Кадеты в Костромской губернии между февралем и октябрем 1917 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 947
Матвиевский Илья Николаевич
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
matvievskayaoksana@mail. ru
КАДЕТЫ В КОСТРОМСКОЙ ГУБЕРНИИ МЕЖДУ ФЕВРАЛЕМ И ОКТЯБРЕМ 1917 ГОДА
Целью данной работы является исследование положения конституционно-демократической партии в Костромской губернии в период между февральской революцией и захватом власти большевиками в октябре 1917 года.
Ключевые слова: кадеты, Костромская губерния, февральская революция, Временное правительство, Костромской губернский объединенный комитет общественной безопасности.
К началу 1917 года в Костромской губернии, как и во всей стране, сложилась тяжелое положение. Патриотический подъем, которым сопровождалось начало войны и благодаря которому на время были забыты разногласия и вражда между властью и оппозицией, прошел. Военные неудачи и оккупация противником значительных территорий на западе, огромные военные потери (возрастающие с каждым новым днем войны), разлад в экономической жизни страны привели к росту усталости и недовольства среди населения. Главным виновником сложившейся ситуации общество было склонно считать правительство и — шире -весь существующий политический строй. Требования реформ и кардинального обновления государственной системы раздавались не только с трибуны Государственной Думы, но и в органах земского и городского самоуправления, в возникших с началом войны общественных организациях, занимавшихся военно-санитарной и благотворительной деятельностью, в кооперативном движении.
Во всех вышеперечисленных организациях с начала войны были очень сильны позиции либеральной общественности, среди которой все более нарастали оппозиционные настроения.
В истощенной войной стране остро стоял продовольственный вопрос. В Костроме 11 января экстренное земское собрание, ознакомившись с положением продовольственного дела в губернии и во всей стране, пришло к заключению, что костромской уезд, как и вся губерния, находится на грани голода [1, л. 1] Участники собрания заявили, что они не в состоянии противопоставить этой угрозе какую-либо реальную защиту. Причину этого земцы видели в неспособности правительства организовать как следует снабжение продовольствием страны. Свои надежды костромские земцы связывали со скорейшим возоб-
новлением сессии Государственной Думы. Только народное представительство в сотрудничестве с общеземским и городским союзом могло, по их мнению, найти выход из кризиса.
На открывшемся 16 января губернском земском собрании председатель управы, бывший депутат четвертой Государственной Думы прогрессист Б. Н. Зузин в своем докладе констатировал, что в ряде волостей и уездов губернии продовольственный кризис уже наступил, а «путь обращения к правительству, по-видимому, исчерпан и ни к чему не привел» [4].
На открытие сессии Государственной Думы в середине февраля костромская городская дума отреагировала, отправив ей приветствие, в котором поддержала требование создания министерства, пользующегося доверием Думы.
В сложившейся обстановке, при поступлении в Кострому первых сведений о революционных событиях в столице костромская городская дума обратилась к горожанам с воззванием, содержащим призыв оказать поддержку всеми силами временному комитету Государственной Думы (сформированному 27 февраля в Петрограде).
При известии о формировании 2 марта Временного правительства, в городской управе состоялось совещание представителей города, земства, кооперативов и служащих города и земства в составе 13 человек [2]. Оно собралось с целью образовать местный комитет для охраны порядка и спокойствия в Костроме и губернии и для оказания поддержки Временному правительству. В этот комитет должны были войти представители от рабочих, крестьян, города и земства. Участники совещания решили отправить Временному правительству верноподданническую телеграмму о его поддержке.
В комитет по охране спокойствия в городе были избраны городской голова В.А. Шевалды-шев и гласный городской думы — кадет М. С. Тро-
© Матвиевский И. Н., 2011
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 5−6, 2011
193
фимов. Кандидатами в него были намечены кадеты Е. А. Огородников и А. Н. Доброхотов [5].
В последующие дни подобные комитеты возникают в Солигаличе, Нерехте и других уездных городах губернии.
Представители прежней власти, в лице губернатора Хозикова и его администрации, были бессильны что-либо предпринять. 2 марта он отдал распоряжение всем исправникам о немедленной присылке в Кострому всех стражников, имеющихся в их распоряжении [5]. Но эти меры уже не могли помешать ходу событий. Войска костромского гарнизона перешли на сторону новой власти. Утром 3 марта В. А. Шевалдышев зачитывал с балкона городской думы перед собравшимися у нее двумя полками телеграмму Родзянко о свержении и аресте старого правительства и назначении Временного Комитета государственной Думы. Шевалдышев обратился к войскам с приветствием и призывом поддержать новое правительство. По просьбе полков председателю Государственной Думы Родзянко была отправлена телеграмма, где сообщалось, что все солдаты и офицеры костромского гарнизона находятся в полном распоряжении Государственной Думы и новой власти.
3 марта население города пребывало в состоянии эйфории. К демонстрации войск присоединились рабочие, постановившие прекратить на весь день работу на заводах и превратить его в праздник революции. В этот день, в 10 часов утра, громадная процессия во главе с членами комитета Совета рабочих депутатов костромской губернии направилась к городской тюрьме и торжественно освободила политических заключенных. В 11 утра в городской управе произошло организационное собрание комитета, которое превратилось в огромный митинг. Представители земства и города договорились с представителями рабочих и крестьян о пропорциональном представительстве в Губернском объединенном комитете общественной безопасности. В него вошло по 8 представителей от рабочих, крестьян, солдат (поздее их представительство возросло до 10), земства и городской думы. В числе последних были городской голова В. А. Шевалдышев, Б. Н. Зузин, кадеты А. С. Дурново, Е. А. Огородников (вскоре его место занял лидер костромских кадетов Н.А. Огородников) и А. Н. Доброхотов [6].
Костромской губернский объединенный комитет общественной безопасности объявил о том,
что берет на себя все управление губернией, и о своем подчинении Временному правительству.
Одно из первых распоряжений органа новой власти — арестовать руководство местной жандармерии и полиции (в том числе и офицеров этих ведомств) и подвергнуть домашнему аресту губернатора Хозикова [6]. Населению предлагалось создавать местные комитеты — городские, уездные, волостные, сельские.
Таким образом, 3 марта в Костромской губернии произошла смена власти мирным путем, как и в большинстве губерний России.
Уже 6 марта на имя председателя губернской земской управы Б. Н. Зузина поступила телеграмма от возглавлявшего Временное правительство Г. Е. Львова. В ней Б. Н. Зузину предписывалось взять на себя обязанности по управлению губернией в качестве комиссара Временного правительства. В ответ на эту телеграмму Б. Н. Зузин сообщил о том, что вся власть в губернии принадлежит объединенному комитету общественной безопасности, членами которого (в том числе и Б.Н. Зузиным) было признано нецелесообразном вступление председателя губернской земской управы в должность комиссара Временного правительства [1, л. 23].
С установлением новой власти, действовавшие в губернии отделения оппозиционных партий (в том числе и партии «народной свободы») получили полную свободу деятельности. В апреле начинает выходить официальный печатный орган костромского комитета партии «народной свободы» — газета с одноименным названием. На организованных костромскими кадетами общественных собраниях они стремились донести до населения идею о необходимости продолжения войны «до победного конца» [7].
На апрельский правительственный кризис костромские кадеты, как и городская дума, торгово-промышленный союз (организованный городским головой Шевалдышевым), отреагировали посылкой телеграмм, выражавших полное доверие Временному правительству и его курсу. Тем временем в губернии все большее влияние приобретали социал-демократы, в преддверии выборов в костромскую городскую думу между ними и кадетами завязалась резкая полемика.
Выборы в костромскую думу прошли в конце июня. По их итогам убедительную победу одержали социал-демократы. За них было отдано более 19 тысяч голосов. Эсеры получили около 7 ты-
194
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 5−6, 2011
сяч голосов, за кадетов проголосовали 4 тыс. 444 человека. В результате социал-демократы получили в новой думе 46 мест, эсеры — 17 мест, кадеты — 11 мест. Голоса, поданные за социалистов, принадлежали главным образом рабочим и солдатам [1, л. 34].
В новой думе кадеты фактически оказались в изоляции, их попытки наладить сотрудничество с меньшевиками и эсерами не встретили отклика со стороны последних.
В связи с июльским правительственным кризисом на общем собрании костромского комитета партии «народной свободы» его глава
Н. А. Огородников заявил, что страна находится на краю гибели. По итогам собрания костромскими кадетами была принята резолюция, приветствовавшая бывших министров-кадетов.
Тем временем среди костромских социал-демократов наметились разногласия по поводу отношения к войне и Временному правительству. 31 июля в Костроме на многолюдном социал-демократическом митинге было принято постановление о необходимости продолжать оборонительную войну. Собравшиеся выразили полное доверие Временному правительству (пока в его составе находятся представители от социал-демократической партии, и пока оно будет действовать в согласии с Центральным Исполнительным Комитетом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов).
На этой почве костромские кадеты пытались вступить в соглашение с местными социал-демократами и эсерами об образовании межпартийной коалиции, которая обратилась бы к населению с общим воззванием об объединении всех сил в борьбе за родину и завоевание революции.
Но в местных Советах рабочих и солдатских депутатов возобладала большевистская позиция о необходимости разрыва с буржуазными партиями и перехода всей власти в руки революционных солдат, рабочих и крестьян.
Однако ситуация с продовольственным вопросом в губернии продолжала оставаться чрезвычайно сложной. 11 сентября на съезде городских голов и городских самоуправлений Костромской губернии было признано, что губерния находится на пороге голода и запасов на зиму нет [3].
Большевики приобрели решающее влияние в частях костромского гарнизона и местных советах.
В такой обстановке Кострома встретила известия об октябрьских событиях в Петрограде.
Костромские кадеты связывали с февральской революцией большие надежды, рассчитывая, что им удастся занять лидирующие позиции в общественном движении и возникающих органах новой власти. Но в выстраивающейся новой системе власти они довольно быстро были оттеснены левыми партиями. Под полным контролем последних находились быстро набирающие влияние Советы. Демократизация местного самоуправления привела к тому, что в земствах и городских думах, где традиционно были сильны позиции либералов, также лидирующее положение приобрели социал-демократы и эсеры. Допущенные к выборам представители низших классов в массе своей именно им отдавали свои голоса, так что поддерживаемые в основном интеллигенцией и буржуазией кадеты оказались в меньшинстве. Попытки костромских кадетов, пытавшихся договориться о сотрудничестве с меньшевиками и эсерами в противовес большевикам, не увенчались успехом. Эсеры и меньшевики предпочли действовать в соглашении с большевиками.
Сильно вредила популярности кадетов среди широких слоев населения их позиция по поводу войны — требование продолжать ее «до победного конца». Этот лозунг негативно воспринимался как среди основной массы рабочих и крестьян губернии, так и, в особенности, среди солдат костромского гарнизона. Таким образом, и после февральской революции кадеты в Костромской губернии оставались в положении оппозиционной партии, так как реальная власть в регионе очень быстро оказалась сосредоточена в руках левых сил.
Библиографический список
1. ГАНИКО, ф. 383, д. 26А.
2. Курьер. — 1917. — 3 марта.
3. Народная свобода. — 1917. — 12 сентября.
4. Поволжский вестник. — 1917. — 28 января.
5. Поволжский вестник. — 1917. — 3 марта.
6. Поволжский вестник. — 1917. — 5 марта.
7. Поволжский вестник. — 1917. — 21 марта.
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 5−6, 2011
195

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой