Джихад в интерпретации Абдаллы Аззама

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДЖИХАД В ИНТЕРПРЕТАЦИИ АБДАЛЛЫ АЗЗАМА
К.А. Кадырова
Кафедра всеобщей истории Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117 198
В статье анализируется доктрина «экстремистского панисламизма» исламского деятеля палестинского происхождения Абдаллы Аззама, «духовного наставника» Усамы бен Ладена, центральным понятием которой стала трактовка автора концепции джихада.
Ключевые слова: джихад, экстремизм, панисламизм, Абдалла Аззам, Усама бен Ладен, Афганистан.
Исламский деятель палестинского происхождения Абдалла Аззам (19 411 989 гг.), «духовный наставник» Усамы бен Ладена, явился тем, кто впервые сформулировал так называемую «доктрину экстремистского панисламизма» в контексте афганского джихада в период войны с Советским Союзом. Основой этой доктрины стал призыв к «правоверным» «встать на сторону братьев-мусульман, вовлеченных в военный конфликт, независимо от этнической принадлежности и национальности, порывая таким образом с традиционной доктриной джихада, которая предусматривает участие в конфликте только тех, кому грозит непосредственная опасность» [2. С. 23].
В условиях снижения популярности доктрины панарабизма (дискредитировавшей себя войной 1967 г., мирным договором между Египтом и Израилем и гражданской войной в Ливане) идеи Аззама быстро снискали популярность. Тем более что к тому времени уже существовал «прецедент» участия в «борьбе за рубежом» — помощь палестинцам в борьбе против Израиля.
В понимании Аззама защита мусульманских земель является первейшей (после имана — собственно веры в Господа) обязанностью верующего и строится на «двух главных столпах: терпении, которое открывает храбрость сердца, и великодушии (щедрости), благодаря которой расходуется чье-либо богатство души» [5. С. 8]. Во времена пророка Мухаммада и его последователей мусульмане неукоснительно придерживались этого правила, что и помогло им стать «хозяевами этого мира и учителями человечества» [5. С. 8]. Но последующие поколения пренебрегли правилами, установленными Господом, забыв наиболее важную из обязанностей — ведение джихада [5. С. 9].
Разделяя джихад на наступательный и оборонительный, Аззам отмечал, что наступательный джихад предполагает нападение на врага на его же соб-
ственной территории. В этом случае джихад становится фард аль-кифая (коллективной обязанностью), налагая на мусульман обязательство охранять границы дар аль-ислам («земли ислама»), а также формировать и отправлять в дар аль-харб («землю войны») армию «единожды или дважды каждый год» с целью устрашить врагов Аллаха. Полномочия формировать армию возлагаются на имама, а все мусульманское население обязано ему при этом помогать.
Ссылаясь на мусульманских улемов (ученых), Аззам утверждал, что наступательный джихад необходим для того, чтобы установить джизью (подушной налог для иноверцев), а джихад — это «принудительный призыв к исламу, обязательный для исполнения всеми имеющимися в наличии возможностями и до тех пор, пока не останутся /на земле/ только мусульмане или люди, покорные исламу» [5. С. 9].
Что же касается оборонительного джихада, то он становится фард аль-айн (личным обязательством) и предпринимается в следующих случаях: 1) когда «неверные» вторглись в землю мусульман- 2) когда «ряды воюющих» встречаются непосредственно на поле боя- 3) когда к джихаду призывает имам- 4) в случае, если «неверные взяли в плен группу мусульман» [5. С. 9].
Как уже отмечалось выше, оборонительный джихад является первейшей обязанностью каждого мусульманина. При этом необходимо отдельно подчеркнуть, что в трактовке Аззама, если мусульмане той земли, которая непосредственно подверглась агрессии, «не могут изгнать неверных из-за нехватки силы, из-за того, что ослабли, или же из-за лени или просто ничего не предпринимают, то в этом случае фард аль-айн распространяется в виде круга от ближайших (мусульман) к следующим. Если и они слишком слабы, то тогда обязанность фард аль-айн переходит к людям, которые за ними, и на людей, которые за этими людьми. Этот процесс продолжается до тех пор, пока фард аль-айн не станет для всего мира» [5. С. 9−10]. Правило это распространяется и на те случаи, когда агрессором выступает мусульманин, поскольку «Аллах сделал обязательным сражение с мусульманами-предателями для того, чтобы объединить мусульман и защитить их религию, землю и имущество…» [5. С. 15], даже если это приведет к убийству агрессора-мусульманина. При этом «если неверные используют захваченных в плен мусульман как живые щиты впереди них и продвигаются вперед, чтобы захватить мусульманскую землю, то сражаться с ними становится обязанностью, даже если это приведет к убийству мусульманских пленников» [5. С. 14].
Для участия в оборонительном джихаде мусульманину не требуется ничье разрешение: «не требуется разрешение мужа для жены, родителей ребенку и кредитора заемщику» [5. С. 16]. Кроме того, по мнению Аззама, «нет таких постановлений факихов (правоведов — прим. авт.) или улемов, утверждающих, что шейх или преподаватель /наставник/ имеет право давать разрешение своему ученику для совершения дел, касающихся поклонения Господу — будь то фард аль-кифая или фард аль-айн» [5. С. 22].
По утверждению Аззама, вне всяких сомнений «джихад личностью» (т.е. непосредственное участие мусульманина в боевых действиях) несравним в своей значимости с «джихадом имуществом» (т.е. жертвованием денежных средств на ведение джихада без непосредственного участия в нем). Тем не менее, забота о собственных материальных нуждах в то время, когда материальные блага могут послужить делу ислама, — огромный грех. «Джихад имуществом» становится обязанностью, если в том есть необходимость, а «откладывание сбережений, когда в них есть нужда для людей /мусульман/, запрещено» [5. С. 24].
По Аззаму, пренебрежение джихадом равносильно несоблюдению поста или уклонению от совершения молитв- более того, если того требует необходимость, пренебрежение джихадом — тягчайший из грехов [5. С. 26], так как «…джихад выдвигается вперед молитвы, поста, закята (милостыни -прим. авт.), хаджа (паломничества, прим. авт.) и т. д. Так как остановка джихада на мгновение означает остановку религии Аллаха от движения в жизнь» [1].
Сожалея о том, что в современный ему период мусульмане размышляли об исламе «с позиции национальности», не позволяя этому «видению преодолеть географические границы, нарисованные неверными» [5. С. 16], Аз-зам полагал, что «только джихад может стать залогом распространения этой религии /ислама/, а без джихада и без меча невозможно найти место на этой земле для этой религии. И поэтому зло неверных невозможно остановить, кроме как сражением, а если не будет сражения, то это означает, что многобожие охватит всю землю.» [1].
Отмечая тот факт, что многие знатоки мусульманского права считали недозволенным ведение джихада без призыва имама, Аззам утверждал, что существует ряд случае, когда возможно приступить к джихаду и без постановления имама: 1) если имам препятствует ведению джихада- 2) если процесс получения разрешения на ведение джихада противоречит целям «священной войны» (т.е. если этот процесс потребует определенного количества времени, тогда как — в интересах мусульман и дела джихада — требуется приступить к нему безотлагательно- 3) если стало известно, что имам не дозволяет джихад [7].
Говоря о способах ведения джихада, автор в целом отмечал запрет на убийство женщин, детей, стариков и священнослужителей, но только в том случае, если это не поможет делу джихада и лишь при «крайней необходимости». Под «необходимостью» понимается, например, тот случай, когда враг использует перечисленных выше лиц в качестве живого щита. Без «крайней необходимости» также не рекомендуется надругаться над телами умерших, убивать животных и истреблять плодовые деревья [7].
Кроме того, Аззам перечислил и ряд случаев, когда запрет на убийство женщин, детей и стариков вообще может быть снят и данное деяние пере-
стает считаться грехом: 1) в случае нападений на врага, а также минометных или артиллерийских обстрелов городов, военных лагерей, деревень или мест сосредоточения «неверных" — 2) в случае, если противник прикрывается упомянутыми выше лицами (даже если среди них есть пленные мусульмане) в качестве живого щита во время боевых действий- 3). в случае, если они каким бы то ни было способом участвуют в борьбе (действием, мысленно или жертвуя денежными средствами) [7].
Кроме того, интерес также представляют воззрения Аззам относительно сущности дар аль-ислам. По его мнению, поскольку закон ислама является единственным законом, способным обеспечить справедливость и равенство, дар аль-исламом (или дар аль- адль — «землей справедливости») может быть названа лишь та страна, где господствуют законы шариата, правители являются мусульманами, руководствующимися в своих деяниях лишь мусульманским правом, а население выказывает преданность и любовь к своей стране [7]. Если же в дар аль-ислам правят законы, отличные от «законов Аллаха» (т.е. законов шариата), то данная территория теряет этот статус и больше не может считаться «землей ислама» [7], а следовательно, становится объектом джихада.
Все изложенные выше воззрения Аззама крайне удачно вписывались в контекст войны в Афганистане. Идеи о том, что «грех подвешен на шеях всех мусульман, и он будет висеть пока любая пядь земли, принадлежащая ранее исламу, находится в руках неверных» [5. С. 16], а изгнание агрессоров из этой страны требует консолидации усилий всего мусульманского мира — как физических (путем непосредственного участия всех мусульман в военных действиях на афганской земле), так и материальных (путем пожертвований на ведение джихада), служили вполне реальным и конкретным целям — привлечь не только афганцев, но и всех мусульман к этой войне.
Отмечая, что «грех на сегодняшнем поколении лежит за то, что они не выступают в поход к Афганистану, Палестине, Филиппинам, Кашмиру, Ливану, Чаду и т. д.» [5. С. 16] (т.е. землям, попавшим под влияние неверных), Аззам призывал прежде всего «сконцентрировать свои усилия на Афганистане и Палестине, потому что они стали нашими первейшими проблемами» [5. С. 16].
В этот контекст прекрасно вписывается и идея о том, что недопустимо заботиться о собственных материальных нуждах, когда дело джихада нуждается в денежных средствах. «Богатые все еще тонут в своих страстях, если бы они смогли воздержаться на один день от своих страстей и удержать свои руки от растраты денег на мелочи, а вместо этого направить их муджахидам Афганистана… то их деньги, с дозволения Аллаха, помогли бы осуществить огромный прыжок к победе» [5. С. 25]. Кроме того, «передача закята афганским муджахидам — лучший поступок и лучшая милостыня» [5. С. 25].
В работе «Джихад мусульманского народа» [6] ^и?-& quot-) излага-
ется взгляд автора на долгую историю борьбы афганского народа против не-
верных, а также отмечаются важнейшие задачи, стоявшие перед мусульманами: 1) поднятие морального духа афганцев, истощенных годами борьбы, голода и страданий- 2) обучение муджахидов, поскольку дело джихада нуждается в мудрых проповедниках, врачах, инженерах, военных и иных специалистах в большей степени, нежели в деньгах- 3) прекращение оттока населения из Афганистана, вызванного страхом, бедностью и моральным упадком- 4) постоянная интенсификация военных действий против русских- 5) применение всех резервов мусульманской уммы в борьбе — военных, инженерных, медицинских и идеологических- 6) минимизация разногласий между фронтами борьбы, координация их действий и, в конечном итоге, их объединение- 7) обращение джихада против России /Советского Союза/ в Афганистане в глобальный мировой джихад исламской доктрины против коммунистической идеологии и Организации Варшавского договора [6].
Афганский джихад, воплотивший доктрину Абдаллы Аззама, сыграл важнейшую роль в развитии современного исламизма, создав, по весьма удачному выражению Нетесовой, его «дискурс, мифологию и символическую среду» [3. С. 15]. Более того, «многое из «афганского опыта» (механизмы мобилизации, сбора средств, вербовки /арабских наемников/ и т. д.) было использовано впоследствии в джихадах в других странах» [3. С. 15].
Как отмечает исследователь, «благодаря многочисленным поездкам участников афганского джихада в мусульманские страны и их встречам с потенциальными добровольцами в 1983—1984 гг. начинается отъезд в Афганистан воинов-арабов. Среди тех, кто приехал в 1984 г., был Усама бен Ладен, который станет главным спонсором деятельности «Бюро услуг» (Мактаб аль-Хидамат), открытого в том же году» [3. С. 14].
Именно эта организация внесет свой весьма ощутимый вклад в вербовку добровольцев-арабов, организацию их жизни в Афганистане и Пакистане, финансирование джихада и снабжение его оружием, а также его информационное освещение (путем издания журнала «Аль-Джихад» и создания различных видеороликов пропагандистского характера). Кроме того, «Бюро занималось гуманитарной деятельностью, обеспечивало афганских беженцев едой, здравоохранением и образованием» [3. С. 14]. Как отмечает Нетесова, «пиковым годом стал 1987 г., когда афганский джихад превратился в движение, участие в котором было престижным и модным» [3. С. 14].
Говоря о причинах, побудивших арабов к участию в афганском джихаде, автор отмечает, что таковыми явились накопившееся разочарование и ощущение бессилия, связанные с унижением мусульман в мире, в частности в Палестине- желания помочь братьям-мусульманам- желание стать мучеником и принести себя в жертву (которое трактовалось не как дорога к смерти, а как дорога к жизни) — желание таким образом очиститься от прежних грехов- соображения, связаннее с социальным статусом (биографии мучеников печатались в газетах, издавались отдельными сборниками, их семьи пользовались всеобщим уважением) [3. С. 14−15].
Но самым важным последствием афганского джихада стало формирование группы «профессиональных джихадистов», часть из которых после окончания джихада в Афганистане вернулась в свои страны и снова примкнула к социал-революционным группам, тогда как другая продолжила войну на «малых фронтах», таких как Босния, Таджикистан и т. д. [3. С. 15−16].
Немаловажную роль в дальнейшем развитии исламизма сыграл и тот факт, что & quot-афганские арабы& quot- считали себя непобедимыми: вывод советских вооруженных сил из Афганистана уверил их в том, что они смогут чуть ли не поставить под свой контроль весь мир [3. С. 16].
Следует отметить и то, что доктрина Аззама легла в основу стратегии «глобального джихада», впервые провозглашенной учеником Аззама Усамой бен Ладеном в фетве 1996 г. Суть стратегии состоит в том, что «конфронтация с христианским и иудейским Западом в военной, экономической, культурной, идеологической и религиозной сферах — объективна и неизбежна» [4]. А потому основные усилия необходимо сосредоточить на борьбе против «дальнего врага», поскольку правительства мусульманских стран находятся в зависимости от поддержки Запада и падут сами сразу после того, как прекратиться их поддержка. По мнению И. Хохлова, цели глобального исламского джихада «лучше всего сформулировал второй человек в Аль-Каиде, руководитель группировки Аль-Джихад Айман аль-Завахири в одном из своих выступлений: «Конечная цель состоит в установлении шариата на всех землях ислама, создании всемирного исламского халифата и возвращении исламу его былого величия. Соединенные Штаты и Израиль никогда не допустят такого развития событий по доброй воле, поэтому глобальный исламский джихад должен, в первую очередь, сокрушить эти две страны» [4]. Необходимо «добиться максимального количества жертв среди кафиров (неверных), так как это единственный язык, который понимают страны Запада, и сконцентрировать усилия на мученических операциях смертников, деморализующих врага» [4]. После торжества исламского халифата страны Запада утратят свое влияние и в конечном итоге окажутся подчинены мусульманскому миру.
ПРИМЕЧАНИЯ
(1) Аш-Шафий Абу Абдалла Мухаммад бен Идрис (767−820 гг.) — основатель шафи-итского мазхаба. Первый систематизатор источников права (усуль аль-фикх).
ЛИТЕРАТУРА
[1] Курбанов Р. От глобальной войны до глобального созидания. Различия в понимании джихада исламскими мыслителями современности. Часть 2. URL: http: //ukrmonitor. ucoz. org/ news/ruslan_kurbanov_ot_globalnoj_vojny_do_globalnogo_sozidanija_razlichija_v_po nimanii_dzhikhada_islamskimi_myslitelj ami_sovremennosti_chast2/2010−01−10−1025.
[2] Нетесова Ю. С. Исламский терроризм в странах европейского союза // Автореф. дис. канд. полит. наук / Институт мировой экономики и международных отношений РАН. М., 2012.
[3] Нетесова Ю. С. Эволюция радикальной концепции джихада во второй половине XX — начале XXI века и ее применение на практике. URL: http: //www. mgimo. ru/ files/172 217/evolution-of-the-jihad-doctrine. pdf.
[4] Хохлов И. И. Исламский терроризм. Глобальный джихад Салафи. Международная террористическая сеть Аль-Каида. Часть 2. URL: http: //nuclearno. ru/text. asp710555.
[5] Абдалла Аззам. Ад-дифа'- ан арады аль-муслимин ахамм фуруд аль-'-аян. URL: https: //archive. org/stream/Kklkkkk/20#page/n0/mode/2up [Абдалла Аззам. Защита мусульманских земель — первейшая из обязанностей] (на араб. яз.).
[6] Абдалла Аззам. Джихад шааб муслим. URL: http: //www. tawhed. ws/c?i=65 [Абдалла Аззам. Джихад мусульманского народа] (на араб. яз.).
[7] Абдалла Аззам. И'-алян аль-джихад. URL: http: //www. tawhed. ws/c?i=65 [Абдалла Аззам. Объявление джихада] (на араб. яз.).
REFERENCES
[1] Kurbanov R. Ot global'-noj vojny do global'-nogo sozidanija. Razlichija v ponimanii dzhihada islamskimi mysliteljami sovremennosti. Chast'- 2. [From a global war to a global creation. The differences in the understanding of jihad by the Islamic thinkers of our time. Part 2.] // http: //ukrmonitor. ucoz. org/news/ruslan_kurbanov_ot_globalnoj_vojny_ do_globalnogo_sozidanija_razlichija_v_ponimanii_dzhikhada_islamskimi_mysliteljami_ sovremennosti_chast2/2010−01−10−1025.
[2] Netesova Ju.S. Islamskij terrorizm v stranah evropejskogo sojuza. [Islamic terrorism in the European Union countries.] // Avtoref. dis. kand. polit. nauk. / Institut mirovoj jeko-nomiki i mezhdunarodnyh otnoshenij RAN. M., 2012.
[3] Netesova Ju.S. Jevoljucija radikal'-noj koncepcii dzhihada vo vtoroj polovine XX -nachale XXI veka i ee primenenie na praktike. [The evolution of the radical concept of jihad in the second half of XX — the beginning of XXI century and its application in practice.] // http: //www. mgimo. ru/files/172 217/evolution-of-the-jihad-doctrine. pdf.
[4] Hohlov I.I. Islamskij terrorizm. Global'-nyj dzhihad Salafi. Mezhdunarodnaja terroristi-cheskaja set'- Al'--Kaida. Chast'- 2. [Islamic terrorism. The global Salafi jihad. International terrorist network al-Qaeda. Part 2.] // http: //nuclearno. ru/text. asp710555.
[5] Abdalla A. Ad-difa'- '-an arady al'--muslimin ahamm furud al'--'-ajan. [Abdalla Azzam. Zash-hita musul'-manskih zemel'- - pervejshaja iz objazannostej.] [Defence of the Muslim Lands: The First Obligation after Faith.] // https: //archive. org/stream/Kklkkkk/20tfpage/ n0/mode/2up (na arab. jaz.).
[6] Abdalla A. Dzhihad shaab muslim. [Abdalla Azzam. Dzhihad musul'-manskogo naroda.] [Jihad of Muslim people.] // http: //www. tawhed. ws/c?i=65 (na arab. jaz.).
[7] Abdalla A. I'-aljan al'--dzhihad. [Abdalla Azzam. Ob#javlenie dzhihada.] [Declaration of jihad.] // http: //www. tawhed. ws/c?i=65 (na arab. jaz.).
BecTHHK Py^H, cepna Bceod^ax ucmopnn, 2015, № 2
JIHAD IN THE INTERPRETATION OF ABDULLAH AZZAM
K.A. Kadyrova
World History Chair Peoples'- Friendship University of Russia Mikluho-Maklaya str., 10−2, Moscow, Russia, 117 198
The article examines the doctrine of & quot-extremist Pan-Islamism& quot- of the Islamic activist Abdullah Azzam, the & quot-spiritual mentor& quot- of Osama bin Laden. The central concept of the doctrine was the treatment of the author'-s conception of jihad.
Key words: jihad, extremism, Pan-Islamism, Abdullah Azzam, Osama bin Laden, Afghanistan.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой