Принцип справедливости в административно-юрисдикционном процессе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

8.3. ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ В АДМИНИСТРАТИВНОЮРИСДИКЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ
Джуха Ольга Владимировна, аспирант, Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)
Аннотация. В статье исследуется содержание принципа справедливости как основополагающего идейного начала административно-юрисдикционного процесса. Особое внимание уделяется вопросам справедливости административно-юрисдикционных актов и процессуальной форме, опосредующим разрешение административного конфликта.
Ключевые слова: административно-юрисдикционный процесс, принцип, справедливость
JUSTICE PRINCIPLE IN ADMINISTRATIVE-JURISDIKTSIONNOM PROCESS
Dzhuha Olga Vladimirovna, the post-graduate student, the Rostov state Economic university
Annotation: The summary: In article the content of a principle of justice as basic ideological beginning of admini-stratively-jurisdiktsionnogo process is researched. The special attention is given to justice questions of admini-stratively-jurisdiktsionnyh acts and the remedial form, mediating resolution of the administrative conflict.
Keywords: administratively-jurisdiktsionnyj process, a principle, justice
Вопрос справедливости волнует человечество на протяжении всей его истории. Современное право, к сожалению, уделяет недостаточно внимания толкованию принципа справедливости. Рассматриваемый принцип решает своеобразную задачу — возвышение права в социальном плане и обеспечение справедливой защиты тем, кто нуждается в ней. Несмотря на такую суть и значение справедливости, законодатель, указывая цели административного наказания, не употребляет термин «справедливость». Так, можно ли говорить в подобном случае об обеспечении защиты со стороны государства, государственных органов и их должностных лиц прав граждан, даже если исходить из малозначительности административного наказания? Хотя согласно закону административное наказание является государственной мерой ответственности. Учитывая перечисленные обстоятельства, следует привести доводы В. Е. Давидовича о справедливости, которую он рассматривает в следующих аспектах: 1) оценка и мера средств- 2) оценка и мера результатов1. На основе этих суждений мы можем отметить, что справедливость как цель административного процесса должна включать оценку и меру: а) целей административного наказания- б) средства их достижения — наказания и иных мер административно-правового характера- в) результатов применения наказания и иных мер административного характера.
Обеспечение социальной справедливости должно являться целью установления не только вины, но и самого правонарушения и применения наказания, потому что в
1 См.: Давидович В. Е. Социальная справедливость: идеал и принцип деятельности. М.: Изд-во полит. лит., 1989. С. 31
результате совершения правонарушения возникает социальная несправедливость, выражающая тот ущерб, который нанесен правонарушением отдельному субъекту, обществу, государству. Его размер определяется характером и степенью общественной негативности правонарушения в ходе рассмотрения юридического конфликта. По мнению П. А. Фефелова, применение наказания должно выражаться в целях подавления противоправных замыслов со стороны неустойчивых граждан2. Кроме того, справедливость находится в прямой зависимости от таких факторов, как применение излишне строгих мер по делу или применение излишне мягких.
Принцип справедливости в административном процессе обнаруживается в содержании статей 4. 2, 4.3 Ко-АП РФ, устанавливающих круг обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность соответственно. Являясь элементом предмета процессуального познания, они способствуют назначению и применению справедливой меры наказания, которая должна индивидуализировать ответственность. Кроме того, эти особенности являются непременным условием выбора действительно справедливого средства достижения целей доказывания, поскольку «права человека должны считаться священными"3, и субъекты правоприменительной деятельности должны «почитать их как долг, и
4
как святыню чтить их».
Рассматривая принцип справедливости как принцип административного процесса, выражающий соотношение деятельности по установлению виновности правонарушителя со средствами, применяемыми при этом, необходимо учесть и результаты их применения, которые позволили бы вынести справедливое решение по делу. Н. М. Коркунов по данному случаю имеет такое суждение: «Следует помнить, что применение юридических норм должно быть направлено на восстановление справедливости, но при этом должны быть выяснены причины совершения правонарушения"5.
По нашему мнению, отсутствие законодательного определения принципа справедливости позволяет сделать вывод о том, что законодатель прямо не гарантирует обеспечения принципа справедливости и стремления уполномоченных лиц к цели справедливого разрешения дела и применения наказания на основе достоверных доказательств. Но, несмотря на это, наличие данного принципа прослеживается в нормах Общей части КоАП РФ, определяющих форму вины- возраст лица, в отношении которого производится дело- возможности привлечения к административной ответственности также военнослужащих, иностранных граждан, юридических лиц- условия освобождения от ответственности- цели наказания- виды наказания и правила их назначения и применения и т. д. Кроме того, в связи с тем, что принцип справедливости направлен на дифференциацию административной ответственности и наказания, он прослеживается практически во всех статьях Особенной части КоАП РФ, а также в законах субъектов РФ6.
Позитивное право не закрепляет справедливость в качестве требования, предъявляемого к администра-
2 См.: Фефелов П. А. Механизм уголовно-правовой охраны (основные методологические проблемы). М., 1992. С. 27.
3 См.: Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. Т.1. С. 141.
4 Там же. С. 149.
5 См.: Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. § 26. Санкция юридических норм. СПб.: Юрид. центр-пресс, 2003. С. 171−175.
6 См.: Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения.
М., 2002. С. 278.
тивно-юрисдикционному акту- тем не менее, исследование актов Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам административной ответственности позволяет утверждать, что правомерность юрисдикционных актов, опосредующих применение административной ответственности, должна оцениваться с точки зрения справедливости. Так, согласно правовой позиции, определенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 30 июля 2001 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества «Разрез «Изых-ский"7, размер административной ответственности определяется с соблюдением вытекающих из Конституции Российской Федерации принципов справедливости наказания, его индивидуализации и дифференцированности. Размер наказания должен определяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств и может быть снижен правоприменителем. В противном случае, как отмечается в Постановлении Конституционного Суда Р Ф, несоизмеримо большой штраф может превратиться из меры воздействия в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности, что в силу статей 34 (часть 1), 35 (части 1 — 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации недопустимо.
В процессуальной теории существует узкое и широкое понимание справедливости юрисдикционных актов. В узком смысле справедливость сводится к справедливости назначенного наказания, т. е. к соответствию избранной меры наказания тяжести правонарушения и личности его совершителя. При более широком понимании справедливость постановления основывается на его законности и обоснованности и означает правильное разрешение дела как по существу, так и по форме- кроме того, оно должно отвечать не только правовым, но и социально-нравственным принципам отношения к человеку и совершенному им деянию. Справедливость юрисдикционного акта не может быть сведена к его законности и обоснованности. Она выступает как их нравственная оценка в глазах общества, должна быть отражением социальной справедливости. Законное и обоснованное постановление по делу об административном правонарушении может не быть справедливым, если действующий и примененный административный закон уже не соответствует
7 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 июля 2001 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона & quot-Об исполнительном производстве& quot- в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества & quot-Разрез & quot-Изыхский"- // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2001. №
6. См., также: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 г. N 11-П & quot-По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона рСфсР & quot-О Г осударст-венной налоговой службе РСФСР& quot- и Законов Российской Федерации & quot-Об основах налоговой системы в Российской Федерации& quot- и & quot-О федеральных органах налоговой полиции& quot- // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 30. Ст. 3988.
социальным потребностям. Закон может не отражать изменившиеся нравственно-правовые воззрения общества- постановление, отвечающее требованию справедливости, должно это учитывать. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Р Ф, выраженной в Постановлениях от 11 марта 1998 года8, от 14 мая 1999 года9 и от 27 апреля 2001 года10, а также из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 1998 года «По делу о проверке конституционности отдельных положений абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации «О применении контрольно — кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением», законодатель, исходя из общеправовых принципов справедливости наказания, его индивидуализации и соразмерности, должен определять санкции за нарушение административных правил таким образом, чтобы обеспечивалась возможность применения конкретной меры взыскания с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств деяния. Следовательно, законоположение, вводящее чрезмерную санкцию, не отвечает общеправовым критериям юридической ответственности и, как превышающее допустимые пределы ограничения права собственности, противоречит статьям 35 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Действие принципа справедливости не ограничивается лишь административно-юрисдикционными актами- требованию справедливости должна также отвечать процессуальная форма, опосредующая разрешение административного конфликта. В самом общем виде справедливость последней выражается в требовании принцип равенства конфликтующих сторон с тем, чтобы каждой из сторон была предоставлена разумная возможность представить свое дело в таких условиях, в которых ни одна из сторон не имеет явного преимущества11. Из этого логично вытекает требование надлежащей судебной процедуры, обеспечивающей реализацию указанных положений, что неодно-
8 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 марта 1998 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности статьи 2бб Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан М. М. Гаглоевой и А.Б. Пестрякова» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1998. № З.
9 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 1999 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 1З1 и части первой статьи З80 Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой закрытого акционерного общества «Сибирское агентство «Экспресс» и гражданина С. И. Тененева, а также жалобой фирмы «Y. & amp- G. Reliable Services, Inc.» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1999. № 4.
10 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2У апреля 2001 № У-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ & quot-АвтоВАЗ"- и & quot-Комбинат & quot-Североникель"-, обществ с ограниченной ответственностью & quot-Верность"-, & quot-Вита — Плюс& quot- и & quot-Невско — Балтийская транспортная компания& quot-, товарищества с ограниченной ответственностью & quot-Совместное российско — южноафриканское предприятие & quot-Эконт"- и гражданина А.Д. Чулкова» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2001. №
5.
11 Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 ноября 2001 года по делу «Вернер против Польши» // СПС «Консультант Плюс».
кратно подчеркивалось в ряде постановлений и определений Конституционного Суда Российской Федера-ции12.
Право различных стран акцентирует внимание на различных аспектах надлежащего отправления правосудия. В английской правовой традиции оно предполагает право на представление документов и доводов перед судом13- согласно французской правовой доктрине качество правосудия определяется его «прозрачностью», независимостью и беспристрастностью правосудия1. В качестве общего знаменателя различных подходов к элементам надлежащего отправления правосудия и его качеству выступает право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, включающее в себя ряд уже упоминавшихся параметров — как непосредственно установленных Конвенцией, так и выявленных в результате толкования ст. 6 Европейским судом по правам человека15. Совокупность фундаментальных процессуальных гарантий в итоге образуют право, носящее социальный характер, — право на справедливое судебное разбирательство, что корреспондирует ключевой обязанности государства по защите прав своих граждан.
Заметим, что юрисдикционная деятельность не ограничена лишь правосудием- разрешение административно-правовых конфликтов органами исполнительной власти не может строиться на иных принципах, ибо критерием разграничения юридических форм государственной деятельности, должен выступать не только (и не столько) субъект, реализующий ту или иную юридическую процедуру (известно, что субъект создается под необходимость реализации определенной государственной функции), но, прежде всего, характер нарушения материального права, характер административного спора, необходимость обеспечения процессуальных гарантий защиты прав и законных интересов субъектов. Этот вывод следует из правовой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 1998 г. № 14-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона Российской Федерации «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением», в котором указано, что из ч. 2 ст. 118 Конституции Р Ф вытекает, что судопроизводство по делам, связанным с рассмотрением деяний, предусмотренных оспаривае-
12 См.: Определение Конституционного Суда Р Ф от 12 мая 2005 г. 145-О «По жалобе гражданина Андреева Николая Ивановича на нарушение его конституционных прав частью З статьи З0. 11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «Консультант Плюс" — Определение Конституционного Суда Р Ф от 12 апреля 2005 г. № 11З-О «По жалобе гражданина Маслова Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав частями 1, 2 и З статьи З0. 11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Вестник Конституционного Суда Р Ф. 2005. № 5.
13 См.: Филатова М. А. Фундаментальные гарантии сторон в гражданском процессе: способы закрепления и тенденции развития // Журнал российского права. 2007. № 5.
14 Oppetit B. Les Garanties Fondamentales des Parties dans le Proces Civil en Droit Francais // Fundamental Guarantees of the Parties in Civil Litigation (Studies in National, International and Comparative Law). Op. cit. P. 485.
15 Более подробно об элементах права на справедливое судеб-
ное разбирательство в толковании Европейского суда по правам человека см.: Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998. С. 201 — 2бЗ- Сальвиа М., де. Прецеденты Европейского суда по правам человека. СПб., 2004. С. 275 — 477.
мыми положениями, должно быть административным судопроизводством независимо от того, осуществляется ли оно судом общей юрисдикции или арбитражным судом16. Конституционный Суд Российской Федерации положил в основу данного определения вида юрисдикции не формально-организационный критерий (вид органа), а материально-правовой, предметный критерий, ориентирующий на природу юридического конфликта (административно-правовой спор).
Из этого следует, что принцип справедливости определяет не только смысл административное производства в судах, но и административного производства, осуществляемого органами исполнительной власти и их должностными лицами. Единство обеих видов производств, позволяющих объединить их в единую категорию административного процесса, порядок которого подчинен требованию справедливости, обусловлен тем, что они опосредуют применение норм единой отрасли административного права, в основе которой лежит единые предмет, метод и принципы правового регулирования. Характер же процессуальных норм, как известно, определяется природой норм материального права, ибо возникновение процесса как юридической процедуры рассмотрения и разрешения юридических дел обусловлено потребностями материальных отраслей права.
Список литературы:
1. Oppetit B. Les Garanties Fondamentales des Parties dans le Proces Civil en Droit Francais // Fundamental Guarantees of the Parties in Civil Litigation (Studies in National, International and Comparative Law). Op. cit. P. 485.
2. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2002. С. 278.
3. Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998.
4. Давидович В. Е. Социальная справедливость: идеал и принцип деятельности. М.: Изд-во полит. лит., 1989. С. 31
5. Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. T.1. C. 141.
6. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. § 26. Санкция юридических норм. СПб.: Юрид. центр-пресс, 2003. С. 171−175.
7. Фефелов П. А. Механизм уголовно-правовой охраны (основные методологические проблемы). М., 1992. С. 27.
8. Филатова М. А. Фундаментальные гарантии сторон в гражданском процессе: способы закрепления и тенденции развития // Журнал российского права. 2007. № 5.
Reference list:
1. Oppetit B. Les Garanties Fondamentales des Parties dans le Proces Civil en Droit Francais//Fundamental Guarantees of the
16 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 1998 г. № 14-П по делу о проверке конституционности отдельных положений абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона Российской Федерации от 18 июня 1993 года «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» в связи с запросом Дмитровского районного суда Московской области и жалобами граждан // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 20. Ст. 2173. См. также: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 1999 г. N 9-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 266 и пункта 3 части первой статьи 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 23. Ст. 2890- Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 1998 г. № 86-О // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 34. Ст. 4368.
Parties in Civil Litigation (Studies in National, International and Comparative Law). Op. cit. P. 485.
2. Alexeys S.S. climbing to the right. Searches and decisions. М,
2002. Р. 278.
3. Gomen D, Harris D, Zvaak L. The European convention on human rights and the European social charter: the right and practice. М, 1998.
4. Davidovich V. E. Social justice: an ideal and an activity principle. М: Publishing house полит. лит., 1989. With. 31
5. I. Sochinenija'-s band in German and Russian languages. T.1. Р. 141.
6. Korkunov N.M. lecture under the general theory of the right. § 26. The sanction of legal norms. SPb.: Юрид. Center-press,
2003. Р. 171−175.
7. Fefelov P. A. The mechanism criminally-right protection (the main methodological problems). М, 1992. Р. 27.
8. Filatova M. A. Fundamental warranties of the sides in civil process: methods of fastening and a development tendency//Log of the Russian right. 2007. № 5.
РЕЦЕНЗИЯ
на статью Джухи Ольги Владимировны «Принцип справедливости в административно-юрисдикционном процессе»
В настоящее время категория справедливости как предмет научного анализа является востребованной практически во всех сферах гуманитарного знания: социологии, психологии, экономике, политологии и т. п. Причем данные исследования носят не теоретический, умозрительный характер, а скорее практико-приклад-ной. Безусловно, особое внимание проблемам справедливости уделяется в правовой доктрине и практике. Исследованию столь интересной, сколько и актуальной проблемы и посвящена статья Ольги Владимировны Джухи.
Автором проанализировано российское законодательство, определяющее сферы применения принципа справедливости в рамках административно-юрисдикционного процесса. Автором верно определено содержание принципа справедливости, которое выражается в требовании равенства конфликтующих сторон с тем, чтобы каждой из сторон была предоставлена разумная возможность представить свое дело в таких условиях, в которых ни одна из сторон не имеет явного преимущества
Данную работу выгодно отличает использование литературы на иностранном языке.
Заслуживает поддержки вывод автора о том, что принцип справедливости определяет не только смысл административного производства в судах, но и административного производства, осуществляемого органами исполнительной власти и их должностными лицами.
Обобщения и выводы автора вполне корректны и отличаются самостоятельностью и научной новизной. Это дает основания рекомендовать статью О. В. Джухи «Принцип справедливости в административно-юрисдикционном процессе» к опубликованию.
д.ю.н., профессор В.В. Ванин

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой