Принцип процессуальной экономии и право-временные средства его обеспечения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2014. № 3 (40). С. 196−201.
УДК 343. 131
ПРИНЦИП ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ЭКОНОМИИ И ПРАВО-ВРЕМЕННЫЕ СРЕДСТВА ЕГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
THE LAW-TEMPORARY REMEDIES IN CRIMINAL PROCEEDING AND THE PRINCIPLE OF PROCEDURAL ECONOMY
К. Ю. ХАТМУЛЛИН (K. YU. KHATMULLIN)
Обосновывается позиция, в соответствии с которой право-временные средства, закрепленные в номах уголовно-процессуального законодательства, как направленные на обеспечение эффективности уголовного судопроизводства, так и обеспечивающие права его участников, являются гарантиями принципа процессуальной экономии. Формулируется содержание принципа процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве.
Ключевые слова: уголовное судопроизводство- принципы- процессуальная экономия- правовременные средства- гарантии обеспечения.
The article explains the position that the law-temporary remedies embodied in the rules of criminal procedure law, as to ensure the effectiveness of the criminal justice and secure the rights of parties to criminal proceedings are safeguarded the principle of procedural economy. The content of the principle of procedural economy is formulated.
Key words: Criminal proceedings- principles- procedural economy- the law-temporary remedies- guarantee security.
В науке уголовно-процессуального права к существованию принципа процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве учёные относятся неоднозначно. Объясняется это не только отсутствием нормы в уголовно-процессуальном законодательстве, которая формулировала бы данный принцип, но и неоднозначным подходом теории уголовного процесса к самому пониманию категории «принцип» в уголовном судопроизводстве. Можно выделить несколько подходов к определению сущности принципов права вообще и уголовного судопроизводства в частности.
Так, высказывается точка зрения, в соответствии с которой принципами считаются только те идеи и положения, которые закреплены в законе [1, с. 33- 2, с. 93], а «идея, не зафиксированная нормой права, не может стать правовым принципом» [3, с. 78]. Аналогичную точку зрения о том, что регулятивное значение имеют только те идеи, которые стали правовыми нормами, в теории уголовного процесса придерживались Т Н. Добро-
вольская [4, с. 9], Н. С. Алексеев, В. Г. Даев, Л. Д. Кокорев [5, с. 38].
Данный подход подвергся критике со стороны учёных, которые полагали, опираясь на доктрину теории права, что такая позиция не отвечает потребностям практики уголовного судопроизводства, поскольку исключает возможность прямого воздействия принципов-идей на процессуальную деятельность, а также непосредственное влияние науки на практику судопроизводства. «Между тем, — указывают учёные, — теоретические идеи и концепции, если они отвечают потребностям практики, могут восприниматься ею, не дожидаясь закрепления в правовых формах» [6, с. 137−138]. Ф. Н. Багаутдинов пишет: «Такой сугубо формальный подход лишает права на существование многие общепризнанные принципы, такие как, например, принцип публичности, принцип обеспечения полноты, всесторонности и объективности исследования обстоятельств дела и некоторые другие принципы, которые прямо не указаны в качестве принципов в процессуальных кодексах» [7, с. 134].
© Хатмуллин К. Ю., 2014
196
Принцип процессуальной экономии и право-временные средства его обеспечения
С учётом демократизации и либерализации уголовного и уголовно-процессуального законодательства нам ближе взгляды, высказанные применительно к принципам гражданского и гражданско-процессуального права. Так, по мнению В. П. Грибанова, «закрепление руководящих идей, правовых взглядов в качестве принципов права осуществляется в различных формах: в форме самостоятельной правовой нормы общего характера, в форме основной идеи, пронизывающей группу норм, институт, отрасль или даже всю систему права в целом, в форме правовых предписаний ненормативного характера, например, путём формулирования правового принципа в преамбуле закона, и т. д.» [8, с. 10−23].
Т. В. Сахнова полагает, что принципы никогда не могут быть вполне реализованы в действующем праве: они должны давать определённую свободу дальнейшему развитию права, быть устремленными в будущее [9, с. 110].
Представляется необходимым определиться с критериями, которым должна соответствовать идея для того, чтобы её можно было считать принципом права. В качестве таких критериев в юридической литературе предлагаются следующие: 1) эта идея должна носить основополагающий характер, действовать на всех стадиях процесса, происходить из нормативного (быть непосредственно закрепленной или выводиться из действующих правовых норм) источника [10- 11]- 2) принцип должен быть выражен в нормах уголовнопроцессуального законодательства (единичных или ряде норм) — принцип определяет первостепенные черты уголовного судопроизводства- должен иметь прямое отношение к уголовно-процессуальной деятельности- обладать общепроцессуальным характером, т. е. содержать директивы поведения во всех стадиях и формах уголовного процесса- выражает в себе определённое политическое содержание, отражая идеи государства в области осуществления правосудия по уголовным делам- определяет типичные и преобладающие черты уголовного судопроизводства, допуская исключения, которые уже не могут быть названы принципом, содержание принципов составляет степень обобщенности процессуальных правил и норм, принцип логически связи с единичными нормами уголовного процесса [12, с. 163]- 3) принцип — это требование, об-
ращенное к органам государства, зафиксированное в норме права, характер которого связан с целями уголовно-процессуальной деятельности, реализация которого должна гарантировать их достижения [13, с. 35].
Несмотря на то, что принцип процессуальной экономии признается не всеми учёными и не закреплен в отдельной норме уголовно-процессуального законодательства отдельным положением, представляется, что он отвечает всем критериям принципа. Но этот принцип должен иметь определённые ограничители в виде других принципов, которые не превращали бы принцип процессуальной экономии в требование быстроты совершения действия без учёта специфики уголовных дел в ущерб качественному их расследованию и разрешению.
Такими сдерживающими факторами для принципа процессуальной экономии являются такие основополагающие начала-идеи, как состязательность сторон, требования всесторонности и объективности расследования и разрешения уголовного дела, принцип законности.
Безусловно, принцип процессуальной экономии относится к межотраслевым принципам, на что обращал внимание ещё В. А. Рязановский. Он указывал, что принцип процессуальной экономии (или постулат процессуальной экономии, как называют некоторые) одинаково применим ко всем видам процесса [14, с. 51].
В теории гражданско-процессуального права по поводу ограничения принципа процессуальной экономии высказываются следующие интересные позиции. Так, А. В. Ма-люкина в этой связи, ссылаясь на мнения западных процессуалистов, указывает, что процессуальные принципы исследуются парами: состязательное и следственное начало- устность и письменность и т. д. Такая точка зрения, по мнению А. В. Малюкиной, служит основой для утверждения о том, что, если идея не имеет пары-антагониста, считаться принципом она не вправе [15, с. 46]. Так, по мнению Р. В. Шакирьянова [10] (представителя науки гражданско-процессуального права), принцип процессуальной экономии имеет своего антагониста — принцип процессуального формализма, суть которого состоит в обязательном соблюдении под страхом при-
197
К. Ю. Хатмуллин
знания ничтожным (несостоявшимся) соответствующего действия, процессуально-правовых формальностей [16, с. 32]. В уголовном судопроизводстве в этом смысле правильнее говорить не о принципе формализма, а о принципе законности, содержательной частью которого является ч. 3 ст. 7 УПК РФ, в соответствии с которой нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечёт за собой признание недопустимыми полученных таким путём доказательств.
Сам принцип процессуальной экономии формулируется следующим образом. В дореволюционной юридической литературе Е. В. Васьковский, В. А. Рязановский, кото -рые рассматривали этот принцип как необходимость с наименьшими усилиями достигать наибольших результатов, считали, что выражаться такая экономия, по мнению Е. В. Васьковского, может, во-первых, в сбережении времени, или быстроте, во-вторых, в облегчении труда, или простоте, и в-третьих, в уменьшении расходов, или дешевизне, производства [17, с. 89].
К. С. Юдельсон усматривал суть данного принципа «в наиболее рациональном регулировании порядка осуществления правосудия, с тем, чтобы правильно и быстро рассмотреть и разрешить дело» [18, с. 54].
В. Н. Щеглов полагал, что непременным условием действия принципа процессуальной экономии должно быть сочетание быстроты процесса с правильностью разрешения дела по существу [11, с. 41].
В. В. Тихонович определяет принцип процессуальной экономии как начало, которым обеспечивается движение процесса в направлении наиболее полного и рационального использования процессуальных средств в целях правильного и быстрого разрешения гражданских дел с минимальными затратами сил, средств и времени суда и участвующих в деле лиц [19, с. 10].
Р. В. Шакирьянов полагает, что принцип процессуальной экономии должен быть определен как начало, с помощью которого судом, другими участниками процесса с наименьшими затратами труда за счёт эффективного, рационального использования процессуальных средств и регламентированных
законом процессуальных гарантий обеспечивается своевременное и правильное разрешение гражданско-правовых споров [10].
Данные определения принципа процессуальной экономии вполне применимы и к уголовному процессу, с одной лишь оговоркой, что гарантии прав участников уголовного судопроизводства не должны ограничиваться или нарушаться с целью рационального использования правовых средств для достижения быстрого результата. Так, в уголовном судопроизводстве принцип процессуальной экономии рассматривается с позиции рационального использования процессуальных и непроцессуальных средств, необходимых и достаточных для достижения цели судопроизводства [20].
Следует отметить, что гарантиями процессуальной экономии и одновременно принципа законности являются право-временные средства, призванные обеспечивать эффективное, быстрое расследование и разрешение уголовных дел при соблюдении требования всесторонности и полноты установления всех юридически значимых обстоятельств уголовного дела, необходимых и достаточных для принятия по нему разрешающего данное дело решения. И регулирование уголовно-процессуальным законодательством право-временных средств отражает сущность, природу и содержание принципа процессуальной экономии. Представляется, что принцип процессуальной экономии, как и право-временные средства его обеспечения, не означает только быстроту и упрощение уголовного судопроизводства, как правило, этот принцип ассоциируется с этими понятиями, этот принцип предъявляет требования установления обстоятельств уголовного дела на основе рационального и эффективного использования процессуальных средств (процессуальных действий и решений) с целью законного и обоснованного разрешения дела в условиях соблюдения прав участников уголовного судопроизводства. Условиями, правовыми средствами осуществления принципа процессуальной экономии и выступают право-временные средства.
Понятие «юридические (правовые) средства» включает в себя целую систему правовых регуляторов, достаточно широкий и многообразный комплекс регулятивных феноменов правовой системы, отличающихся спецификой
198
Принцип процессуальной экономии и право-временные средства его обеспечения
юридической природы и присущим ей внутренним содержанием, выражающихся в единстве многообразных свойств [21, с. 15−16].
В теории права в качестве правовых средств выступает «весь арсенал, спектр правовых феноменов различных уровней с той лишь особенностью, что они вычленяются и рассматриваются… с позиций их функционального предназначения, тех черт, которые характеризуют их как инструменты правового регулирования…» [22, с. 313].
На основе этих определений Г. Б. Петровой даётся следующее определение правовременных средств в уголовном судопроизводстве: «Это предусмотренные в нормах уголовно-процессуального права диалектически взаимосвязанные длительности совершения действий и принятия решений, с помощью которых обеспечивается темпорально-правовое регулирование уголовно-процессуальной деятельности» [21, с. 23].
В юридической литературе длительности как определённые временные протяженности принято делить на длительности-сроки и длительности, не являющиеся сроками [23, с. 7].
Как длительности право-временные средства, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, выполняют различные функции в зависимости от их функционального назначения. Так, одни из них призваны регламентировать своевременность осуществления тех или иных действий и принятий решений. Например, в соответствии со ст. 144 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела должно быть принято не позднее трёх суток со дня поступления заявления или сообщения о преступлении. Обвинение в соответствии со ст. 172 УПК РФ должно быть предъявлено не позднее трёх суток со дня вынесения постановления о привлечения лица в качестве обвиняемого. Другие призваны гарантировать соблюдение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. В качестве примера можно привести ч. 1 ст. 109 УПК РФ, в соответствии с которой содержание под стражей не может превышать два месяца, а также нормы, регламентирующие порядок продления этой меры пресечения. Особо следует сказать о вновь введённой норме: ч. 2.1 ст. 107 УПК РФ, согласно которой в срок домашнего ареста засчитывается время содержания под
стражей независимо от того, в какой последовательности данные меры пресечения применялись. Необходимо отметить, что процедура продления срока содержания лица под домашним арестом аналогична процедуре продления срока содержания под стражей, и в ч. 1 ст. 107 УПК РФ, регламентирующей продление срока домашнего ареста, содержится ссылка на ст. 109 УПК РФ.
Безусловно, деление сроков и длительностей по функциональному назначению весьма условно и один и тот же срок как разновидность длительности в уголовном судопроизводстве является средством обеспечения быстроты и эффективности уголовного судопроизводства и одновременно направлен на защиту прав участника уголовного судопроизводства. В качестве примера можно привести нормы, закрепленные в ч. 2 ст. 46 и ч. 4 ст. 91 УПК РФ, в соответствии с которыми подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания в порядке, установленном ст. 189, 190 УПК РФ.
Представляется, что данная норма является как средством обеспечения быстроты и эффективности уголовного судопроизводства, так и средством обеспечения права лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, на осуществление защиты.
Следует отметить, что среди длительно -стей объектом пристального внимания стала категория разумности сроков уголовного судопроизводства, что во многом предопределено решениями Европейского Суда по правам человека, а также введением в уголовно-процессуальное законодательство в целях реализации этих решений ст. 6.1 УПК РФ. Следует отметить, что разумность срока также ассоциируется с быстротой расследования разрешения уголовных дел, что, на наш взгляд, не совсем верно, понятие разумность очень близко примыкает к принципу процессуальной экономии. С одной стороны, разумность срока означает качественное расследование и разрешение уголовных дел с соблюдением прав участников уголовного судопроизводства, а с другой — рациональное и эффективное использование процессуальных средств для этого. Разумно не значит быстро, разумно -это рационально и эффективно. В последнее время в юридической литературе неоднократ-
199
К. Ю. Хатмуллин
но высказывались суждения, в соответствии с которыми разумный срок, регламентированный ст. 6.1 УПК РФ, является принципом уголовного судопроизводства. Полагаем, что это не вполне так, положения, закреплённые в данной норме, являются скорее выражением принципа процессуальной экономии и условием, гарантией реализации всех иных принципов уголовного судопроизводства.
Традиционно в юридической литературе к длительностям, не являющимся сроками в уголовном судопроизводстве, относят продолжительность судебного следствия, судебных прений, последнего слова подсудимого, время предъявления гражданского иска в суде, а также и другие протяженности совершения определённых действий, которые могут быть выражены в единицах физического времени лишь после их завершения и не способны сказываться на темпах производства по делу [21, с. 45].
Однако некоторые авторы пытаются задать определённые рамки срокам судебного разбирательства, пытаясь решить проблемы волокиты рассмотрения уголовных дел в судах первой инстанции. Так, Д. Г. Рожков предлагает установить следующие сроки судебного разбирательства, введя в УПК РФ статью 233. 1:
1. Судебное разбирательство по поступившему в суд первой инстанции уголовному делу должно быть окончено в срок до шести месяцев с момента даты проведения первого судебного заседания.
2. По уголовным делам о тяжких преступлениях срок судебного разбирательства может быть продлен вышестоящим судом до 12 месяцев.
3. В исключительных случаях по уголовным делам об особо тяжких преступлениях срок судебного разбирательства может быть продлен вышестоящим судом до 18 месяцев.
4. Одновременно с вопросом о продлении срока судебного разбирательства суд разрешает вопрос о продлении срока содержания подсудимого под стражей.
5. В случае невозможности закончить судебное разбирательство уголовного дела в установленные сроки судья суда, указанного в ч. 3 ст. 31 УПК РФ, по ходатайству судьи либо председательствующего суда, рассматривающих данное дело, продлевает срок су-
дебного разбирательства, но не более чем на два месяца.
6. При решении вопроса о продлении срока судебного разбирательства судья должен принимать во внимание срок досудебного производства по уголовному делу, а также время на возможное обжалование решения суда первой инстанции [24, с. 10].
Данное предложение в плане определения конкретных сроков, вероятно, родилось из положения ст. 255 УПК РФ, регламентирующей порядок установления и продления срока содержания лица под стражей, направленной на обеспечения прав личности при судебном разбирательстве. Данная норма одновременно является и определённым регулятором продолжительности рассмотрения уголовных дел в суде в случаях, когда подсудимый содержится под стражей. Как правило, срок рассмотрения таких уголовных дел не превышает шести месяцев.
В соответствии с ч. 3 ст. 255 УПК Р Ф Суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении шести месяцев со дня поступления уголовного дела вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей. При этом продление срока содержания под стражей допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на три месяца.
Мы полагаем, что данная норма в достаточной и разумной степени регламентирует сроки рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции, обеспечивает как быстроту, так и эффективность рассмотрения уголовных дел в судах первой инстанции на основе внутреннего убеждения судьи, давая возможность спокойно, без суеты, спешки рационально и качественно рассмотреть уголовное дело, включая так называемые сложные уголовные дела, критерии которых являются предметом дискуссий в юридической литературе.
Более того, предложение Д. Г. Рожкова спорно ещё и потому, что продление сроков вышестоящими судами приведет к затягиванию сроков рассмотрения уголовных дел и увеличит нагрузку судей районных (городских) судов и судов вышестоящих инстанций, поскольку на продление сроков также необходимо время, определённые усилия и немалый документооборот.
200
Принцип процессуальной экономии и право-временные средства его обеспечения
Быстро и просто не означает качественно, и следует согласиться с теми учёными, которые рассматривают тенденцию последнего времени, заключающуюся в стремлении законодателя детально всё урегулировать с одной стороны, а с другой — предельно упростить, как негативную. Так, Л. В. Головко верно отмечает, что «подобное упрощенчество (имеется ввиду введение распространения особого порядка на рассмотрение уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях) в такой важной сфере, как правосудие, может иметь более серьёзные последствия для страны в целом. Поскольку правоохранительная система и так не пользуется достаточным кредитом доверия у населения… так как упрощение всегда ведет к риску увеличения нарушений в правоприменении» [25, с. 34].
Полагаем, что принцип процессуальной экономии заключается в требовании, обращенном к деятельности государственных органов и должностных лиц, расследующих и разрешающих уголовные дела, качественно, в соответствии с требованиями закона устанавливать обстоятельства уголовного дела, указанные в ст. 73 УПК РФ, посредством рационального и эффективного использования процессуальных средств в условиях соблюдения прав участников уголовного судопроизводства при соблюдении требований закона о соблюдении процессуальных сроков. 1 2 3 4 5 6 7
1. Громов Н. А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. — 1997. — № 7.
2. Зажицкий В. И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации // Государство и право. — 1996. — № 11.
3. Чечина Н. А. Принципы советского гражданского процессуального права и их нормативное закрепление // Правоведение. — 1960. — № 3.
4. Добровольская Т. Н. Принципы советского уголовного процесса. — М.: Юридическая литература, 1971.
5. Алексеев Н. С., Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. — Воронеж, 1980.
6. Демидов И. Ф. Принципы советского уголовного процесса // Курс советского уголовного процесса. Общая часть / под ред. А. Д. Бойкова, И. И. Карпеца. — М.: Юридическая литература, 1989.
7. Багаутдинов Ф. Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. — М., 2004.
8. Грибанов В. П. Принципы осуществления гражданских прав // Вестник Московского университета. Серия XII, Право. — 1966. -№ 3.
9. Сахнова Т. В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. — М., 2008.
10. Шакирьянов Р. В. Действие принципа процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве. — Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс».
11. Щеглов В. Н. Советское гражданское процессуальное право: лекции для студентов. -Томск, 1976.
12. Лившиц Ю. Д., Кудрявцева А. В. О понятии принципа уголовного судопроизводства // Правоведение. — 2001. — № 4.
13. Барабаш А. С. Природа российского уголовного процесса, цели уголовно-процессуальной деятельности и их установление. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2005.
14. Рязановский В. А. Единство процесса. — М., 2005.
15. Малюкина А. В. Концентрация процесса -основа своевременного и правильного рассмотрения гражданского дела. — М., 2009.
16. Ференс-Сороцкий А. А. Процессуальный формализм или процессуальная экономия? // Правоведение. — 1991. — № 4.
17. Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. — 2-е изд. — М., 1917.
18. Гражданский процесс: учебник / под ред. К. С. Юдельсона. — М.: Юридическая литература, 1972.
19. Тихонович В. В. Принцип процессуальной экономии в советском гражданском процессуальном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Минск, 1975.
20. Смолин А. Ю. Разумный срок уголовного судопроизводства — проявление принципа процессуальной экономии. — Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс».
21. Петрова Г. В. Сроки как элемент правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности. — Саратов, 2006.
22. Алексеев С. С. Право: азбука — теория — философия: опыт комплексного исследования. -М.: Статут, 1999.
23. Жуковский В. М. Проблема времени и своевременности в советском уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. -Свердловск, 1989.
24. Рожков Д. Г. Обеспечение разумного срока уголовного судопроизводства в суде первой инстанции: автореф. дис. канд. юрид. наук. — Челябинск, 2013.
25. Головко Л. В. В ходе реформы судебных инстанций можно исправить ошибки в построении проверочных стадий // Уголовный процесс. — 2013. — № 12.
201

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой