О коррупционном риске в нормах доказательственного права уголовного процесса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 1
Афанасьев Алексей Юрьевич Afanasyev Alexey Yur'-yevich
адъюнкт адъюнктуры (докторантуры)
Нижегородская академия МВД России (603 950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3) postgraduate student
Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 603 950)
E-mail: afanasev_alexey@bk. ru
О коррупционном риске в нормах доказательственного права
уголовного процесса
About corruption risk in the norms of the law of evidence of criminal procedure
В статье автором поднимается проблема наличия коррупционных рисков в уголовно-процессуальных нормах, регламентирующих собирание, проверку и оценку доказательств. Производится сопоставление терминов «коррупциогенный фактор нормативного правового акта» и «коррупционный риск нормативного правового акта» и заостряется внимание на проблеме разграничения данных понятий. Автором предпринимается попытка вывода новых терминов — «коррупциогенный фактор доказательственного права» и «коррупционный риск доказательственного права» и формирования определений к ним.
Ключевые слова: риск, доказательственное право, уголовно-процессуальная норма, коррупциогенный фактор доказательственного права, коррупционный риск доказательственного права.
In article the author the problem of existence of corruption risks in the criminal procedure norms regulating collecting, check and an assessment of proofs rises. Comparison of the terms «corruptogenic factor of the normative legal act» and «corruption risk of the normative legal act» is made and the attention is focused on a problem of differentiation of these concepts. The author makes an attempt of a conclusion of the new terms «corruptogenic factor of the law of evidence» and «corruption risk of the law of evidence» and formations of definitions to them.
Keywords: risk, law of evidence, criminal procedure norm, corruptogenic factor of the law of evidence, corruption risk of the law of evidence.
Рискологический аспект во многих сферах человеческой жизни не раз выделялся в различных научных публикациях [1, с. 34]. Потому складывается убеждение, что безрисковых видов деятельности не может быть в принципе. Уголовное судопроизводство вряд ли может быть исключением. Напротив, «сфера доказывания является областью уголовного судопроизводства, наиболее подверженной рискам» [2, с. 143]. Действительно, риск — атрибутивный элемент оперативно-разыскных мероприятий и любых следственных действий, которые выступают основными процедурами собирания, проверки и оценки доказательственного материала по уголовному делу.
А. Ф. Лубин связывает уголовно-процессуальную тактику при производстве следственных и иных процессуальных действий с действиями, направленными: а) на «риск-добывание» дока-
зательств- б) «риск-интерпретацию» (обработку) доказательств- в) «риск-представление» этих доказательств- г) «риск-использование» [3, с. 174].
Представляется, на наш взгляд, весьма конструктивным предложение о том, чтобы указанные «риски» объединить в единую систему, которую можно назвать «риск-доказывание» по уголовному делу. Следователь или дознаватель принимает большое количество уголовно-процессуальных и тактических решений. При этом, как утверждают авторы, «в деятельности по расследованию преступлений нет безрисковых видов решений» [4, с. 5]. И с этим нельзя не согласиться. «Риск-доказывание» состоит в возможности совершить ошибки при выборе вариантов принятия решений, в широкой свободе усмотрения правоприменителя — диспозитив-ности. Это особый вид уголовно-процессуальных решений: правоусмотрение стороны обви-
нения распоряжаться своими процессуальными правами по доказыванию и принятию решений. Д. С. Штоль определил диспозитивность следующим образом: «свобода, которая связана c правом» [5, с. 9- 6]. Диспозитивность может касаться как самого предмета и объема доказывания, так и процессуальных средств, которые правоприменитель может использовать. Наличие диспозитивного права у следователя или дознавателя для принятия процессуальных решений в ходе доказывания по уголовному делу может привести к возникновению риска совершения какого-либо противоправного деяния. Одним из таких противоправных деяний является совершение коррупционного правонарушения (преступления).
Порядок уголовного судопроизводства, включая порядок доказывания и принятия решений по уголовному делу следователем и дознавателем, их права и обязанности, порядок производства следственных и иных процессуальных действий закреплены в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Иначе говоря, риски совершения коррупционно опасных деяний коренятся именно в нормах уголовно-процессуального законодательства. Особенно подвержены коррупционному риску те нормы, которые регламентируют доказывание по уголовному делу. Совокупность таких норм принято именовать доказательственным правом [7].
Разумеется, наличие корыстных устремлений у некоторых правоприменителей было всегда и, пожалуй, останется надолго [8, с. 174−197]. Однако качество юридической техники при конструировании норм доказательственного права, безусловно, является мощным сдерживающим условием антикоррупционного поведения. Отсюда — гипотеза: обоснованное изменение норм доказательственного права в уголовном процессе является средством снижения коррупционного риска в принятии решений в ходе собирания, проверки и оценки доказательств.
Заявленную научную гипотезу затруднительно проверить, учитывая ничтожную степень разработанности проблемы коррупционных рисков в целом, а также коррупционного риска в нормативных правовых актах в частности. В этом направлении имеются лишь несколько работ пилотажного характера. Например, K.M. Ташина и И. Н. Пустовалова только констатировали, что нет единого устоявшегося определения коррупционного риска. Авторы ограничились лишь объяснением «зон коррупционного риска» [9, с. 212−213].
Определение понятия коррупционного риска в нормативных правовых актах требует сложно-
го анализа. Правда, сам законодатель дал разъяснение важного термина «коррупциогенный фактор» [10]. Но понятие «коррупционный риск» нигде не закреплено, если не считать высказываний отдельных авторов. Так, термины «коррупциогенный фактор» и «коррупционный риск» некоторыми учеными понимаются как равнозначные, а другими — как различные термины, которые несут разную смысловую нагрузку [11].
В рамках государственной антикоррупционной политики возникла практика проведения антикоррупционных экспертиз нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов). Предметом данных экспертиз является выявление коррупциогенных факторов, которые и обусловливают коррупционный риск. Однако эксперты совершенно не затрагивают вопросы, как снизить количество этих факторов, как уменьшить коррупционный риск конкретной нормы права.
Л. А. Андреева, поднимая вопросокоррупцио-генном факторе, не характеризовала его сущность и не дала его определение [12- 13]. Такое определение содержится в «Методике проведения мониторинга административного законодательства на предмет выявления коррупционных рисков в сфере миграции» [14], однако не содержится определения коррупционного риска. В «Методических рекомендациях по выявлению зон потенциально повышенного коррупционного риска в системе государственного и муниципального управления» понятие «коррупционные риски» определяется как «заложенные в системе государственного и муниципального управления возможности для действия (бездействия) должностных лиц и рядовых сотрудников с целью незаконного извлечения материальной и иной выгоды при выполнении своих должностных полномочий» [15].
В еще одной методической рекомендации, но уже по оценке коррупционных рисков при реализации функций определенными государственными органами, содержится объяснение коррупционного риска в виде «условий и обстоятельств, предоставляющих возможность для действий (бездействия) лиц, замещающих должности федеральной государственной службы и должности в государственных корпорациях (государственной компании), с целью незаконного извлечения выгоды при выполнении своих должностных полномочий», а под коррупциогенным фактором понимаются «явление или совокупность явлений, объективные и субъективные предпосылки, порождающие коррупционные правонарушения или способствующие их распространению» [16].
Можно выделить и такие определения коррупционного риска, как «совокупность условий и факторов, определяющих возможность самостоятельного выбора государственным либо муниципальным служащим любого варианта поведения (принимаемого решения) и создающих вследствие совершения ими коррупционного правонарушения опасность наступления негативных последствий для жизненно важных интересов личности, общества, государства» [17], «вероятность опасности, при получении материальной выгоды в личных целях, быть пойманным правоохранительными органами с последующими негативными последствиями» [18].
Часть 2 статьи 1 Федерального закона от 17 июля 2009 года № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» указывает, что «коррупциогенными факторами являются положения нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции» [10].
H.A. Лопашенко, проводя анализ отечественного законодательства, регулирующего проведение антикоррупционной экспертизы, делает вывод о неполноте законодательного определения коррупциогенного фактора [19, с. 13−19]. На недостатки антикоррупционного законодательства в своих трудах обращали внимание и другие авторы [20].
Исследуя проблему проведения антикоррупционной экспертизы в уголовной юстиции России, С. П. Андрусенко придерживается законодательного определения коррупциогенного фактора нормативного правового акта, но подчеркивает, что нет законодательного закрепления критериев оценки такого рода факторов. По его мнению, данное обстоятельство не может не сказаться на практической значимости законодательства, регламентирующего порядок проведения антикоррупционной экспертизы [21, с. 51−58].
Проверка норм УПК РФ на коррупциоген-ность, проведенная в работе Н. Е. Муженской и Г. В. Костылевой [22, с. 22−25], была осуществлена с использованием законодательных правил и методик [23], но, как мы считаем, снова осталось вне поля зрения определение кор-
рупциогенного фактора нормативного правового акта.
Количество определений терминов «корруп-циогенный фактор» и «коррупционный риск» не всегда говорит об их качестве. Расплывчатость границ между значениями терминов «корруп-циогенный фактор» и «коррупционный риск», отсутствие единых подходов к их пониманию приводит к ошибкам при их использовании. Считаем, что разграничение данных терминов является важным и необходимым.
В одном из толковых словарей «фактор» обозначается как «движущая сила, причина какого-нибудь процесса, обусловливающая его или определяющая его характер» [24]. Между прочим, к примеру, в медицине существует термин «фактор риска» (например, фактор курения для возникновения легочных заболеваний). Риск в праве понимается как «присущая человеческой деятельности объективно существующая и в определенных пределах способная к оценке и волевому регулированию вероятность понесения субъектами правоотношений негативных последствий вследствие наступления неблагоприятных событий, закономерно связанных с разнообразными предпосылками (факторами риска)» [25].
Итак, риск — это угроза наступления определенных негативных последствий. В нашем случае коррупция как одно из негативных явлений современности и будет таким последствием. Безусловно, риск коррупции и будет состоять в возможной угрозе совершения коррупционных действий. Предпосылками для наступления такого негативного последствия, как коррупция и будут являться факторы риска. Таким образом, факторы — это предпосылки (условия) для появления коррупционного риска. Термины «фактор» и «риск» соотносятся так же, как «предпосылки» и «вероятность», во взаимосвязи это «предпосылки (условия) вероятности». Насколько коррупциогенных факторов в нормативном правовом акте больше и насколько они значительно сказываются при его применении, настолько же вероятнее наличие коррупционного риска в нем. По мнению А. Ф. Лубина, «риск — это всегда вероятность, но вероятность не всегда риск» [3, с. 175]. То же самое можно сказать и о коррупционном риске нормативного правового акта. Считаем, что, зная коррупциогенные факторы нормативного правового акта, можно будет выяснить степень его коррупционного риска. Вероятность того, что коррупциогенные факторы норм УПК РФ, регулирующих доказывание по уголовному делу, приведут к проявле-
нию коррупции, и будет являться коррупционным риском доказательственного права.
Таким образом, можно попытаться вывести два определения. Во-первых, коррупциогенный фактор доказательственного права — это заложенные в нормах УПК РФ, регламентирующих собирание, проверку и оценку доказательств по уголовному делу, условия, способствующие проявлению коррупции. Здесь имеются условия в виде: 1) необоснованной свободы усмотрения правоприменителя- 2) возможности применения исключений из общих правил- 3) ограничения (обременения) в правах и свободах.
Во-вторых, коррупционный риск доказательственного права — это вероятность наступления коррупционно опасных последствий при применении уголовно-процессуальных норм, регламентирующих собирание, проверку и оценку доказательств по уголовному делу.
Вряд ли нужно завышать ценность определений в настоящее время. Они могут быть сформулированы только в результате долговременных, комплексных исследований конкретных норм доказательственного права. Но и тут нельзя ставить точку. Предстоит кропотливая работа по разработке обоснований изменения этих норм в целях уменьшения количества коррупциогенных факторов и снижения степени коррупционного риска. При этом «решение не должно быть сложнее решаемой задачи».
Примечания
1. Арямов A.A. Общая теория риска (юридический, экономический и психологический анализ): монография. М., 2009.
2. ЛубинА.Ф., Нурутдинов O.A. Рискологическая характеристика расследования преступлений в сфере экономики // Экономическая безопасность России: политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2006. № 6.
3. Лубин А. Ф. Риски и ошибки в принятии уголовно-процессуальных решений // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2012. № 17.
4. Лубин А. Ф., Нурутдинов O.A., Кондратьева Е. Е. Общие положения рискологии — теории риска в деятельности по выявлению, расследованию и раскрытию преступлений // Российский следователь. 2007. № 3.
5. Штоль Д. С. Диспозитивность и ее отдельные проявления в уголовном процессе Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2009.
6. Александров A.C. Диспозитивность в уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1995.
7. Большой юридический словарь / под ред. А. Я. Сухарева. 3-е изд., доп. и перераб. М., 2007.
8. Лубин А. Ф. Нетленное корыстолюбие (истори-ко-юридический анализ) // Записки криминалистов. М., 1995. № 5.
9. Ташина K.M., Пустовалова И. Н. К вопросу о понятии коррупционных рисков // Успехи современного естествознания. 2012. № 4.
10. Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов: федеральный закон от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ // Российская газета. 2009. 22 июля.
11. Кудашкин A.B., Дмитриев Д. А. К вопросу о необходимости совершенствования правового регулирования проведения органами прокуратуры антикоррупционной экспертизы в целях повышения ее эффективности // Административное и муниципальное право. 2011. № 4.
12. Андреева Л. А. К вопросу о коррупциогенном факторе // Вопросы современной юриспруденции: сборник статей по материалам XLII международной научно-практической конференции. Новосибирск, 2014. № 10.
13. Андреева Л. А. Об экспертизе на коррупцио-генность нормативных и иных правовых актов // Вопросы современной юриспруденции: сборник статей по материалам XLII международной научно-практической конференции. Новосибирск, 2014. № 10.
14. Методика проведения мониторинга административного законодательства на предмет выявления коррупционных рисков в сфере миграции. URL: http: //www. fms. gov. ru/upload/iblock/803/metod_prov_ Monitor. pdf
15. Методические рекомендации по выявлению зон потенциально повышенного коррупционного риска в системе государственного и муниципального управления. URL: http: //anticorrupt-ul. ru/materials/ formouo/metod_zony_cor_riska. html
16. Методические рекомендации по проведению оценки коррупционных рисков, возникающих при реализации функций. URL: https: //21. mvd. ru/gumvd/ Protivodejstvie_korrupcii/medreg- Методика оценки коррупционных рисков, возникающих при реализации функций Следственного комитета России. URL: http: // kchr. sledcom. ru/anti_corruption/detail. php? ID=9615
17. Вопросы деловой этики муниципальных служащих. URL: http: //tovgms. ru/socproj/kodeks/ voprdeletiki/chapter3/chapter3p8/
18. Кабанов П. А. Коррупция и антикоррупционная политика: терминологический словарь / под общ. ред. Г. И. Райкова. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2010.
19. Лопашенко H.A. Коррупциогенные факторы: опасная трансформация нормативного толкования // Законность. 2009. № 10.
20. Бырдин E.H., Воронина Ю. И. К вопросу о коррупциогенных факторах, выявляемых в результате антикоррупционной экспертизы нормативных право-
вых актов // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2013. № 1.
21. Андрусенко С. П. Антикоррупционная экспертиза в российской уголовной юстиции // Журнал российского права. 2013. № 4.
22. Муженская Н. Е., Костылева Г. В. Коррупцио-генность норм УПК РФ // Российский следователь. 2012. № 24.
23. Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов: постановление Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 96 // Российская газета. 2010. 5 марта.
24. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый слоМ., 1992.
варь русского языка 25. Крючков Р А. и управление: дис. 2011.
Риск в праве: генезис, понятие. канд. юрид. наук. Н. Новгород,
Notes
1. Aryamov A.A. General theory of risk (legal, economic and psychological analysis): monograph. Moscow, 2009.
2. Lubin A.F., Nurutdinov O.A. Riskological the characteristic of investigation of crimes in the sphere of economy // Economic security of Russia: policy guidelines, legislative priorities, practice of providing: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2006. № 6.
3. Lubin A.F. Risks and mistakes in adoption of criminal procedure decisions // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2012. № 17.
4. Lubin A.F., Nurutdinov O.A., Kondratyeva E.E. General provisions of a riskologiya — the theory of risk in activities for identification, investigation and disclosure of crimes // Russian investigator. 2007. №. 3.
5. Shtol'-D.S. Dispositivity and its separate manifestations in criminal trial of the Russian Federation: author'-s abstract… candidate of juridical sciences. Chelyabinsk, 2009.
6. Alexandrov A.S. dure: author'-s abstract… Nizhny Novgorod, 1995.
7. The big legal dictionary / under the editorship of A. Ya. Sukharev. 3rd ed., rev. and add. Moscow, 2007.
8. Lubin A.F. Imperishable self-interest (historical and legal analysis) // Notes of criminalists. 1995. № 5.
9. Tashina K.M., Pustovalova I.N. To a question of concept of corruption risks // Progress of modern natural sciences. 2012. № 4.
10. About anti-corruption examination of regulations and drafts of regulations: the federal law of July 17, 2009 № 172-FZ // Rossiyskaya gazeta. 2009. July 22.
11. Kudashkin A.V., Dmitriyev D.A. To a question of need of improvement of legal regulation of carrying out
Dispositivity in criminal proce-. candidate of juridical sciences.
anti-corruption examination by bodies of prosecutor& gt-s office for increase of its efficiency // Administrative and municipal law. 2011. № 4.
12. Andreyeva L.A. To a question of a corruptogenic factor // Questions of modern law: collection of articles on materials XLII of the international scientific and practical conference. Novosibirsk, 2014. № 10.
13. Andreyeva L.A. About examination on a kor-ruptsiogennost of standard and other legal acts // Questions of modern law: collection of articles on materials XLII of the international scientific and practical conference. Novosibirsk, 2014. № 10.
14. A technique of carrying out monitoring of the administrative legislation regarding identification of corruption risks in the sphere of migration. URL: http: //www. fms. gov. ru/upload/iblock/803/metod_prov_Monitor. pdf
15. Methodical recommendations about identification of zones of potentially increased corruption risk in system of the public and municipal administration. URL: http: //anticorrupt-ul. ru/materials/formouo/metod_zony_ cor_riska. html
16. Methodical recommendations about carrying out an assessment of the corruption risks arising at realization of the functions. URL: https: //21. mvd. ru/gumvd/ Protivodejstvie_korrupcii/medreg functions- The Technique of an assessment of the corruption risks arising at realization of functions of Investigative committee of the Russia. URL: http: //kchr. sledcom. ru/anti_corruption/ detail. php? ID=9615
17. Questions of business ethics of municipal employees. URL: http: //tovgms. ru/socproj/kodeks/voprde-letiki/chapter3/chapter3p8/
18. Kabanov P.A. Corruption and anti-corruption policy: the terminological dictionary / under a general edition of G.I. Raykov. 5th ed., rev. and add. Moscow, 2010.
19. Lopashenko N.A. Corruptogenic factors: dangerous transformation of standard interpretation // Legality. 2009. № 10.
20. Byrdin E.N., Voronina Y.I. To a question of the corruptogenic factors revealed as a result of anticorruption examination of regulations // Jurisprudence and law-enforcement practice. 2013. № 1.
21. Andrusenko S.P. Anti-corruption examination in the Russian criminal justice // Magazine of Russian law. 2013. № 4.
22. Muzhenskaya N.E., Kostyleva G.V. Corruption potential of norms of the Criminal procedure code of the Russian Federation // Russian investigator. 2012. № 24.
23. About anti-corruption examination of regulations and drafts of regulations: the resolution of the government of the Russian Federation of February 26, 2010 № 96 // Rossiyskaya gazeta. 2010. March 5.
24. Ojegov S.I., Shvedova N. Yu. Explanatory dictionary of Russian. Moscow, 1992.
25. Kryuchkov R.A. Risk in the right: genesis, concept and management: author'-s abstract… candidate of juridical sciences. Nizhny Novgorod, 2011.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой