Принцип pacta sunt servanda и ответственность по международным договорам Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 341. 241
ШУТКИН Михаил Викторович, юрист ООО «ИстЭнергоГрупп» (г. Волгоград)
ПРИНЦИП PACTA SUNT SERVANDA И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ДОГОВОРАМ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В статье исследуется связь фундаментального принципа международного права pacta sunt servanda (договор должен исполняться) и правоотношения ответственности по международным договорам РФ. Определяются условия, при которых возможно несение ответственности по международному договору Российской Федерации. Делается вывод о необходимости несения ответственности в случае нарушения международного договора РФ, применяемого на временной основе.
Международный договор РФ, международное право, ответственность
Значение международных договоров, как и международного права в целом, в современном мире возрастает. Подчеркивая значение договора в развитии международного права, видный представитель международного права, профессор Кембриджского университета Лоуренс Опенгейм (1858−1919) писал: «Семья народов в настоящее время не является обществом, подобным государству, нет и центральной власти, которая могла бы создавать для нее право тем путем, каким парламенты создают его внутри страны, т. е. путем создания законов. Поэтому, «единственным способом, каким международное право может быть создано… [является] заключение членами семьи народов договоров, предусматривающих известные нормы их поведения на будущее время"1.
В отечественной юридической науке констатируется, что одной из важнейших особенностей становления новой модели современного мира является все большее стремление государств закреплять свои отношения на основе многосторонних и двусторонних до© Шуткин М. В., 2010
говоров, а также соблюдать принятые на себя международные обязательства. По мнению Т. Д. Матвеевой, это «обусловлено, прежде всего, тем, что: договорная форма позволяет достаточно четко сформулировать правомочия и обязательства сторон- договорным регулированием охвачены сегодня все, без исключения, области международных отношений- государства последовательно заменяют обычаи договорами- договоры наилучшим образом обеспечивают согласование и взаимодействие международных норм и норм внутригосударственного законодательства"2.
Очевидно, что эффективность любого международного соглашения зависит от добросовестного исполнения всеми его участниками заключенных в нем обязательств. Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года3 уже в преамбуле отмечает необходимость соблюдения в отношении международного договора принципа pacta sunt servanda (договор должен исполняться), а ст. 26 Венской конвенции о праве международных договоров гласит: «Каждый действующий договор обяза-
телен для его участников и должен ими добросовестно выполняться"4.
Отношения между государствами и другими субъектами международного права в процессе осуществления прав и исполнения обязательств по международным договорам должны вести к добросовестному выполнению таких международных договоров. При нарушении обязательств одной из сторон автоматически и независимо от воли сторон возникает соответствующее правоотношение ответственности, которое по своей сущности является охранительным правоотношением и призвано восстановить нарушенные права стороны договора путем компенсации материального или морального ущерба, побудить стороны выполнять свои обязательства надлежащим образом. И. И. Лукашук относит несоблюдение международных обязательств к сложному и многогранному институту ответственности. Ссылаясь на международно-судебную практику, он утверждает, что «существует единый общий режим ответственности, независимо от того, нарушено ли обязательство, вытекающее из договора или из общего института международного права"5. При таком подходе к природе ответственности логичным представляется вывод, что принцип ответственности является «обеспечивающей мерой», которая наполняет дополнительным содержанием принцип pacta sunt servanda и гарантирует его реальное соблюдение всеми субъектами международного права.
Готовность России неукоснительно следовать одному из важнейших принципов международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств -выражена в конституционном закреплении роли международного договора в правовой системе России.
Конституция Российской Федерации (ст. 15, ч. 4) гласит, что «международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Нормы таких международных договоров обладают приоритетом по отношению к внутренним законам. Ст. 15 (ч. 4) Конституции гласит: «Если международным договором Российской Феде-
рации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Следовательно, нормы международного договора, участником которого является Россия, могут быть использованы субъектами правоприменения в качестве источника права. Договор обладает приоритетом в отношении любых законов как федеральных, так и субъектов Федерации, принятых до заключения договора и после того. Однако договоры не обладают приоритетом над положениями самой Конституции Российской Федерации.
Обязательство исполнять международные договоры, участником которых является Российская Федерация, подтверждается принятым в 1995 году Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации"6, в преамбуле которого подчеркивается: «Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств».
Международно-правовая ответственность России возникает только после подтверждения факта действительности договора, а также признания его юридической обязательности для России. Поэтому принципиально важно разобраться в законодательной процедуре выражения согласия на обязательность договора. Решения о согласии на обязательность для Рос -сийской Федерации международных договоров принимаются органами государственной власти Российской Федерации в соответствии с их компетенцией, установленной Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации.
Международные договоры вступают в силу для Российской Федерации в соответствии, в порядке и сроки, предусмотренные в договоре или согласованные между договаривающимися сторонами. В соответствии со ст. 24 Венской конвенции о праве международных договоров «договор вступает в силу в порядке и в дату,
предусмотренные в самом договоре или согласованные между участвовавшими в переговорах государствами. При отсутствии такого положения или договоренности договор вступает в силу, как только будет выражено согласие всех участвовавших в переговорах государств на обязательность для них договора"7. Способы выражения согласия на обязательность договора для РФ соответствуют ст. 11 Венской конвенции и воспроизводятся в ст. 6 Федерального Закона Р Ф № 101-ФЗ «О международных договорах», которая закрепляет, что согласие может выражаться путем «подписания догово -ра- обмена документами, образующими договор- ратификации договора- утверждения договора- принятия договора- присоединения к договору- применения любого другого способа выражения согласия, о котором условились договаривающиеся стороны».
Официальные сообщения Министерства иностранных дел Российской Федерации о вступлении в силу международных договоров Российской Федерации опубликовываются.
Согласно А. Н. Талалаеву, с момента вступления международного договора в силу для Российской Федерации начинается «осуществление порождаемых договором прав и обязанностей в конкретной международной или внутренней ситуации"8.
Необходимо особенно подчеркнуть, что требования принципа pacta sunt servanda в полной мере распространяются и на международные договоры РФ, которые применяются временно до вступления договора в силу. Временное применение договоров основывается на взаимной заинтересованности государств начать исполнение договоров как можно быстрее, но в данном случае необходимо осознание того, что и ответственность по такому договору государство несет в полном объеме (за исключением специально оговоренных изъятий), а прекращение временного применения договора возможно, если государства не договорились об ином, после уведомления других государств, между которыми временно применяется договор, о своем намерении не стать участником договора (п. 2 ст. 25 Венской конвенции).
Временное применение международных договоров может вызвать практические трудности как внутригосударственного, так и международного характера. Такие трудности возникли при временном применении Р Ф Договора к энергетической хартии (далее ДЭХ). Целью ДЭХ, как закреплено в ст. 2, является «оказание содействия долгосрочному сотрудничеству в области энергетики на основе взаимодополняемости и взаимной выгоды, в соответствии с целями и принципами Хартии"9.
ДЭХ и Протокол Хартии по энергетической эффективности и смежным природоохранным аспектам были подписаны в декабре 1994 года и вступили в силу в апреле 1998 года. Россия подписала, но не ратифицировала Договор.
Согласно ст. 45(2) ДЭХ, любая подписавшая сторона может при подписании ДЭХ заявить о своем несогласии на временное применение. В таком случае ни подписавшая сторона, сделавшая такое заявление, ни инвесторы этой подписавшей стороны не могут претендовать на преимущества, вытекающие из временного применения. Российская Федерация подписала ДЭХ, но не сделала заявления в соответствии со ст. 45(2) ДЭХ, что означает временное применение РФ указанного договора с момента его вступления в силу. Любая подписавшая сторона может также прекратить временное применение ДЭХ посредством письменного уведомления депозитария ДЭХ (правительство Португалии) о своем намерении не становиться договаривающейся стороной в соответствии со ст. 45(3) ДЭХ. Такое уведомление было сделано, 20. 10. 2009 истек 60-дневный срок с момента регистрации правительством Португалии уведомления российской стороны о прекращении временного применения Договора к Энергетической хартии (ДЭХ). РФ, как сторона, подписавшая договор, применяла его более 10 лет на временной основе. Что касается ДЭХ, важным является вопрос
о том, могут ли частные лица воспользоваться правом на арбитражное рассмотрение согласно ст. 26 при режиме временного применения. Временное применение является надежным способом немедленного приведения договоров в действие, а в отношении арбитража не сделано никаких оговорок, несмотря на многочис-
ленные, часто тщательно сформулированные оговорки и возможности для отказа в ДЭХ. Соответственно, ст. 26 ДЭХ должна применяться на временной основе в режиме, установленном ст. 45 ДЭХ, так же, как и любое другое положение ДЭХ. В связи с этим, принятие к рассмотрению Постоянным третейским судом в Гааге исковых заявлений от Yukos Universal Ltd. (Соединенное Королевство — остров Мэн), Veteran Petroleum Trust (Кипр), Hulley Enterprises Ltd. (Кипр) против Российской Федерации будет являться вполне обоснованным и соответствующим нормам международного права. Автору представляется, что Российской Федерации необходимо сосредоточить усилия на доказательстве невозможности временного применения
ряда положений договора в конкретный период, учитывая положения ст. 45 ДЭХ, которая гласит, что временное применение стороной ДЭХ возможно «в той степени, в которой такое временное применение не противоречит ее конституции, законам или нормативным актам». В случае вынесения судом решения оно будет юридически обязательным.
В заключение хотелось бы отметить, что только соблюдение международных обязательств, включая справедливое несение ответственности за их нарушение, могут способствовать укреплению международного доверия и взаимного уважения между государствами, выстраиванию надежных и предсказуемых отношений между странами.
Примечания
1 Оппенгейм Л. Международное право. М., 1948. С. 47. Т. 1.
2 Матвеева Т. Д. Договор в международном праве: лекция. М., 2009. С. 9−10.
3 Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 года: коммент. М., 1997.
4 Там же. С. 7.
5 Лукашук И. И. Право международной ответственности. М., 2004. С. 149.
6 О международных договорах Российской Федерации: федер. закон Рос. Федерации от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ // Рос. газ. 1995. 21 июля.
7 Венская конвенция о праве международных договоров. С. 58.
8 Талалаев А. Н. Право международных договоров. Действие и применение международных договоров. М., 1985. С. 30−34.
9 Договор к энергетической хартии. URL: http: //www. encharter. org/mdex. php? id-=178&-L=1#c497 (дата обращения: 13. 04. 2010).
Shutkin Mikhail
PACTA SUNT SERVANDA PRINCIPLE AND RESPONSIBILITY UNDER INTERNATIONAL TREATIES OF THE RUSSIAN FEDERATION
The author of the article studies the relationship of the fundamental international law principle of pacta sunt servanda (contract must be executed) and the responsibility under international treaties of the Russian Federation. The conditions under which responsibility under an international treaty of the Russian Federation is possible are determined. The conclusion about the necessity of sharing responsibility in case of violation of the international treaty applied on a temporary basis is made.
Контактная информация: e-mail: mih00mih@gmail. com- vi-mih@yandex. ru
Рецензент — Чертова Н. А., доктор юридических наук, профессор кафедры теории истории государства и права, декан юридического факультета Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой