Духовный опыт "открытия" Палестины в книге архимандрита Антонина (Капустина) "пять дней на Святой земле"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
УДК 821. 161. 1 ББК 83
Александрова-Осокина Ольга Николаевна
кандидат филоллогических наук, доцент
Хабаровский Г осударственный гуманитарный университет
Хабаровск Alexandrova-Osokina Olga Nikolaevna
Candidate of Philology,
Assistant Professor Khabarovsk State Humanities University Khabarovsk
Духовный опыт «открытия» Палестины в книге архимандрита Антонина (Капустина) «Пять дней на Святой Земле»
The Spiritual Experience of Palestine & quot-Discovery" in the Book by Archimandrite Antonin (Kapustin) & quot-Five Days in the Holy Land"
В статье на материале книги архимандрита Антонина (Капустина) «Пять дней на Святой Земле» осмысливаются некоторые аспекты жанра паломнического путешествия, которое рассматривается как жанр духовной прозы. Показано, что в произведении архимандрита Антонина переплетаются повествование и дидактика, лирика и философия, религиозная публицистика и художественное описание, путевой очерк сближается с проповедью. Предметом авторской рефлексии становятся вопросы духовной дисциплины, «истинного» и «мнимого» познания- паломничество воспринимается как духовное обновление.
The article conceptualizes some aspects of the genre pilgrimage on the example of the book by Archimandrite Antonin (Kapustin) & quot-Five days in the Holy Land& quot-, which is regarded as the genre of spiritual prose. It is shown, that in the book by Archimandrite Antonin narration and didactics, poetry and philosophy, religious journalism and artistic description, travel essays and the sermon are interwoven. The author'-s reflection becomes a matter of spiritual discipline, & quot-true"- and & quot-imaginary"- cognition- pilgrimage is perceived as a spiritual renewal.
Ключевые слова: жанр, проповедь, паломническое путешествие, духовная литература, поэтика, символ, мотив.
Key words: genre, preaching, pilgrimage, spiritual literature, poetics, character, motive.
Паломническое литературное путешествие, представленное в XIX в. творчеством А. Н. Муравьева, А. С. Норова, Н. В. Берга, П. А. Вяземского и других писателей, может быть рассмотрено как жанр духовной литературы1.
В XIX в. понятием «духовная литература» определяли творчество авторов, связанных с духовным сословием, обращенное, преимущественно, к вопросам ре-
Л
лигиозной сферы. Это понимание отчасти сохранилось и в современном литературоведении: так, например, как синонимы используются понятия «духов-5
ная» и «церковная» литература в диссертации М. В. Сибиревой. При этом исследователь подчеркивает, что духовная (церковная) и светская литература -это грани единой национальной литературы, которые «вместе образуют русскую словесность с единой задачей совершенствования и духовного возрастания человека"4. В исследованиях Е. В. Гладковой, С. В. Мельниковой под «духовной» понимается проза, лежащая на пересечении светской и церковной литературы, обращенная к специфическим вопросам православной веры и Церкви, к раскрытию религиозного опыта автора в русле православной традиции5. Изучение идейно-художественного, жанрово-стилевого своеобразия различных форм духовной литературы, позволяет проследить жанровый генезис и эволюцию форм, через которые литература обращалась к проблемам высокой значимости (проповедь, житие, хождение, исповедь и т. д.) — описать закономерности развития комплекса «духовных значений» в литературном языке- выявить истоки образности и т. д.
Паломническое литературное путешествие, являясь одной из крупных форм духовной литературы, обращено ко многим актуальным вопросам русской цер-
1 Сегодня ведется большая работа по изучению этой литературы. Издаются произведения «Записки русских путешественников XVI XVII вв.» (М., 1988), «Святые места вблизи и издали. Путевые заметки русских писателей I пол. XIX века» (М, 1995), Муравьев А. Н. Путешествие ко святым местам в 1830 году (М. 2007), Муравьев А. Н. Путешествие по святым местам русским (М., 1990), Норов А. С. Путешествие по Святой Земле в 1835 году. (М., 2008) и др. Изучаются различные аспекты паломнического путешествия, в частности: И. В. Моклецова «Хождения» в русской культуре и литературе, М., 2003- Н. А. Хохлова Андрей Николаевич Муравьев — литератор, СПб., 2001- Е.Ю. Сафа-това Паломнический сюжет в «Путешествии ко Святым местам в 1830 году» и «Путешествии по Святым местам русским» А. Н. Муравьева: автореф. дис. … канд. филол. наук. Томск, 2008- О. Н. Хайруллина Паломническая проза 30−60-х гг. XIX в., Хабаровск, 2010.
2 См.: протоиерей Борис Даниленко Православное богослужение в русской литературе / Духовный потенциал русской классической литературы: сб. науч. тр. — Моск. гос. обл. ун-т. — М.: Русскш м1р, 2007. — С. 24−29.
3 Сибирёва, М. В. Проповедь митрополита Филарета (Дроздова) в русской литературе: проблемы жанра и стиля. — Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук, специальность 10. 01. 01 — русская литература. — Тамбов, 2008. — 25 с.
4 Сибирёва, М. В. Указанная работа С. 4.
5 См.: Гладкова Е. В. Духовная проза 1830−1870-х годов // Христианство и русская литература. Сборник пятый. СПб., 2006. С. 129−203- Мельникова С. В. «Духовная проза Сибири: дневники архиепископа Герасима (Г.И. Добросердова)» (Вестник Томского государственного университета. — 2011, № 346 (май). — С. 29.- Гладкова Е. В. Духовная проза 1830−1870-х годов // Христианство и русская литература. Сборник пятый. СПб., 2006. С. 129−203.
ковной и светской жизни- проблемам политики и религии на Востоке, практике православного паломничества, вопросам веры и религиозного сознания. В жанровом отношении паломническое путешествие восходит к древнерусскому хождению и сближается с жанрами литературного путешествия и путевого очерка, с церковной литературой (публицистикой, проповедями, житиями). Многие произведения паломнической литературы XIX в. еще ждут своего изучения. Таким, в частности, является сочинение архимандрита Антонина (Капустина) «Пять дней на Святой Земле"1.
Архимандрит Антонин (Андрей Иванович Капустин 1817−1894) — выдающийся деятель русской культуры второй половины XIX в., масштабы творчества которого оценены далеко не в полной мере. Это церковный иерарх, начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме- это — богослов, филолог, историк- исследователь древних рукописей (так, например, в 1862 г. им был составлен каталог 624 рукописей библиотеки Иерусалимского Святогробского подворья в Константинополе) — это педагог, посвятивший часть своей жизни преподаванию в Киевской духовной академии- это талантливый писатель, творчество которого можно смело ставить в один ряд с творчеством русских классиков2.
В 1850−60-х гг. отец Антонин находился в Греции, где служил настоятелем церкви при русском посольстве в Афинах, в это время, осенью 1857 г., по приглашению командира русского фрегата «Полкан» Федора Осиповича Юшкова (капитана 2-го ранга, адъютанта великого князя Константина Николаев
ча) он отправился в Иерусалим (во время этой поездки он также побывал на островах Милосе, Крите, Кипре, в Египте).
Литературным результатом поездки стала книга записок «Пять дней на Святой Земле"1. Сочинение строится как цикл из пяти очерков, выстроенных
1 Пять дней на св. Земле и в Иерусалиме. М., 1866. То же: Антонин Капустин, архимандрит. Пять дней на Святой земле и в Иерусалиме в 1857 г. — М.: Индрик, 2007. — 256 с.
2Антонин (Капустин) // Православная энциклопедия. М.: Церковно-научный центр РПЦ «Православная энциклопедия», 2000 — настоящее время (продолжающееся издание). — Т.2 — С. 684−686- Антонин Капустин. Биографический очерк. // Антонин Капустин, архимандрит. Пять дней на Святой земле и в Иерусалиме в 1857 г. — М.: Индрик, 2007. — С. 4- Вах К. Смысл паломничества в Святую Землю в пастырском богословии архимандрита Антонина (Капустина) // Иерусалимский православный семинар. Сборник докладов. 2008−2009. М.: Индрик, 2010. — 184 с. Эл. ресурс: Сайт «Православный поклонник на Святой Земле» URL: http: //palomnic. org/sz_sr/personaШ/arx_antonin/3/
3 См.: М. А. Салмина Дневник архимандрита Антонина (Капустина) / Труды Отдела древнерусской литературы / Академия наук СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом). — Л.: Наука, 1972. — Т. 27: История жанров в русской литературе X—XVII вв. — С. 426.
197 Вестник ЧГПУ82 012
как дневник путешествия и озаглавленных календарными датами («Пятница, 20 сентября. День первый», «Суббота, 21 сентября. День второй» и т. д.). Сюжет записок, следуя за маршрутом, отражает впечатления автора от увиденного. Документальные очерковые заметки о культуре восточных народов, реалии паломнического быта, портретные зарисовки, тонкий, лирический пейзаж — все это составляет содержание книги. Однако, в художественном целом книги описательная часть (конкретика и реалистическая детальность зарисовок, выразительные пейзажи) значительно уступают аналитическому началу.
Духовное образование автора и его практическая церковная деятельность, богатый опыт в вопросах теоретической и практической гомилетики2 оказали влияние на круг вопросов, к которым Антонин обращается в книге, и на художественный язык сочинения. Автор размышляет о духовной сущности паломничества, о необходимости для паломника духовной дисциплины- о единстве физического и Божественного начал в пространстве Святой Земли. Для художественного языка сочинения характерны дидактизм, символичность, опора на Священное Писание, богословская глубина, библейская основа тропов.
Рассказывая о своем духовном опыте «открытия» Палестины, автор творит исповедь о своем приобщении к сокровенному миру Святой Земли, и одновременно, «проповедь» для всех, идущих к Святым местам. Многие идеи о духовном труде паломничества, воплотившиеся в книге, позже найдут отражение в проповедях отца Антонина, составленных во время его пребывания в Иерусалиме в качестве начальника Русской Духовной Миссии3.
Восприятие Палестины и автором, и «простыми» паломниками движется от «неузнавания» к «узнаванию», к восприятию «чужих» ландшафтов как родных, знакомых. При первом впечатлении «все должно уверить & lt-… >-, что Земля
2 Занимаясь преподавательской деятельностью в Киевской Духовной академии (в 1845−50-е гг. о. Антонин преподавал на кафедрах нравственного богословия, библейской герменевтики, сравнительного богословия) о. Антонин по поручению академии занимался исправлением русского перевода гомилий (проповедей) свт. Иоанна Златоуста, писал статьи и проповеди. Результатом этой работы стала книга «Проповеднический круг подвижных праздников Церкви. Слова и беседы на воскресные, праздничные и другие особенно чествуемые дни постной и цветной Триоди», Киев, 1850. См.: Антонин (Капустин) // Православная энциклопедия. Т.2. — С. 684−686.
3 Слова, произнесенные в Иерусалиме на св. Голгофе вечером в Великий Пяток при обношении плащаницею // Христианское чтение, 1871. № 4. С. 219−224- 1875. № 6. С. 818−822- 1876. № 5. С. 410−417- Слово, произнесенное на св. Голгофе в Иерусалиме 18 апр. 1880 г. при обношении Плащаницы // Христианское чтение 1880. Ч. 2. Июль/авг. С. 132−137- Беседа о Великом каноне, произнесенная в Иерусалиме перед рус. паломниками на повечерии четвертка 1-й седмицы Великого поста 11 февр. 1882 г. // Христианское чтение. 1883. Ч. 1. С. 297−308- А.А. [Архимандрит Антонин]. Слово по прочтении Великого канона. М., 1893.
Святая не похожа на его родину, & lt-… >- все там от великого до малого непохоже на то, что он знал и видел у себя дома» (12) 1- «первая встретившаяся в стороне от дороги деревня показала, что мы на чужой земле» (15). Но уже при следующем взгляде возникает чувство родства со святыми местами: «глазам все виделась наша любезная Россия. Ровное поле, черная земля, кое-где вдали участки леса — все напоминало ее, широкую, необъятную» (15). Это ощущение лейтмотивом проходит в книге.
Духовное родство России и Святых мест Палестины было исторически сформировано крещением Руси, оно определяется книгами Священного Писания, святоотеческим наследием, всей православной культурой России.
Поэтому автор неслучайно испытывает чувство духовного и физического единства со Святой Землей во время молитвы в Храме Гроба Господня: «Вдруг сильное и приятное впечатление неожиданно ободрило меня. & lt-… >- Сперва я не мог понять, чтобы такое это было. Но скоро сладкое чувство отчизны, проникши всего меня, сказало мне, что это наша Русь воззвала своим могущественным и торжественным голосом & lt-… >-: на Голгофе русские поклонники начали петь свою всенощную» (39−40). Понятие Родина теряет свою географическую привязанность, а приобретает параметры духовной категории. Оппозиции «свое-чужое», «знакомое-незнакомое», «земное-небесное», разрешаются как духовное приобщение, «превращение» «чужого в свое" — «разделение» заменяется «соединением».
Развивая мысль о духовном приобщении к Святым местам автор пишет о труде понимания, об искусстве видеть, которое открывается только «внутренним очам», духовному зрению. Отец Антонин считает, что нужно отказаться от «материалистического» и «эстетического» взгляда и за проявлениями физических примет Палестины увидеть Божественное содержание.
Так, например, создавая образ Иерусалима, автор видит его в двух ипостасях: один — «археологический», обзор которого он делает «с картой в руках» (42) — другой — духовный, «евангельский» (28), изучаемый со Священным Писа-
1 Здесь и далее текст цитируется по указанному изданию книги: Архимандрит Антонин (Капустин).. 2007 г. С указанием страниц в круглых скобках.
нием. Именно события Священной истории и делают Иерусалим родным каждому христианину в свете. Этот город принадлежит «не месту, не зрению, не уму» (28) — категориям, связанным с преходящими и «земными» гранями жизни, но «времени, воображению, сердцу» (28). Именно эта духовная ипостась, а не географическое (этнографическое, историко-политическое) бытование и является для автора единственно возможной «реальностью» Священного города.
Знакомые с детства образы Храма Гроба Господня, Вифлеема, Святой Голгофы, Животворящего Креста Господня были в русской народной душе побуждающими мотивами к паломничеству в Святую Землю: «Яснее видим здесь, живее чувствуем отчетливее представляем, легче разумеваем и глубже напечатлеваем в себе те предметы, & lt-. >- чем это могли бы сделать там вдали у себя"1.
Святая Земля не является «незнакомой» паломнику, даже если он впервые оказался здесь: на самом деле она давно «известна» религиозно сориентированной душе человека: из священных книг, из святоотеческих преданий, из веры своих отцов, из практики церковной службы на далекой родной земле. Будучи географически далекой, она всегда пребывает духовно близкой христианину, источником этого родства оказывается сам дух христианства. Он же роднит человека не только с «территорией» Святых мест, но и с другими людьми, «вместе с тысячами других, подобных ему пришельцев, часто непохожих на него ничем, кроме одного образа человеческого и имени христианского (15).
Так, «теснота», «замкнутость» и разобщенность «физического» мира преодолевается высокими истинами христианского учения. Духовное родство определяется взыскующим, ищущим Бога человеческим сердцем, становится единением всего «человечества в единство царства Божия» (16).
Потребность души видеть желанную землю Палестины «красивой» автор воспринимает как опасность прельщения «эстетическим» в пользу истинного. Научиться видеть величие явления в его простоте, преодолеть «не в меру идеально настроенные» (28), созданные воображением, представления ради «простых и скромных очертаний» (28), автор считает важной задачей, для исполне-
1 Там же
Вестник ЧГПУ82 012
ния которой необходима духовная и интеллектуальная дисциплина. Он сознательно старается отойти от интеллектуальных, эстетических представлений и «поразительные представления ума свести на простую молитву» (31).
Важными оппозициями здесь становятся категории «духовной борьбы», «видения-понимания», «истинного-мнимого». «Началась та борьба видения с представлением, & lt-… >- видишь & lt-… >- недовольный тем, что представляет видение. Потому что действительность слишком обыкновенна, проста и близка, а предметы эти всегда облекались в образы дивные, полутелесные, полудуховные неопределенно-таинственные» (28).
Приметы физического мира Палестины, в которых может оказаться много случайного, бессистемного, автор считает «сном действительности» (28), от которого нужно «проснуться», чтобы увидеть «явно» истинную сущность явлений и предметов.
Эта же мысль была позднее высказана отцом Антонином в проповеди «Слово по прочтении Великого канона"1: «Перед нами столько совершается странных и поистине уму непостижимых вещей, что можно потеряться в суждении о них, & lt-… >- есть множество случаев услышать что-нибудь про кого-нибудь блазненное и смущающее & lt-… >-, поэтому нужно твердо стоять «на страже своих мыслей и своего слова"2.
По мысли отца Антонина, Святая Земля — прообраз Небесного Отечества, и потому любое «пустое» слово о ней — непростительно. Чтобы не впасть в подобное искушение необходимо «всматриваться и вдумываться в то надписание, которым всеуправляющий промысл Божий & lt-… >- дает нам уразумевать смысл
3
своих намерений и дел».
Важной идеей в сочинении отца Антонина становится мысль о духовном обновлении, которое испытывает паломник в Святых местах, она воплощается и конкретизируется мотивами «прозрения», «бодрствования», «понимания», «духовного восхождения», «воскресения" — образами пасхальной и литургиче-
1 А.А. [Архимандрит Антонин]. Слово по прочтении Великого канона. М., 1893.
2 Архимандрит Антонин Слово по прочтении Великого канона. Цит. по Вах К. Смысл паломничества в Святую Землю в пастырском богословии архимандрита Антонина (Капустина) // Иерусалимский православный семинар. Сборник докладов. 2008−2009. М.: Индрик, 2010. -184 с. Эл. ресурс: Сайт «Православный поклонник на Святой Земле» URL: http: //palomnic. org/sz_sr/personalii/arx_antonin/3/
3 Там же.
ской символики. Здесь используются образы евхаристии, «чаши», «хлеба», «иной жизни». На Голгофе, в Вифлееме и других священных местах «по слову песни пасхальной & lt-… >- видит источник и своего воскресения (37) — «хлеб небесный и чашу жизни» (117).
Формой духовного контакта со Святой Землей становится молитва. Описание самих песнопений и богослужений, цитаты из Священного писания, связанные с псалмами и поэзией богослужений, определяют образную систему повествования, природу авторского лиризма и создают смысловую глубину авторского текста. Сознание автора направлено на поддержание молитвенного духа. Понимание молитвы и молитвенного состояния души, высказанное автором, отражает в тонкое понимание человеческой природы, сложившееся в христианской антропологии.
Автор учитывает тонкие состояния души, способность души к мгновенным переменам, «летучесть» (54) ее психических состояний. Большое внимание уделяется такой категории как «благоговение» («соединение преклонение перед величием и всемогуществом Божиим, чувство причастности к Божественному миру"1). Усматривая важнейшую цель поклонения — в достижении благоговейного настроя в душе, как беду, воспринимает состояние, при котором душа оказывается «способной только к одному простому любопытству» (35).
Одной из центральных становится мысль о необходимости духовной дисциплины для сохранения молитвенного настроя. «Вот чего я боялся давно, как постыдной возможности психической & lt-… >- Что если на Святых местах & lt-… >- испытаю то же, что иногда испытываешь, к стыду и мучению своему, при вступлении в храм Божий, когда с каждым новым шагом к святилищу все слабее и слабее становится молитвенное настроение духа, когда мысли, вместо сосредоточения, разбегаются вслед всякого предмета» (32).
Мимолетные движения души (восхищение, радость, любование и т. д.) путем молитвы и духовной сосредоточенности должны «перерождаться» в глубокие чувства благоговения и веры.
1 См.: Ничипоров Б. В. Введение в христианскую психологию Размышления священника-психолога — М.: Школа-пресс, 1994. — С. 151
Вестник ЧГПУ82 012 202
Таким образом, главной темой книги архимандрита Антонина «Пять дней на Святой Земле"становится не описание Святых мест, а осмысление паломнического опыта. Рассказ о собственном опыте духовного «открытия» Палестины становится формой, материалом для разъяснения глубинной религиозной сущности паломничества, для беседы-наставления с предполагаемым читателем (слушателем)-паломником. Авторскую манеру определяет сочетание испове-дальности и дидактизма- аллегоричности и метафоричности высказываний и одновременно простоты и наглядности изложения.
Библиографический список
1. Протоиерей Борис Даниленко Православное богослужение в русской литературе / Духовный потенциал русской классической литературы: сб. науч. тр. — Моск. гос. обл. ун-т. — М.: Русскш мiр, 2007. — С 14−38.
2. Антонин Капустин, архимандрит. Пять дней на Святой земле и в Иеруса-
лиме в 1857 г. — М.: Индрик, 2007. — 256 с.
3. Мельникова С. В. Духовная проза Сибири: дневники архиепископа Герасима (Г.И. Добросердова) / Вестник Томского государственного университета. — 2011. — № 346 (май). — С. 29−35.
4. Ничипоров Б. В. Введение в христианскую психологию Размышления свя-
щенника-психолога — М.: Школа-пресс, 1994. — 188 с.
5. Гладкова Е. В. Духовная проза 1830−1870-х годов // Христианство и русская литература. Сборник пятый. СПб., 2006. С. 129−203.
6. Салмина М. А. Дневник архимандрита Антонина (Капустина) / Труды Отдела древнерусской литературы. Л.: Наука, 1972. — Т. 27: История жанров в русской литературе X—XVII вв. — С. 420−431.
7. Сибирёва М. В. Проповедь митрополита Филарета (Дроздова) в русской литературе: проблемы жанра и стиля. — Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук, специальность 10. 01. 01 — русская литература. — Тамбов, 2008. — 25 с.
Bibliography
1. Antonin Kapustin, Archimandrite. Five Days in the Holy Land and Jerusalem in 1857 — Moscow: Indrik, 2007. — 256 p.
2. Archpriest Boris Danilenko Orthodox Worship in the Russian Literature / Spiritual Potential of the Russian Classical Literature: Collection of Scientific Papers. — Moscow State Reg. Univ. — Moscow: Russky Mir, 2007. — P. 14−38.
3. Gladkova, E.V. Spiritual Prose of 1830−1870s / Christianity and the Russian Literature. 5th Collection. — SPb., 2006. — P. 129−203.
4. Melnikov, S.V. Spiritual Prose of Siberia: Diaries by Archbishop Gerasimos (G.I. Dobroserdov) / Bulletin of the Tomsk State University. — 2011. — № 346 (May). — P. 29 — 35.
5. Nichiporov, B.V. Introduction To Christian Psychology: Reflections of a Priest-Psychologist. — M.: School Press, 1994. — 188 p.
6. Salmina, M.A. Diary of Archimandrite Antonin (Kapustin) / Proceedings of the Department of the Old Russian Literature. — Leningrad: Nauka, 1972. — V. 27: The Genre History in the Russian Literature of X-XVII Centuries. — P. 420- 431.
7. Sibireva, M.V. Sermon of Metropolitan Filaret (Drozdov) in the Russian Literature: Issues of Genre and Style. Synopsis of Diss. … Candidate of Philol., Specialty 10. 01. 01 — The Russian Literature. — Tambov, 2008. — 25 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой