Двуязычные словари татарского языка XIX века как лексикографические памятники

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. Ш. Юсупова
ДВУЯЗЫЧНЫЕ СЛОВАРИ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА XIXВЕКА КАК ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ
В статье предлагается историко-лингвистический анализ двуязычных словарей татарского языка XIX века. Анализируются русско-татарские и татарско-русские словари, которые были созданы с целью обучения татарскому языку русскоязычного и, наоборот, русскому языку татарского населения России.
Языковая ситуация в той или иной стране определяется совокупностью разных внутренних и международных обстоятельств. Поскольку эти обстоятельства постоянно меняются под влиянием объективных и субъективных факторов, то положение в сфере языков отражает эти изменения. Весьма конкретно это мнение подтверждает такой факт, как практика издания в той или иной стране двуязычных словарей.
Издание двуязычных словарей на протяжении столетий было своеобразным показателем особенностей развития России, ее международного положения, происходивших в ее судьбе изменений.
Словарный состав двуязычных словарей, как правило, отражает демографическую ситуацию в соответствующих странах, уровень их экономического, политического и культурного развития, международные приоритеты и озабоченности. Поскольку все эти факторы были подвержены постоянным изменениям в ходе исторических процессов, то менялась и картина с изданием двуязычных словарей.
Поэтому при изучении двуязычных словарей, в том числе издававшихся в России, помимо сугубо филологического показа необходимо иметь в виду и исторический, а также историко-филологический или историко-лингвистический ракурсы.
Внимательное рассмотрение вопроса о том, почему в тот или иной период распространялись в соответствующей стране словари по данным, а не иным языкам, подводит к выводу о конкретно-исторической обусловленности того или иного выбора. При этом имеют значение такие страноведческие моменты, как демографическое положение, социально-экономический и политический строй страны, религиозная ситуация и т. п. Одновременно надо иметь в виду и внешние связи этой страны, круг ее ближних и дальних партнеров и противников. В этом плане опыт издания в России в XIX веке иноязычных словарей (в отношении к русскому языку) тоже показателен.
Татарско-русские и русско-татарские словари созданные в XIX веке являются ярким примером двуязычной лексикографии. В них отражается опыт более ранних русско-иностранных (немецких, английских, французских и т. д.) словарей. Из 13 двуязычных словарей татарского языка XIX века 10 являются татарско-русскими, что свидетельствует о том, что целью их создания являлось обучение русскоязычных татарскому языку.
Вышли в свет двуязычные словари И. Гиганова (1801, 1804), А. Троянского (1833- 1835), С. Кукляшева (1859), Л. Будагова (1869, 1871), Н. Остроумова (1876, 1892), К. Насыри (1878, 1892), Миссионерского общества (1880, 1882, 1886, 1888, 1891), Ш. Габдулгазиза (1893), А. Воскресенского (1894), М. Юнусова (1900).
Авторы словарей, видные представители Казанской школы тюркологов, образованной при восточном разряде Казанского университета, на первый план выдвигали сравнительное изучение языков, доказывая преимущество этого метода перед другими.
Авторы данных словарей были ученые, преподаватели, миссионеры. Но они все занимались просветительской деятельностью, обучали разные слои населения татарскому языку. Эти словари донесли до нас, в первую очередь, богатейший лексический материал той эпохи, который является достоянием русского и татарского народов.
Следует отметить, что представители Казанской школы тюркологов признавали равноправие всех языков для науки, поэтому они изучали не только книжно-литературный язык тюркских народов, но и обращали большое внимание на живые разговорные формы языков тех народов, которые имели в то время письменность. Они утверждали, что на любом народном живом разговорном языке можно сочинить любое произведение, даже научные труды, что было доказано ими на деле, составлением татарско-русских и русско-татарских словарей.
Уже в первые годы XIX века стали появляться татарско-русские и русско-татарские словари. Среди них работа И. Гиганова под названием «Слова коренные, нужнейшие к сведению для обучения татарскому языку, собранные в Тобольской главной школе учителем татарского языка И. Гигановым и Юртовскими муллами свидетельствованные» [6] представлена в качестве
приложения к его татарской грамматике. Следует отметить, что словарь является первым опытом составления словаря по тематическим группам. 1800 лексических единиц расположены в словаре в форме различных тематических групп. Среди них выделены такие группы, как «Область и его части с принадлежностями», «Дом и его части», «Разные вещи», «Конский прибор», «Вещи, принадлежащие к одеянию», «Школа со школьными пособиями», «О стихиях и других
естественных вещах», «О человеке, его возрастах и его частях», «О родстве», «О различных состояниях людей», «Месяцы с зодиакальными созвездиями», «О промыслах», «О животных», «О рыбах», «О деревьях и плодах», «О птицах», «О насекомых», «Об огородных растениях», «О луговой зелени» «О камнях и металлах», «Об именах встречающихся в других книгах», «О времени», «О добродетелях и пророках», «Имена означающие качества».
В татарской лексикографии словарь И. Гиганова рассматривается как первый диалектологический словарь, потому что в своем словаре автор зафиксировал очень большой лексический запас местных говоров, то есть слова, которые относятся к говору сибирских татар, принадлежат восточному диалекту татарского языка. Большинство этих слов и в настоящее время активно функционирует в языке сибирских татар, но в соответствующем фонетическом звучании, характерном для восточного диалекта. К ним относятся слова, обозначающие продукты питания, предметы быта, природные явления и т. д. Например: слово ястугачъ — маленькая подушка [6. С. 7], сяртя — топлёное масло [6. С. 14], а в качестве перевода шешбяря [6. С. 15] автор даёт слово 'пилмэн'. У этого слова есть несколько фонетических вариантов (чYчпэрэ, CYсбэрэ, дюшбере, чYпчара) и они встречаются в различных говорах сибирско-татарского языка и в некоторых тюркских языках. Среди них имеются интересные диалектные единицы, которые смогли бы обогащать лексический состав и татарского литературного языка. Например, итликъ — анбаръ [6. С. 6], кибирянъ — наволочка нижняя [6. С. 7], дунгалякъ — кольцо [6. С. 8], цямберъ —
обручъ [6. С. 9], тарчумалъ — утюгъ [6. С. 10], кялябашъ — девичей колпакъ [6. С. 11], самай — виски [6. С. 27], юша — олень [6. С. 36], акъкиякъ — дикая коза [6. С. 36] и т. д.
Не менее интересная часть словаря — это занесённые в него историзмы: диванъ — сенат [6. С. 33], би — князь [6. С. 33], явцъ (в литературном языке звучало бы как яучы) — воин [6. С. 34], базаргян — купец [6. С. 34], асламцы — ростовщик [6. С. 33], юмушъ — служба [6. С. 34] и др. Слово диван зафиксировано в значении «сенат». Если на сегодняшний день это слово употребляется в значении «мягкое сидение, кресло», то в период Казанского ханства государственный совет называли диваном, а спикера — диван башы.
В словаре И. Гиганова наряду татарскими лексемами встречаются арабоперсидские заимствования, которые дополняют синонимический ряд данных единиц. Например, баскыцъ, нардыбанъ — лестницы [6. С. 6], кюзкю, айня -зеркало [6. С. 8], яулокъ, румалъ — платокъ [6. С. 18], куцъ, кувватъ, дарманъ -сила [6. С. 30] и т. д. Обилие арабо-персидских заимствований, на наш взгляд, объясняется тем, что словарь проверяли местные муллы и они, по мере возможности, добавляли слова.
Словарь И. Гиганова, состоящий из 75 страниц, считается первым двуязычным словарем, который появился в начале XIX века. По структуре он очень близок к рукописным словарям и разговорникам XVIII века. Распределение лексических единиц в словаре по тематическому принципу и включение в него только активно употребляемых в речи того времени слов являются основным доказательством этого.
Второй труд И. Гиганова «Словарь российско-татарский, собранный Тобольском главном народном училище учителем татарского языка И. Гигановым и муллами Юртовскими» был издан в Санкт-Петербурге в 1804 году, при Императорской Академии Наук. Как указывает сам автор, словарь печатан по ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению".
Словарь И. Гиганова состоит из 672 страниц. К русским словам прилагается их дословный перевод на татарском языке. Принцип построения словаря очень близок к усовершенствованным лексикографическим принципам сегодняшнего дня. Слова даны в трех графах: в первой расположены русские слова в алфавитном порядке- во второй, соответствуя законам орфоэпии, с помощью русских букв дана транскрипция татарских слов, а в третьей — их татарские эквиваленты в арабской графике. Точный алфавитный порядок слов свидетельствует о знакомстве автора с принципами построения словарей. В некоторых случаях к переводу прилагаются однокоренные или близкие по смыслу слова. В таких случаях происходит нарушение алфавитного порядка, но данный метод облегчает работу со словарём и способствует быстрому запоминанию лексики татарского языка.
Большинство заимствований, указанных в словаре, проникли из арабских и персидских языков. Большая часть арабско-персидских заимствований в словарях И. Гиганова, окончательно укоренившись в татарском языке, стала активно употребляться в нём наряду с татарскими словами. Они стали доступными для всех, и об их заимствовании могут догадываться лишь учёные. Например, Богъ -Алла^ рай — жяннэт, бумага — кягазь, точка — нокта, перо — калям, урок — дрес, бракъ — никах, ученый — галим, время — вакыт, янтарь — гярябя и др.
Главной целью автора, поставленной перед словарём 1804 года, было не скопление лексики татарского языка, а обучение свободному общению на данном языке. В доказательство можно привести часто используемые в словаре
словосочетания, отдельные фразы и предложения, относящиеся к той или иной сфере жизни. Автор счёл необходимым поставить на один уровень звукоподражания, служебные и самостоятельные части речи. Важно то, что в словаре даётся дословный перевод. Автор указал все варианты, используемые в речи той области, где он проживал.
В татарской лексикографии словарь И. Гиганова считается первым диалектологическим словарем, потому что в нем автор зафиксировал очень большой лексический запас местных говоров, в том числе сибирских татар, которые принадлежат восточному диалекту татарского языка. Большинство этих слов и в настоящее время активно функционирует в языке, подчиняясь фонетическим законам, характерным лишь для восточного диалекта.
Словарь И. Гиганова является академическим трудом, в котором зафиксировано более 12 тысяч слов. Они характеризуют все стороны жизни народа. Даже фонетические варианты даны отдельными словарными статьями.
В целом, словарь И. Гиганова, в котором отразились все стороны жизни своего времени, считается ценнейшим и полезным материалом для изучения исторической лексикологии татарского языка. Не меньшую роль он играл и играет в изучении тюркских языков. В настоящее же время данный труд представляет собой большой интерес в исследовании лексического состава языка того периода, и являются богатым источником в работе над изучением восточных диалектов.
В области двуязычной лексикографии в XIX веке выделяются словари татарского просветителя К. Насыри. «Татарско-русский словарь» этого автора был издан в 1878 году. Словарь, в первую очередь, преследует две цели: он является практическим руководством, необходимым для обучения русскому языку татар и татарскому — русских. Объём — 120 страниц, словарь включает в себя 2923 слова.
Во вступительной части татарско-русского словаря К. Насыри даёт краткие сведения о фонетике татарского и русского языка. Автор также отмечает тот факт, что в русском языке существуют заглавные и строчные буквы, что письмо осуществляется слева направо. Указывает на сходства и различия слогов и ударения в этих языках.
По принципам построения работа похожа на современные словари. Слова расположены в алфавитном порядке. Данный порядок относится не только к начальной букве слов, но и к последующим. Слова разделены на 4 столбика: в первом даны татарские слова в арабской графике, в алфавитном порядке арабского языка- во втором — транслитирация слов русскими буквами, то есть татарские слова, написанные русскими буквами- в третьей колонке — перевод слов на русский язык, и в четвёртой — русское слово в арабской графике. Этот принцип широко использовался в словарях XIX века. Такая методика преследовала цель наиболее адекватно представить фонетическое звучание слова (то есть произношение) на татарском языке, а также особенности написания.
В связи с тем, что у каждого языка существует собственная лексикосемантическая система, не всегда слово одного языка можно объяснить словом из другого (в особенности, если данные языки не являются родственными). Поэтому при переводе некоторых слов, при пояснении их значений авторы словарей успешно использовали синонимы. В некоторых случаях слову одного языка в другом языке может соответствовать несколько контекстуальных эквивалентов. В словарях К. Насыри встречаются синонимичные ряды, служащие переводными эквивалентами, которые состоят, в основном, из двух, но в некоторых случаях из
трех, четырех и пяти компонентов. Например: эсселек — жар, зной [5. С. 17], борын — нос, клюв [5. С. 32], тыныч — спокойный, тихий [5. С. 76], эмма — но, однако [5. С. 19], гайре — иной, прочий [5. С. 79], кайгурмак — печалиться, горевать [5. С. 86], себерке — веник, метла [5. С. 63] и т. д.
К. Насыри путем объяснений переводит слова, относящиеся к религии и разного рода термины. Это наблюдается в следующих примерах: хаджъ -путешествие в Мекку [5. С. 56], харамъ — запрещенный шаригатом [5. С. 56], халяль — дозволенный шаригатом [5. С. 56], хадисъ — предание, слова, речи пророка относительно религии [5. С. 56], хотбя — речь в похвалу Бога, пророка, асхабов во время полуденного намаза въ пятницу [5. С. 57], хур — черноглазая райская девица [5. С. 56], зекать — сороковая часть всего имущества, отдаваемая въ милостыню [5. С. 62], сахабя — тотъ, кто успелъ беседовать съ пророкомъ Мухаммедомъ [5. С. 70], моридъ — ученикъ какой-либо аскетической общины [5. С. 102], минбяръ — кафедра хатыба въ мечети [5. С. 104].
«Татарско-русский словарь» К. Насыри по своей научной значимости является не только памятником лексикографии, но во многих отношениях может послужить как образец для составителей двуязычных словарей и на современном этапе.
В конце XIX века стали появляться русско-тюркские (русско-киргизские, русско-сартовские и т. д.), в том числе русско-татарские словари. Русско-татарский словарь К. Насыри, изданный в 1892 году, считается особенно значительным лексикографическим трудом среди словарей второй половины XIX века. Его полное название на русском языке — «Полный русско-татарский словарь с дополнением из иностранных слов, употребляемых в русском языке как термины». Он состоит из 264 страниц, в нем зафиксировано 16 500 слов.
К. Насыри составил данный словарь в форме справочника и учебного пособия для татар, изучающих русский язык. Во вступительной части словаря автор отмечает, что словарь является результатом 35-летней научной деятельности- утверждает, что «до сих пор у нас не изучали язык». К. Насыри даёт советы изучающим русский язык, ставит четыре условия. 1) Необходимо знать некоторые слова. Постепенно усваивать новые слова и пополнять свой словарный запас точно так, как пополняют ведёрко собранными ягодами. 2) Необходимо знать произношение звуков. 3) Необходимо знать морфологию и синтаксис изучаемого языка. «Нельзя изучить язык лишь на уровне написания адреса на конверт, так как в этом случае изучающие никогда не достигнут своих целей», — утверждает К. Насыри, при этом указывая на то, что изучение языка должно основываться на сравнительном методе. 4) Учитывать все особенности русских префиксов. Нетрудно усмотреть, что, по сравнению с тремя предыдущими, этот тезис носит более частный характер. Однако он имеет в виду один из важнейших вопросов русской грамматики, и при том такой, который является чрезвычайно трудным для нерусских учащихся.
Что касается методики составления этого словаря, то автор пользуется разными приемами: методом перевода, методом использования параллельных материалов и, наконец, методом истолкования. В последнем случае словарь уже переходит в разряд толковых словарей. Едва ли нужно приводить примеры тех случаев, когда какому-нибудь русскому слову, обычно конкретного значения, дается его полный эквивалент на татарском языке, например, аистъ — лэклэк [4. С. 5], барсъ — каплан [4. С. 7].
Довольно часто прием перевода объединяется с приемом употребления синонимов. Учитывая наличие в современном ему татарском языке нескольких
стилей, автор использует тут наряду с татарскими словами также и арабоперсидскую лексику: армия — гаскэр, лэшкэр [4. С. 6], арбузъ — карбыз [4. С. 6]
Приведем несколько примеров того, какими способами истолковываются заглавные слова: аллея — агачлар астындагы юллар [4. С. 5], ампутация — кеше эгъзасыньщ бер олешен кисеп алу [4. С. 5], акробатъ — аркан остендэ уйнаучы [4. С. 5], актер — тамашаханэдэ уйнаучы [4. С. 5]
Особую ценность словарю К. Насыри придает еще одно обстоятельство. Он отнюдь не дает механического перевода слов и терминов, а всюду, где только можно, отмечает специфические особенности татарского языка, его отличие от системы русского языка. Например, брат — бертуган агай яки эне [4. С. 11], а дальше дифференцирует это путем словосочетаний, как это делается и в татарском языке: брат старший — ага, брат младший — эне[4. С. 11].
К. Насыри дает точный перевод русских прилагательных при помощи тех аффиксов словообразования, которые имеются в татарском языке или приводит фразеологические обороты, из которых видно, что полное соотвествие данному прилагательному можно получить только в реальном синтаксическом контексте: конный — атлы [4. С. 72], денежный — акчалы [4. С. 35. ], больной — авырулы [4. С. 10], золотой — алтынлы[4. С. 24.].
Большое внимание К. Насыри грамматическую категорию женского рода в русском языке. Там, где возможно, он передает это различие посредством отдельного слова, он это делает, например, возлюбленный — мэгъшук, возлюбленная — мэгъшука [4. С. 22] Иногда в скобках даются пояснения относительно рода, например: «плясун» — (мозэккэр), и «плясунья» — (моэннэс) [4. С. 148].
Большое внимание уделяет автор точному переводу русских глагольных видов: закончить — беиермэк, заканчивать — тэмам булмак [4. С. 49], разбивать -вакламак, ватмак, разбить — сындырмак, ватмак [4. С. 166], разглядывать -этрафка назар салмак, разглядеть — куз бэлэн карамак [4. С. 167]
В русско-татарский словарь включено около 16 500 единиц. В словаре они расположены в алфавитном порядке русского языка и написаны в соответствии с орфографией того времени. Перевод слов даётся арабской графикой. На последней странице книги расположена таблица, в которой указаны номера страниц, где слова начинаются с новой буквы алфавита. Таким образом, К. Насыри и с технической стороны построил свой словарь, основываясь на более совершенных методах того времени.
В конце русско-татарского словаря К. Насыри под заголовком «Иностранные слова» расположил слова и термины, проникшие в русский язык из других языков. Здесь собрано около 1700 таких общественно-политических и научно-технических терминов, например: артиллерия, антропология, барометр, бисквит, вентилятор, дидактика, консул, ланцет, манускрипт, ландшафт, микрография, неврология, орфография, планета, рейд, реформа, риторика, система, текст, темперамент, хронография, фотография, эксперт, этикет, эфир, цилиндр, юбиляр и др. Перевод таких русских заимствований, а также приложение к ним их пояснений на татарском языке увеличивает ценность словаря и делает его репрезентативным изданием не только для своего времени.
Данный труд К. Насыри считался одними из важнейших словарей той эпохи, привлёкшим внимание количеством и видами слов, включенных в них, методами перевода лексических единиц и сравнения двух языков и тем, что послужил необходимой базой для изучения татарского и русского языков.
В XIX веке православные миссионеры сыграли большую роль в изучении языков, фольклора и этнографии тюркских народов. Учителя татарского языка в религиозных учебных заведениях христиан также являлись сторонниками этого движения. Идеальным татарским языком они считали язык крещёных татар, поэтому он и являлся предметом их обучения.
Православные миссионеры оставили заметный след и в области татарской лексикографии. Изданный в 1892 году «Татарско-русский словарь»
Н. Остроумова считался словарём миссионерского общества. В его составлении участвовало три человека: Н. Ильминский, Н. Остроумов, А. Воскресенский. Но первым это работу начинает Н. Остроумов. Он сам составляет словарь, Н. Ильминский издаёт его, а А. Воскресенский был помощником
Н. Ильминского, следовательно, он продолжил его дело. Словарь состоит из 244 страниц, включает в себя всего 1710 слов.
Что касается структуры словаря, то следует заметить, что вступительная часть его довольно коротка. Предисловие дано в шести параграфах: 1) татарская речь, буквы и порядокъ русскага алфавита въ словаре- 2) буквы а, о, у, н- 3) знаки препинания- 4) звездочка- 5) сокращения- 6) погрешности.
Авторы пишут, что предлагаемый словарь имеет в виду татарскую речь, услышанную в разговоре крещеных татар преимущественно Казанской губернии. При этом звуки речи изображены соответствующими буквами и знаками русского алфавита.
Как и в русском языке, для обозначения смягченного произношения буквы употребляются две точки. В татарском языке поставлены две точки для обозначения такого же произношения букв а, у, о в отличие от чисто произносимых: а,
о, у.
Звездочка (*) поставлена исключительно при глаголах. Татарские глаголы имеют во 2-м лице повелительного наклонения такую форму, от которой получают свое начало все прочие глагольные формы и производные от глагола слова. При этом, неопределенное наклонение всех татарских глаголов имеет окончание -мак или -мяк. Нередко звездочка выполняет в словаре функцию отличительного внешнего признака глагольной формы от именной. Например: аче, тоз прилагательные в именительном падеже, и аче*, тоз* глагольные формы в повелительном наклонении или неопределенной форме, если читать ачемяк, тозмяк.
Корпус словаря отличается своим лексическим богатством. Словник словаря не очень большой, всего 1710 слов, однако словарные статьи довольно большие. В словарной статье указаны все эквиваленты, сочетания, примеры, идиоматика, а также фонетические и грамматические особенности.
Следует отметить, что словарные статьи этого словаря довольно большие и в них часто встречаются народные пословицы. Они даются для реализации того или иного слова в составе предложения. Например, в словарной статье, посвященной слову ир, дается следующее объяснение: ир мужчина, мужъ: ир кеше мужчина, иргя бир* выдать (девушку) за мужъ, иргя бар* выходить за мужъ, ир бала мальчикъ-дитя, ирляр мужчины, мужики (въ противоп. катыннар женщины, бабы) ирляр кюб булса, утын жук- катыннар кюб булса сыу жук если много мужиковъ, то дровъ нетъ- если много бабъ, то воды нетъ (послов.) — ирляр кюрся — нагыш, катыннар кюрся — жангыш (послов.) поглядятъ мужики узоръ, поглядятъ бабы — не верно (букв. ошибка) — -ле ирле-катынны мужъ съ женою, супруги- -ляр-неке свойственный мущинамъ- -сез неимеющая мужа, безмужная: ирсез катын — жогянсез ат жени безъ мужа — лошадь безъ узды (послов.)
[7. С. 97]. В одной словарной статье употреблено три пословицы. Этот прием, во-первых, знакомит читателя с фольклором, во-вторых, показывает хорошее знание автора словаря устного народного творчества татарского народа.
При рассмотрении значений своеобразных языковых реалий, то есть лексических единиц, появившихся в связи с культурой, бытом, традициями и обычаями народа, и при отсутствии точного эквивалента в переводимом языке, в двуязычных словарях широко используется метод перевода слов путем разъяснения обозначаемых ими значений. Н. Остроумов в своем словаре дает лингвистические иллюстрации к словам, то есть почти каждому слову дает пояснение, отмечая особенности словообразования, например: каймак — густыя сливки снимаются съ варенаго молока [любимое у крещеных татаръ угощение] [7. С. 104], какы — болотное растение, употреблямое бочарами для законопачивания бочек [7. С. 106], калак — лопатка [деревянная, а также и часть тела], мешалка, чайная ложка: сука калагы палици [часть сохи] [7. С. 106]- кашка — съ белымъ пятном на лбу [лошадь] [7. С. 115]- курт — крутой, тяжелый характеромъ, ул бик курт кеше — онъ очень крутой человекъ [7. С. 132].
Словник данного лексикографического труда, как уже было сказано, небольшой — всего 1710 слов. Но каждое слово переводится сначала эквивалентом, а затем даются тщательное объяснение, толкование слова, также словообразовательные способы.
В 1894 году издаётся «Русско-татарский словарь» А. Воскресенского. Вступительная часть его состоит из истории, фонетики и грамматики татарского языка.
Словарь А. Воскресенского состоит из трёх частей: I. а) употребление в словах русских букв- б) ударение- в) произношение татарских слов.
II. Этимология татарского языка: а) правила произношения гласных- б) правила произношения согласных- в) окончания- г) грамматические категории числа, лица и времени у глаголов- д) склонение имён существительных и прилагательных по падежам- е) глагол как часть речи- ж) функции слов в предложении.
III. а) порядок русских букв- б) русско-татарский словарь- в) таблица родственных терминов.
В этом русско-татарском словаре объёмом в 374 страницы зафиксированы слова, собранные А. Воскресенским из разных деревень Казанской губернии и из разных пособий, написанных для крещено-татарских школ.
Словарь составлен по образцу двуязычных словарей. Слова в нем расположены в алфавитном порядке. Словарная статья включает в себя заглавное слово, отдельные грамматические пометы, толкование слова, иллюстративный материал. В словаре сохраняется орфография того времени. Каждое значение слова иллюстрируется предложениями.
Заглавное слово дается в исходной форме, жирными буквами. Например, Снъгъ кар. Снъгъ идетъ кар жауа. Твердый [мелкш снъгъ въ родъ крупы] жарма кар, — мягкт, хлопьями, жабалак кар. Снъжинки [осъдающ1я на вътвяхъ деревьвъ и спускающ1яся внизъ гирляндами] сыкы. Снъжный сулым Покрытый снъгомъ карлы. Дорога очень снъжна жул бик сулым [1. С. 305].
Для глаголов указывается повелительное наклонение, второе лицо. Например, Дать биреб бетер*. Дать въ руки тоттор*. Дать имя ат куй*. Пожалуйста, дайте бирсягезля. Дайка бирче. Дайка я дамъ бирейемня. Дайте мнъ мъсто въ вашей телъгъ арбагызга мине сыйдырыгыз. Долженствующей дать бирясе [1. С. 52].
Нами был произведён краткий обзор русско-татарских и татарско-русских словарей XIX века. Появление таких словарей объясняется политической,
экономической и общественной ситуацией в стране. Татарский язык в XIX веке служил функциональным государственным языком и языком дипломатии в отношениях русского государства со странами Востока. Дипломатические документы, отправленные от имени русского государства в Крым, Турцию, Среднюю Азию, Иран, Индию и Монголию, в то время оформлялись на татарском языке. Это послужило одной из главных причин появления двуязычных словарей.
Необходимое знание русского языка было перспективным для татарского народа, чтобы обозначить свою роль и найти свое место в сфере политики, экономики и образования в масштабах всей России. Изучив русский язык, ознакомившись с достижениями русского народа в области культуры, науки и техники, татары имели возможность обогатить свой опыт в данных сферах знания. Также изучение русского языка было необходимо татарам для того, чтобы сохранять и укреплять связи с русскими. Необходимость издания двуязычных, то есть русско-татарских словарей для удовлетворения потребностей в русском языке соответствовала жизненным требованиям того времени.
Преподавание татарского языка как отдельного предмета в таких известных учебных заведениях, как Санкт-Петербургский, Казанский и Харьковский университеты, в профессиональных школах, в духовной академии и гимназиях также было одной из причин появления русско-татарских и татарско-русских словарей.
Список литературы
1. Воскресенский, А. Русско-татарский словарь с предисловием о произношении
и этимологических изменениях татарских слов А. Воскресенского. /
А. Воскресенский. — Казань, 1894. — 374 с.
2. Гиганов, И. Словарь российско-татарский, собранный Тобольском главном народном училище учителем татарского языка И. Гигановым и муллами Юртовскими / И. Гиганов. — СПб.: Имп. АН, 1804. — 627 с.
3. Кононов, А. Н. Биобиблиографический словарь отечественных тюркологов [дооктябрьский период] / А. Н. Кононов. — М.: Наука, 1974. — 340 с.
4. Насыри, К. Полный русско-татарский словарь с дополнением из иностранных слов, употребляемых в русском языке как научные термины / К. Насыри. -Казань, 1892. — 263 с.
5. Насыри, К. Татарско-русский словарь / К. Насыри. — Казань, 1878. — 120 с.
6. Гиганов, И. Слова коренные, нужнейшие к сведению для обучения татарскому языку, собранные в Тобольской главной школе учителем татарского языка, Софийского собора священником Иосифом Гигановым и юртовскими муллами свидетельствованная / И. Гиганов. — СПб., 1801. — 75 с.
7. Остроумов, Н. Татарско-русский словарь / Н. Остроумов. — Казань, 1892. -246 с.
8. Хисамова, Ф. М. Татарский язык в восточной дипломатии России (XVI -начала XIX вв.) — Казань: Мастер Лайн, 1999. — 408 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой