Двойственная ценность экономических благ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
ДВОЙСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИХ БЛАГ
С. В. Лукин,
заведующий кафедрой бизнес-администрирования Института бизнеса и менеджмента технологий Белорусского государственного университета (г. Минск),
доктор экономических наук Iukin23@yandex. ru
В статье представлен взгляд, согласно которому для христианина материальные блага, помимо земной ценности, имеют ценность как средства для небесных инвестиций, которыми являются пожертвования, благотворительность, социально ответственное поведение. Современный бизнес, если участвующие в нем люди имеют христианские убеждения, в определенной мере учитывает двойственную ценность материальных благ.
Ключевые слова: земная ценность, духовные инвестиции, блага, цена, рынок, благотворительность, социально ответственный бизнес.
УДК 330. 13 ББК 87. 7
В земной жизни христианин в той или иной степени оказывается погруженным в мир экономических благ, т. е. благ, желательное количество которых в данной экономической системе превышает их реальное количество. Распределение и перераспределение таких благ происходит либо через рыночный обмен при посредстве денег, либо через нормируемое распределение. В современной экономической науке господствует мнение, которое разделяет и автор статьи, что в первом случае экономические блага достаются тем, кто в них больше нуждается, что способствует максимизации благосостояния всех членов общества. Участвуя в экономическом обмене в качестве продавцов или покупателей труда, товаров и услуг, христиане, как и прочие люди, не относящие себя к христианам или относящие формально, ориентируются на сложившееся соотношение ценностей экономических благ, проявляющееся в их ценах. Они используют деньги в качестве меры ценности и средства обмена, а также как средство накопления. Участвуя в экономическом обмене, христианин ставит себя в определенные этические рамки, но, в целом земная ценность экономических благ, воспринимается им как нечто объективное. Он в этом обмене использует сложившееся соотношение цен. Здесь, пожалуй, уместно провести аналогию с языком, который люди, имеющие различное мировоззрение и выполняющие различные общественные функции, используют как средство коммуникации. Но, в отличие от тех, кто ограничивает свое представление о жизни земным бытием, экономические блага имеют для христианина еще и вторую, причем гораздо большую ценность — как средство духовного роста, источник небесных инвестиций. Ограниченность экономических благ и их платность дает христианину прекрасную возможность научиться жертвовать, причем жертвовать соответственно достигнутому уровню духовного роста.
Земная ценность экономических благ
Согласно ветхозаветным и христианским представлениям, экономические блага появились после проникновения в человеческую наследственность греха, после грехопадения прародителей. Непродолжительный эдемский период жизни первых людей, по мысли автора Книги Бытия, был жизнью в мире свободных благ. Полноценная и свободная личность обладает способностью к самоограничению, поэтому в воспитательных
целях первым людям был дан единственный запрет — не вкушать плодов древа познания добра и зла. Нарушение этого запрета переместило их в мир ограниченных благ. Адам и Ева ощутили потребность в одежде, которой в готовом виде не оказалось, для прикрытия наготы. Для воспитания способности к самоограничению первые люди, согласно повествованию автора Книги Бытия, были помещены в более суровые условия, в которых пищу, одежду, жилище и пр., приходилось производить «в поте лица», т. е. тратить на это время и, следовательно, количество этих благ было ограничено. Доля экономических благ, таким образом, выросла. Приспособлением к новым условиям жизни стали разделение труда и обмен деятельностью и продуктами труда.
При рыночном обмене компромиссом между ценностью блага для покупателя и его ценностью для продавца становится цена, по которой совершается сделка. Современная экономическая теория, точнее ее мейнстрим, основой ценности блага для покупателя считает маржинальную полезность, для продавца — затраты ресурсов, прежде всего труда. Механизм ценообразования описан ею достаточно убедительно. Подчеркивается, что свободные в своих решениях покупатель и продавец действуют рационально в своих интересах. Гораздо реже упоминается об еще одном условии нормального функционирования рынка, а именно об этических нормах, без соблюдения которых рыночный обмен невозможен и заменяется отъемом и принуждением. Минимальным уровнем этической планки, нравственным императивом рынка является уважение свободы контрагента преследовать свой интерес. Без этого уважения рынок не выявит сравнительную ценность товаров и услуг. Об этом условии упоминает еще Адам Смит в своей «Теории нравственных чувств», работе, изучение которой заставляет по-иному воспринять идеи «Богатства народов». «Некоторая часть индивидов, — пишет Смит, — может существовать как общество — как, например, общество, состоящее из большого количества купцов — на основе взаимного интереса, без чувств симпатии и любви… Общество, однако, не может состоять из тех, кто постоянно готов и ищет возможности причинить вред и обиду друг другу"1. Земная ценность материальных благ вырастает, таким образом, лишь на почве определенных нравственных норм, которых придерживаются субъекты рынка.
Небесная ценность земных благ для христианина
Помимо земной ценности, материальные блага имеют для христианина гораздо большую ценность как средства для небесных инвестиций. Более того, эта духовная или небесная ценность благ является для него их подлинной ценностью. Тот, кто следует учению Христа, ставит для себя нравственную планку на очень высоком уровне христианской морали. Эта нравственность и придает земным благам духовную ценность.
Земные блага имели духовную ценность для угождающих Богу людей еще в ветхозаветное время. Праведный Товит поучал своего сына творить милостыню при первой возможности. При этом он отмечал, что небесную ценность имеет не абсолютный, а относительный к доходу или имуществу, размер милостыни и пожертвования. «Из имения твоего подавай милостыню, и да не жалеет глаз твой, когда будешь творить милостыню. Ни от какого нищего не отвращай лица твоего, тогда и от тебя не отвратится лицо Божие. Когда у тебя будет много, твори из того милостыню, и когда у тебя будет мало, не бойся творить милостыню и понемногу: ты запасешь себе богатое сокровище на день нужды, ибо милостыня избавляет от смерти и не попускает сойти во тьму. Милостыня есть богатый дар для всех кто творит ее перед Всевышним.» (Тов 4: 7−11). В этой же книге приводятся слова ангела, обращенные к Товиту и его сыну Товии: «Лучше малое со справедливостью, нежели многое с неправдой- лучше творить милостыню, нежели собирать золото, ибо милостыня от смерти избавляет и может очищать всякий грех» (Тов 12: 8−9). В Притчах Соломоновых благотворительность сравнивается с займом Богу: «Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его» (Притч 19: 17). В Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова говорится, что «Господь учтет всякую милостыню» (Сир 16: 15- 17: 18).
Тема небесных инвестиций и приоритета духовных ценностей усиливается в Новом Завете. В самом начале своего проповеднического служения, Иисус во время поста в пустыне претерпел три наиболее сильных для человека искушения: богатством, славой и властью. Во время искушения богатством Он однозначно говорит о приоритете духовных, небесных и вторич-ности земных, материальных ценностей: «И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих (Мф 4: 3−4- Лк 4: 3−4)». В своих многочисленных дальнейших проповедях Иисус Хрисос учит о том, что человек не может служить двум господам, Богу и богатству, он может верно служить лишь одному из них: «Не можете служить Богу и маммо-не (богатству) (Мф 6: 24- Лк 16: 13)». Богатство, однако, может быть средством для служения Богу. В одной из своих проповедей Спаситель учил, что истинным богатством, критически важным для спасения, является благотворительность (накормить голодных, напоить жаждущих, одеть не имеющих одежды, предоставить приют странникам, посетить больных и заключенных) (Мф 25: 3446). Благотворительность превращает, таким образом, богатство преходящее в богатство истинное, ценность материальную в ценность духовную. Средствами благотворительности являются, помимо прочего, материальные блага, имущество человека. По мысли св. Иоанна Златоуста, милостыня и благотворительность выше совершения чудес именем Божьим, поскольку именно это «больше всего и делает человека человеком» и уподобляет человека самому Богу. «Напитать алчущего Христа гораздо важнее, чем именем Иисусовым воскрешать мертвых. Там ты благодетельствуешь Христу, а здесь Он тебе. И награда тому, кто сам делает добро, а не тому, кто принимает его от другого. Здесь, при совершении чудес, ты сам делаешься должником Богу, а в деле милостыни ты одалживаешь Бога"2.
В книгах Нового Завета неоднократно упоминается о том, как благочестивые ученики Христа служили Ему и Его ученикам своим имуществом, о помощи друг другу внутри общин, о помощи одной общины другой общине, о делах милосердия по отношению к другим людям. Например, Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, Сусанна и другие, будучи, по-видимому, состоятельными по сравнению с другими учениками, служили Христу и апостолам, оказывая общине материальную помощь (Лк 8: 3). Иосиф Аримафейский взял на себя расходы по погребению умершего на кресте Учителя (Мф 27: 57). Благочестивая Лидия из города Фиатир, занимающаяся торговлей тканями,
служила своим имуществом апостолу Павлу и его спутникам (Деян 16: 14−15). Книга деяний содержит краткое, но емкое повествование о помощи друг другу членов первохристианской общины Иерусалима: «Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян 2: 44−45). Для членов апостольской общины материальные блага имели, тем самым и земную и небесную ценность. Они совершали с «внешними людьми» сделки купли-продажи, и, в то же время, в отношениях с братьями «никто из имения своего ничего не называл своим» (Деян 4: 32). Апостол Павел свидетельствует, что христиане Македонии оказывали материальную помощь своим братьям в Палестине «по силам и сверх сил» (2 Кор 8: 3). В качестве примера любви к ближнему, Иисус в одной из своих проповедей привел милосердного самаритянина, позаботившегося об избитом разбойниками совершенно незнакомом ему человеке (Лк 10: 30−37).
Исходя из приоритета духовной ценности материальных благ, христианское учение ориентирует христианина на то, чтобы использовать всякую возможность для осуществления небесных инвестиций. Христиане, достигавшие высоких ступеней духовного совершенства, относились к своему имуществу так, как призывал относиться к нему Спаситель в Своей нагорной проповеди: «И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду», «Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Мф 6: 40, 42- Лк 6: 30−35). Многие из них раздавали свое имущество нищим, надеясь на сокровища на небесах (Мф 19: 21). Например, это те, кто принимал монашество и давал обет нестяжания. Но и для этих христиан, достигших высокой степени совершенства, материальные блага имели земную ценность. В противном случае не было бы жертвы, не было бы волевого выбора, не было бы победы над грехом в себе. Эта земная ценность, правда, для них была ничтожна в сравнении с бесконечным благом будущей жизни. О таком выборе говорит Спаситель в притчах о человеке, нашедшем сокровище в поле и о купце, ищущем хороших жемчужин, которые продали все, что имели, чтобы купить то, что представляло для них гораздо большую ценность — сокровище в поле и редкая жемчужина (Мф 13: 44−46).
Далеко не всем христианам, однако, это было по силам. Особенно трудно это было сделать, если имущество было велико. Оттого, по словам Иисуса, «трудно богатому войти в Царство Небесное-… удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие (Мф 19: 23−24- Мк 10: 21−27- Лк 17: 22−27)». Для большинства христиан двадцати веков христианства посильным крестом была благотворительность, служение Богу и ближнему частью своего имущества. При этом в посланиях апостола Павла первым христианским общинам Рима и Леванта, в трудах Иоанна Златоуста и в других святоотеческих произведениях можно найти предупреждения и наставления христианам не возлагать на себя бремя благотворительности сверх своих духовных сил. Так апостол Павел в послании к христианам Коринфа пишет, что не должно быть, чтобы «другим было облегчение, а вам стеснение», достаточно, чтобы «у кого много, у того не было лишнего, и у кого мало, у того не было недостатка (2 Кор 8: 13−15)». Иоанн Златоуст еще более категоричен: «Тот, кто оказывает другому милость, должен радоваться, а не печалиться… Если ты печалишься о том, что избавил другого от печали, то подаешь пример крайней жестокости и бесчеловечия. Лучше уже не избавлять, чем так избавлять… Если не веришь, что отлагается тебе на небе великое сокровище, то не уделяй"3.
Как в древности, так и в современном мире большинство христиан часть своего активного времени продают (либо прямо, либо опосредованно через бизнес) для получения жизненных благ от других людей через куплю-продажу, другую часть — дарят Богу, проводя его в молитве, заботе о близких и нуждающихся. Полученные от продажи своего рабочего времени блага, в свою очередь, не расходуются полностью на потребление, они используются и для дара, помощи, благотворительности. Доля, в которой время и материальные ценности индивида распадаются на потребление и небесные инвестиции, конечно, индивидуальна и зависит от его духовного возраста. Установившаяся еще в ветхозаветные времена традиция десятины, своеобразного церковного налога, носила всегда характер обязательного или рекомендуемого минимума небесных инвестиций.
Две стороны бизнеса как отражение двойственной ценности материальных благ
Современный бизнес, если участвующие в нем люди имеют христианские убеждения, также в определенной мере учитывает двойственную ценность материальных благ. Деятельность многих современных фирм это не просто производство товаров или оказание услуг, на которых специализируется предприятие, но и социально-ответственное поведение. Это два взаимозависимых и взаимодополняющих аспекта их деятельности. Социально-ответственное поведение помогает производственной деятельности, а производственная деятельность создает возможности для проведения социальной политики. В христианском понимании социально-ответственный бизнес — это богоугодная деятельность (в терминах католического социального учения — деятельность ради общего блага). Прежде всего, это благотворительная помощь слабым и мало защищенным членам общества. В Своде нравственных принципов и правил хозяйствования, документе VIII Всемирного русского народного Собора, отмечается, что «Выделение части доходов на помощь пожилым и больным людям, инвалидам и обездоленным детям должно быть нормой для любого рентабельного предприятия, а также для любого состоятельного работающего человека, в том числе наемного работника"4. Социально ответственное ведение бизнеса проявляется также в своевременной и полной выплате вознаграждения работникам, привлечении их к участию в капитале предприятия, заботе об их отдыхе, ответственности за их духовное, интеллектуальное и физическое развитие- в участии фирмы в программах социального и пенсионного страхования работников- в экологической ответственности- в воздержании от видов бизнеса, деятельности, разрушающей нравственность причастных к предприятию лиц (стейкхолдеров) и народа в целом.
В современных концепциях корпоративной социальной ответственности (КСО) и практике социально ответственного бизнеса религиозная основа присутствует далеко не всегда. В хорошо известной концепции «бизнес-кейса для КСО» со-
циально ответственное поведение фирмы служит увеличению объема продаж и, следовательно, росту прибыльности бизнеса. Согласно этим взглядам, социально ответственное поведение, например поддержка инвалидов или дружественные природе технологии, создают положительный имидж фирмы, что привлекает покупателей к ее продукту. Этические моменты, при этом чаще всего остаются вне поля рассмотрения, в частности вопрос о том, почему потребители отзывчивы на социально ответственное поведение фирмы. Такой взгляд на КСО не нов. Еще апостол Павел как о серьезном отклонении от учения Христа говорит о попытке сделать благочестие источником прибыли: «Пустые споры между людьми поврежденного ума, чуждыми истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка» (1 Тим 6: 5). При таком подходе материальные блага имеют для субъекта только земную ценность, а КСО становится просто рекламной акцией. Св. Иоанн Златоуст, толкуя вышеприведенный стих апостола Павла, отмечает, что так поступают люди, ведомые страстью сребролюбия, которые все пытаются поставить на службу этой страсти. Он сравнивает их с теми, кто «держит у себя дурачков и карликов не из человеколюбия, а для удовольствия», с теми, кто не ради любви к животным, а ради своего удовольствия «в своих дворцах запирает рыб», выкармливает диких зверей, занимается собаками, украшает коней и заботится о них не меньше, чем о детях5.
Не имеют твердого этического основания также концепция КСО как общественного договора и деонтологическая концепция КСО. В первом случае шаткой опорой КСО служит некий гипотетический неформальный общественный договор между бизнесом и обществом, во втором — абстрактный кантианский принцип уважения личности. В конечном счете, в этих концепциях принимается во внимание лишь земная ценность материальных благ.
Таким образом, только в христианском подходе к социально ответственной деятельности создается прочная этическая база и отдается приоритет духовной ценности земных благ.
1 Adam Smith Theory of Moral Sentiments. II, II, 16 // Сайт «Библиотека экономики и свободы». URL: http: //econlib. org/library/Smith/smMS2 (дата обращения: 30. 01. 2012).
2 Св. Иоанн Златоуст. Толкование на Второе послание к Коринфянам. Полное собрание творений в XII томах. Т. X, кн. 2. — M.: Радонеж, 2004. — С. 619−620.
3 Ibidem, с. 620.
4 Свод нравственных принципов и правил хозяйствования (Принят VIII Всемирным Русским Народным Собором) //Православная беседа. — 2004. — № 2. — Р.V.
5 Св. Иоанн Златоуст. Толкование на Первое послание к Тимофею XVII. Полное собрание творений в XII томах. Т. XI, кн. 2. — M.: Радонеж, 2006. — С. 745.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой