают, в основном, наиболее загрязнённые (по сравнению со средними уровнями) населённые пункты, расположенные в «пятнах» радиоактивных выпадений.
В таблице 5 по всем рассмотренным административным районам Белоруссии и России представлены эмпирические значения коэффициентов корреляции г, а также те абсолютные значения коэффициентов корреляции Го.1 и Г0. 01, превышение которых при данном объёме выборки свидетельствует о наличии корреляции между рассматриваемыми величинами на сравнительно слабом уровне значимости 0.1 и весьма высоком уровне значимости 0. 01 соответственно, в предположении о нормальном законе распределения этих случайных величин.
На основании данных, приведённых в таблице 5, можно утверждать, что по достаточно жёсткому статистическому критерию имеется положительная корреляция между й, х и (Г^* для всех трёх
районов Калужской области России, населённых пунктов Костюковичского и Краснопольского районов Могилёвской области, а также Брагинского и Речицкого районов Гомельской области Белоруссии. Относительно населённых пунктов из других районов Белоруссии, показанных в таблице 5, можно говорить либо об отсутствии корреляции, ли-
¦
231
¦
бо, в лучшем случае, о наличии слабой положительной корреляции (Ветковский и Кли-мовичский районы). Наличие положительной корреляции между дозой й)& lt-х и плотностью загрязне-«. ?, х
ния ОУ37 говорит о том, что существует принци-
пиальная возможность воспользоваться той полезной информацией, которую несёт конкретное
значение г13х с тем, чтобы предложить способ
определения значения й, х для конкретного населённого пункта.
Таблица 4
Основные показатели радиоактивного загрязнения территорий и населённых пунктов,
выбранных для анализа корреляционных связей типа: й, х ф Г-13* ' й/, х ф Г-131
-!, х
Ях — отношение плотностей выпадения 131! и 137Сз, приведенное к дате основного радиоактивного загрязнения территории X- тх — число населенных пунктов, по которым оценено Ях.
Территория -¦Х °& quot-і37 & gt- кБк/м2 ях т* _п, х °& quot-і37 & gt- кБк/м2 Пх
Районы Гомельской области Белоруссии
Брагинский (вне 30-км зоны) 330 29 ± 21 76 190 ± 170 70
Ветковский 440 13.7 ± 7.4 35 580 ± 330 11
Лоевский 92 23 ± 14 9 78 ± 92 19
Наровлянский (вне 30-км зоны) 470 16.9 ± 8.6 56 470 ± 230 21
Речицкий 100 36 ± 35 11 85 ± 37 17
Хойникский (вне 30-км зоны) 480 24 ± 15 56 350 ± 240 47
Районы Могилевской области Белоруссии
Климовичский 52 22 ± 33 12 450 ± 300 7
Костюковичский 250 10 ± 15 26 1000 ± 440 19
Краснопольский 260 8.8 ± 2.9 69 1000 ± 920 18
Славгородский 390 11.3 ± 7.2 34 580 ± 360 9
Чериковский 240 10 ± 12 16 670 ± 520 11
Районы Калужской области России
Жиздринский 110 — - 96 ± 52 17
Ульяновский 170 — - 170 ± 70 20
Хвастовичский 89 — - 150 ± 100 24
В действующих до сих пор методических указаниях [27] оценку средней дозы внутреннего облучения ЩЖ й)& lt-х предлагается делать по формуле:
й], х = Кх ¦ Г-37, (4)
где Кх — «дозовый» коэффициент пропорциональности, численное значение которого для конкретного региона следует уточнять.
В работе [28] для любых регионов предлагается линейная формула, которую в наших обозначениях можно записать так:
= 0. 51 + 0. 14 • г/37, мЗв, (5)
где г/3х — измеряется в кБк/м2.
Данные по населённым пунктам рассматриваемых загрязнённых территорий Белоруссии и России показывают непригодность моделей (4), (5). Особенно наглядно это проявляется при рассмотрении значений отношения й, х Г-137 в зависимости от Г137: при малых это отношение существенно выше, чем при больших [12]. Такого рода зависимость имеет универсальный характер и весьма далека от описываемой соотношением (4). Расчет по модели (5) также не дает удовлетворительного совпадения с эмпирически установленными величинами.
Таблица 5
Эмпирические значения г коэффициентов корреляции между среднеарифметической дозой внутреннего облучения ЩЖ у взрослых жителей й, х и плотностью загрязнения Щх (Ов) 1370э населённого пункта (/) на территории X, а также граничные значения г (0,1) и г (0,01), случаи превышения которых абсолютными значениями Гх свидетельствуют о коррелированности величин на уровне значимости 0,1 и 0,01 соответственно.
Территория Г Г01 Г0. 01
Гомельская область Белоруссии
Брагинский + 0. 48 0. 20 0. 30
Ветковский + 0. 66 0. 52 0. 73
Лоевский + 0. 33 0. 39 0. 58
Наровлянский + 0. 26 0. 37 0. 54
Речицкий + 0. 63 0. 41 0. 61
Хойникский + 0. 25 0. 24 0. 37
Могилевская область Белоруссии
Климовичский + 0. 84 0. 67 0. 87
Костюковичский + 0. 68 0. 39 0. 58
Краснопольский + 0. 68 0. 40 0. 59
Славгородский — 0. 28 0. 58 0. 80
Чериковский — 0. 43 0. 52 0. 73
Калужская область России
Жиздринский + 0. 62 0. 41 0. 61
Ульяновский + 0. 64 0. 38 0. 56
Хвастовичский + 0. 57 0. 34 0. 52
— помечены строки, относящиеся к территориям, для которых Г & gt- Га. 01-
В таблице 6 приведены характеристики корреляционных соотношений между дозами внутреннего облучения ЩЖ и имеющимися для некоторых районов результатами измерений плотности загрязнения почвы 1311. В результате проведенного анализа оказалось возможным представить все данные в следующих эквивалентных формах:
/ = 0. 036 -& lt-31 + 0. 013 -І =
= 0. 036 — Ях — & lt-1×31 + 0. 013 — яіх — а'3х,
мГр,
хх
где & lt-131, 037 — средние плотности загрязнения
1311 и 137Сэ населённых пунктов на территории X соответственно, кБк/м2-
_і, х _/, х
& lt-7−131, О137 — средние плотности загрязнения
/-го населённого пункта 1311 и 137Сэ, расположенного на территории X соответственно, кБк/м2-
Ях& gt- / - коэффициенты связи между плотностью загрязнения 1311 и 137Сэ.
Формулу (6) легко переписать в виде:
(Ti, x
Dj, x = 0−036 ai3i (1 + 0. 4) =
*131. (7)
R- Tj, x
= 0. 036 • Rx Tix37 (1 + 0.4 j • TL)
Rx T137
Очевидно, что второе слагаемое в скобках будет существенно влиять на расчётное значение дозы Dj, x только для таких населённых пунктов, для которых средняя плотность загрязнения ареа-131. -- j, x
ла населенного пункта I — Т31 значительно
превосходит среднее значение Т^ для территории. В целом же можно говорить о том, что в нулевом приближении доза внутреннего облучения ЩЖ у жителей конкретных населённых пунктов определяется, главным образом, средней характеристикой радиоактивного загрязнения рассматриваемой территории, и в этом проявились достаточно глубокие свойства процессов, ответственных за формирование доз внутреннего облучения.
Таблица 6
Статистические характеристики связи средней дозы внутреннего облучения ЩЖ Dj, x со средней плотностью загрязнения населённых пунктов и территорий
131| а І'Х и 137г_ а І, Х
I -131 и ОЭ а137
п — число населенных пунктов (объем выборки) —
-гп'х
-137 — средняя плотность загрязнения района по выборке- г (1311−137Сз) — коэффициент корреляции между а/3Х и а/3Х —
Гф'-Х-131!) — коэффициент корреляции между а1э1 и а-І3−7-
Гфі'-Х-137Св) — коэффициент корреляции между а/377 и а/3Х —
І, х
A, Х — свободный член уравнения линейной регрессии между DiХ и -131 —
B, Х — коэффициент линейной регрессии.
Оценённый параметр Административные районы
Брагин- ский Хойник- ский Наров- лянский Костюко- вичский Красно- польский К+К*
п 42 26 13 11 8 19
см м Ш 77 со а1 9.6 11 8.1 2.5 2.3 2. 4
а7, МБк/м2 6.5 ± 0. 78 9.1 ± 1.7 11 ± 2.3 7.4 ± 1.0 8.9 ±2.5 8.0 ± 1. 2
г (131!-137Св) 0,74 0,73 0,59 0,80 0,98 0,94
Фі, х-131!) 0,30 0,46 0,17 0,75 0,82 0,80
Щхс137Сз) 0,38 0,44 0,006 0,60 0,79 0,72
р 1_ м * А 340 400 390 130 120 130
В, х, мГр/(МБк/м2) 12 ± 59 10 ± 4.3 0.2 ± 4.9 12 ± 4 10 ± 3.2 10 ± 2. 2
* - К+К — объединение данных по Краснопольскому и Костюковичскому районам.
3. Обоснование найденных
эмпирических связей с позиций особенностей явлений и процессов, ответственных за формирование внутреннего облучения
Тот факт, что в основе эмпирических соотношений (6), (7) лежат достаточно глубокие природные процессы, особенно наглядно можно проиллюстрировать теми закономерностями, которые присущи «сухим» и «мокрым» выпадениям радионуклидов на местности. С этой целью можно рассмотреть некоторую гипотетическую территорию, на которой расположено достаточно большое число населённых пунктов, чтобы было возможно обсуждать различного рода статистические закономерности. С другой стороны, пусть эта территория будет сравнительно небольшой по своим размерам, чтобы можно было принять достаточно реалистичным предположение о практически одинаковом интеграле приземной концентрации 13 I в каждом населённом пункте рассматриваемой территории вследствие прохождения радиоактивного облака.
Очевидно, что ингаляционное поступление радиойода, усреднённое для каждой возрастной группы, должно быть приблизительно одинаковым во всех населённых пунктах рассматриваемой территории. Главная составляющая внутреннего облучения ЩЖ в сельских населённых пунктах будет обусловлена поступлением радиойода с молоком, т. е. прямо связана с плотностью загрязнения пастбищной травы и в малой степени — почвы, которая также поступает в организм пасущейся коровы. Доля радиойода, первоначально осевшего на поверхность травы, зависит от ряда свойств самой травы и от химических свойств соединений, в которых находился йод в составе радиоактивного облака. Это может обусловить некоторый разброс средних значений поступлений радиойода в различных населённых пунктах рассматриваемой территории. При этом следует подчеркнуть, что чернобыльская катастрофа случилась в период, который относится к началу пастбищного сезона, когда плотность биомассы травы на единичную площадь пастбища была далека от
равновесных значений, и величина суммарной плотности «сухих» радиоактивных выпадений на местность несущественно отличалась от плотности загрязнения почвы, изменяясь в относительно узких пределах. Значение плотности выпадений резко возрастало в случае локальных дождей и других локальных процессов, объединяемых общим понятием «мокрые» выпадения (туманы, росы). В результате уровень загрязнения местности мог возрасти в десятки раз, при этом количество радиойода на траве могло остаться практически таким же, как при сухих выпадениях [29]. Очевидно, что поглощенная доза й внутреннего облучения ЩЖ в таком населённом пункте была бы приблизительно той же, что и в другом пункте, где дождя не было, а отношение й/а131 (где а131 — плотность загрязнения почвы радиоактивным йодом) отличались для таких пунктов тоже в десятки раз.
На рисунке 1 показано отношение й/аізі в зависимости от плотности выпадений а131, рассчитанных в соответствии с моделью ЭКОСИС-87
[30] (кривая 1) в предположении «сухих» и «мокрых» выпадений, при одном и том же интеграле концентраций 131! в приземном слое воздуха. Дополнительно к этой модели было введено слагаемое, связанное с поступлением радионуклида вместе с почвой в организм коровы [20] (принято, что корова съедала 30 кг/сут свежей пастбищной травы, захватывая при этом 1 кг/сут почвы). Введен также вариант коэффициента захвата радио-йода травой, соответствующего условиям стран СНГ [31] (кривая 2). При возрастании а131 отношение й/а131 уменьшается и стремится к предельным значениям, которые (в широком спектре принятых характеристик пастбищной травы) лежат в диапазоне:
(1.1 — 1. 8)-10−8 Гр-м2/Бк =
= 0. 011 — 0. 018 мГрм2/кБк.
Как видно, этот диапазон включает в себя значение 0. 0135 мГрм2/кБк, принятое в формуле (6) в результате обобщения эмпирических данных.
0 50 100
Рис. 1. Зависимость отношений й/а131 (ось ординат), Грм2/Бк, от плотности выпадений 131! — а131 (ось абсцисс, отн. ед.), построенная на основании результатов расчета по модели ЭКОСИС-87 [30] для «сухих» и «мокрых» выпадений.
1 — расчет по модели ЭКОСИС-87 без модификации- 2 — расчет по модели ЭКОСИС-87 с учетом коэффициента захвата радиойода травой, соответствующего условиям стран СНГ.
4. О применимости разработанной полуэмпирической модели к условиям территорий, загрязнённых вследствие аварии на Чернобыльской АЭС
Изложенные в предыдущем разделе соображения вселяют дополнительную уверенность в правильности избранного подхода к созданию простой, работоспособной модели реконструкции доз внутреннего облучения ЩЖ у сельских жителей тех загрязнённых территорий, по которым отсутствуют результаты прямых измерений содержания радиойода в ЩЖ. Есть все основания отнести разработанную модель, представленную формулой (6) или её эквивалентом — формулой (7), к разряду полуэмпирических, рассчитывая на её применимость ко всем загрязнённым территориям Белоруссии и России. По существу следует ответить на вопрос: обеспечивает ли полуэмпи-рическая модель в среднем по населённым пунктам загрязнённых территорий получение более точных оценок доз облучения ЩЖ по сравнению с (4) и (5) ?
Сравнение работоспособности названных трёх моделей удобно вести по безразмерным величинам — отношениям эмпирических значений дозы D, x, установленным на основе данных радиометрии ЩЖ, к значениям D, x, рассчитанным по формулам (4), (5) и (7), (8).
Для практических расчётов по формулам (7, 8) приходится сделать существенное упрощающее допущение: ввиду отсутствия необходимых данных принять, что для каждого /-го населённого пункта, рассматриваемого в составе территории X, отношение Rjx одинаково и равно среднему значению Rx, которое приписано территории X. Тогда формула (7) упрощается:
-jx
Dj: X = 0−036 ¦ Rx • • (1 + 0.4 -^). (8)
-137
Значения коэффициента пропорциональности Kx (формула (4)) для каждой территории X при
наличии достаточного числа данных — (Dj, x, -137)
можно определить методом наименьших квадратов по формуле:
Dhx • -13?
Kx = V (-& gt-'X)2 '- ^
V (-137)
j
Однако такой приём не работает для тех территорий X, по которым отсутствуют значения в й, х и для которых прежде всего и предназначена модель. В таком случае остаётся единственный способ: принять какую-либо территорию Х0 за эталонную и, определив для неё значение коэффициента пропорциональности Кх0 по формуле (9), для остальных территорий X значение коэффициента Кх находить по соотношению:
Кх = Кхо ¦ (10)
Их 0
В качестве эталонной территории мы приняли Костюковичский район Могилёвской области Белоруссии, для которого рассчитанное по формуле (9) значение коэффициента пропорциональности Кх0 оказалось равным 0. 21 мГр м2/кБк.
Результаты сравнения данных расчетов по различным моделям с эмпирическими значениями -т.е. с дозами, оцененными по данным радиометрии ЩЖ, представлены в таблице 7. Данные этой таблицы характеризуют разброс отношений эмпирических величин к значениям доз, рассчитанным по различным моделям — по формулам (4), (5), (7) или (8).
Следует заметить, что при расчётах по формулам (7) или (8) для указанных выше районов России принято: Их = 67 для Жиздринского района, И'-х = 60 — для Ульяновского района и Их = 26 — для Хвастовичского района. Для Брагинского района Гомельской области, Костюковичского и Краснопольского районов Могилевской области значения Их приняты равными 29- 10 и 8.9 соответственно.
Если при сохранении значений, указан-
ных в таблице 4, принятые значения отношений И будут уточнены фактическими данными (например, результатами измерений 129! в пробах почвы), то скорее всего придется сделать вывод о необходимости корректировки исходных значений индивидуальных доз Класса 1. Впрочем, уже сегодня видны, по крайней мере, два важных фактора, которые следует учесть на стадии второй итерации реконструкции доз облучения ЩЖ: возможные более поздние сроки начала пастбищного сезона, а также значимые выпадения 131! в более поздние сроки, подобно тому, как это было зарегистрировано в Обнинске Калужской области [32].
Таблица 7
Характеристика разбросов отношения эмпирических значений средних доз внутреннего облучения ЩЖ йи к значениям доз йр, рассчитанным в соответствии с различными моделями, рассматриваемыми в работе для ряда административных районов загрязнённых территорий Белоруссии и России
Характеристики Районы Белоруссии1 Районы России
ОІ37, кБк/м2 330 250 260 120 170 89
Kx, мГрм2/кБк 0,59 0,21 0,19 1,4 1,3 0,54
Среднегеометрическое значение отношения Du/Dp.
Уравнение (5) 1.9 2.7 2.5 2.0 3.2 1. 1
Уравнение (4) 1.5 26 22 7.7 13 1. 6
Модель, развитая в данной работе — (7, 8) 1.2 0. 91 0. 98 0. 99 0. 84 0. 87
Стандартное геометрическое отклонение отношения Du/Dp от 1.
Уравнение (5) 3.6 1.6 2.9 3.0 2.8 2. 6
Уравнение (4) 15 2.0 3.6 27 23 8. 4
Модель, развитая в данной работе — (7, 8) 1.7 1.4 1.6 1.5 1.4 1. 5
1 — Гомельская область, вне 30-км зоны: 1 — Брагинский- Могилёвская область: 2 — Костюковичский, 3 — Краснопольский-
2 — Калужская область России: 1 — Жиздринский, 2 — Ульяновский, 3 — Хвастовичский.
Рисунки 2 и 3 иллюстрируют изменения отношения эмпирических величин доз к их значениям, рассчитанным по различным моделям. Как следует из этих рисунков и таблицы 7, предлагаемая полуэмпирическая модель (7, 8) даёт безусловно лучшее сближение результатов расчётов с эмпирическими значениями по сравнению с обеими моделями (4) и (5). Объединённый массив значений отношений эмпирических величин к расчетным более чем по 300 населённым пунктам загрязнённых территорий Белоруссии и России в случае расчётов по полуэмпирической модели удовлетворительно описывается логарифмически нормальной функцией с медианой, равной 0. 73, и стандартным геометрическим отклонением, равным приблизительно 1.8. Таким образом, уже в настоящее время можно признать в целом удовлетворительную применимость разработанной модели. Разумеется, необходимо думать о дальнейших проверках и о дальнейшем совершенствовании как самой модели, так и рабочих методик, реализующих модель на практике.
Здесь уместно обсудить, в частности, затронутый выше вопрос о больших значениях параметра Их для загрязненных районов Калужской области, которые оказывается необходимо принять для согласования нашей полуэмпирической модели (7, 8) с эмпирическими значениями доз й, х. Аналогичная ситуация имеет место также для Речицкого и Лоевского районов Белоруссии. По существу, применительно к этим районам потребовалось введение систематической поправки -корректирующего множителя, который не обяза-
тельно может быть связан с аномально высокими значениями отношения 0131/0137. Необходимость введения такой поправки может быть обусловлена и некоторыми систематическими факторами, повлиявшими на данные Класса 1 по этим районам.
Во-первых, как уже отмечалось, для этих районов нельзя исключить существенно иной ки-
131,
нетики выпадения I, по сравнению с принятой при первоначальных расчетах.
Во-вторых, как это видно из формального анализа формулы (7), могло быть неверно оп-х
ределено значение 037, как средней плотности
выпадений 137Сэ на территории X, границы которой могут существенно не совпадать с границами административных районов. Сами по себе значе-_у, х
ния О137, приписанные населённым пунктам, далеко не равноточны, и необходимо разобраться с физическим смыслом этих величин при использовании в рамках разработанной модели.
Что касается получения необходимых для уточнения модели дополнительных результатов, основанных на измерениях, то осталось, по существу, всего две возможности: детализация информации о выпадениях 137Сэ и 1311. Относительно проста задача уточнения плотности выпадения 137Сэ. Гораздо более трудным в методическом отношении и более дорогим является решение задачи о выпадении 1311 единственным из оставшихся для этого способом — путём измерения содержания долгоживущего 1291 «чернобыльского» происхождения.
¦
237
¦
Рис. 2. Отношение К (ось ординат) эмпирических значений доз внутреннего облучения ЩЖ (Оэ) к результатам расчета доз (йр) по полуэмпирической модели (7, 8).
По оси абсцисс — плотность загрязнения почвы 137Св — ОІЗ7, кБк/м2. Круглые значки — данные для Брагинского района Гомельской области- прямоугольники — для Краснопольского района Могилевской области Белоруссии.
0. 1____________I______I___I___I__I___I___I_________I_______I___I__I____I__I___
37 74 148 370 1480 3700
а137
Рис. 3. Отношение К (ось ординат) эмпирических значений доз внутреннего облучения ЩЖ (йэ) к результатам расчета доз (йр) по пропорциональной модели (формула 4).
По оси абсцисс — плотность загрязнения почвы 137Св — 0*37, кБк/м2. Круглые значки — данные для Брагинского района Гомельской области- прямоугольники — для Краснопольского района Могилевской области Белоруссии.
В настоящее время подготовлен проект методики, которая описывает процедуру вычисления доз внутреннего облучения ЩЖ на основе результатов определения выпадений 1291 на интересующей территории. Формулу связи дозы й, х внутреннего облучения ЩЖ взрослых жителей /-го населённого пункта территории X на основе данных о
выпадении 1291 — легко получить из формулы
(9), опираясь на исходное отношение активностей
1311 к активности 1291 в доаварийном реакторе, которое в соответствии с рекомендациями [32] мы приняли равным (5.0 ± 1. 5)107:
й/х = (1. 8<-9 + 0. 6/) • е ^086-'-, Гр, (11)
1291
где средние плотности выпадения I по /-му населенному пункту 0{29 и территории X — ^129
выражены в Бк/м2-
экспоненциальный множитель учитывает изменение отношения 131|/129| за время t (сут) после взрыва аварийного реактора до эффективного «момента» выпадений радиойода на территорию X.
Таким образом, в соответствии с формулой (11) необходимо решать две основные задачи: 1 -с необходимой точностью определить значения
О& quot-129 и ст/2х и 2 — определить эффективное значение времени? Первая задача, по существу, -это основа для оптимального планирования объёма прямых измерений содержания 1291 в объектах окружающей среды в сочетании с методами экстраполяции-интерполяции данных о плотности выпадения 137Сэ.
5. Оценка средних и коллективных доз
В таблице 8 указаны рассчитанные с помощью описанной в данной работе полуэмпирической модели величины средних и коллективных доз облучения ЩЖ населения различных регионов Российской Федерации, проживающего в населенных пунктах с плотностью загрязнения почвы 137Сэ больше 3.7 кБк/м2. Там же приведены данные о числе ожидаемых случаев раков щитовидной железы за счет внутреннего облучения радионуклидами йода для различных возрастных групп.
Следует отметить, что приведенные в таблице 8 величины коллективных доз несколько отличаются от опубликованных ранее соответствующих оценок по Калужской и Брянской областям, основанных на результатах прямых измерений [3, 8, 13]. Это связано с тем, что описанная в настоящей работе модель использует,
как уже отмечалось, большой массив исходных данных по различным регионам (около 160 тысяч измерений) и естественным образом сглаживает возможные систематические различия, связанные с особенностями расчетов доз в конкретных регионах. Возможные источники таких различий обсуждены в разделе 4.
Расчеты ожидаемого числа раков щитовидной железы в течение всей жизни после момента облучения проведены, исходя из следующих возрастных и половых зависимостей величин коэффициентов радиационного риска [33]:
— годовой риск рака щитовидной железы в возрасте до 18 лет составляет 2.5 случая на 10 000 чел. -Гр в случае внешнего острого рентгеновского или в-, у-облучения, при этом радиочувствительность взрослых лиц в два раза меньше, чем у детей и подростков, а эффективность внутреннего облучения 1311 — в три раза меньше, чем в обозначенных случаях острого внешнего облучения-
— радиочувствительность лиц женского пола в два раза выше радиочувствительности лиц мужского пола-
— вероятность ежегодного проявления радиационно-индуцированных раков щитовидной железы приблизительного одинакова для всего оставшегося периода жизни человека после минимального пятилетнего срока латентного периода развития заболевания.
Необходимо учесть, что дополнительное число радиогенных раков щитовидной железы может быть обусловлено облучением этого органа внешним у-излучением (а также за счет внутреннего облучения радионуклидами цезия). Нами была оценена величина дополнительной коллективной дозы облучения щитовидной железы за счет внешнего у-излучения. Эта оценка относится к дозе, накопленной за 9 лет после аварии, то есть к апрелю 1995 года. Для загрязненных территорий восьми областей России, указанных в таблице 2, эта величина составляет 25. 9103 чел. -Зв, в том числе для Брянской области — 11 • 103 чел. -Зв соответственно. Это может привести к появлению 77 дополнительных случаев радиогенного рака щитовидной железы (из них 65 случаев для лиц в возрасте до 18 лет на период облучения). В Брянской области можно ожидать 33 дополнительных случая рака, из них 28 случаев для лиц в возрасте до 18 лет на период облучения. Необходимо при этом учесть, что доза облучения, накопленная за весь период жизни после аварии, может превышать дозу, накопленную за 9 лет после аварии. Соответственно, ожидаемое за счет этого дополнительное число раков также может превышать оцененные выше величины.
Таблица 8
Дозы облучения щитовидной железы в различных регионах РФ и оценка ожидаемого числа раков щитовидной железы за счет внутреннего облучения щитовидной железы радионуклидами йода вследствие аварии на Чернобыльской АЭС
& lt-й>- - средняя поглощенная доза в ЩЖ для популяции-
КД — коллективная доза облучения щитовидной железы для всего населения территории.
Интервал плотности загрязнения 137Сэ, кБк/м2 Численность населения, тыс. чел. °137& lt- кБк/м2 & lt-й>-, мГр КД, 103 чел. -Гр Ожидаемое число радиогенных раков ЩЖ по возрастным (лет) группам*):
& lt- 18 & gt- 18 Все возрасты
Брянская 94. 34
3.7 — 37 670. 0**) 12.6 12.4 21 4 25
37- 185 227.0 86.6 76.5 44 8 52
185 — 555 147.0 336 229 85 15 100
& gt- 555 93.1 918 376 88 15 103
вся загр. терр. 238 42 280
Тульская II 9234 II
3.7 — 37 370. 0**) 24.4 30.6 29 6 35
37- 185 770.0 112 77.4 150 26 176
185 — 555 170.0 281 126 54 9 63
вся загр. терр. 233 41 274
Калужская II 1012 II
3.7 — 37 120. 0***) 20.3 28.4 9 10
37- 185 78.0 98.4 65.5 13 2 15
185 — 555 15.5 263 103 4 1 5
вся загр. терр. 26 4 30
Орловская II 2137 II
3.7 — 37 100. 0***) 23.3 22.6 6 0 6
37- 185 330.0 90.3 54.5 45 8 53
185 — 555 18.0 220 95.1 4 0 4
вся загр. терр. 55 8 63
Курская II 580 II
3.7 — 37 110. 0***) 21.1 17.0 5 0 5
37 — 185 134.0 59.6 29.3 10 2 12
вся загр. терр. 15 2 17
Рязанская II 922 II
3.7 — 37 110. 0***) 26.6 27.1 7 8
37- 185 182.0 64.4 34.3 16 3 19
вся загр. терр. 23 4 27
Ленинградская II 0544 II
3.7 — 37 10. 0***) 29.2 24.0 0 1
37- 185 19.5 49.9 27.9 1 0 1
вся загр. терр. 2 2
Всего по регионам 233. 734 592 103 695
*) — округлено до целых чисел-
**) — приблизительная оценка численности с учетом областных центров-
***) — приблизительная оценка численности.
Оценка накопленной за 9 лет после аварии дополнительной дозы внешнего облучения щитовидной железы осуществлена с использованием данных, полученных методом ЭПР-дозиметрии по эмали зубов [34]. При этом были использованы результаты ЭПР-дозиметрии образцов эмали зубов у 442 взрослых лиц, проживающих в 23 населенных пунктах пяти районов Брянской области с плотностью загрязнения почвы 137Сэ в интервале от 220 до 766 кБк/км2 [35, 36], а также на незагрязненных территориях двух районов Калужской области. Результаты измерений были откорректиро-
ваны для каждого индивидуума на вклад облучения за счет естественного фона за период жизни индивидуума до момента экстракции зуба. Этот вклад составляет (по данным ЭПР-измерений эмали зуба у населения незагрязненных территорий) (0. 12 ± 0. 02) — 10−2 Зв/год. Кроме того, была учтена поправка на величину фонового сигнала, обусловленного методом, используемым для ЭПР-дозиметрии. Эта поправка, установленная по результатам международной интеркалибровки, составляет (7.5 ± 0. 5)-10−2 Зв [37]. В результате получена корреляционная зависимость между накоп-
ленной за 9 лет после аварии дозой й11'- и плотностью загрязнения почвы 137Сэ (коэффициент корреляции при этом составил 0. 82):
D^xt = (6. 76 ± 0. 8) ¦ 10−5 • о137, Зв, (12)
где 0137- плотность загрязнения почвы 137Сэ в населенном пункте, кБк/м2.
Следует отметить, что приведенная выше оценка доз внешнего облучения может быть завышена приблизительно в 1.5 раза, если принять во внимание фактор & quot-хода с жесткостью» & quot-зубного детектора& quot- за счет вклада рассеянного излучения (результаты оценки этого фактора см. в работе [38]).
Таблица 9 демонстрирует результаты анализа частоты выявленных в Брянской области с 1990 г. случаев рака щитовидной железы у детей и подростков (возраст до 18 лет на апрель-май 1986 г.)
в зависимости от средней загрязненности 137Сэ территории различных районов области и величины средней дозы облучения щитовидной железы для этих же районов. Рассчитанные с помощью описанной выше полуэмпирической модели дозы облучения щитовидной железы указаны для взрослой популяции, оценка доз для других возрастных категорий может быть проведена с использованием соотношений, имеющихся в работе [27].
Данные таблицы 9 демонстрируют увеличение частоты выявленных случаев рака щитовидной железы в расчете на 100 тысяч детей и подростков, находившихся в этом возрасте на момент облучения и проживающих в регионах со средней загрязненностью почвы 137Сэ в интервалах: (3.7 -37), (37 — 185) и свыше 185 кБк/м2 соответственно в зависимости от уровня облучения щитовидной железы.
Таблица 9
Частота выявленных случаев раков щитовидной железы у детей и подростков из загрязненных территориях Брянской области в зависимости от уровней радиационного воздействия
0c (омин — Омакс) — средняя, (минимальная — максимальная) плотность загрязнения 137Св населенного пункта, у жителей которого выявлены раки щитовидной железы-
Dc (ймин — Dмакс) — средняя, минимальная и максимальная дозы облучения щитовидной железы у взрослых лиц для населенных пунктов, где выявлены раки щитовидной железы-
N& lt-15 — численность населения в возрасте до 18 лет на 1986 г. -
С& lt-18 — число выявленных раков щитовидной железы для лиц в возрасте до 18 лет-
С& lt-18/Ы<-18 — частота выявленных раков щитовидной железы для лиц в возрасте до 18 лет на 100 000 населения в возрасте до 18 лет
Изменение 0137 по территории, кБк/м2 1? в ?!? йо (ймин ш Dмакс), мГр *) N& lt-18, тыс. чел. С& lt-18 С& lt-18^<-18, сл. /100 000 чел.
3.7 — 37 14.4 5. 7
(12.6 — 33. 7) (3.1 — 13. 3) 218.6 26 11. 9
37 — 185 83.6 33. 3
(50.7 — 137) (20 — 69) 48.9 8 16. 3
более 185 466 135
(295 — 640) (118 — 253) 44.2 13 29. 4
* - коэффициенты пересчета поглощенной дозы для детей и подростков различного возраста от поглощенной дозы для взрослого приведены в [10, 12, 14].
6. Оценка индивидуальных доз
Для того, чтобы от величин средних доз перейти к индивидуализированным оценкам, использованы результаты специального опроса. Результаты опроса, выполненного в 1990 — 1994 гг., включают сведения о возрасте, поле обследуемого, дате приезда и отъезда, о перемещениях после аварийного загрязнения местности с указанием адресов (особенно детально -в апреле-мае 1986 г.), сведения о наличии или
отсутствии йодной профилактики, описание профилактических мер и защитных мероприятий, если таковые были. Выяснялись также характеристики молочного питания до аварии, в апреле-мае 1986 года и после него. При этом уточнялось употребление как магазинного питания, так и домашнего, включая цельное молоко, простокваши, молочные супы, каши холодного и горячего приготовления. В случае беременности и грудного вскармливания выявлялись характеристики питания грудных детей. Результатом индивидуальной реконструкции
доз облучения щитовидной железы радионуклидами йода является значение наиболее вероятной индивидуальной дозы с указанием вероятностей верхних и нижних возможных границ индивидуальной дозы. Статистические характеристики индивидуальных дозовых распределений установлены на
основе статистического анализа, описанного в работах [17, 18].
Результаты оценок индивидуализированных поглощенных доз в щитовидной железе представлены в таблице 10.
Таблица 10
Результаты ретроспективного восстановления индивидуальных доз облучения щитовидной железы радионуклидами йода для детей и подростков Брянской области с установленным
диагнозом «Рак щитовидной железы»
П — пол пациента- ГД — календарный год установления диагноза «рак щитовидной железы" — о137 — средняя плотность загрязнения 137Св пункта проживания пациента в мае-июне 1986 г.- йвер — наиболее вероятное значение поглощенной дозы в щитовидной железе-
ПI- признак проведения йодной профилактики: «+» — да- «-» — нет-
М — наличие дополнительного облучения за счет медицинских процедур.
N п/п Пациент П Дата рождения Район проживания в мае-июне 1986 г. || 0137, кБк/м Овер, мГр II П М ГД
1 Б.И.А. ж 10. 03. 79. Новозыбковский 573 1400 + 1994
2 Ж.А.П. м 26. 06. 83. Новозыбковский 573 900? — 1994
3 С.А.П. ж 03. 12. 85. Новозыбковский 573 2400 + - 1994
4 Б.Е.А. ж 12. 09. 84. Новозыбковский 340 900? — 1993
5 Ж.А.П. м 26. 04. 83. Новозыбковский 718 800 + - 1994
6 П.Е.В. ж 29. 04. 78. Новозыбковский 729 400 + - 1994
7 К.И.В. ж 01. 11. 84. Новозыбковский 340 1600 + - 1993
8 Ж.А.В. м 04. 07. 72. Клинцовский 148 200 — - 1991
9 Н.Н.Н. ж 28. 06. 84. Клинцовский 104 1000 — + 1990
10 Ч.О.Ю. ж 12. 09. 85. Клинцовский 85.1 700 — - 1992
11 М.А.В. м 09. 05. 84. Клинцовский 104 1000 — - 1993
12 Б.М.А. ж 18. 02. 86. Климовский 141 200 — - 1992
13 Л.Ю.В. ж 08. 07. 86. Стародубский 70.3 & lt-20 — + 1992
14 Г. Е.М. ж 03. 05. 68. Дятьковский 26.6 20 — + 1993
15 К.В.И. м 13. 09. 71. Суражский 10.7 & lt-10 — + 1990
16 К.С.В. ж 07. 05. 68. Трубчевский 55.5 20 — + 1992
17 Л.О.В. м 25. 10. 76. Выгоничский 24.8 20 — + 1994
18 В.Е.В. ж 08. 10. 70. Карачевский 20.7 & lt-10 — + 1992
19 А.Е.Ю. ж 26. 11. 73. Карачевский 20.7 & lt-10 + + 1993
20 Б.С.А. м 28. 01. 77. Суземский 18.5 & lt-10 — + 1990
21 Н.А.В. м 02. 09. 77. Комаричский 32.6 & lt-10 — + 1993
22 З.О.Н. ж 15. 08. 77. Сельцо 9. 25 50 — - 1994
23 П.О.Г. ж 07. 09. 78. Навлинский 40.7 35 — - 1994
24 Б. А. А. м 14. 08. 71. Брянск 12.6 & lt-10 — - 1992
25 К.А.А. м 29. 11. 73. Брянск 12.6 & lt-10 — + 1992
26 Е. (Щ.)Т.П ж 28. 07. 78. Брянск 12.6 20 — - 1993
27 Ц.Н.Ю. ж 29. 09. 73. Брянск 12.6 10 — + 1991
28 Ю.А.Л. м 12. 05. 78. Брянск 12.6 & lt-10 — - 1994
29 Ч.И.К. ж 15. 02. 86. Новозыбковский 529 2700 — - 1994
30 К.С.А. ж 03. 06. 73. Трубчевский 17.4 10 — + 1994
На момент представления материалов проведены ретроспективные оценки индивидуальных доз облучения щитовидной железы для тридцати детей и подростков (возраст на момент облучения) из числа сорока восьми лиц с установленным диагнозом & quot-рак щитовидной железы» для проживавших на загрязненных территориях Брянской области в мае-июне 1986 года [39]. Эти оценки осуществлены для целей последующего уточнения коэффициентов радиационного риска в рамках метода эпидемиологического анализа & quot-случай-контроль"-.
В 14 из 30 случаев (47%) установлено, что наиболее вероятные значения индивидуальных доз находятся в пределах от 200 до 2700 мГр, а в остальных 53% случаях — 50 мГр и менее. У 6 детей установлено наличие приема препаратов стабильного йода после 10 мая, а у 12 — наличие многократных дополнительных рентгенодиагностических процедур. В пределах 85% доверительного интервала минимальные значения реконструированных индивидуальных доз составляют около
0. 33 от наиболее вероятной величины, а макси-
¦
242
¦
мальные значения — около 1.6 наиболее вероятной величины.
Обращает на себя внимание, что типичное распределение индивидуальных доз для общей популяции детей, проживающих на загрязненных территориях, но у которых отсутствуют диагнозы рака щитовидной железы, имеет иной характер -для большинства детей поглощенные дозы в ЩЖ меньше 200 мГр и значительно меньшая их часть -больше 200 мГр.
Заключение
1. Разработанная полуэмпирическая модель зкстраполяционно-интерполяционного типа имеет существенные преимущества перед другими существующими моделями такого типа и позволяет оценивать средние по населенному пункту значения дозы внутреннего облучения ЩЖ с точностью, характеризуемой стандартным геометрическим отклонением около 1.8.
2. Имеющиеся массивы данных о величинах индивидуальных доз внутреннего облучения ЩЖ, оцененных на основе прямых измерений, нуждаясь в дальнейшей корректировке, уже в настоящее время дали возможность путем сопоставления средних уровней облучения ЩЖ со средними уровнями загрязненности местности сделать серьезные обобщения, обеспечивающие возможность ретроспективных оценок доз внутреннего облучения ЩЖ для жителей загрязненных территорий с отсутствующими данными дозиметрического обследования щитовидной железы. Эти оценки рассматриваются как результат первой итерации в развитии практических методов реконструкции доз облучения щитовидной железы.
3. С помощью разработанной модели рассчитаны величины коллективных и средних доз для различных регионов России и дан прогноз ожидаемого числа радиогенных раков щитовидной железы. В сочетании с данными индивидуальных опросников модель позволяет осуществлять оценки индивидуализированных доз для лиц с установленными диагнозами рака щитовидной железы. Такие оценки проведены для 30 случаев с установленным диагнозом.
4. В настоящее время развернуты работы по проведению дальнейших ретроспективных оценок индивидуальных доз облучения щитовидной железы для лиц с установленными диагнозами патологии этого органа. При этом существенное внимание уделяется факторам, которые могут внести дополнительные коррективы в установленные величины доз облучения: наличие или отсутствие дождей в конкретных населенных пунктах в конце апреля-начале мая 1986 года, уточняется время начала выпаса крупного рогатого скота в данной местности в 1986 году, а также наличие или отсут-
ствие различных индивидуальных защитных мер у конкретных лиц в острый период после аварии, наличие патологии щитовидной железы, способной повлиять на массу этого органа и интенсивность метаболизма йода и т. д. Проводится сбор и хранение образцов почв для последующего их анализа на содержание долгоживущего 129I «чернобыльского» происхождения как свидетеля выпавшего на этих территориях в 1986 году 1311. Учет этих дополнительных факторов может сузить интервал неопределенностей для ретроспективных оценок средних и индивидуальных доз.
Литература
1. Океанов А. Е., Демидчик Е. П., Анкудович М. А. и
др. Рак щитовидной железы в Республике Беларусь до и после аварии на ЧАЭС. — Документ ВОЗ WHO/ EOS/94. 26. — Женева, 1994.
2. Цыб А. Ф., Паршков Е. М., Шахтарин В. В. и др. Характеристика тиреоидной патологии детей и подростков наиболее загрязненных радионуклидами территорий Брянской области России после чернобыльской аварии. — Документ ВОЗ WHO/EOS/ 94. 15.
— Женева, 1994.
3. Stepanenko V.F., Tsyb A.F., Matveenko E.G. et al. Thyroid exposure doses among the population of contaminated territories: methodology and results of meas-urements//Deutsch — russische Konferenz fur Messprogramm in Russland. — Moskau, 1992. — S. 53 — 59.
4. Хрущ В. Т., Гаврилин Ю. И., Константинов Ю. О. и др. Характеристика ингаляционного поступления радионуклидов//Медицинские аспекты аварии на Чернобыльской атомной станции. Материалы научной конференции 11−13 мая 1988 г., Киев. — Киев: Здоров’я, 1988. — С. 76−87.
5. Облучение в результате чернобыльской аварии. Материалы 37-й сессии НКДАР ООН. — Вена, 6−17 июня 1988 г.
6. Гаврилин Ю. И., Гордеев К. И., Иванов В. К. и др.
Особенности и результаты определения доз внутреннего облучения щитовидной железы для населения загрязнённых районов Республики Бела-русь//Вестник АМН СССР. — 1992. — № 2. — С. 35−43.
7. Романенко А. Е., Лихтарёв И. А., Шандала Н. К. и др. Гигиеническая оценка доз облучения щитовидной железы жителей УССР после аварии на Чернобыльской АЭС//Вестник АМН СССР. — 1991. — № 8. -С. 44−47.
8. Zvonova I.A., Balonov M.I. Radioiodine dosimetry and prediction of consequences of thyroid exposure of the Russian population following the Chernobyl acci-dent//The Chernobyl papers, vol. 1. — Richland, Washington, 1993. — P. 71−126.
9. Likhtarev I.A., Shandala N.K., Gulko G.M. et al. Ukrainian thyroid doses after the Chernobyl acci-dent//Health Phys. — 1993. — N. 64(6). — P. 594−599.
10. Гаврилин Ю. И., Хрущ В. Т., Шинкарёв С. М. Реконструкция доз внутреннего облучения щитовидной железы для жителей районов Республики Беларусь, загрязнённых в результате аварии на ЧАЭС. (Со-
стояние работ и актуальные задачи на буду-щее)//Тезисы докл. 3-й республ. конференции, Гомель, 15−17 апр. 1992 г. — Часть1. — C. 75−78.
11. Гаврилин Ю. И., Хрущ В. Т., Шинкарёв С. М. и др. Облучение щитовидной железы радиойодом у жителей Беларуси вследствие аварии на ЧАЭС //Рефераты конф. «Ядерная энергия и безопасность человека». — Нижний Новгород, ч. 1, с. 222−224.
12. Цыб А. Ф., Степаненко В. Ф., Гаврилин Ю. И. и др. Проблемы ретроспективной оценки доз облучения населения вследствие аварии в Чернобыле: особенности формирования, структуры и уровни облучения по данным прямых измерений. Часть 1: Дозы внутреннего облучения щитовидной железы. — Документ ВОЗ WHO/EOS/ 94. 14. — Женева, 1994.
13. Цыб А. Ф., Степаненко В. Ф., Матвеенко Е. Г. и др. Структура и уровни облучения щитовидной железы у жителей загрязнённых радионуклидами районов Калужской области//Радиация и риск. — 1994. — Вып.
4. — С. 129−135.
14. Арефьева З. С., Бадьин В. И., Гаврилин Ю. И. и др. Руководство по оценке доз облучения щитовидной железы при поступлении радиоактивных изотопов йода в организм человека/Под. ред. Л. А. Ильина. -М.: Энергоиздат, 1988. — 80 с.
15. Гаврилин Ю. И., Хрущ В. Т., Шинкарёв С. М. и др. Обобщение результатов реконструкции доз внутреннего облучения щитовидной железы. Установление связей параметров загрязнения мест проживания населения с уровнями облучения ЩЖ. — Отчёт ИБФ, Москва, 1993. — 110 с. и 819 с. приложений.
16. Питкевич В. А., Шершаков В. М., Дуба В. В. и др. Реконструкция радионуклидного состава выпадений на территории России вследствие аварии на Чернобыльской АЭС//Радиация и риск. — 1993. -Вып. 3. — С. 62−93.
17. Гаврилин Ю. И., Хрущ В. Т., Шинкарёв С. М. и др.
Паспортизация населённых пунктов по районам Гомельской области, отнесённым к зоне жёсткого контроля. Отчёт ИБФ, 46−17−91/91, Б-91−3. — М., 1991. -75 с.
18. Гаврилин Ю. И., Хрущ В. Т., Шинкарёв С. М. и др.
Определение индивидуальных и коллективных характеристик облучения ЩЖ по уточнённым моделям динамики загрязнения местности и поступления радиойода в организм, с учётом данных персонального опроса жителей Республики Беларусь: Отчёт ИБФ по этапу № 4, № 7−17/93. — М., 1993. — 51 с.
19. Гаврилин Ю. И., Хрущ В. Т., Шинкарёв С. М. и др. Характеристика вклада короткоживущих радионуклидов во внутреннее облучение щитовидной железы у населения районов БССР, загрязнённых в результате аварии на ЧАЭС: Отчёт ИБФ 46−17/91, Б-91−3. -М., 1991. — 128 с.
20. Yook C.N., Lynn R. Anspaugh and Richard T. Ced-erwall. ORERP internal dose estimates for individu-als//Health Phys. — 1990. — Vol. 59, N 5 (November). — P. 693−713.
21. Гаврилин Ю. И., Хрущ В. Т., Шинкарёв С. М. Внутреннее облучение щитовидной железы жителей ряда районов Беларуси//Медицинская радиология. -1993. — № 6. — С. 15−19.
22. Dunning D.E., Schwarz G. //Health Phys. — 1981. -Vol. 40. — P. 661−675.
23. Гаврилин Ю. И., Хрущ В. Т., Шинкарёв С. М. и др.
Верификация дозиметрических данных и реконструкция индивидуальных доз облучения щитовидной железы для жителей г. Минска: Отчёт ИБФ. — М., 1991. — 25 с.
24. Авраменко Т. А., Дроздович В. В., Миненко В. Ф. и
др. Каталог доз облучения жителей населённых пунктов Республики Беларусь. — Минск, 1992. — 94 с.
25. Справочник по радиационной обстановке и дозам облучения в 1991 г. населения Российской Федерации, подвергшегося радиоактивному загрязнению вследствие аварии на Чернобыльской АЭС/Под ред. М. И. Балонова. — С. -П., 1993.
26. Дубина Ю. В, Щекин Ю. К., Гускина Л. Н. Систематизация и верификация данных спектрометрического анализа проб почвы, травы, молока и молочных продуктов с измеренным уровнем содержания 131I. -Минск, 1990.
27. Арефьева З. С., Бадьин В. И., Гаврилин Ю. И. и др.
Оценка поглощённой дозы излучения радиоизотопов йода в ЩЖ лиц, подвергшихся радиационному воздействию в результате аварии на ЧАЭС: Методические указания. — М., 1987.
28. Булдаков Л. А. Метод восстановления дозы излучения в щитовидной железе от инкорпорированного 1311//Медицинская радиология. — 1993. — № 6. — С. 2024.
29. Hoffman F. Owen, Thiessen Kathleen M., Frank Marilyn L. and Blaylock B. Gordon. Quantification of the interception and initial retention of radioactive contaminants deposited of pasture grass by simulated rain//Atmospheric Environment. — 1992. — Vol. 26A, No. 18. — P. 3313−3321.
30. Muller H. and Prohl G. ECOSYS-87: A dynamic model for assessing radiological consequences of Nuclear ac-cidents//Health Phys. — 1993. — Vol. 64, N 3 March. — P. 232−252.
31. Руководство по расчету индивидуальных и коллективных доз облучения населения от выбросов радионуклидов, поступающих в атмосферу, при эксплуатации АС. ПНАЭ, Г, направление 2//Сборник правил и норм по радиационной безопасности в атомной энергетике. — М., 1989. — C. 19−315.
32. Махонько К. П., Козлова Е. Г. Расчёт накопления 131I на почве и распределения доз от его гамма-излучения по территории СССР, загрязнённой после чернобыльской аварии. — Отчёт ИЭМ НПО «Тайфун» Госкомгидромета СССР, Инв.№ 7028, г. Обнинск, 1990, 267 с.
33. National Council on Radiation Protection and Measurements, Induction of thyroid cancer by ionizing radiation, Bethesda, MD: NCRP- NCRP Report N 80, 1985.
34. Иванников А. И., Скворцов В. Г., Степаненко В. Ф. и др. Возможности ЭПР-дозиметрии по эмали зубов для реконструкции доз внешнего облучения у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС//Физическая медицина. — 1992. — Т. 1, Вып. 3−4.
35. Скворцов В. Г., Иванников А. И., Цыб А. Ф. и др.
Результаты обследования методом ЭПР- дозимет-
рии населения загрязненных радионуклидами ЮгоЗападных районов Брянской области. — Документ ВОЗ WHO/EOS/ 94. 12. — Женева, 1994.
36. Skvortzov V., Ivannikov A., Stepanenko V. et al.
Regularities in distribution of individual doses for population of radioactive contaminated territories measured by tooth enamel EPR-spectroscopy//Proc. of 4-th International Symposium on ESR Dosimetry and Applications. GSF, Munchen/Neuherberg, May 15 — 19, 1995. -P. 214.
37. Chumak V., Baran N., Bugai A. et. al. The first international intercomparison of EPR-Dosimetry with teeth: first results. Ibid p. 197.
38. StepanenkoV.F., Skvortzov V.G., Kondrashov A.E.
et al. ESR and TL dosimetry Systems: comparative measurements for human phantom. Ibid. p. 250.
39. Паршков Е. М., Цыб А. Ф., Степаненко В. Ф. Анализ тиреоидной патологии и случаев рака щитовидной железы у детей и подростков, получивших йодный удар в результате чернобыльской катастро-фы//Радиологические, медицинские и социальноэкономические последствия аварии на Чернобыльской АЭС. Реабилитация территорий и населения. Тезисы докладов конференции 21−25 мая 1995 г., Голицыно, 1995. — Москва, 1995. — С. 57.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой