Древняя Англия: к вопросу о судьбе остатков племени англов в Ютландии в средневековье

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

№ 2________________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ______________________________2015
УДК 94(363. 2)
ДРЕВНЯЯ АНГЛИЯ: К ВОПРОСУ О СУДЬБЕ ОСТАТКОВ ПЛЕМЕНИ АНГЛОВ В ЮТЛАНДИИ В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
А. Пауль
Российско-немецкий исторический семинар (Любек, Германия) e-mail: mail@histformat. com
Авторское резюме
В статье рассматривается вопрос о прародине, миграции и проживании остатков племени англов в южной части полуострова Ютландия. Историки прошлых столетий нередко придерживались мнения о том, что после переселения англов на Британские острова в V веке их земли на континенте опустели. Однако анализ письменных источников вместе с привлечением данных археологии и лингвистики показывают, что часть старого населения должна была остаться. Автор приходит к выводу о возможности существования зависимой от датских королей страны англов в южной Ютландии до конца X — начала XI вв. Также в работе делается попытка реконструкции истории англов в Ютландии и их взаимоотношений с соседями от первых упоминаний о них в I веке н.э. и до времени полной ассимиляции в X—XI вв.
Ключевые слова: англы, Ютландия, Шлезвиг, Хаитабу, раннее средневековье, славяне, саксы.
ANCIENT ENGLAND: TO A QUESTION OF DESTINY OF THE REMAINS OF ANGLES IN JUTLAND IN THE MIDDLE AGES
Andreas Paul
The Russian-German Historical Seminar (Lubeck, Germany) e-mail: mail@histformat. com
Abstract
The author considers a question of an ancestral home, migration and accomodation of the remains of angles in the southern part of the peninsula Jutland. Historians of the last centuries often held the opinion that after resettlement of angles tot he British Isles in the 5th century, these land became empty. However the analysis of writting sources and attraction of archeology and linguistics shows that the part of the old population had to remain. The author comes to the conclusion about existence of the country of angles, dependent on the Danish Kings, in Jutland until the end of 10 — beginings of 11 centuries. In the Summary is given the reconstruction of history of angles in Jutland and their relationship with neighbors from 1 century and before full assimilation at 10−11 century.
Keywords: Angles, Jutland, Schleswig, Haithabu, Early Middle Ages, slavs, saxons.
Несмотря на то, что вопрос локализации прародины колонизировавшего Британские острова в эпоху переселения народов племени англов детально изучен и давно считается однозначно решённым западноевропейской медиевистикой, ряд вопросов о численности, исторической судьбе и взаимоотношениях с соседями оставшейся в Ютландии части англов оставался открытым. Тем временем накопленный до настоящего времени археологический, лингвистический и
140
№ 2____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_______________________2015
источниковедческий материал о населении исторической континентальной Англии уже позволяет сделать некоторые выводы.
I. Ютландская Англия в письменных источниках
Первым из письменных источников сообщал о народах англиев и варинов, связанных, вместе с рядом других племён, культом богини Нерты, чьё святилище находилось на неком острове в Океане, Тацит в I веке н.э. Точного географического расположения англов и варинов он не указал, однако, исходя из нахождения их общего святилища на острове в Балтийском море, можно принять, что оба народа должны были проживать на побережье. Сообщение об общем святилище англов и варинов представляет для истории континентальных англов ещё и тот интерес, что указывает на культурную близость и тесные связи обоих народов уже в глубокой древности. В отличие от других упомянутых Тацитом племён, связанных в I веке н.э. культом Нерты (ревдигнов, авионов, эвдосов, свардонов и нуитонов), связи англов и варинов хорошо прослеживаются в источниках и в более поздние эпохи.
Илл. 1. Племена Германии по Тациту (по: Much 1967)
Следующее хронологически упоминание англов находится у Птолемея (II век н.э.) и до сих пор остаётся загадочным. В отличие от большинства других источников первого тысячелетия, локализующих англов на морском побережье античной Германии, Птолемей называет англов вместе с рядом континентально-германских племен, обитавших несколько южнее, так что искать их исходя из одного этого сообщения стоило бы где-то в центральной части современной Германии, в исторической Саксонии, а не между саксами и ютландскими племенами. В
141
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
историографии известны разные попытки объяснения этого сообщения: от
миграции англов на юг между I и II вв. до изначально более широкого их расселения, не ограниченного только южной Ютландией, так и наоборот — известны предположения о миграции англов из центральной Германии в Ютландию до I века н.э. (Птолемей использовал иные источники о Германии, чем Тацит — как предполагается, более ранние и уже не всегда соответствовавшие реальному положению вещей.) Однако ввиду невозможности как-либо подтвердить любое из этих предположений, а возможное присутствие англов в центральной Германии не относится к теме статьи, более подробно этот вопрос разобран не будет. Можно лишь отметить, что это не единственная не сходящаяся с другими источниками локализация германского племени Птолемеем, а упоминания англов на югозападном побережье Балтики с I по V вв. позволяют надёжную локализацию их здесь безотносительно этого единичного и противоречивого сообщения.
В V веке, согласно сообщению Беды Достопочтенного, англы покинули Ютландию и отправились на Британские острова вместе со своими южными и северными соседями саксами и ютами:
«В это время народ англов или саксов, приглашенный Вортигерном, приплыл в Британию на трех кораблях и получил место для поселения в восточной части острова…
Они вышли из трех сильнейших германских племен — саксов, англов и ютов… От саксов из области, известной ныне как Старая Саксония, происходят восточные саксы, южные саксы и западные саксы. Кроме этого, из страны англов, находящейся между провинциями ютов и саксов и называемой Ангулус, которая с той поры опустела, вышли восточные англы, средние англы, мерсийцы и весь народ Нортумбрии, то есть те, кто живет к северу от реки Хумбер, а также и другие племена англов» (Беда 2001: 1−15).
Если у Тацита мы находим лишь упоминание племени англов, локализуемое не совсем определённо на юго-западном побережье Балтики, то у Беды речь идёт уже прямо о стране Ангулус, расположенной между ютами и саксами. Это первое упоминание южнобалтийской Англии как топонима и точное описание её местонахождения. Согласно Беде, в Британию в середине V века отправились три племени — саксы, англы и юты, а сама их страна с этого пор и до его времени (731 г.) пришла в запустение. Сообщение Прокопия Кесарийского позволяет предположить, что вскоре вслед за ними, в конце V или начале VI вв. с юго-запада Балтики на запад, к северному морю и берегам Британии, отправилась и часть варнов:
«В это время между племенем варнов и теми воинами, которые живут на острове, называемом Бриттия, произошла война и битва по следующей причине. Варны осели на севере от реки Истра и заняли земли, простирающиеся до северного Океана и до реки Рейна, отделяющего их от франков и других племен, которые здесь основались… Остров же Бриттия лежит на этом Океане, недалеко от берега, приблизительно стадий в двухстах против устья Рейна. Остров Бриттию занимают три очень многочисленных племени, и у каждого из них есть свой король. Имена этих племен следующие: ангилы, фриссоны и одноименное с названием острова бриттоны» (Прокопий 1950: IV 20).
142
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
Схожим образом описывал переселение саксов и англов, через устье Рейна и Галлию, в Британию и Адам Бременский в XI веке: «Саксы, — говорят они, — это крайне дикий народ, страшный своей храбростью и неуловимостью и живущий на берегу океана, в непроходимых болотах… вначале саксы проживали в районе Рейна [и звались англами]- часть их перешла оттуда в Британию и изгнала с этого острова римлян» (Адам 2011: I,
3).
Впрочем, переселение ни одного из племён не было полным, а области их не запустели, как полагал Беда. И саксы, и юты, и англы, и варины известны и далее на своих прародинах. Прекратила своё существование разве что колония варинов в устье Рейна. Однако, сравнивая описания всех трёх источников, можно заключить, что сам путь миграции племён англов, саксов, ютов и варинов с юго-западного побережья Балтики проходил в V—VI вв. на запад по побережью северного моря, от устья Эльбы сначала к устью Рейна и оттуда далее — на Британские острова. Память о континентальной прародине англов и их совместных миграциях с саксами сохранялась в эпических преданиях самих саксов и англов до высокого средневековья и известна по англо-саксонской поэме Видсид и «саксонской легенде» в латиноязычных саксонских средневековых хрониках.
В IX веке Рудольф Фульдский (Перенесение Св. Александра 1940: 1) сообщал о переселении народа саксов «от народа англов, населяющего Британию», связывая эти миграции с регионом Haduloha (Хадельн в Вигмодии), очевидно, перепутав направление движения.
В X веке куда лучше разбиравшийся в саксонской истории Видукинд Корвейский упоминал известную ему версию о происхождении саксов от «данов и норманнов» (Видукинд 1975: 2). Повторяя слова Рудольфа о высадке саксов на морском берегу в Хадулохе, он в то же время упоминал и о колонизации саксами Британских островов уже в правильном направлении (с континента на остров), приводя также и германскую этимологию Англии, как «угла» (Видукинд 1975: 8). Любопытно, что несмотря на известность Видукинду труда Беды Достопочтенного (Видукинд 1975: 8), он не сообщает прямо об изначальном переселении самих англов в Британию с континента вместе с саксами. Возможным объяснением этого обстоятельства кажется само указанное выше упоминание Видукиндом «происхождения саксов от данов и норманнов».
Так как Видукинду было известно сообщение Рудольфа о «происхождении саксов от англов, населяющих Бриттанию», но, в то же время, будучи более осведомлённым, он исправил в своём рассказе направление миграции саксов в правильную сторону. Упоминание версии о «происхождении саксов от данов и норманнов» могло быть отсылкой к тому же «происхождению саксов от англов», прочитанному в том же источнике. С той только разницей, что подобно моменту с миграцией, Видукинд мог заменить «англов, населяющих Британнию» Рудольфа на более верное «данов и норманнов» — как было принято называть в его время любые германские племена, подчинённые датским правителям, в том числе англов и ютов. К примеру, один из наиболее известных франкских историков IX века Эйнхард, биография Карла Великого которого активно использовалась немецкими
___________________________________143________________________________
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ________________________2015
хронистами, описывал нападение на Саксонию Готфрида, «короля норманнов, называемых данами», наложившего до этого дань на своих соседей ободритов (Эйнхард 1999: 14). Из этого описания следует, что для того, чтобы быть соседом ободритов, король «норманнов, называемых данами», должен был править и ютландской Англией.
В Х! веке уже упоминавшийся отрывок с переселением «саксов от народа англов» дословно переписал у Рудольфа или из другого общего с ним источника Адам Бременский (Адам 2011: I, 3−4) (сам Адам ссылается при этом на Эйнхарда). В другом месте он также цитирует «Перенесение Св. Александра» — на этот раз принадлежащий Мегинхарду отрывок (Перенесение Св. Александра 1940: 4), касающийся описания соседей саксов на континенте, каковыми с запада указаны фризы, с севера норманны, а с востока ободриты. Так как с «норманнами» (т.е. подчинявшимся датским правителям северогерманскими племенами) саксы граничили только в своей северной провинции Нордальбингии по реке Эйдер, за которой начиналась ютландская Англия, то эти примеры кажутся наглядной иллюстрацией влияния терминологии франкского летописания IX века на позднейшее, развившееся из него, саксонское летописание X—XI вв. (Видукинд, Титмар, Адам и др.), и использования «книжных терминов» и обобщений вместо наименований соседей по племенам.
Дело в том, что для франкского летописания IX века было характерно обозначать любых жителей датского королевства или обобщающим термином «норманны"/"нордлюти», т. е. «живущие к северу», или этниконом «даны». Последний применялся, однако, не в этническом значении «племени данов» в узком смысле, а обозначал любых подданных датского королевства, независимо от племенной принадлежности (Ср: «даны, так же как и свеоны, которых мы называем норманнами, владеют северным побережьем и всеми его островами» — Эйнхард 1999: 12).
Такое же положение вещей характерно и для франкских описаний соседних с ними славян. «Ободритами» франкское летописание этого времени называло любых жителей королевства ободритов, независимо от племени. К примеру, франкским хроникам IX века совершенно неизвестны подчинявшиеся ободритским правителям племена вагров или полабов, в то время как для соседних с ободритами, но независимых от них племён смельдингов и линонов франкские анналы называют племенные названия.
Традиции франкского летописания IX века таковы, что соседние с Франкской империей «варварские» королевства или другие государственные образования воспринимались как единые политические субъекты, которые обозначались по тому племени, из которого происходили правители (ободриты, даны), либо обобщающими терминами (славяне, норманны), в результате чего у современного читателя без должной подготовки может сложиться неверное мнение об этнически однородных государствах того времени, населёнными одними лишь данами или ободритами.
Можно отметить, что применялся такой описательный приём во франкских источниках совершенно умышленно, даже когда авторам было известно о
__________________________________144________________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
конфедеративной, а не монолитно-племенной природе соседних государственных образований. В любых описаниях франкских отношений с датским и ободритским королевствами речь в это время никогда не шла о нескольких союзных племёнах (к примеру, о «ваграх и ободритах» или «данах и ютах»). Даже когда таких подробностей требовало повествование, «племена» соседних государств в нём заменялись на «географические регионы» (ср. «северные и восточные ободриты» у Баварского Географа, «две области ободритов» во Франкских анналах 808 года, «восточные ободриты», там же в 823- или Гериольд, «который как король правил одной частью данов», т. е. континентальной Англией у Римберта).
Возвращаясь к сообщениям о переселениях из северной Германии и Ютландии, можно заметить, что средневековые источники сохранили память о переселениях англов и саксов лишь в упрощённой эпическо-легендарной форме, в которой миграции представлялись как полный исход всего племени, а путь его путь на новую родину — быстрым и лёгким1. Тщательный же анализ источников показывает на самом деле куда более сложную картину, затрагивающую одновременно судьбы множества народов.
Так, Прокопий Кесарийский указывает на фризов (фриссонов), как жителей Британских островов в контексте их войны с «осевшими» в устье Рейна варнами. В действительности, в эпоху позднего ВПН и дальнейшего средневековья фризы населяли как раз юго-восточное побережье северного моря и устье Рейна -территории, через которые проходила миграция англов, саксов, ютов и варинов на запад. В раннем средневековье часть фризов в свою очередь переселилась на западное побережье южной Ютландии, видимо, действительно несколько запустевшее в силу ухода населения на запад.
С другой стороны, сообщения о переселении саксов с Британских островов в Саксонию в VI веке, как и сообщение о нападении британских племён («бриттов») на живших в устье Рейна варинов, могут указывать и на возвращение части захваченных волной миграций V-VI племён обратно на свои прародины на континенте. В качестве другого примера подобных возвращений можно указать на вышедших из северной Европы и вернувшихся обратно в том же VI веке герулов.
Причины миграций северно- и центрально-европейских племён в эпоху ВПН доподлинно неизвестны. Среди таковых могло быть как изменение климата, влекущее за собой неурожаи и голод, так и давление со стороны воинственных соседей (в свою очередь, так же зачастую только что выдавленных врагами со своих земель и искавших новые) или резкий демографический скачёк. Тем не менее, в реальности переселения почти никогда не были полными, а колонизация новых земель — быстрой и лёгкой, как это представлялось в легендах потомков колонистов веками позже. Поэтому вполне объяснимо, что изначально покинувшие свои земли группы людей, не добившись успеха на чужбине и после устранения неблагоприятных условий на своей родине, могли возвращаться обратно.
1 Зачастую в таких эпических легендах переселение представляется на немногочисленных кораблях, либо в качестве целого народа вообще выступают братья, либо даже один герой с именем-эпонимом.
145
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ__________________________2015
Процессом миграций VI века оказалось захваченным и племя данов. Прокопий Кесарийский, говоря об исходе герулов, сообщает, что путь их проходил от Дуная на север, сначала через земли славян, потом варнов, и затем данов — к берегу Океана, где они сели на корабли и оправились на остров Фуле (Прокопий 1950: 2−15). Иордан в том же VI веке упоминал данов как жителей Скандзы, вытеснивших некогда герулов с их земель (Иордан 2001: 23).
Учитывая противоречивые свидетельства, очень сложно однозначно интерпретировать сообщение Прокопия, локализующее данов к северу от варинов, но ещё на континенте — если эти сведения не были путаницей и не относились всё к той же более ранней истории соприкосновения герулов и данов в Скандинавии, это сообщение можно интерпретировать как первое указание на датскую экспансию в Ютландию. Произошла ли она уже после и по причине ухода значительной части англов и ютов со своей родины, или же, наоборот, датская экспансия в Ютландию и послужила причиной исхода ютов и англов, при этом остаётся невыясненным.
В другом отрывке (IV, 20) Прокопий указывает и на династические связи прирейнских варнов с бритиями и англами. Король варнов Гермигискл женил своего сына Радегиса на сестре короля островных англов. Позже, озабоченный сохранением мира с влиятельными соседями на континенте — франками, сам же он способствовал и расторжению этого брака своего сына, наказав последнему жениться на своей вдове и его мачехе, сестре короля франков, а первую английскую жену отослать обратно на остров. Нарушение брака привело к войне англов и варнов, в ходе которой варны были разбиты, а Радегис вынужден был расторгнуть брак с сестрой короля франков и вновь взять в жёны сестру короля англов.
Любопытно, что если в рассказе Прокопия подчёркивается заключение династического брака между варнами и франками исключительно из политических целей, то о династических связях с англами подобного не сообщается. Учитывая близкие связи варнов и англов ещё до миграции с юго-западной Балтики к североморским берегам, традиция их династических браков могла быть принесена ещё с прародины. В то же время потребность скрепления союзов династическим браком варнов с франками должна была быть уже новшеством, которого требовали изменившиеся обстоятельства. Хотя Прокопий и не сообщает ничего об изменении отношений варнов и франков после расторжения брака Радегиса с сестрой Теодеберта, аналогично расторжению брака с английской династией, такие действия могли привести к нарушению мирного договора и войне. С этими событиями можно связать сообщение Фредегара о том, что в 595 году франки начали войну с варнами, в ходе которой истребили «почти весь их народ». Учитывая, что колония варнов на Рейне едва ли могла быть уж очень многочисленной, а их силы были ослаблены понесённым от англов поражением, новая война с франками действительно могла поставить колонию на грань полного уничтожения.
Далее наблюдается длительное молчание источников об исторических землях англов на континенте. Франки вышли к устью Эльбы и южным границам Ютландии только в конце VIII века, до этого же эти земли не упоминались в их летописании, как не игравшие роли для жизни империи. В начале IX века англы и варины снова
___________________________________146_________________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ__________________________2015
упоминаются вместе в «Законах англов и варинов, которые есть тюринги» (Lex Angliorum 1918), как подданные империи Каролингов, то есть где-то на континенте, на окраине Франкской империи. Можно предположить, что речь должна была идти об англах ютландской Англии, король которой, Гериольд, или Гаральд Клак, в начале IX века стал вассалом императора франков, чтобы получить от него помощь в противостоянии с другими датскими правителями.
В конце IX века древнеанглийский перевод Орозиуса даёт наиболее подробные сведения о местоположении Англии на континенте. Автор использовал для своих описаний балтийских земель несколько источников. Один из них, содержащий описание германских земель и народов к востоку от Рейна и северу от Дуная, с большой долей вероятности восходил к учёной франкской традиции второй половины IX века. Есть основания подозревать его происхождение в учёных кругах тогдашней Баварии или даже города Регенсбурга, тех же кругов, где в это время возник и Баварский Географ. В этой части упоминаются принадлежащие Дании Онгле и Силленде (Ongle hs Sillende sumne d"l Dene: The Old English Orosius 1980: 13). Кроме того, в переводе Орозиуса были использованы и устные северогерманские и английские источники, к которым восходят описания поездок норвежского путешественника Оттара в Бьярмию и ютландский город Хаитабу (Хедум). В нашем случае интерес вызывает последний рассказ, в котором имеются подробные описания датских провинций конца IX века.
Различие источников обоих отрывков — описаний земель и народов Германии и поездки Оттара — видно, в частности, и по разному наименованию датской области Англия, в первом случае Ongle, во втором — Angle. В переводе Орозиуса сообщается, что сев на корабль в Норвегии, через 5 дней Оттар отправился в: Hs^um, se stent betuh Winedum, Seaxum, Angle, hyro in on Dene. (Хедум, который стоит между винедами, саксами, Англией и принадлежит данам: The Old English Orosius 1980: 16).
Далее передаются наблюдения Оттара по ходу плавания из норвежской Скирингисхелы в ютландский Хаитабу.
Da he piderweard seglode fram Sciringesheale, pa wxs him on pxt bxcbord Denamearc and on pxt steorbord widse pry dagas- and pa, tweg en dagas зет he to Hepum come, him wxs on pxt steorbord Gotland, and Sillende, and iglanda fela — on pem landum eardodon Engle, зет hi hider on land coman — and hym wxs oa twegen dagas on oxt bxcbord pa igland pe in [on] Denemearce hyrao.
Весь путь занимал 5 дней. К югу от его города было море — такое широкое, что не окинуть взглядом — после чего начиналась область Gotland и, южнее её, Sillende. Первые 3 дня пути он видел по левую сторону Данию, а по правую — только море. Следующие два дня по правую сторону были Gotland, Sillende и много островов. Далее была земля, на которой жили англы (Engle), прежде чем пришли в страну, после чего он сошёл на берег в Хедуме (Хаитабу).
В новом издании древнеанглийского Орозиуса Дж. Батери выделяет пассаж о проживавших до прибытия в свою страну с помощью дефисов, подчёркивая, таким образом, что это «комментарий», вставленный в изначальное географическое описание. Различия прослеживаются в этом случае и в орфографии. В то время как в
___________________________________147__________________________________
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ________________________2015
географическом описании Вульфстана употребляется форма Angle, характерная именно для ютландского топонима Англии и латинских текстов (Anglen, Angliam, Angelen, Angghel, Angul и латинизация Angulus у Беды- франкско-латинское Lex Angliorum), в «комментарии» приводится форма Engle, близкая к форме Ongle из восходящей к другому источнику части Орозиуса и характерная для обозначения англов в написанных на древнеанглийском языке британских островов средневековых текстов. Именно эта форма через «e» очень характерна и для древнеанглийских переводов других латинских текстов времени короля Альфреда, к примеру, для обозначения английского языка Британии в них употребляется исключительно форма englisc (RGA 1911: 90).
Таким образом, можно предположить, что «комментарий» о «проживавших на этой земле англах, прежде чем они заняли страну», мог восходить и не к изначальному «географическому» описанию Вульфстана, а принадлежать перу собственно переводчика Орозиуса, составлявшего свой текст по разным письменным и устным источникам. В таком случае, «комментарий» мог быть связан с известностью переводчику Орозиуса текста Беды Достопочтенного, как раз и сообщавшего об исходе англов в Британию из страны Angulus, находившейся между ютами и саксами. Принимается, что перевод Беды Достопочтенного на древнеанглийский язык прямо предшествовал при дворе Альфреда переводу Орозиуса, поэтому, используя для перевода Орозиуса информацию Вульфстана, переводчик вполне мог понять, что речь в случае Angle шла о той же самой стране, что была описана и Бедой, как прародина англов Angulus.
Нельзя не отметить, что в наиболее ценном отрывке, принадлежащем, без сомнения, собственно рассказу Вульфстана, ютландская Англия предстаёт страной в Датском королевстве, сравнимой с Ютландией, Силленде или датскими островами, в противовес к названным южными соседями Хедума уже не странам, а народам саксов и винедов. Это место иногда приводилось сторонниками полного исхода англов с континента в качестве аргумента об уже новом, не английском населении Англии в IX веке.
Однако следует учитывать и то обстоятельство, что в представлении Вульфстана Хедум лишь «принадлежал данам», но, в то же время, ни Angle, ни Gotland, ни Sillende, ни iglanda fela не являлись «страной данов» Denamearc, которую он помещает в юго-западной Скандинавии. В рассказе Вульфстана совершенно очевидно присутствует разделение подчинённых данам стран от собственно страны данов. Потому уместнее говорить не столько об «этническом» противопоставлении топонимов датского королевства народам саксов и винедов, сколько о противопоставлении стран саксов и винедов, странам датским — о различении в этом отрывке трёх разных политических субъектов (Seaxum, Winedum и Dene, которым принадлежит Angle). Таким образом, из рассказа Вульфстана можно заключить, что большинство территорий датского королевства представлялись лишь как подчинённые, но не обязательно населённые данами. При этом недостаток данных не позволяет судить, соответствовали ли названия областей наименованию проживавшего на них населения или как-то иначе.
148
№ 2____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_____________________2015
Илл. 2. География западной Балтики в IX веке в древнеанглийском переводе Орозиуса (по: Garipzanow 2008)
Если о прохождении северной (между Англией и Силленде) и западной границ ютландской Англии не сохранилось каких-либо точных ранних свидетельств, то южную её границу с саксами и славянами можно определить достаточно точно. С раннего средневековья немецкие источники указывают границами Дании с франкской империей и северной Саксонией реку Эйдер. Согласно Франкским анналам, река Эгидора предстаёт границей франков и данов уже при Готтфриде в 808 году, оставаясь таковой и при заключении мира в 811 году. В 827 году этот же источник снова упоминает Эгидору как франкско-датскую границу, или южную границу норманнской марки, на которой был расположен франкский гарнизон. В таком же смысле эта река упоминается и в церковных и императорских грамотах.
К примеру, если IX веке для географических привязок границ гамбургской епархии обозначались gentes Danorum, Winedorum ultimam Saxonie partem (HUB 1842: 12, Nr. 8), что достаточно точно соответствует описаниям местоположения Хедума в рассказе Оттара, то с начала X века в церковных документах границы и сферы влияния Гамбургской епархии указываются более точно с привязкой северных границ к реке Эйдер (gentibus Suenorum seu Danorum, Noruuegorum, Jsland, Scrideuinnun, Gronlandon et vniuersarum septen trionalium nationum, necnon etiamin illis рartibus Slavorum, que sunt a flumine Pene usque ad fluuium Edigore: MUB 1863: 10, Nr. 11). Однако едва ли граница континентальной Англии по реке Эйдер была нововведением X века — судя по тому, что в форме Fifeldor она упоминается в древнеанглийской поэме Видсид, наряду с топонимом Ongel (Laur 1961: 25), соответствующим таковому из перевода Орозиуса IX века — она должна была восходить к границе англов и саксов уже в эпоху Великого переселения народов.
Столицей континентальной Англии в IX—X вв. был расположенный в заливе Шлеи на границе с Саксонией и Вагрией знаменитый торговый город Шлезвик
____________________________________149___________________________________
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
(Слиасторп, Слиасвик), или Хаитабу (Хедум). В конце X века английский историк Этельвард сообщал, что «Старая Англия расположена между саксами и ютами и столица её на саксонском языке называется Шлезвиг, а на датском — Хаитабу» (Ethelwerd'-s chronicle). То, что Этельвард помещает Англию между ютами и саксами, а не между областями Силленде и саксами, как в рассказе Оттара, объясняется тем, что первая половина фразы, как и всё предыдущее описание переселения англов из Старой Англии в Британию, было позаимствовано им из Беды Достопочтенного. Возможно, название области Силленде появилось позже, а в VI веке она ещё представляла с единое целое с областью Ютландия.
Континентальная Англия как топоним упоминалась в источниках и позднее. В XIV веке как Angliam в Planctus de statu regni Danie II и как Angul в Зееландской хронике, как Angelen и Angghel — в грамотах XV века (Laur 1992: 127), продолжая быть известной как область Angeln на самой северной границе Германии и по сей день. Однако, судя по тому, что более-менее регулярные упоминания континентальной Англии в источниках IX—X вв. почти полностью прекращаются к XI—XII вв. и неизвестны ранним датским хроникам XII—XIII вв., можно предположить, что остатки племени англов были полностью ассимилированы и слились с соседними народами в конце X — начале XI вв. Такому развитию способствовал ряд исторических событий (см. далее).
II. Лингвистические свидетельства
Вопрос происхождения различных слоёв топонимики в федеративной земле Шлезвиг-Гольштейн и конкретно в исторической области Ангельн подробно изучался в основном немецким лингвистом В. Лауром. На протяжении многих десятков лет этот исследователь последовательно отстаивал точку зрения о сохранении здесь древнегерманских слоёв топонимики, появившихся не позднее железного века (Laur 1952- Laur 1961). Такое древнее происхождение в частности предполагается для топонимики исторической Ютландской Англии, образованной, предположительно, от сокращений древнегерманских имён (Tolk, Kius, Geel, Quern, Kropp, Loose), топонимики на -ing (Weding, Hunning, Borning, Lipping, Gelting, Spenting), топонимики на -stedt (Taarstedt, Fahrenstedt, Idstedt, Sieverstedt, Bollingstedt, Langstedt, Silberstedt, Ellingstedt, Hugelstedt), топонимики на -te и -nith (Solt, Havetoftloit, Loit, Drult, Rost, Berend, Boren, Moldenit), а также топонимов Stolk и Esgrus.
«Рассмотрев эту древнюю топонимику с точки зрения истории населения, нам придётся констатировать, что она передаёт не полную картину заселения железного века и эпохи переселения народов, но в гораздо большей степени свидетельствует об остатках древнего населения этой области. Также можно установить, что она [топонимика] представлена примерно на тех же территориях, что и заселение железного века и эпохи переселения народов, установленное археологией, также оставляя пустыми северные и северо-западные районы области Ангельн, восточные районы области Швансен и, за исключением отдельных поселений на древних
__________________________________150________________________________
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
дорогах, — обширные области между рекой Эйдер и заливом Шлей. Кроме того, на мой взгляд, древняя топонимика указывает и на то, что сохранение остатков древнего населения в раннем средневековье более всего должно было приходится на юго-западную часть страны, вокруг внутреннего залива Шлей, озера Лангзее и к западу от этих мест» (Laur 1952: 63) — подводит итог своей работы В. Лаур. Его локализация «остаточного» населения англов в Ютландии действительно хорошо сходится с данными исторических источников и археологии.
Илл. 3. Восходящая к железному веку топонимика в исторической Англии (по: Laur 1952)
III. Археологические свидетельства
Так как объём данной статьи не позволяет подробно рассмотреть археологию Древней Англии и особенности материальной культуры континентальных англов, далее будет рассмотрен лишь наиболее интересный с исторической точки зрения вопрос о возможности преемственности между населением до исхода англов в Британию и ранним средневековьем.
Представлявшие историческую ютландскую Англию современные регионы Ангельн и Швансен были достаточно густо населены на протяжении римского периода и ранней эпохи Великого переселения народов. От этих периодов по состоянию исследований и систематизации уже в 1983 году было известно порядка 170 мест находок поселений и захоронений (как могильников, так и единичных), 62 места единичных находок и кладов, 58 мест находок следов аграрной деятельности (так называемых «кельтских полей»), более трёх сотен находок шлака железа. При
151
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
этом большая часть находок приходится на южную (область Швансен и залив Шлей) и западную часть Англии, в то время как в северо-восточной они более редки.
Илл. 4. Места находок поселений и захоронений римского периода и периода великого переселения народов
152
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
Ситуация с находками сильно меняется в эпоху Меровингов и раннюю эпоху Каролингов (V-VIII вв.). В этот период в тех же областях известно всего 18 мест находок, абсолютное большинство из которых приходится на южную Англию, обе стороны залива Шлей и, в особенности, район будущего Хаитабу.
Илл. 5. Места находок эпохи Меровингов и ранней эпохи Каролингов на территории исторической Англии
153
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ________________________2015
При этом в так называемый «викингский период» (VIII-XI вв.) в этих областях известно 77 мест археологических находок. В целом, области концентрации этих находок совпадают с таковыми V—VIII вв., также имея центр тяжести в окрестностях Хаитабу и по обе стороны залива Шлей.
154
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ__________________________2015
Составившие наиболее подробное современное исследование этой
проблематики археологи М. Мюллер-Вилле и К. -Х. Вилльрот пытались объяснить такое положение вещей следствием практически полного исхода племени англов из этих мест, признавая, на основании лингвистических аргументов, возможность сохранения здесь лишь небольшой части остаточного населения (Muller-Wille/Winroth 1983: 307). Однако в таком подходе скорее можно усмотреть попытку объяснить актуальные методологические проблемы археологии подходящими свидетельствами письменных источников, чем полностью беспристрастные выводы.
Так, предоставив для сравнения с археологией Ютландской Англии выборки из целого ряда мест по южному побережью Северного моря на территории Германии и Дании (Архзум, Флёгельн, Райдерланд, Дренте, Текстель, Оверйиссель, Велуве, устье Мааса и «земли Мааса и Вааля»), а также юго-восточного Сконе того же периода, авторы приходят к выводу, что «представленная для сравнения выборка регионов северной и северо-запада средней Европы позволяет выявить некоторые, по всей видимости, общие тенденции, обычно связанные с сильным снижением или даже полным прекращением заселения в середине первого тысячелетия нашей эры и новым заселением этих территорий, начинавшихся в различные временные отрезки раннего средневековья» (Muller-Wine/Winroth 1983: 307).
Поскольку для указанных территорий действительно предполагаются миграции, по крайней мере, частей населения (саксов и фризов на североморском побережье, данов в Сконе), одновременные и связанные с миграциями англов из Ютландии, археологи видели в этом подтверждение слов Беды Достопочтенного об Angulus desertus между серединой V и началом VII вв. Однако стройная на первый взгляд картина начинает меняться, если сравнить её с археологией других соседних регионов, не участвовавших в миграциях англов, саксов и фризов.
Наиболее наглядно на недостатки такого подхода указывает немецкий археолог С. Братер в своей, посвящённой проблемам этнических интерпретаций в археологии древних времён, монографии. Указывая на различные археологические и лингвистические нестыковки в проблеме подтверждения миграции англо-саксов в Британию (к примеру, отсутствие указаний на материальную культуру собственно бриттов в интересующий период), он останавливается, в частности, и на вопросе оставшегося в Ютландии английского населения, замечая, что «косвенным указанием [на миграцию ютландских англов в Британию] может послужить отчётливое снижение показателей заселения в области Ангельн, констатируемое, несмотря на все методологические проблемы (репрезентативность карты находок), археологией, и описанное Бедой. Однако отчётливое уменьшение археологических находок обнаруживается уже начиная с середины IV века, то есть намного раньше начала „англо-саксонских миграций“. Оба процесса синхронизируются лишь в середине V века. Но что же происходило с населением Ангельна позднего IV и раннего V вв. „Центры изобилия“ и „святыни“ V—VI вв. на датских островах указывают на динамичное развитие общества в это время, однако, и здесь на очень больших пространствах наблюдается отсутствие следов захоронений. Возможно, захоронения лишь приобрели в период поздней античности и раннего
___________________________________155_________________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
средневековья археологически трудно устанавливаемую форму, так что их отсутствие пока представляет из себя лишь методологическую проблему археологии» (Brather 2004: 271−272).
К этому можно добавить, что не только южная Ютландия, датские острова, северная Саксония и побережье Северного моря выказывают единые тенденции в картине археологических находок эпохи позднего переселения народов. То же самое характерно и для большей части областей восточной Германии и юго-западного побережья Балтики. С середины IV века здесь также наблюдается резкое снижение числа находок, почти полностью прекращающееся га второй половине V—VI вв. и последующие следы нового заселения в конце VI в., a во многом и в VII—VIII вв. Такую археологическую картину традиционно связывали с предполагаемым исходом восточно-германских племён в эпоху ВПН и новым заселением славянами в раннем средневековье.
Однако эти данные вступают в противоречие с выводами других смежных дисциплин — к примеру, анализ пыльцы и лингвистика позволили установить во многих регионах южной Балтики к востоку от ютландской Англии следы широкой преемственности между славянским населением раннего средневековья и старым населением первой половины I тысячелетия н.э. В то же время, несмотря на присутствие на основании дендрологических и керамических данных уже собственно славянской материальной культуры в этих областях, начиная с VI века, здесь практически неизвестно ранних славянских захоронений вплоть до VIII—IX вв., а в большинстве случаев и до X вв.
Дискуссии по поводу сохранения остаточного населения на юго-западе Балтики к востоку от ютландской Англии ведутся немецкими археологами не одно десятилетие, в результате чего диапазон мнений здесь достаточно широк (от признания широкой преемственности до принятия «пробела» в заселении в одно-два столетия). Одним из последних подробно обращавшихся к проблеме противоречий в археологии, лингвистике и палинологии соседних с Ютландией славянских земель археолог П. Донат, констатируя ту же картину, что и в других областях северной и центральной Европы (отсутствие погребений и снижение находок в V—VI вв., при сохранении древней топонимики), указывал на то, что отсутствие дендродат этого периода для славянских областей к востоку от Ютландии может быть объяснено методологической ошибкой археологии (Donat/Fischer 1994: 14−15. См. также: Donat 2001).
Сопоставляя данные соседних регионов, всё отчётливее становится видно, что резкое снижение или «исчезновение» находок и захоронений на обширных просторах северной и центральной Европы должно иметь объяснение не столько в исходе населения, сколько представляет из себя систематическую ошибку археологии или датировок. В результате, по каким-то причинам пока не удаётся установить заселение V—VI вв. практически повсеместно, в том числе и на тех территориях, о которых достоверно известно, что они оставались заселенными, а не только в регионах, из которых происходили миграции. Поэтому было бы слишком
156
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
ненадёжно обосновывать исторические гипотезы на столь спорном разделе археологии, как V—VI вв. на севере центральной Европы.
Достоверно причины снижения находок V—VII вв. в этом регионе пока не ясны, но как показывает пример соседних с англами саксов, резкое снижение находок вовсе не обязательно должно указывать на очень существенный исход населения. Соседние с англами северные саксы продолжали жить на своих местах до раннего средневековья, несмотря на сообщение Беды об их исходе в Британию вместе с англами, снижение числа находок или отсутствие дендродат интересующего периода. Да и само снижение числа находок в континентальной Англии, начавшееся почти на сто лет ранее описанного Бедой исхода и запустения, показывает, что дело на самом деле могло обстоять куда сложнее, и одна археология без письменных свидетельств пока не в силах дать ответы на многие вопросы. Примеры соседних с ютландской Англией славянских земель, где также практически неизвестны могильники до IX века, притом, что на основании письменных источников хорошо известно о заселении этих земель, лишь подтверждают эти подозрения.
Не имея возможности останавливаться в рамках данной статьи на этом вопросе более подробно, укажем лишь, что в отличие от спорных данных археологии, с исторической точки зрения куда более важным кажется общее схождение независимых результатов всех трёх задействованных научных дисциплин (лингвистики, археологии и источниковедения), в общем указывающее на сохранение остатков племени англов в раннем средневековье в юго-западной части области Ангельн, вокруг Хаитабу и внутреннего залива Шлей, хотя и расходящееся в деталях. Именно в связи с Хаитабу, к примеру, и упоминается Англия как в рассказе Оттара, как и позже у Этельварда. И именно эти места, начиная с раннего средневековья, стали важнейшим политическим и экономическим центром области Ангельн и опорным пунктом для заселения и развития всей провинции. Сравнение карт 5 и 6 наглядно демонстрирует, что основная часть заселения ютландской Англии VIII—XI вв. развилась из находившихся здесь же остатков поселений древних англов.
IV. Попытка реконструкции истории ютландских англов в раннем средневековье и их ассимиляции их соседями
Сопоставление данных источников, лингвистики и археологии представляет историю ютландской Англии таким образом, что большая часть этой страны действительно должна была быть покинута англами в V веке. Единичные поселения англов оставались по всей территории древней Англии, их число несколько увеличивалось в центральных районах, но более заметные остатки англов сохранялись лишь в южной части Англии, вокруг залива Шлей, что должно было быть связано с торговой деятельностью и мореплаванием местного населения.
Традиционно ютландские англы были тесно связаны с морем и своими ближайшими континентальными соседями на южном берегу Балтики к северу от Эльбы, южном побережье Северного моря и севере Ютландии — имели с ними
_________________________________157______________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ________________________2015
общие святилища, предпринимали общие миграции, заключали династические браки и союзы или вели войны. Такому положению вещей способствовало не только близкое соседство и отсутствие существенных природных преград между племенами, но и общее происхождение англов с, по крайней мере, частью из них. По ряду черт древнеанглийский язык сближается с континентально-германскими диалектами, нежели с северогерманскими, хотя в то же время встречаются и неизвестные в континентально-германских параллели древнеанглийского с северогерманскими (RGA 1911: 87), в связи с чем англы представляются либо ближайшими родичами соседних с ними саксов, либо «промежуточным звеном» между континентальными и северными германцами.
После исхода большей части английского населения на Британские острова, оставшаяся часть англов в районе залива Шлей, по всей видимости, продолжала сохранять тесные связи и вести торговлю с соседями на континенте. Между VI и VIII вв., ослабленные исходом основной части населения, остатки англов были завоёваны пришедшими из юго-западной Скандинавии данами (Guttenbruner 1952). К этому времени можно отнести начало «норманнизации» англов, то есть ассимиляции изначально континентально-германского племени северо-германским.
Илл. 7. Экспансия данов в Ютландию и на датские острова между VI и VIII вв. (по: Guttenbruner 1952)
158
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
Начало активной торговли между странами Балтики и арабским миром через посредство народов восточной Европы в конце VIII — начале IX вв. привело к новому этапу в жизни ютландских англов. Перспективы доходов, открывавшиеся от этой торговой деятельности англов, прекрасно осознавались датскими правителями (сложно сказать, происходили ли раннесредневековые короли ютландской Англии из династий данов-завоевателей или из местной знати), всячески стремившимися поддерживать и развивать торговлю в заливе Шлей. Уже в VIII в. начинается создание оборонительных сооружений к югу от залива Шлей в районе Хаитабу, направленных на обеспечение безопасности здешнего населения от воинственных южных соседей.
В 808 году датский король Готтфрид переселил купцов из развитого торгового центра ободритов Рерик в столицу англов Хаитабу, одновременно решив этим наиболее важные задачи — устранил главного торгового конкурента и привлек новые трудовые, технологические и демографические ресурсы, недостаток в которых должен был проявиться после исхода значительной части англов. Также к этому времени относится активизация укрепления южной границы и продолжение постройки линии оборонительных сооружений на южной границе, впоследствии известных как валы «Даневерк».
Илл. 8. Укрепления Даневерк, созданные для защиты от южных соседей, саксов и славян
(по: Muller-Wille 2011)
159
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ__________________________2015
Следующий этап в развитии региона произошёл благодаря заключению датскими правителями мира с франками после смерти Готфрида, который был первым известным по письменным историческим (не легендарным) источникам датским королём, достоверно правившим ютландской Англией. После смерти сменившего Готтфрида Хемминга, племянники Готтфрида Зигфрид и Ануло начали войну за наследство, в результате чего королевство было поделено ими на две части. Ануло должна была достаться ютландская Англия, так как Адам Бременский сообщает, что после смерти сторонники Ануло способствовали восхождению на трон в подконтрольном ему ранее королевстве Регинфреда и Харальда (Гериольда). Последний достоверно был королём Англии в 812−814 гг. и в 819−827 гг., сначала был изгнан из своей страны, но впоследствии принял христианство и франкское подданство, заручившись франкской поддержкой смог снова утвердиться у власти. В период его правления была начата христианизация континентальной Англии. Кроме сообщений о крещении вместе с Гериольдом и большого числа данов, во франкских анналах сообщается также и об удачной миссии реймского епископа Эбо в 822−823 гг. в страну Гериольда «до датских краёв», в результате которой было крещено много народа.
Значительным источником информации об этногенезе континентальных англов мог бы стать франкский юридический документ Lex Angliorum et Werinorum hoc est Thuringorum. Если он был создан по случаю принятия франкского подданства Гериольдом и появления в империи новой «норманнской марки» в континентальной Ютландии в первой трети IX в. на основании уже существовавшего и принятого в 804 г. Lex Thuringorum, то это свидетельствовало бы о том, что в первой трети IX в. основу ютландской Англии всё ещё должны были составлять сами англы, обладавшие «английским» самосознанием, отличным от данов. Само наименование населения «норманской марки» Гериольда в «Законах англов и веринов» в эпоху каролингов именно англами, а не данами, при этом могло быть связано с тогдашней враждой между датскими правителями — Гериольдом и сыновьями Готфрида, среди которых франки поддерживали правителя Англии.
В 826 году Гериольд принял в Майнце крещение «вместе с женой и великим множеством данов» (Annales Regni Francorum: 826), после чего вместе с будущим Гамбургским и Бременским епископом Ансгарием отправился со своей свитой обратно (Rimbert 2000, 7). Также можно предположить, что период его правления, кроме активной христианизации ютландской Англии, мог способствовать и прибытию сюда христианского населения из Франкской империи, к примеру, фризских и саксонских купцов. К такому заключению, в частности, приводит дальнейший Римберта о второй миссии Ансгария в Данию.
Около 850 года Ансгарий получил от Хорика I разрешение на постройку церкви в «наиболее подходящем для этого портовом городе Шлезвик, в который съезжались купцы изо всех стран… Ведь уже и раньше здесь было много христиан, принявших крещение в Дорестаде или Гаммабурге, среди которых были и наиболее знатные мужи города. Все они теперь были рады возможности исповедовать свою христианскую веру. Их примеру последовали и другие мужи и жёны: оставили суеверное
___________________________________160_________________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
идолопоклонничество, обратились в христианство и приняли крещение. И таким образом большая радость наполнила город, так что и люди из нашей страны, и купцы — как местные, так и дорестадские — ранее не отважившиеся на это, теперь без страха стали прибывать в Шлезвик, в результате чего товары и запасы всех видов стали накапливаться здесь в большом избытке» (Rimbert 2000, 24).
Из любопытного сообщения Римберта о том, что Шлезвик из всех датских земель наиболее подходил для постройки церкви, а также на том основании, что здесь до 850 г. наличествовало много христианской знати, можно предположить, что речь могла идти в том числе и о «великом множестве данов» из свиты Гериольда, принявших крещение в 826 г. и вернувшихся впоследствии обратно, либо христианизированных во время его правления (Дорестад и Рустрингия были переданы Гериольду в лен). Также и описание Римбертом Шлезвика в это время как большого, богатого и процветающего города, наводит на мысль, что именно здесь и находилась ставка Гериольда, согласно Римберту, «правившего как король одной из областей Дании» (то есть — Англии). Однако исчезновение во франкских источниках к середине IX в. информации как об англах, так и о норманнской «марке» в составе империи указывают на то, что после отстранения Гериольда в Англии должны были усилиться процессы «норманизации» и ассимиляции местного населения данами.
В оставшийся отрезок IX века сложно судить о взаимоотношениях ютландской Англии с соседними народами. Сменивший Хорика I Хорик II в начале своего правления преследовал христиан, но позже всё же начал проводить благосклонную по отношению к ним политику. Вместе с тем, произошедший уже в первой трети IX века разрыв союза франков и ободритов способствовал сближению последних с датскими правителями. «Норманны» и ободриты не единожды упоминаются в IX веке франкскими анналами как проводящие совместные набеги на Саксонию и франков. Из рассказа Вульфстана этого времени также можно заключить лишь о существовании определённой политической или культурной автономии Англии в составе Датского королевства, как и о ещё сохранявшихся отличиях ютландских областей Дании от собственно датских. Однако о том, насколько к этому времени продвинулась ассимиляция и каковой оставалась доля собственно англов среди местного населения, судить не представляется возможным.
Наиболее значительными факторами влияния на остатки континентальных англов должны были стать их ближайшие соседи: даны, саксы и славяне-ободриты. Кроме письменных свидетельств о переселении Готтфридом купцов из Рерика в столицу англов в начале IX века, на значительное славянское присутствие в столице континентальной Англии в это время указывает археология. Кроме находок многочисленной славянской керамики в Хаитабу, традиционная для славян северозападная ориентировка очагов здесь выявлена у около 18% землянок (Tummuscheit 2011: Abb. 51). Схожая картина наблюдается и относительно захоронений из некрополя Хаитабу. По данным исследовавшего могильник археолога Х. Штоэра, в IX веке из около 2500 захоронений около 1000 принадлежит саксам, 1000 — данам и 500 -славянам (Steuer 1984: 196−202).
161
№ 2____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_____________________2015
Кроме того, славянский элемент в ютландской Англии известен и в других местах. Славянская керамика в обилии встречается в районе залива Шлей. Находки славянской керамики или её имитаций известны и в более северных ютландских областях — Швансене (нем. Schwansen — часть исторической области Англия, к северу от залива Шлей) и собственно Англии (нем. Angeln): из западного и восточного поселений Козель (Kosel), Бинебека (Bienebek), Гаммельбю (Gammelby), Везебю (Weseby) и Остербю (Osterby) и Ризебю (Rieseby) (Unverhau 1990: 67−68). При этом в соседнем с Хаитабу поселении Козеле, где также найдена славянская керамика, процент северо-западной ориентировки очагов ещё выше и достигает почти 30%.
Илл. 9. Славянская топонимика и керамика в Вагрии и области залива Шлей (по: Muller-Wille 2011)
162
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
На северной границе ютландской Англии, полуострове Гамельгаб, известно два топонима смешанного славяно-датского происхождения: Oster Gurkhoj и Sunder Gorkhye от славянского «горка» (Prinz 1967: 125). В самой Старой Англии известен топоним Поммербю (Pommerby: Laur 1992: 522), связанный с Поморьем. В области Швансен известен топоним Виннемарк (Winnemark: Laur 1992: 700), указывающий на славянское поселение. В последних двух случаях речь должна идти уже скорее о славянском присутствии позднее X века.
Abb 51. Legt 4tг tcktmndigm Ftumkut im Haus, Gm? Stwm-kmdarf im Vogjtitb mit Kosrl-Wta Kosd-Osi, Neumunsttr-Grotetikamp, Haiihabti-Sudsied-lung und Schuby.
Илл. 10. Процентное соотношение ориентировок очагов в землянках на выборке населённых пунктов северной Германии (по: Tummuscheit 2011)
Однако, в целом, наличие славянской керамики и отдельных славянских поселений на территории ютландской Англии хорошо объясняются традиционными тесными торговыми связями региона с юго-восточными соседями. Славяне играли значительную роль в истории континентальной Дании, как и наоборот — остатки континентальных англов, наряду с данами, оказывали значительное влияние на судьбы полабских славян. Кроме обширной торговли и незначительных колоний эти области связывали и постоянные войны.
Так в Анналах королевства франков сообщается, что в 815 г. войска ободритов и саксов, оказывая помощь датскому королю Гериольду, перешли реку Эдигору и дошли до Силленде, то есть заняли ютландскую Англию, которой правил Гериольд.
В 1043 г. ободриты под предводительством князя Ратибора совершили поход в Ютландию, дойдя до Рибе (откуда, предположительно, начиналась провинция Силленде), но были разбиты на обратном пути в окрестностях Хаитабу (Адам 2011: II, 79 (75) — Saxo Grammaticus 1996: 10. 22. 2). В этом случае от нападения славян также пострадала именно бывшая провинция Англия.
В 1066 г. славяне под предводительством князя Круто разрушили Шлезвик (Адам 2011: схолия 82). Согласно Саксону Грамматику, в середине XII века славянские набеги в Данию привели к полному опустошению восточной Ютландии, начиная от реки Эдигоры (Saxo Grammaticus 1996: 14. 15. 5), когда, по всей видимости, и были уничтожены последние остатки уже сильно ассимилированного племени англов.
Однако не менее тесными были и дружественные ободритско-датские отношения, касавшиеся, в том числе, и ютландской Англии. С момента принятия христианства ободритскими князьями в X веке, династические связи ободритов и
____________________________________163__________________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ__________________________2015
данов начинают упоминаться в источниках. Надпись на рунном камне из Sonder Vissing в Средней Ютландии сообщает о замужестве Тове, дочери ободритского князя Мстивоя, с датским королём Гаральдом Синезубым во второй половине X века. По всей видимости, с датским королевским домом должен был быть связан и сын Мстивоя, ободритский князь Удо. Его сын Готтшальк в 1028 году отправился в изгнание в Данию, где был хорошо принят и участвовал вместе с датским королём Кнутом II в походах в островную Англию и Норманнию. Впоследствии Готтшальк женился на Зигрид, дочери короля Свена Эстридсона.
Их сын Генрих также был изгнан из своей ободритской родины и долгие годы провёл в изгнании в Дании. Положение его там, однако, должно было быть очень высоким — в войне со своим противником Круто и для восстановления своей власти над королевством ободритов Генрих полагался на датский флот. Став ободритским королём, Генрих принял участие и в борьбе за собственно датские земли, предъявляя претензии на какие-то области, как на наследство по материнской линии. Саксон Грамматик указывает на изначальное наличие конфликтов между Генрихом и его двоюродным братом, ярлом Шлезвига (и, соответственно, исторической Англии) Кнудом Лавардом, вылившихся в ряд военных столкновений, но закончившихся примирением.
После смерти Генриха Кнуд Лавард также стал предъявлять права на ободритское королевство и даже добился передачи его ему императором в последние годы свой жизни. На дочери Кнуда Лаварда, сестре его ставшего датским королём сына Вальдемара Великого, был женат сын ободритского князя Никлота Прислав, бывший христианином и потому вынужденный покинуть родину. После породнения с датским королевским домом Прислав получил в лен некоторые датские области, которыми в дальнейшем владел и его сын Кнуд (остров Альс и некоторые города на других островах). Возможно, к этой же ободритской династии принадлежала и некая знатная ободритка Астрид, на которой был женат датский король Олаф в XI веке.
Династические связи ободритов и данов с X века представляют из себя настолько прочную традицию, что было бы сложно объяснить её появление уже после принятия христианства. Гораздо более вероятно, что истинные причины её были в необходимости заключения мирных договоров с ближайшими соседями, в противном случае представлявшими немалую опасность на границе. Особенно актуальны такие обстоятельства должны были быть для Вагрии и континентальной Англии.
Как сообщает Гельмольд, «Дания в большей части своей состоит из островов, которые окружены со всех сторон омывающим их морем, так что данам нелегко обезопасить себя от нападений морских разбойников, потому что здесь имеется много мысов, весьма удобных для устройства славянами себе убежищ. Выходя отсюда тайком, они нападают из своих засад на неосторожных, ибо славяне весьма искусны в устройстве тайных нападений. Поэтому вплоть до недавнего времени этот разбойничий обычай был так у них распространен, что, совершенно пренебрегая выгодами земледелия, они свои всегда готовые к бою руки направляли на морские вылазки, единственную свою надежду, и
___________________________________164_________________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
все свои богатства полагая в кораблях. Но они не затрудняют себя постройкой домов, предпочитая сплетать себе хижины из прутьев, побуждаемые к этому только необходимостью защитить себя от бурь и дождей. И когда бы ни раздался клич военной тревоги, они прячут в ямы все свое, уже раньше очищенное от мякины, зерно и золото, и серебро, и всякие драгоценности. Женщин же и детей укрывают в крепостях или по крайней мере в лесах, так что неприятелю ничего не остается на разграбление, — одни только шалаши, потерю которых они самым легким для себя полагают. Нападения данов они ни во что не ставят, напротив, даже считают удовольствием для себя вступать с ними в рукопашный бой» (Гельмольд 2011: II 13).
Учитывая постоянные торговые контакты обоих областей, информация об уходе защищающего гарнизона могла передаваться между континентальной Англией и Вагрией в течение суток. В силу небольшого расстояния, обилия морских бухт, где можно было расположить флот, и отсутствия серьёзных природных преград, нападение как данов на Вагрию, так и славян из Вагрии на Шлезвиг, после этого могло произойти очень быстро, а застигнутая врасплох сторона понести в результате колоссальный урон. Именно этим и объясняется сооружение славянами Вагрии недолговечных жилищ, как и сооружения данами огромных укрепительных сооружений по всей южной границе, начиная от Хаитабу. Поэтому обмен знатными заложниками и династические браки были выгодны и даже необходимы обеим сторонам, как гарантия ненападения. Заключение династических браков и нахождение в изгнании знатных персон, в свою очередь, должно было также стимулировать приток в эти области славян — как в составе свит высших лиц, так и просто для призвания колонистов для торговли или освоения пустующих земель.
В этой связи стоит обратить внимание и на то, как часто даны и ободриты выступали союзниками в войнах с франками и саксами в IX—X вв. Именно сближение и заключение союза с данами послужило поводом для разрыва ободритско-франкского союза в первой трети IX века. Это обострение отношений привело к выпадению славянских и датских территорий к северу от Эльбы из поля зрения франкских источников, упоминающих оба народа (данов чаще под собирательным термином «норманны», а ободритов — «славяне») зачастую как действующих сообща. Такое положение вещей продолжалось до второй половины X века — можно обратить внимание и на обращение за помощью к данам осаждённого в столице Вагрии Вихмана в 963−967 гг. (Видукинд 1975: III 68). Этот разгром вагрийской столицы привёл к возвышению династии принявшего христианство Мстивоя над всеми ободритскими землями. Поэтому тесные связи с данами династии Мстивоя были связаны, скорее, не только с самой его личностью и деятельностью, но представляли существовавшую ещё ранее традицию. С той только разницей, что до принятия христианства браки и отношения язычников славян и данов не представляли интереса для немецкого летописания, считавшего и тех и других варварами. После принятия Мстивоем христианства и вассалитета от саксонских королей, его династия влилась в круги высшей христианской знати центральной Европы, и лишь поэтому о ней известно больше, чем о язычниках.
165
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ______________________2015
Учитывая существенное славянское влияние на область исторической Англии на протяжении всего средневековья, кажется не лишённым смысла обратить внимание на сообщение Ибн-Якуба, посетившего ободритские земли во второй половине X века и упоминавшего народ anqlij (in), «один из народов севера», изначально неславянского происхождения, но живущий рядом со славянами и потому сильно смешавшийся с ними, «ославянившийся» и забывший свой язык (Jacob 1927: 16). Так как других граничивших со славянским миром X века племён с похожими названиями неизвестно, а сама форма anqlij (in) оказывается фонетически довольно схожа с южно-ютландским Angelen, как называли континентальную Англию ещё даже в XV веке, можно предположить, что речь действительно могла идти об англах из региона Хаитабу.
Илл. 11. Основные германские (даны, юты, англы, фризы, саксы-дитмарши, саксы-гользаты и саксы-штормарны) и славянские (вагры, ободриты, полабы) племена и города юго-западной Балтики в раннем средневековье. Иллюстрация из исторического музея города Plon, Германия.
В другом месте ибн-Якуб сообщает о том, что страна Накуна, т. е. королевство ободритов, граничит с Саксонией и «частью мерман». Как известно, в страну ободритов ибн-Якуб прибыл из Саксонии. На протяжении всего путешествия его, как купца, наиболее интересовали местные рынки, товары и цены, что и отразилось в тексте. Так как «норманны», безо всяких сомнений, было немецким, а не славянским обозначением всего населения датского королевства, а шире — и северных германцев вообще — то различия в сообщениях о границе с «частью мерман» и перешедшем на славянский язык и смешавшемся со славянами «народе севера anqlij (in)» могут объясняться различными источниками: саксонским в первом случае
______________________________________166____________________________________
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
и славянским — во втором. Такое представление могло сложиться у еврейского купца при общении через славянских переводчиков с хорошо знавшими славянский язык купцами из Хаитабу/Шлезвига во время посещении рынков в ободритских землях.
Однако, несмотря на значительное присутствие славян на юге исторической Англии и в её столице, славянское влияние — как славянизацию, так и физическое уничтожение коренного германоязычного населения в ходе славянских набегов -можно рассматривать лишь как одну из причин исчезновения племени англов и растворения его в соседних народах, причём едва ли решающую. Куда более сильным при этом выглядит влияние на остатки континентальных англов их саксонских соседей и данов.
Согласно данным археолога Х. Штоера, в IX веке саксонские захоронения составляли около 40% захоронений от общего числа, а в X веке «из 3000 захоронений около 1000 принадлежит саксам, 1000 — данам, 500 — славянам и 500 — шведам. Одновременно около 950 г. в Хаитабу проживало около 350 саксов, 350 данов, 150 славян и 150 шведов» (Steuer 1984: 209).
Впрочем, насколько разумно такое выделение «саксонского этноса», остаётся под вопросом. Принимая на основании письменных источников остаточное население англов в Ютландии в IX веке, и учитывая, что само по себе это племя должно было быть как культурно, так и по происхождению ближе к саксам, чем к северным германцам (данам), сходство погребального обряда этой части захоронений может быть объяснено и принадлежностью их англам.
При этом, саксонское влияние и колонизация ютландской Англии в IX—X вв. сами по себе под сомнение не ставятся. О тесных связях с саксами-нордальбингами говорит уже само наличие немецкого названия города Слисторп и впоследствии Шлезвик. В IX веке Римберт упоминает присутствие в Шлезвике немалого числа христиан, в части которых в историческом контексте есть все основания подозревать выходцев из Франкской империи, Фризии или Саксонии. Проникновению саксов в Англию могло способствовать и принятие франкского вассалитета Гериольдом в начале IX в. Кроме уже упоминавшейся военной помощи от саксов и ободритов в 815 году, постоянный военный контингент франков находился на границе с Англией («Датской маркой») в районе Эйдера, как о том упоминается во франкских анналах. Подробностей о характере этого гарнизона не сообщается, но если речь шла долговременных поселениях и нахождении здесь же и семей солдат, то это могло способствовать оседанию их потомков и по другую сторону границы.
В конце IX в. к власти в Датском королевстве пришла шведская династия, с которой связывают появление камерных захоронений в Хаитабу. Однако для этого периода, скорее, уместнее говорить о возможном культурном северно-германском влиянии, нежели о переселениях из Скандинавии.
В 930-х годах произошло завоевание Ютландии саксами. Согласно Адаму Бременскому, поводом для военного похода стало то, что даны, «ища ссоры, убили в Хаитабу послов Оттона вместе с маркграфом и полностью вырезали всю колонию саксов» (Адам 2011: II, 3), что, по всей видимости, являлось ошибочным перенесением им событий 983 года во времена Оттона. В действительности, о политическом
__________________________________167________________________________
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ________________________2015
подчинении Хаитабу и ютландской Англии саксонским королям и даже наличии там маркграфа, неизвестно из других источников, напротив, сообщающих о принадлежности этих земель датским правителям. Саксонская колония в политическом, а не только в этническом смысле, была создана в столице данов уже после описанного выше завоевания. Далее информация Адама не противоречит, а наоборот хорошо сходится с другими письменными источниками — датская граница располагалась во времена Оттона у Шлезвика и после перехода её были завоёван весь Ютландский полуостров.
Любопытно сообщение Адама о создании в Ютландии трёх епископств — в Шлезвике, Рибе и Орхусе. Очевидно, речь должна была идти о трёх столицах трёх названных Вульфстаном за несколько десятилетий до этого ютландских провинций: Англии (Хаитабу/Шлезвик), Силленде (Рибе) и Ютландии (Орхус). Стоит отметить, что практика создания епископств в бывших племенных границах «варварских народов» была очень характерна для Гамбургского диоцеза. Точно таким же образом епископства и церкви устраивались в племенных столицах для христианизации ободритов — Ольденбургское епископство в столице вагров, Мекленбургское в столице собственно ободритов и вместе с ними церкви в столице полабов Ратцебурге и столице линонов Ленцене. На этом историческом фоне, в факте создания в столице ютландской Англии отдельного епископства можно также усмотреть сохранение этим регионом значительной степени автономии, по крайней мере, в составе Датского королевства, если не сохранение «племенного самосознания» англов ещё в первой трети X века.
168
№ 2____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_____________________2015
Период саксонского правления в ютландской Англии продлился до первого славянского восстания 983 года. Учитывая связь обоих событий, не лишним будет ещё раз обратить внимание на династические связи начавшего восстание ободритского князя Мстивоя с датскими королями. По всей видимости, именно этот период — установление саксонской колонии в Хаитабу на протяжении полувека и последующее истребление этой колонии данами — и должен был привести к окончательной смене «племенного самосознания» жителей ютландской Англии.
Впрочем, насколько «полным» в действительности было истребление саксонской колонии в Хаитабу в 983 году также остаётся под вопросом. В схолии 82 к тексту Адама сообщается, что «Шлезвиг, очень богатый и многолюдный город саксов-трансальбианов, расположенный на самой границе Датского королевства, был до основания разрушен в результате внезапного нападения язычников». Поход ободритского князя Круто на Шлезвиг произошёл в ходе второго славянского восстания в 1066 году, то есть 83 года спустя «полного истребления саксонской колонии в Хаитабу», Шлезвик представлялся Адаму ещё «саксонским городом». В то время как в 1036 году после заключения скреплённого династическим браком мира между немецким императором и датским королём, Конрад передал Кнуту Sliaswig cum marcha, quae trans Egdoram est («Шлезвиг вместе с маркой, расположенной за рекой Эйдер», Адам 2011: II, 54). Таким образом, официально Шлезвиг уже находился не под саксонским управлением к моменту его разрушения в 1066 году.
Это противоречие в тексте Адама может быть объяснено как сохранением саксонского населения в Шлезвике после 983 года (или, что кажется менее вероятно, «новой колонизацией» между 983 и 1066 гг.), так и просто путаницей. Как уже было отмечено выше, Адам ошибочно отнёс «полное уничтожение саксонской колонии» ещё к предшествующим завоеванию Оттона временам. Поэтому, «выпустив» этот важный эпизод отпадения Шлезвика в 983 году из повествования, разрушение Шлезвика ободритами в 1066 году в повествовании Адама могло слиться с разгромом саксонской колонии 983 года, т.к. в обоих случаях речь для него, как церковного деятеля, в первую очередь шла о притеснениях христиан.
число захоронений | саксы
IX в., 2500 [1 009 411 И& gt-00 [4094]
1 оо/1. X в. | 3000 [10 094]! 1000 [33,3%J
2 лол. Xi в. 5000 [1 009 411 500 ?8. 394]
даны
1000 [40S4J 1000 [33,3%]
славяне шведы население Хаитабу
500 [2054] I
500 [16. 796] 500 [16. 794] ]
500 [8,354] 5000 [S3,454] I
Илл. 13. Этническое деление населения Хаитабу в IX-Х вв. (по H. Steuer 1984)
Из 6000 захоронений Хаитабу второй половины X века Х. Штоер относит по 500 славянам и саксам, а остальные 5000 интерпретирует как «население Хаитабу». Другими словами, процессы христианизации привели к интеграции изначально разноэтнического населения Хаитабу и появлению собственных новых культурных традиций. С этим неизбежно должно была быть связано и изменение самосознания местных жителей. Также стоит отметить, что со второй половины X века прекращаются и упоминания об англах в письменных источниках. Можно предположить, что появление общей культуры в Хаитабу должно было быть связано
169
№ 2_____________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
не с «англизацией» живших здесь и в окрестностях англов, саксов, данов и славян, а именно с утратой старого традиционного «английского» самосознания остатков англов, способствовавшего прежде сохранению культурных различий местных жителей.
Разумеется, археология не в силах ответить на вопросы о самосознании носителей той или иной материальной культуры, однако, сопоставляя данные всех источников, период между уничтожением саксонской колонии в 983 г. и разрушением Шлезвика славянами в 1066 г. можно условно принять как возможную дату окончательной ассимиляции ютландских англов.
* * *
Суммируя данные о населении континентальной Англии в железном веке и средневековье, стоит признать, что при наличии некоторых сложных вопросов и противоречий, в целом, есть все основания предполагать сохранение коренного древнеанглийского населения в районе залива Шлей и после исхода основной части племени на Британские острова в V веке.
С начала нашей эры и до эпохи Великого переселения народов население южной Ютландии к северу от реки Эйдер можно с большой степенью достоверности отождествить с племенем англов. Лингвистически древнеанглийский язык выказывает сходства и параллели с континентальными германскими, неизвестные в северных германских. Сопоставляя эти данные с сообщениями письменных источников о наличии общего для англов и ряда других обитавших на континенте к югу и востоку от них племён, как и последующие общие миграции англов с саксами, ютами, фризами и варинами, стоит принять, что теснейшие связи населения ютландской Англии с южными соседями оказывали влияние на историческую судьбу этого племени на протяжении многих веков. Вопреки исходу значительной части англов из Ютландии в V веке, часть их должна была остаться на своих местах, подвергнувшись завоеванию и колонизации со стороны племени данов. Впрочем, несмотря на вхождение в датское королевство, в континентальной Англии продолжала сохраняться значительная автономия с сильными традициями собственного самоуправления, так, что во времена Гериольда Англия указывается даже как отдельное датское королевство.
Начиная с начала IX века, ряд предпринятых датскими правителями политических инициатив, таких как переселение населения из ободритского Рерика в 808 г., последовавшие за этим принятие Гериольдом франкского подданства и тесное взаимодействие данов с ободритами в противостоянии с франками до первой трети X века, должны были способствовать значительному притоку славянского и саксонского населения в южную часть континентальной Англии, в особенности, в район залива Шлей и столицу Хаитабу. Как тесные экономические связи Хаитабу с южными соседями, так и острая необходимость в гарантиях соблюдения мира с последними, способствовали сложению прочной традиции династических браков с ободритами. Эта традиция прослеживается непрерывно с X века, но сложение её
__________________________________170_________________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
следует отнести к гораздо раннему периоду и рассматривать в контексте ободритско-датских союзов IX века и вообще традиционных связей англов с упоминаемыми на месте ободритов племенами уже в первой половине первого тысячелетия н.э. Как и было отмечено, такие связи были следствием объективных экономических и политических потребностей регионов и оставались непоколебимыми, несмотря на смены и эволюции в обоих регионов языков, вероисповедания и этнического самосознания, из англо-варинских связей I—II вв.еков к XII веку плавно перейдя в связи шлезвигских, вагрийских и ободритских правителей.
Несмотря на вхождение в Датское королевство, кажется вероятным сохранение ютландской Англией определённой автономии вплоть до первой трети X века, после чего в течении последующего столетия должны были последовать полная ассимиляция и растворение остатков англов в соседних народах саксов, данов и славян. Исторически исчезновению англов в Ютландии должны были способствовать три основные причины:
1. Исход значительной части населения в V веке и последовавшее датское завоевание.
2. Сильные «глобализационные» процессы в центре оставшихся в Ютландии англов Хаитабу, способствовавшие культурным влияниям извне и значительным притокам чужеродного населения, таким образом, что в течении IX в. англы, сохраняя политическую власть, в реальности могли перестать составлять абсолютное большинство своей страны.
3. Период саксонского правления между 931 (934) и 983 гг. и новая волна христианизации, способствовавшая исчезновению племенного самосознания к этому времени уже полиэтнического населения Хаитабу и включению его в новую общность с христианским самосознанием и правами подданных германской империи.
Поскольку центром английской провинции Дании оказался крупный торговый центр (а не княжеская крепость с окружающим крестьянским населением), постоянно привлекавший новые потоки переселенцев из соседних стран и просто купцов, слияние культур здесь должно было изначально быть очень высоким. Вместе с тем, до начала X века эта область продолжала восприниматься чужеземцами именно как «Англия» и сохранять определённую политическую автономию, несмотря на то, что сами по себе англы к этому времени уже могли и не составлять большинства населения Хаитабу.
Однако саксонское завоевание и новая волна христианизации в 930-х гг. могли привести к получению одинаковых политических прав для любых жителей этой области. Все они с этого времени стали подданными германской империи (а не датского королевства, в котором англы могли бы получать правовое преимущество над саксами), а различие в правах после христианизации проводилось не по этническим, а религиозным признакам (христиане-язычники). В результате, саксы-христиане, ранее бывшие в Хаитабу «гостями», могли получить здесь даже привилегированное положение по отношению к собственно коренным англам, если таковые ещё были язычниками. Как и в случае с соседними ободритскими землями,
__________________________________171_________________________________
№ 2______________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________2015
вошедшими в состав империи, такое положение вещей действительно могло привести к очень быстрой утрате этнического самосознания и «онемечиванию».
В конце XI века Адам Бременский уже, по всей видимости, ничего не знал об англах. Все континентальные земли датского королевства, в том числе и начинавшиеся сразу за рекой Эйдер, он называет просто Ютландией (Адам 2011: IV, 1- II, 4).
Дольше, чем в Саксонии, память об англах, как о части населения Ютландии, сохранялась в Датском королевстве. Около 1200 г. Саксон Грамматик начал свою хронику именно с описания легенды о происхождении датского народа от двух братьев — Дана и Англа. Саксон сообщает, что от имени последнего должно было произойти название ютландской Англии. Потомки Англа завоевали Британию и назвали её в честь своей старой прародины. Несмотря на явную «легендарность» сказания и знакомства Саксона с трудом Беды, его представление о происхождении современного ему народа данов от древних племён (ссылка Саксона на Беду указывает на умышленное отождествление им «народа англов» описанного Бедой с «потомками Англа» из современной ему легенды) данов и англов, действительно соответствует современным данным о средневековом этногенезе данов.
В позднем средневековье и последующие эпохи память об англах продолжала существовать лишь в топониме «область Англов» (Angelen, Angeln), сохранившись в таком виде и до нашего времени.
ЛИТЕРАТУРА
Адам 2011 — Славянские хроники. Адам Бременский, Гельмольд из Босау, Арнольд Любекский/ Перевод с лат. И. В. Дьяконова, Л. В. Разумовский, редактор-составитель И. А. Настенко. М., 2011.
Беда 2001 — Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов / Перевод В. В. Эрлихмана. СПб., 2001.
Видукинд 1975 — Видукинд Корвейский. Деяния саксов. М.: Наука, 1975.
Гельмольд 2011 — Славянские хроники. Адам Бременский, Гельмольд из Босау, Арнольд Любекский / Перевод с лат. И. В. Дьяконова, Л. В. Разумовский, редактор-составитель И. А. Настенко. М., 2011.
Иордан 2001 — Иордан. О происхождении и деяниях гетов / Пер. Е. Ч. Скржинской. СПб., 2001. Прокопий 1950 — Прокопий Кесарийский. Война с готами / Пер. С. П. Кондратьева. М., 1950. Перенесение Св. Александра 1940 — Die Ubertragung des hl. Alexander // Die Geschichtsschreiber der deutschen Vorzeit, 2. Gesamtausgabe, Leipzig, 1940.
Эйнхард 1999 — Эйнхард. Жизнь Карла Великого // Историки эпохи Каролингов / Перевод с лат. М. С. Петровой, М., 1999.
Annales Regni Francorum 1895 — Annales Regni Francorum // Monumenta Germaniae Historia. SSG in us. schol., Hannover, 1895.
Brather 2004 — Brather S. Ethnische Interpretationen in der fruhgeschichtlichen Archaologie. Geschichte, Grundlagen und Alternativen, de Gruyter. Berlin-New York, 2004.
Donat/Fischer 1994 — Donat P., Fischer R.E. Die Anfange slawischer Siedlung westlich der Oder. Methodische Uberlegungen zu Problemen aktueller archaologischer und onomastischer Forschungen // Jahrbuch fur Brandenburgische Landesgeschichte, 45, 1994.
Donat 2001 — Donat P. Aktuelle Fragen der archaologischen Forschungen zur Geschichte der Slawen im nordlichen Deutschland // Bodendenkmalpflege in Mecklenburg-Vorpommern, 2000−48. Schwerin, 2001.
Ethelwerd'-s chronicle — Ethelwerd'-s chronicle // Old English Chronicles, ed. by J.A. Giles, George Bell & amp- Sons, London, 1906.
172
№ 2______________________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ________________________________________2015
Garipzanow 2008 — Garipzanow I. Frontier Identities: Carolingian Frontier and the gens Danorum // Franks, Northmen and Slavs: identities and state formation in early medieval Europe. Turnhout, 2008.
Guttenbrunner 1952 — Guttenbrunner S. Die Herkunft und Ausbreitung der Danen // Volker und Stamme Sudostschleswigs im fruhen Mittelalter, Band 1, Schleswig, 1952.
Jacob 1927 — Jacob G. Arabische Berichte von Gesandten an germanische Furstenhofe aus dem 9. Und 10. Jahrhundert. Berlin und Leipzig, 1927.
HUB 1842 — Hamburgisches Urkundenbuch. Erster Band. Herausgegeben von Johann Martin von Lappenberg. Hamburg, 1842.
Laur 1952 — Laur W. Die wikingerzeitliche Ortsnamen Sudostschleswigs // Volker und Stamme Sudostschleswigs im fruhen Mittelalter, Band 1. Schleswig, 1952.
Laur 1961 — Laur W. Die Ortsnamen in Schleswig-Holstein mit Einschlu? der nordelbischen Teile von Gro?-Hamburg und der Vierlande. Neumunster, 1961.
Laur 1992 — Laur W. Historisches Ortsnamenlexikon von Schleswig-Holstein, 2., vollig verand. und erw. Aufl. Neumunster, 1992.
Lex Angliorum 1918 — Lex Angliorum et Werinorum hoc est Thuringorum, Claudius Freiherr von Schwerin (Hrsg.), Leges Saxonum und Lex Thuringorum (MGH Fontes iuris IV). Hannover/Leipzig, 1918.
MUB 1863 — Mecklenburgisches Urkundenbuch. Herausgegeben von dem Verein fur
Mecklenburgische Geschichte und Altertumskunde, Band I, 786−1250. Schwerin, 1863.
Much 1967 — Much R. Die Germanen des Tacitus. Heidelberg, 1967.
Muller-Wille/Willroth 1983 — Muller-Wille M., Willroth K. -H. Zur eisenzeitlichen und
fruhmittelalterlichen Besiedlung von Angeln und Schwansen // Offa, Band 40. Neumunster, 1983.
Muller-Wille 2011 — Muller-Wille M. Zwischen Starigard/Oldenburg und Novgorod. Neumunster: Wachholtz Verlag, 2011.
Prinz 1967 — Prinz J. Zur Frage slavischer Orts- und Personennamen auf suddanischen Inseln // Zeitschrift fur slavische Philologie, Heidelberg, 1967.
RGA 1911 — Hoops J. (Herausg.) Reallexikon der Germanischen Altertumskunde, Erster Band, A-E. Verlag von Karl J. Trubner. Stra? burg, 1911.
Rimbert 2000 — Rimbert, Vita Anskarii // Quellen des 9. und 11. Jahrhunderts zur Geschichte der hamburgischen Kirche und des Reiches. Darmstadt, 2000.
Saxo Grammaticus 1996 — Saxo Grammaticus. Gesta Danorum. Ed. J. Olrik rt H. R^der. Digitized and converted by Ivan Boserup. K0benhavn, Det Kongelige Bibliotek, 1996.
Steuer 1984 — Steuer H. Zur ethnischen Gliederung der Bevolkerung von Haithabu anhand der Graberfelder, Offa, Bd. 41 (1984).
The Old English Orosius 1980 — The Old English Orosius, ed. By Janet Batery. Oxford: Oxford University Press, 1980.
Tummuscheit 2011 — Tummuscheit A. Die Baubefunde des fruhmittelalterlichen Seehandelsplatzes von Gro? Stromkendorf, Kr. Nordwestmecklenburg. Wiesbaden: Reichert Verlag, 2011.
Unverhau 1990 — Unverhau H. Untersuchungen zur historischen Entwicklung des Landes zwischen Schlei und Eider im Mittelalter. Neumunster: Wachholtz Verlag, 1990.
REFERENCES
Adam 2011 — Slavjanskie hroniki. Adam Bremenskij, Helmold iz Bosau, Arnold Ljubekskij [Slavic chronicles. Adam from Bremen, Helmold from Bosau, Arnold from Lubeck], Moscow, 2011 [in Russian].
Annales Regni Francorum 1895 — Annales Regni Francorum [Annals of the kingdom of francs], Monumenta Germaniae Historia [History of Germany], SSG in us. schol., Hannover, 1895 [in German].
Beda 2001 — Beda Dostopochtennyj. Cerkovnaja istorija naroda anglov [Church history of the angles], Perevod V.V. Jerlihmana, St. Petersburg, 2001 [in Russian].
Brather 2004 — Brather S. Ethnische Interpretationen in der fruhgeschichtlichen Archaologie. Geschichte, Grundlagen und Alternativen, de Gruyter [Ethnic interpretations in ancient archeology], Berlin-New York, 2004 [in German].
173
№ 2______________________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ________________________________________2015
Donat/Fischer 1994 — Donat P., Fischer R.E. Die Anfange slawischer Siedlung westlich der Oder. Methodische Uberlegungen zu Problemen aktueller archaologischer und onomastischer Forschungen [The beginning of Slavic settling to the west of Oder. Methodical reasons to problems of actual researches in archeology and onomastics], Jahrbuch fur Brandenburgische Landesgeschichte [Year-book of history of Brandenburg], 45, 1994 [in German].
Donat 2001 — Donat P. Aktuelle Fragen der archaologischen Forschungen zur Geschichte der Slawen im nordlichen Deutschland [Topical issues of archaeological researches for history of Slavs in northern Germany], Bodendenkmalpflege in Mecklenburg-Vorpommern [Protection of historical monuments in Mecklenburg-Vorpommern], 2000−48, Schwerin, 2001 [in German].
Ethelwerd'-s chronicle — Ethelwerd'-s chronicle // Old English Chronicles, ed. by J.A. Giles, George Bell & amp- Sons, London, 1906 [in English].
Garipzanow 2008 — Garipzanow I. Frontier Identities: Carolingian Frontier and the gens Danorum, Franks, Northmen and Slavs: identities and state formation in early medieval Europe, Turnhout, 2008 [in English].
Helmold 2011 — Slavjanskie hroniki. Adam Bremenskij, Helmold iz Bosau, Arnold Ljubekskij [Slavic chronicles. Adam from Bremen, Helmold from Bosau, Arnold from Lubeck], Moscow, 2011 [in Russian].
Guttenbrunner 1952 — Guttenbrunner S. Die Herkunft und Ausbreitung der Danen [Origin and expansion of Danes], Volker und Stamme Sudostschleswigs im fruhen Mittelalter [The people and tribes of the southeast of Schleswig in the early Middle Ages], Band 1, Schleswig, 1952 [in German].
Iordan 2001 — Iordan. O proishozhdenii i dejanijah getov [The Origin and Deeds of the Getae], Per. E. Ch. Skrzhinskoj, St. Petersburg, 2001 [in Russian].
Jacob 1927 — Jacob G. Arabische Berichte von Gesandten an germanische Furstenhofe aus dem 9. Und 10. Jahrhundert [The Arab reports of envoys in the German princely yards at 9−10 centuries], Berlin und Leipzig, 1927 [in German].
Jejnhard 1999 — Jejnhard. Zhizn'- Karla Velikogo [Charles the Great'-s life], Istoriki jepohi Karolingov [Historians of an era of Carlovingians], Perevod s lat. M.S. Petrovoj, Moscow, 1999 [in Russian].
HUB 1842 — Hamburgisches Urkundenbuch. Erster Band. Herausgegeben von Johann Martin von Lappenberg [Hamburg documentary book. First volume], Hamburg, 1842 [in German].
Laur 1952 — Laur W. Die wikingerzeitliche Ortsnamen Sudostschleswigs [Toponymy of an era of Vikings in the southeast of Schleswig], Volker und Stamme Sudostschleswigs im fruhen Mittelalter [The people and tribes of the southeast of Schleswig in the early Middle Ages], Band 1, Schleswig, 1952 [in German].
Laur 1961 — Laur W. Die Ortsnamen in Schleswig-Holstein mit Einschlu? der nordelbischen Teile von Gro?-Hamburg und der Vierlande [Toponymy in Schleswig-Holstein with the application of north-Elba part of Gro?-Hamburg and Vierlande], Neumunster, 1961 [in German].
Laur 1992 — Laur W. Historisches Ortsnamenlexikon von Schleswig-Holstein [The historical dictionary of names of settlements in Schleswig-Holstein], 2., vollig verand. und erw, Aufl, Neumunster, 1992 [in German].
Lex Angliorum 1918 — Lex Angliorum et Werinorum hoc est Thuringorum, Claudius Freiherr von Schwerin (Hrsg.) [Law of the Angles and Warini, that is, of the Thuringians], Leges Saxonum und Lex Thuringorum (MGH Fontes iuris IV), Hannover/Leipzig, 1918 [in Latin].
MUB 1863 — Mecklenburgisches Urkundenbuch, Band I, 786−1250 [Mecklenburg documentary book], Schwerin, 1863 [in German].
Much 1967 — Much R. Die Germanen des Tacitus [The Tacitus'- Germans], Heidelberg, 1967 [in German].
Muller-Wille/Willroth 1983 — Muller-Wille M., Willroth K. -H. Zur eisenzeitlichen und
fruhmittelalterlichen Besiedlung von Angeln und Schwansen [Settling to Angeln and Schwansen during an era of early iron and in earlier Middle Ages], Offa, Band 40, Neumunster, 1983 [in German].
Muller-Wille 2011 — Muller-Wille M. Zwischen Starigard/Oldenburg und Novgorod [Between Starigard/Oldenburg and Novgorod], Neumunster: Wachholtz Verlag, 2011 [in German].
174
№ 2______________________________ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРМАТ_________________________________________2015
Perenesenie Sv. Aleksandra 1940 — Die Ubertragung des hl. Alexander [St. Alexander'-s transferring], Die Geschichtsschreiber der deutschen Vorzeit [Chroniclers of the German prehistoric time], Leipzig, 1940 [in German].
Prinz 1967 — Prinz J. Zur Frage slavischer Orts- und Personennamen auf suddanischen Inseln [Question of Slavic personal names and names of settlements on the South Danish islands], Zeitschrift fur slavische Philologie [Magazine of Slavic philology], Heidelberg, 1967 [in German].
Prokopij 1950 — Prokopij Kesarijskij. Vojna s gotami [War with Ghats], Per. S.P. Kondrat'-eva, Moscow, 1950 [in Russian].
RGA 1911 — Hoops J. (Herausg.) Reallexikon der Germanischen Altertumskunde, Erster Band [The encyclopedic reference book of the German science about the ancient world, First volume], A-E. Verlag von Karl J. Trubner, Stra? burg, 1911 [in German].
Rimbert 2000 — Rimbert, Vita Anskarii [Ansgar'-s life], Quellen des 9. und 11. Jahrhunderts zur Geschichte der hamburgischen Kirche und des Reiches [Sources of 9−11 centuries about history of the Hamburg church and the empire], Darmstadt, 2000 [in German].
Saxo Grammaticus 1996 — Saxo Grammaticus. Gesta Danorum [Deeds of Danes]. Ed. J. Olrik rt H. R^der. Digitized and converted by Ivan Boserup. K0benhavn, Det Kongelige Bibliotek, 1996 [in Latin].
Steuer 1984 — Steuer H. Zur ethnischen Gliederung der Bevolkerung von Haithabu anhand der Graberfelder [Ethnic classification of the population of Haithabu by means of places of burials], Offa, Bd. 41 (1984) [in German].
The Old English Orosius 1980 — The Old English Orosius, ed. By Janet Batery, Oxford: Oxford University Press, 1980 [in English].
Tummuscheit 2011 — Tummuscheit A. Die Baubefunde des fruhmittelalterlichen Seehandelsplatzes von Gro? Stromkendorf [Construction condition of early medieval sea trade point Gro? Stromkendorf], Kr. Nordwestmecklenburg, Wiesbaden, Reichert Verlag, 2011 [in German].
Unverhau 1990 — Unverhau H. Untersuchungen zur historischen Entwicklung des Landes zwischen Schlei und Eider im Mittelalter [Researches of historical development of the country between Schlei and Eider in the Middle Ages], Neumunster, Wachholtz Verlag, 1990 [in German].
Vidukind 1975 — Vidukind Korvejskij. Dejanija saksov [Deeds of saxons], Moscow, Nauka Publ., 1975 [in Russian].
Пауль Андрей — Независимый исследователь,
Общественно-научный проект «Российско-немецкий исторический семинар» (Любек, Германия). Paul Andreas — Independent researcher,
Public and scientific project «The Russian-German Historical Seminar» (Lubeck, Germany).
E-mail: mail@histformat. com
175

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой