Принцип рациональности в аргументации представителей идеологически разных культур

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81:3 9
ПРИНЦИП РАЦИОНАЛЬНОСТИ В АРГУМЕНТАЦИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКИ РАЗНЫХ КУЛЬТУР
Дондокова Б. В.
ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет», Улан-Удэ, Россия (670 000, г. Улан-Удэ, ул.
Смолина, 24а), e-mail: b_dondokova@mail. ru_
В статье рассматривается принцип рациональности во взаимосвязи с этнокультурными ценностями. Принцип рациональности универсален и является непременным условием в аргументации любого этноса. Он включает в себя три условия: условие достаточного основания, условие тождества, условие причины и следствия. Все три условия предполагают апелляцию к количественной оценке как к наиболее объективной. Следовательно, количественная оценка также является универсальным компонентом в аргументации. Однако в аргументации англоязычных публицистических текстов апелляция к количественной оценке значительно преобладает по сравнению с русскоязычными публицистическими текстами. Делается предположение о том, что выбор двух разных аксиологических стратегий обусловлен влиянием этнокультурных ценностей. Присущее представителям североамериканской культуры критическое/рациональное мышление, которое составляет основную норму их эффективного социального взаимодействия, обязывает американцев описывать явления в количественных терминах. В российском аргументативном дискурсе принцип рациональности отодвигается на второй план другими, более важными, ценностями. Характерное русской культуре соборное сознание, тяготение к единству с другими членами общины понижает ценность принципа рациональности и количественной оценки в русскоязычной аргументации.
Ключевые слова: принцип рациональности, условие достаточного основания, условие тождества, условие причины и следствия, количественная оценка, этнокультурные ценности.
PRINCIPLE OF RATIONALITY IN ARGUMENTATION OF PEOPLE REPRESENTING IDEOLOGICALLY DIFFERENT CULTURES
Dondokova B.V.
Buryat State University (670 000, Ulan-Ude, street Smolina, 24а), e-mail: b_dondokova@mail. ru_
We have studied the principle of rationality in its relation to the ethnic and cultural values. The principle of rationality is universal. Therefore it is present in argumentation in any culture. It includes three conditions: sufficient reason, identity, cause and consequence relations. All three conditions imply an appeal to quantitative evaluation of objects and phenomena as the most objective. So, we conclude that quantitative evaluation is a universal component in argumentation. However, we have discovered the predominant use of quantitative evaluation in English-speaking journalistic texts compared to its less frequent use in Russian-speaking journalistic texts. We made an assumption that the choice of two different axiological strategies is due to the influence of different ethnic and cultural values in American and Russian cultures. Critical or rational thinking is an inherent feature of North American culture and is a basic standard of effective social interaction. It requires Americans to describe phenomena in quantitative terms. In Russian argumentative discourse the principle of rationality is overshadowed by other, more important, values. Characteristic of Russian culture '-sobornost'- (collective consciousness), strong attraction to the unity with other members of the community reduce the value of the principle of rationality and quantitative evaluation in the Russian argumentative discourse.
Keywords: principle of rationality, sufficient reason, identity condition, cause and consequence, quantitative evaluation, ethnic and cultural values.
Ценности и оценка являются ключевыми понятиями в этнокультурном аспекте аргументации, т.к. они определяют стратегию и тактические приёмы говорящего. В данной статье мы бы хотели обратить внимание на этнокультурные ценности аудитории. Сознательно или подсознательно, но участники аргументации в целях успешного
воздействия используют именно этнокультурные особенности аудитории, её интересы, ценности, идеалы [5, с. 99].
Одной из таких этнокультурных особенностей, которые непременно нужно учитывать при построении аргументов для американской аудитории, является культурная максима «управлять можно только тем, что можно измерить», которая заставляет американцев мыслить в количественных терминах. Проведённый анализ американских публицистических текстов показал, что апелляция к точным количественным данным там встречается очень часто, а количественная оценка является непременным компонентом построения аргументов. Данную особенность мы объясняем склонностью американцев к умозаключениям, которые опираются на сопоставительный анализ эксплицитных признаков объекта [9]. Одним из эффективных способов такого анализа следует считать сопоставление количественных показателей объекта, или количественную оценку.
Процедура анализа иллюстрируется схемой аналитического мышления, которой подчинена аргументация американцев: проблема — гипотеза — факты — анализ — решение [7]. Следуя этой схеме, участники аргументации обязательно прибегают к использованию количественной оценки при построении фактов в поддержку какой-либо гипотезы. Схема одновременно служит подтверждением вывода А. Н. Баранова и Р. М. Хэара о том, что количественная оценка может оказывать влияние на принятие решения [1- 6].
В качестве эмпирического материала исследования избраны американские публицистические тексты. Для того чтобы понять, какие именно функции выполняет количественная оценка в аргументации американской публицистики, обратимся к универсальным логическим основаниям аргументации, а именно к принципу рациональности. Три условия принципа рациональности — условие причины и следствия, условие достаточного основания, условие тождества — определяют основные этапы аргументативных рассуждений.
Для установления функциональной значимости количественной оценки в структуре аргументации наиболее важным является условие достаточного основания. Последнее гласит, что достоверными следует считать лишь те суждения, относительно истинности которых могут быть приведены достаточные основания. Однако это условие в большей мере соблюдается в случае с доказательными рассуждениями, в которых заключения получаются из посылок по правилам логической дедукции. В случае с правдоподобными/вероятностными умозаключениями (каковыми являются многие умозаключения в обыденной и прочей аргументации) соблюдение этого закона затрудняется, т.к. такие заключения не являются истинными или ложными, а являются вероятными в той
или иной степени. Следовательно, невозможно подтвердить или обосновать их истинность
[4].
Тем не менее, согласно условию достаточного основания, данные (или посылки), на которые опираются правдоподобные суждения, должны всегда тщательно обосновываться путем подтверждения их эмпирическими результатами наблюдений, экспериментов, свидетельств очевидцев, ранее установленных истин и т. д. [4]. Здесь и необходима количественная оценка явлений, которая призвана обосновать правдоподобные суждения наиболее эффективным образом. Она является наиболее объективным, рациональным показателем истинности/вероятности (правдоподобности) суждения, а значит, такое суждение (имеющее количественную оценку в качестве достаточного основания) может сыграть решающую роль в определении более убедительной стороны в аргументации.
В качестве примера рассмотрим следующий отрывок из статьи, опубликованной в «Российской газете» — «В разводах виноваты измены и бедность» [2]. Сначала в статье приводятся данные опроса, проведённого Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в 130 населенных пунктах 42 областей в 2013 г. Далее утверждается, что «граждане РФ за последние два десятилетия стали более спокойно, как к обыденности, относиться к разводам».
Чтобы быть принятым, данный тезис требует подтверждения, достаточного основания, которое и предваряет этот тезис:
«Каждый 10-й полагает, что разводиться нельзя — надо сохранить семью любой ценой. Число & quot-любой ценой& quot- снизилось: в 1990-м так считали 13%, в 2007-м — 12%.
Хуже от развода не будет, надо разводиться в любом случае, уверены 11% (23 года назад так считали только 5%, 6 лет назад — 9%)».
Данная уменьшающаяся «прогрессия» количества людей, выступающих против развода (13% в 1990 г. — 12% в 2007 г. — 10% в 2013 г.), и возрастающая «прогрессия» количества людей, одобряющих развод (5% в 1990 г. — 9% в 2007 г. — 11% в 2013 г.), являются достаточным основанием для утверждения о том, что жители РФ стали более спокойно относиться к разводам. Такие количественные показатели незамедлительно заставляют нас поверить в истинность/необходимость тезиса.
Сходный пример приводится и в американской газете: «There is a naive notion that children grow up and leave home when they are 18, and the truth is far from that … Today, according to the U.S. Census Bureau, 59% of men and 47% of women between 18 and 24 depend on their parents for housing… In 1970 the figures were 54% and 41%. Also, 14% of men and 8% of women ages 25 to 34 are dependent on their parents for housing, in contrast to 9,5% and 6,6% in 1970» [11]. Тезис этого аргументативного высказывания: «Существующее представление о
том, что дети, достигшие 18 лет, начинают жить самостоятельно от родителей, не является правдой». Его достаточным основанием являются статистические данные, которые следуют сразу после тезиса и напрямую подтверждают его истинность: «59% of men and 47% of women between 18 and 24 depend on their parents for housing». Подчеркнём, что именно наличие достаточного основания возводит соответствующее высказывание в ранг аргумента.
Немаловажным в аргументации является соблюдение условия тождества. Оно гласит: во всяком рассуждении необходимо, чтобы любое понятие и суждение оставалось тем же самым по своему содержанию или смыслу. Данное условие требует, чтобы в ходе рассуждения одна мысль не подменялась другой. Однако в реальной речи часто приходится оперировать понятиями, содержание которых четко не определено и допускает различные толкования. При этом разграничение и определенность иногда достигаются за счет упрощения и схематизации действительности. Ясно, что возникающие вследствие этого понятия и мысли могут не соответствовать реальности или соответствовать ей не полностью. Кроме того, само разграничение, устанавливаемое людьми, становится во многих случаях относительным или условным, т.к. соответствующие критерии или способы сравнения и измерения задаются конвенционально [4].
Итак, поскольку все наши понятия и суждения лишь приблизительно верно отображают действительность и к тому же зачастую не могут быть точно выражены с помощью языка, применение закона тождества наталкивается на трудности. Их преодоление достигается за счёт использования количественной оценки, т.к. наиболее точными являются количественные понятия, выражаемые с помощью чисел.
Например, такое понятие, как большинство, не имеет точного универсального критерия и является очень условным и относительным. В суждениях о большинстве трудно соблюсти условие тождества (которое требует, чтобы любое понятие и суждение оставалось тем же самым по своему содержанию или смыслу): то, что в одной ситуации можно считать большинством, в другой, возможно, уже не является таковым. Преодолеть эту сложность и соблюсти условие тождества помогает количественная характеристика понятия «большинство».
Например, в уже упомянутой статье «В разводах виноваты измены и бедность» [2] приводится следующий отрывок: «Почему пары расстаются? Это решил выяснить Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведя недавно опрос в 130 населенных пунктах 42 областей.
Кто виноват в разводе — (1) большинство считают, что оба, он и она (такой ответ дали 64%). Причем так отвечают и (2) женщины (65%), и (3) граждане, состоящие в гражданском браке (66%), и (4) состоящие в официальном браке (66%)».
Автор утверждает, что большинство респондентов придерживаются определённой точки зрения. Отметим, что в 1-м случае (1) большинство утверждается эксплицитно, во 2, 3, 4-м случаях (2, 3, 4) понятие большинства имплицируется, т. е. имеется в виду большинство женщин, большинство граждан, состоящих в гражданском браке, и большинство граждан, состоящих в официальном браке. Достаточным основанием для утверждения о большинстве являются количественные показатели 64, 65, 66%, что по отношению к 100% действительно составляет большинство. Понятие «большинство» сохраняет своё содержание и смысл на протяжении всего отрывка рассуждения: это можно увидеть с помощью количественных показателей — 64, 65, 66%.
Согласно условию причины и следствия каждое явление природы и общества обязательно вызывается каким-либо другим явлением или явлениями. Находясь во всеобщей связи, всякое явление непременно обусловлено другими явлениями. Причиной называется явление или совокупность явлений, которые предшествуют другому явлению и вызывают его. Следствием называется то явление, которое следует за другим явлением и вызывается им. Причинно-следственная связь присуща всем без исключения явлениям природы и общества. Не существует явлений, которые бы не вызывались определенной причиной. Причинная связь есть необходимая связь. Когда присутствует причина и необходимые условия её проявления, то обязательно происходит действие. Когда есть действие, то непременно имеет место и его причина. Отсюда следует, что имеющее причину не может не быть, т. е. не может быть ни отменено, ни изменено никакими событиями или действиями. Каждая причина действует при наличии некоторых условий, называемых необходимыми условиями действия причины. Наличие причины и всех необходимых условий её действия в совокупности составляет достаточное условие для наступления явления. Таким образом, вместе необходимые и достаточные условия создают основание для появления следствия как обоснованного [3]. Таким необходимым и достаточным условием для появления следствия как обоснованного может быть количественный показатель.
Так, например, в статье Want Your Union to Last? Marry in New Jersey [10] утверждается, что в штате Нью-Джерси самый низкий уровень разводов в США:
«According to the 2011 American Community Survey released last month by the Census Bureau, New Jersey ranks last among the states in the percentage of residents 18 and older who are divorced» (СЛЕДСТВИЕ).
Пытаясь выяснить причины этого явления, автор приходит к следующему выводу: «Marriages are more likely to last for longer periods of time when people marry at an older age, have a higher education and earn more, and New Jersey scores high on these three criteria…» (ПРИЧИНЫ).
Итак, в штате Нью-Джерси самый низкий уровень разводов по стране. Это утверждение выражает следствие, вызванное двумя причинами, по мнению экспертов статьи:
— жители Нью-Джерси женятся/выходят замуж в более зрелом возрасте-
— жители Нью-Джерси предпочитают сначала получить высшее образование и после этого жениться/выходить замуж.
Следует отметить, что данная причинно-следственная связь является не логически обязательной, а вероятной (правдоподобной). Так, в статье приводятся и другие возможные причины низкого уровня разводов в Нью-Джерси: большое количество иммигрантов, проживающих в Нью-Джерси, дорогие алименты, низкий коэффициент счастья жителей Нью-Джерси и т. д. Но чтобы повысить вероятность влияния двух вышеупомянутых причин, автор приводит количественные данные, и они значительно увеличивают силу взаимосвязи следствия и именно этих причин.
«Nationally, 23 percent of the people who married within the previous year, according to the 2008−10 American Community Survey, were 18- to 24-year-olds. In New Jersey, only 13 percent were. Among all Americans who married in the preceding year, 31 percent had a bachelor'-s degree or higher. In New Jersey, 42 percent did. The median age at first marriage in the nation in 2011 was 28.9 for men and 26.9 for women. In New Jersey, the comparable figures were 30.2 and 28. 5». Очевидно, что количественная оценка выводит все основные утверждения, сформулированные ранее в чисто вербальных вариантах, на уровень сопоставления, свободный от эмоционально-экспрессивных элементов. Антагонист может оспорить только точность количественной оценки, но не правомерность её применения.
Итак, количественная оценка обеспечивает соблюдение принципа рациональности в аргументации. Принцип рациональности универсален и является непременным условием в аргументации любого этноса. Однако проведённый нами анализ публицистических текстов указал на значительное преобладание количественной оценки в американской публицистике по сравнению с русскоязычной.
Пытаясь выяснить причины данного различия, мы обратились к общей теории оценок. Оценка явления или объекта совершается на основе системы ценностей. Ценности могут быть универсальными и этнокультурными. Можно предположить, что количественная оценка, которая обеспечивает универсальные основы аргументации, в наименьшей степени может отражать различие ценностных систем различных этнокультур. Другими словами, количественный показатель «9 из 10» одинаково признаётся большинством во многих культурах. И в российской, и в американской этнокультуре присутствуют апелляции к количественной оценке, что вполне логично, т.к. она представляет собой универсальную ценность.
Однако нельзя не заметить различие в использовании количественной оценки в аксиологических стратегиях. Так, в американском дискурсе — прототипическая оценка (например, «большинство»), как правило, обосновывается количественными показателями (количественной оценкой), которых американские эксперты стараются привести как можно больше. В российском дискурсе к прототипической оценке (например, к пропозиции «большинство») апеллируют, но зачастую она остаётся необоснованной, т. е. неподтверждённой точными количественными показателями.
Нам представляется, что выбор двух разных аксиологических стратегий обусловлен влиянием этнокультурных ценностей. Х. Перельман утверждает, что существуют ценности, которые разделяют многие, но степень приверженности к этим ценностям в процессе аргументации может варьироваться в зависимости от публики. Иерархия ценностей, на которые опирается протагонист, в аргументации каждого этноса зависит от того, насколько глубоко и сильно этнос привержен к этим ценностям [8, c. 81]. Следовательно, можно сделать вывод о том, что универсальный принцип рациональности представляет большую ценность для американцев в сравнении с россиянами. В российском аргументативном дискурсе принцип рациональности, возможно, отодвигается на второй план другими, более важными ценностями.
Универсальный принцип рациональности, присущее американцам критическое/аналитическое/рациональное мышление обязывает их описывать явления в количественных терминах. Отметим не просто склонность американцев к рациональному мышлению, а именно их приверженность, неотступное следование ему. Рациональное мышление представляет для носителей североамериканской культуры основную норму эффективного социального взаимодействия, залог успешного общества [12]. Именно на эту ценность ориентируются американские публицисты, когда выстраивают свою аргументацию.
Количественная оценка факторов характерна не только для аргументации в американской публицистике, а для американского мышления вообще. Упомянутая в начале статьи культурная максима — управлять можно только тем, что можно измерить — пронизывает сферу бизнеса, производства, быта, семейной жизни и многих другие сферы жизни американского общества. В английском языке прочно укоренилась поговорка «If you can'-t measure it, it doesn'-t exist».
Один из ярких примеров приверженности американцев к «количественному» мышлению можно увидеть в академической сфере на примере оценивания конечных знаний студентов по тому или иному предмету в университете. Американскому преподавателю необходимо подсчитать количество набранных студентом баллов по разным аспектам дисциплины, например посещение, тесты, контрольные работы, доклады, итоговый экзамен и т. д. Только
после подсчёта и суммирования всех баллов преподаватель может согласно шкале соотношения выставить традиционную в американской системе образования оценку (A, B, C, D, F). Таким образом, точное количество набранных студентом баллов служит достаточным основанием для преподавателя выставить ту или иную оценку. В Россию традиция балльной системы пришла из Америки.
Как мы уже отметили, в российском аргументативном дискурсе принцип рациональности отодвигается на второй план другими, более важными, ценностями. При апелляции к прототипической оценке «большинство» россияне не спешат обосновывать эти суждения точными количественными данными, т.к. имеется апелляция к другим ценностям. Неотъемлемая черта русской культуры — соборность, коллективность. Для характерного русской культуре соборного сознания важно то, что думает община- не предполагается скрупулёзный подсчёт голосов «за» и «против». Каждый член общины испытывает тягу к единству с другими членами, стремится прийти к общему мнению.
Именно на эту особенность русского самосознания ориентируются некоторые российские публицисты, когда выстраивают аргументацию. Другими словами, утверждение о большинстве без сопровождения количественных фактов в некоторых случаях может являться достаточным и убедительным аргументом для российской публики. И хотя довод ad populum, согласно которому авторитетным источником считается мнение большинства, универсален, он более успешно может использоваться в обществе, в большей степени тяготеющем к принятию мнения большинства, чем в обществе, где рациональное мышление представляет большую ценность.
Список литературы
1. Баранов А. Н. Аксиологические стратегии в структуре языка (паремиология и лексика) // Вопросы языкознания. — 1989. — № 3. — С. 74−90.
2. Викторова Л. В разводах виноваты измены и бедность // Российская газета. — 2013. — 18 июля. — URL: http: //www. rg. ru/2013/07/18/razvod. html (дата обращения: 27. 01. 14).
3. Понятия причины и необходимых условий действия некоторой причины. Основные свойства причинных связей [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //blogyka. ru/lekczii-po-predmetu-qlogikaq/61 -ponyatiya-prichiny-i-neobxodimyx-uslovij -dej stviya-nekotoroj -prichiny-osnovnye-svojstva-prichinnyx-svyazej. html (дата обращения: 15. 01. 14).
4. Рузавин Г. И. Логика и аргументация. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. — 351 с.
5. Тогошиева Н. Е. Аксиологические стратегии аргументативного дискурса (на материалах политической риторики) // Вестник Бурятского государственного университета. — 2010. -Вып. 11. Романо-германская филология. — С. 99−102.
6. Хэар Р. М. Дескрипция и оценка // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1985. — Вып. 16. Лингвистическая прагматика. — С. 183−195.
7. Analytical Thinking Training [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. exinfm. com/workshop_files/Analytical Thinking Training. ppt (дата обращения: 04. 02. 14).
8. Perelman Ch., Olbrechts-Tyteka L. The New Rhetoric. Notre Dame: University of Notre Dame Press, 1969. — 566 ps.
9. Putnam H. Reason, Truth and History. — Cambridge: Cambridge University Press, 1981. -238 ps.
10. Roberts S. Want Your Union to Last? Marry in New Jersey // New York Times. — 12. 10. 12. -URL: http: //www. nytimes. com/2012/10/14/fashion/weddings/new-jersey-has-lowest-divorce-rate. html?_r=0&-adxnnl=1&-adxnnlx=1 384 953 840-BI7cutk8E0NowwB8YyTJAQ (дата обращения: 15. 01. 14).
11. Toufexis A. Show me the way to go home // Time Magazine. — 04. 05. 87. — URL: http: //content. time. com/time/magazine/article/0,9171,964 263,00. html (дата обращения: 08. 01. 14).
12. What Is Rationality? [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //rationalfuture. org/rationality. html (дата обращения: 12. 02. 14).
Рецензенты:
Раднаева Л. Д., д. фил.н., зав. кафедрой иностранных языков естественно-научного направления, Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ.
Куницына Е. Ю., д. фил.н., профессор, зав. кафедрой перевода, переводоведения и МКК, Иркутский государственный лингвистический университет, г. Иркутск.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой