О МИФОЛОГИЗАЦИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ЛИЧНОСТЕЙ.
Лорд Дафферин – «чиновник-романтик»?

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оценивая государственных деятелей прошлого, мы часто говорим о выдающейся роли, которую они сыграли в истории своего (или не только своего) государства. Наш сегодняшний герой не исключение. «Лорд Дафферин — видный государственный деятель Англии и выдающийся дипломат своего времени"1. Значительная часть его карьеры прошла на Востоке — в качестве посла в Османской империи (1881−1884) и вице-короля Индии (1884−1888). Как свидетельствовали современники, Frederick Hamilton-Temple-Blackwood, 1-st Marques of Dufferin and Ava (1826−1902) — человек умный и образованный, хорошо рисовал, отлично писал, красиво говорил. По мнению канадской исследовательницы В. Зелинской, «будучи человеком огромных художественных дарований, он мог бы добиться успеха в любой сфере творчества, но выбрал карьеру дипломата, а своим театром — жизнь"2.
Впервые заговорили о лорде Дафферине в 1849 г. как об «очаровательном элегантном аристократе», принятом на службу камергером к королеве Виктории, «чему она не особенно была рада». Через 7 лет Фредерик снарядил шхуну «Foam» и отправился в путешествие по Северной Атлантике (Исландия с заходом в Рейкьявик, поход вдоль Полярного круга, посещение Шпицбергена и других островов). Итогом странствий стал выход путевых заметок «Письма с высоких широт», ставших, по утверждению многих, бестселлером. Книгу быстро перевели на французский и немецкий языки, она переиздавалась несколько раз. Как отмечает В. Зелинская, ценна она была, прежде всего, языком и стилистикой: «никто не написал о ней [Исландии. — Авт.] так образно и романтично"3.
Однако целеустремлённый и честолюбивый лорд не пожелал посвятить свою
жизнь литературе, а предпочёл государственную службу. В 1860 г. он был направлен в Сирию для участия в работе международной комиссии по расследованию причин противостояния мусульман, христиан и друзов. Зелинская замечает, что роль Даф-ферина была весьма значительна, а миссия успешна в достижении целей британской политики, при этом не упоминая международный характер комиссии и факта нахождения французского контингента в Сирии целый год, вместо оговорённых 6 месяцев. Но именно миссия в Сирию положила начало долгой и успешной карьере лорда Дафферина.
Последующие 10 лет он занимал значительные должности, как в английском правительстве, так и в региональном: заместитель военного министра, заместитель министра внутренних дел Индии, канцлер герцогства Ланкастер. Честолюбие нашего героя не позволяло ему останавливаться на достигнутом, «ум, трудолюбие и неотразимое обаяние сделали лорда Дафферина всеобщем любимцем, и в 1872 г. он получает очередное назначение — пост генерал-губернатора Канады».
Не буду вдаваться в подробности пребывания лорда в этой стране, перечислю лишь его заслуги в представлении В. Зелинской.
После включения двух новых провинций в состав Конфедерации требовалось не только номинальное объединение, но и решение всего комплекса накопленных проблем (политических, социальных и экономических). «Лорд Дафферин активно включился в политическую жизнь страны, побывал в каждой провинции и был первым генерал-губернатором, посетившим Манитобу. Блестящий оратор, он везде выступал перед самой широкой публикой, и его пламенные
-о?& gt-
& lt-$о-
речи способствовали сплочению нации"4. В его губернаторство начинают оформляться не только глобальные (национальные), но и, казалось бы, незначительные (языковые) проблемы провинции.
Он значительно расширил и усовершенствовал официальную резиденцию губернатора в Оттаве для участия «большего числа людей в общественной жизни страны и разного рода массовых мероприятиях». В разряд «расширения и усовершенствования» входили пристройка Танцевального зала и Зала под навесом. А также «дал взаймы» 1624 доллара правительству для постройки общественного ледяного катка.
Кроме того, при Дафферине были основаны Верховный суд Канады и Королевский военный колледж, а также заложена Трансконтинентальная железная дорога.
Поскольку генерал-губернатор как представитель королевы не мог присутствовать на заседаниях канадской палаты общин, то в крыле здания была организована канцелярия губернатора, и леди Дафферин, присутствовавшая при обсуждении важных вопросов, могла представить супругу отчёт безотлагательно. Ф. Дафферин объяснял такие меры беспокойством о процветании края и необходимостью предупреждения министров о действиях, которые он считал неверными.
В это же время были учреждены медали генерал-губернатора в различных областях знания для поощрения достижений канадских учащихся. Эти награды существуют и сейчас, как и различные спортивные награды, в том числе в соревнованиях по стрельбе и приз по кёрлингу. Сохраняя историческое наследие, лорд Дафферин убедил муниципалитет Квебека не только не допускать уничтожения старого города, но и восстановить уже разрушенные стены в их первоначальном виде.
В 1878 г. лорд Дафферин вернулся в Англию и через некоторое время получил новое назначение — в Санкт-Петербург. Именно с этим событием и связан документ, найденный автором в Архиве внешней политики Российской империи.
Во второй половине XIX в. российским военным ведомством был образован институт военных агентов (позже военных атташе). Представители военного министерства состояли при всех русских дипломатических миссиях в столицах европейских и азиатских государств. Военные агенты доставляли в Петербург как военную, так и политическую информацию5. Однако о представителях и делах дипломатического ведомства, в силу определённых обстоятельств, им писать было «нежелательно».
Но случались и исключения. Наш военный агент в Лондоне генерал-майор А. П. Горлов в своём письме на имя Д. А. Милютина приводит «довольно много любопытных сведений» о «назначенном в Санкт-Петербург английским послом Lord Dufferin"6. Найденный документ примечателен ещё и тем, что информация, содержавшаяся в письме, после личного распоряжения Александра II попала к министру иностранных дел: «Его Императорского Величества рукою написано: Можно сообщить Кн. Горчакову».
Вернёмся к самому документу и к характеристике вновь прибывшего в столицу английского посланника. Не буду пересказывать документ, считаю полезным привести именно «довольно много любопытных сведений», чтобы читатель мог сам оценить образ английского чиновника, сложившийся у современников.
«Лорд Dufferin принадлежит к довольно мелкому английскому дворянству Ирландии и владеет лишь маленьким поземельным имуществом. По матери он потомок известного драматурга Шеридана, от которого, по всей вероятности, наследовал свои наклонности к литературе и ораторству, привлекшие на него местное внимание литератора Дизраэли и затем могущественное покровительство Лорда Биконсфильда.
Дафферин7 отличный эллинист и латинист, но слаб в новых языках. Имея способности к изучению и стремясь во что бы то ни стало обратить на себя внимание лондонских клубов и газет чем-нибудь необыкновенным, он, может быть, даже предпримет
изучение русского языка- его блаженство было бы полное, если бы на каком-нибудь обеде в St James'-s Club он мог пересыпать свой спич русскими выражениями.
Его дипломатическая карьера до настоящего времени ограничивалась исполнением одной небольшой миссии в Сирии. Его известность как автора основана на издании одной книжки, где он рассказывает свою экскурсию в яхте и которая послужила к составлению ему репутации учёного географа между поверхностными людьми. Эта репутация, равно как путешествия его в Канаде, когда он был там губернатором, доставили ему возможность сделаться президентом географического общества, по возвращении в Лондон. Этого места он добивался с горячностью, для того, чтобы не быть забытым публикой и журналистами. Не быть сюжетом разговоров в клубах, не видать своего имени упоминаемым в газете «Times» по поводу спичей, экскурсий яхт и тому подобного было бы для Лорда Дофферина верхом несчастия. Только тогда считает он свои действия полезными, когда при совершении их находятся газетные репортёры, которые на другой уже день передадут в Лондон какое-нибудь сенсационное известие по этому поводу, какое-нибудь его острое & quot-mot"-, какой-нибудь хитро составленный комплимент, направленный к Лорду Би-консфильду. Так, например, однажды в Америке, на обеде одного учёного общества в Бостоне, говоря свой спич, Лорд Дофферин неожиданно перешёл от общих мест касательно наук — к самому свирепому нападению на Россию. Ничто не вызывало его на этот скачок — ни характер работ общества, ни общий дух публики, который в Бостоне скорее симпатичен к России- скачок этот, очевидно, был задуман для того, чтобы показать Лорду Биконсфильду, как глубоко сочувствует его видам, показать, что даже за три тысячи миль от Англии и среди спокойных учёных бесед он не может удержаться, чтобы не поднести этот своего рода & quot-тост"- своему начальнику.
Как видно, эти действия увенчались успехом- несмотря на неудачное окончание своей деятельности в Канаде, Лорд Даффе-
рин получил высокое место английского посла в Санкт-Петербурге. Необходимость во что бы то ни стало сыскать место для Лорда Дафферина сошлась удачно с необходимостью заместить лорда Лофтуса человеком большого ума и особенно человеком более вкрадчивым и изворотливым. Многие американцы полагают, что назначение Лорда Доф-ферина показывает желание английского правительства сделать свои сношения с Россией более мягкими- и в самом деле трудно найти человека с более вкрадчивыми манерами, как Лорд Дафферин. Маленького роста и вечно улыбающийся- он, кажется, вставляет свой длинный нос в самое сердце собеседника. Когда он в ударе, то превосходит всех своею необычайною любезностью, льстивостью и нежными переливами своего голоса.
Эти качества доставляли ему необыкновенную популярность в грубой манерами Республике Соединенных Штатов, которую он часто посещал во время своего губернаторства в Канаде. Жаждая этой популярности, он не пренебрегал никакими мелочами, ни пустяками для удовлетворения этой жажды: болтал без устали о пустейших предметах с влиятельными старыми дамами, перецеловал тысячи детей, входил с горячно-стию в мельчайшие подробности домашней жизни и хозяйства своих знакомых и тому подобное.
Для увеличения своей репутации в Лондоне предпринял совершить тур по диким и пустынным частям английских владений в Америке- ему сопутствовала его жена и целая толпа репортёров англичан и американцев для того, чтобы раструбить по всем концам англо-саксонского света славу своего предводителя.
Не осталось, кажется, ни одного дикого племени в этих владениях, которому бы Лорд Дофферин не произнёс речи- конечно, индейцы и эскимосы ничего в этих речах не поняли, но зато репортёры разнесли губернаторское красноречие повсюду, выдумывая в придачу сенсационные ответы за дикарей и описывая небывалые гирлянды цветов, подносимые индейскими и эскимосскими девицами леди Дофферин.
Леди Дофферин принадлежит к хорошей, но не аристократической фамилии в Ирландии. В Америке её не любили за чрезвычайную надменность манер и за стремление её показать американским дамам всю важность теперешнего её положения… При первом знакомстве она принимает сухой и холодный тон, аффектирует пуританские нравы, — качество, весьма оценяемое королевой Викторией…
.. Как и её муж, леди Дофферин заражена литературной манией. Некоторое время тому назад она издала небольшую книжку под заглавием & quot-Lady Georgina Gushington& quot-, представляющую род сатиры против окружавшего её общества. Она имеет претензии на сарказм и любит сплетни и насмешки- есть полный повод полагать, что по окончании службы её мужа в России она не преминет написать о русском обществе книжицу более или менее саркастическую, смотря по тому, как это будет полезно для её мужа.
Она хорошо играет на домашних театрах и любит занимать первые роли, она любит окружать себя учёными, литераторами и артистами: наконец, вообще любит играть первую роль повсюду. По её холодным и размеренным приёмам лицу, не знающему её, трудно даже вообразить, в какой мере она честолюбива и наполнена беспокойным тщеславием.
Её несовершенное знание французского языка неизбежно будет затруднять её в петербургском обществе и, вероятно, раздражит и против этого общества- говорят, что её поддерживает надежда сделаться герцогиней, если её муж успеет заключить какой-нибудь выгодный для Англии договор с Россией.
Лорд Дофферин особливо жаждет репутации государственного человека. Отдавая справедливость его талантам риторическим и признавая за ним довольно разнообразные познания, — хотя всегда поверхностные, -американцы, однако, находят, что его суждения не всегда здравы и что действия его лишены необходимого для государственного человека достоинства.
Вот одно из его действий, послуживших основанием к такому заключению. Несколько лет тому назад предстояло сделать некоторые изменения в трактате Канады с Соединенными Штатами, называемом «Reciprocity Treaty». Изменения эти относились до ловли рыбы в пограничных водах и имеют для Канады самое жизненное значение. Вместо того чтобы обратиться с полным достоинством прямо к вашингтонскому кабинету через английского посланника в Соединенных Штатах, Лорд Дофферин начал дело подкупом некоторых вашингтонских журналистов и приглашением в это дело некоего J. Ward, человека, известного в Америке за самого бессовестного парламентского маклака, т. е. специально занимающегося подкупом членов Конгресса в виду проведения разных несправедливых законов.
Эти меры уничтожили всякую надежду на успех. Г. Фиш, бывший в то время Госсекретарём Республики, пришёл в негодование, узнав о происках Лорда Дофферина, и заявил во всеуслышание, что он охотно бы сделал многие уступки, если бы канадский губернатор действовал прямо, но что теперь он и слышать не хочет о каких бы то ни было изменениях в трактате.
Лорд Дофферин сам поехал в Вашингтон, но дело оказалось окончательно испорченным и непоправимым.
Чтобы загладить отчасти такое фиаско столь нужного для Канады & quot-Трактата взаимности& quot-, Лорд Дофферин предпринял своё знаменитое странствие по северным частям Канады и рассыпание своих спичей от Бостона до арктических стран включительно. Эта кампания & quot-a la Jules Verne& quot- удостоилась сочувствия и одобрения Лорда Биконсфиль-да и вызвала целый ряд похвальных статей в газете & quot-Times"-. Но когда, встретив на дороге горсть бедных, эмигрировавших из России, Лорд Дофферин разразился пред ними спичем, посылавшим проклятия русской тирании и благословения английской свободе, взрыв восторга в английских клубах и между членами Биконсфильдского кабинета упрочил надолго положение такого блиста-
тельного патриота и предал забвению канадскую неудачу.
Хотя Лорд Дофферин добился большой популярности между американскими репортёрами, тем не менее, в последнее время его пребывания в Америке произошла одна комическая стычка с журналистами этой страны … (речь идёт о полемике между американскими журналистами и Ф. Дафферином из-за перепечатанной из ирландской газеты статьи о женитьбе лорда. — Авт.) С того времени отношения его к американской журналистике охладели, и высокомерность его жены в обращении с американскими дамами сделалась ещё более заметной.
Уверяют, что заветнейшею мечтою Лорда Дофферина есть желание получить место вице-короля Индии и что место посла в Санкт-Петербурге есть для него только ступень к этому столь желанному повышению. Находясь в России, он готов будет на всё, чтобы только заслужить милость своего покровителя, Лорда Биконсфильда, и добиться своего назначения в Калькутту"8.
Чуть более полутора лет Ф. Дафферин пробыл английским послом в России. Затем был послом в Константинополе (18 811 884 гг.). И наконец, в 1884 г. он достиг своей честолюбивой мечты — был назначен вице-королём Индии. В течение четырёх лет он представлял официальный Лондон в Калькутте. Как утверждает В. Зелинская, именно «за время его императорской службы был создан Индийский Национальный Конгресс и заложены основы современной индийской армии». Справедливости ради, однако, стоит отметить, что идея создания ИНК витала в воздухе уже ни один год, а крупномасштабная военная реформа началась ещё в середине 1860-х годов.
И последний триумф лорда Дафферина как дипломата — это успешная миссия в афганском вопросе. Автор интернет-статьи отмечает, что английский чиновник «успешно справился с афганским кризисом, предотвратив войну, которая реально могла возникнуть между Англией и Россией после захвата последней части афганской территории в районе Кушки"9.
Не буду вдаваться в подробности обстоятельств афганского кризиса10, но укажу главное. Основной целью английской дипломатии было развязывание русско-афганской войны, итогами которой в регионе могла бы воспользоваться именно Великобритания. Российская же сторона, ещё до обострения русско-афганских и англо-русских противоречий в районе Кушки, предлагала решить этот спор мирным путём. И даже после военного столкновения Россия не высказала никаких претензий афганской стороне.
Ещё до получения известий о Кушкин-ском бое в марте 1885 г. афганский эмир Абдурахман-хан прибыл в Равал-пинди для встречи с вице-королём Индии лордом Дафферином. Для английской стороны уже при первой встрече стало ясно, что эмир не допустит английские войска в Герат (на что рассчитывали лондонские и калькуттские дипломаты в погонах), а целью его поездки являлась попытка выманить деньги и новое вооружение под предлогом войны против России. Позже, после получения известий о русско-афганском столкновении, эмиру стало совершенно очевидно, что Англия не собиралась выполнять данные ею обещания. Основная цель англичан, как виделось эмиру, — Герат и приоритетное положение Британской империи на Среднем Востоке, и только в последнюю очередь — защита интересов самого Афганистана.
В целом же совещание в Равал-пинди не принесло никаких существенных изменений в отношения государств. Единственным достижением этой встречи стало подкреплённое солидной денежной суммой намерение эмира пойти на конфликт с Россией.
Таким образом, в очередной раз встаёт вопрос о справедливости оценок работы одного из представителей английской дипломатии и чиновничества.
Примечания
1 http: //www. inoforum. ru/forum/index. php? sho wtopic=8337 Валентина Зелинская. Лорд Дафферин — чиновник-романтик.
2 Там же.
3 Там же.
4 Там же.
5 Подробнее см.: Лисицына H.H. Русские военные агенты в Лондоне в конце XIX — начале XX в.: взгляд на Восток // Клио. СПб., 2005. № 1(28). С. 161−166- Лисицына H.H. Русские путешественники и военные наблюдатели на Среднем Востоке. Разведка на службе геополитики в 80-х — 90-х годах XIX в. // Геомилитаризм, геополитика, безопасность. Научное издание. 2005. № 9. С. 456−471- Лисицына H.H., Шеремет В. И. Русские военные агенты о политике Великобритании в Османской империи периода активизации России на Среднем Востоке (1870-е — 1900-е гг.) // Отечественная ос-манистика и туркология: итоги и перспективы. Доклады и сообщения международного научно-практического семинара 2 июля 2009 г. Казань: КГУ, 2009. С. 234−236.
6 Копия с письма Свиты Его Величества генерал майора Горлова к военному министру от 29 января/10 февраля 1879 г. за № 7 // Архив внешней политики Российской империи (ABПРИ). Ф. 147 Среднеазиатский стол. Оп. 485. Д. 1260. Л. 72−79об.
7 В тексте копии письма разнится написание фамилии нашего героя. В начале письма именно Дафферин, но с его середины — Дофферин. С чем это связано, автор данной статьи не знает- может быть, это ошибки, возникшие при составлении копии для архива, а возможно, так было в оригинале документа.
8 Стилистика и орфография (в большинстве случаев) сохранены.
9 http: //www. inoforum. ru/forum/index. php7sho-wtopic=8337 Валентина Зелинская. Лорд Дафферин — чиновник-романтик.
10 Подробнее см.: Лисицына H.H. Пендинское сражение 1885 года. Новые документы // Восточный архив. 2004. № 11−12. С. 66−73- Лисицына H.H. Сближение зон влияния Российской и Британской империй в Центральной Азии. Последний этап присоединения центральноазиат-ских оазисов к Российской империи в конце XIX века // Некоторые дискуссионные проблемы зарубежной и отечественной государственной истории. Межвузовский сборник научных трудов / Сост. Жиряков И. Г., Михайлова H.B. М.: МГГУ им. М. А. Шолохова, 2008. С. 70−96- Лисицына H.H. Афганский эмир Абдурахман-хан и англо-русское соперничество на Среднем Востоке // Восточный архив. 2008. № 17. С. 28−32.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой