Календарная обрядность в Молдове и Буковине

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 394. 2(=161. 2)"-322"-
КАЛЕНДАРНАЯ ОБРЯДНОСТЬ В МОЛДОВЕ И БУКОВИНЕ
А.Г. Кожолянко
Черновицкий национальный университет им. Юрия Федьковича Украина, 58 012, г. Черновцы, ул. Коцюбинского, 2 e-mail: g_kogolianko@ukr. net Scopus Author ID: 55 849 704 100
Авторское резюме
В статье рассматривается календарная обрядность украинцев и молдаван на Буковине и в Молдове. Отмечается, что записыванием и популяризацией народных песен, сказок, легенд, пословиц и поговорок занимались молдавские ученые В. Панько, С. Келару, К. Попович, Е. Кожухарь, П. Борончук, В. Куцулима и др.
В молдавских и украинских селах Черновицкой области работали такие этнографы и фольклористы, как Г. Спатару, Н. Бэешу, В. Жунгиету, Г. Ботезату, А. Хинку, Ю. Пилип, А. Мойсей, А. Курочкин и др.
Исследовались новогодние карнавальные представления (хождение с козой, бугаем, медведем, лошадкой) изучались девичьи гадания во время праздников Андрея Калиты и св. Юрия, а также обряды первого выхода с плугом, ритуалы, связанные с началом и концом сбора зерновых и пр.
Исследованиями были охвачены несколько десятков сел с украинским населением (Новоселицкого и Сокирянского районов), со смешанным украинским, молдавским и польским населением (села Верхние Петровцы Сторожинецкого района, Колинковцы Хотинского района), а также с романским населением (села Молница Герцаевского района, Купка Глубокского района, Чудей, Ижевцы Сторожинецкого района).
Российское географическое общество еще в Х1Х в. инициировало изучение населения Бессарабии (в том числе и Хотинского уезда) с целью научного обеспечения процесса освоения новых земель, присоединенных к Российской империи. К нему присоединилось также Общество истории и древностей.
В конце ХХ в. песни и поговорки были записаны в селе Подворное Новоселицкого района Буковины и в селе Медвежья Единецкого района. Известно, что оба села входили в начале ХХ в. в Хотинский уезд Бессарабии.
Исследован аграрный календарь местного населения и его обрядность. Отмечается, что цикл аграрного календаря состоит из четырех этапов (зимнего, весеннего, летнего и осеннего). Начинается он зимой и включает в себя все те обычаи, которые сложились на протяжении многих веков.
Таким образом, украинскими, русскими и молдавскими этнографами в Х1Х — начале ХХ1 в. был собран и исследован значительный материал о календарной обрядности населения северной части Молдовы и Буковины.
Ключевые слова: календарь, обряд, праздник, народ, зима, весна, лето, осень.
The Calendar rituals in Moldova and Bukovina
A.G. Kojolianko
Yuriy Fedkovych Chernivtsi National University 2 Kotsjubynskyi Str., Chernivtsi, 58 012, Ukraine e-mail: alexkozholianko@gmail. com
Abstract
The Calendar Rituals of the Ukrainians and Moldavians in Bukovina and Moldavia are examined in the article. It is noted that the recording and popularization of folk songs, tales, legends, sayings and proverbs were carried out by the Moldavian scholars V. Panko, S. Kelaru, K. Popovich, E. Kozhukhar, P. Boronchuk, V. Kutsulima and others.
The ethnographers and folklorists G. Spataru, N. Beeshu, V. Zhungietu, G. Botezatu,
A. Khinku, lu. Pilip, A. Moisei, A. Kurochkin and others worked in the Moldavian and Ukrainian villages of the Chernovitsk Region. New Year'-s carnival play with the goat, ox, bear, and colt were performed. Maiden'-s foretune-telling during the festivals of Andrew Kalita and St. George and rituals which included the appearance of the plow and rituals which were tied to the beginning and end of harvest, etc. are analyzed. The research area included several villages with a Ukrainian population (Novoselitsa and Sokiriansk Regions), mixed Ukrainian, Polish and Moldavian population (Verkhni Petrovtsy in Storozhynets Region) and Kolinkovtsy in the Khotin Region, and with Romanian population (Molnitsa in Hertsaevsk Region, Kupka in Gluboksk Region and Chudei, Izhevtsy in the Storozhynets Region).
In the 19th C. the Russian Geographical Society initiated the study of the population of Bessarabia, including the Khotin Region with the purpose of the safe-guarding the culture of the newly-acquired lands which were united to the Russian Empire. The Society of History and Antiquity was also involved in the process. At the end of the 20th C. the songs and sayings in the village of Podvornoe in the Novoselitsa Region of Bukovina and in the village of Medvedzia in the Edinets Region of Moldova were recorded. At the beginning of the 20th C. both of these regions were in the Khotin District of Bessarabia.
The agricultural calendar, divided into 4 seasons (winter, spring, summer, fall), of the local population and its rituals was researched. The calendar began with winter and included customs which evolved over many centuries. In such manner Ukrainian, Russian and Moldavian ethnographers in the 19th C. — beginning of the 20th C. collected and researched a significant amount of material about the calendar rituals of the
population of Northern Moldavia and Bukovina.
Keywords: calendar, ritual, festival, folk, winter, spring, summer, fall.
Важное место в духовной культуре занимает календарная обрядность, играющая ведущую роль в мировоззрении и верованиях не только украинского народа, но и других славянских этносов.
Вместе с тем нужно учитывать тот факт, что отдельные структурные элементы календарных праздников постепенно стираются из памяти украинского народа. Имеются в виду не только определенные обряды и обычаи календарных праздников, но и песни, приметы, носителей которых становится все меньше.
В соответствии с четырьмя сезонами года, обусловленными движением Земли и Солнца, у населения Буковины сформировалась система календарной отметки ритмов изменений в природе посредством определенных праздников и сопровождавших их обрядов.
Космические ритмы они перенесли в свою духовную культуру, определив праздники: Великдень — весеннее равноденствие, Ивана Купала — летнее солнцестояние, Световид (Вторая Богородица) -осеннее равноденствие, Рождество — зимнее солнцестояние.
На территории Буковины этнографические наблюдения осуществлял Р. Ф. Кайндль, почти ежегодно проводивший экспедиции в равнинную, предгорную и горную часть края.
Материалы об обычаях и обрядах горцев Буковины были опубликованы в работах «Гуцулы» (1894), «Русины (рутены) Буковины» (в соавторстве с А. Монастырским (1890), «Праздничный календарь руснаков и гуцулов» (1896), «Этнографические очерки из Восточных Карпат» (1898) и др.
Работа Р. Ф. Кайндля «Праздничный календарь руснаков и гуцулов» была напечатана в № 6−7 австрийского журнала «Сообщения Географического общества в Вене» в 1896 г.
Уже во вступительной статье он отметил: «Возможно, в любой другой части прадавних легенд рутенов вообще, руснаков и гуцулов в частности, сохранились такие давние элементы, как в календарных праздниках"1. РФ. Кайндль охарактеризовал в ней годовой цикл праздников и обрядов жителей Карпат и Прикарпатья.
В отношении слов «рутены» и «руснаки» Р. Ф. Кайндль в работе «Этнографические экспедиции в Восточные Карпаты», опубликованной в отдельном выпуске журнала Австрийского антропологического общества, в 1898 г. указывает, что «руснак» — это название истинно народное, руснаками называют себя гуцулы, бойки, а также, возможно, и лемки2.
В работе «Праздничный календарь руснаков и гуцулов» ученый уделил значительное внимание атрибутике зимних календарных
праздников и символике. В частности, известный их атрибут — сноп-Дидух он трактовал как пережиточный элемент верований руснаков, как персонификацию злого зимнего божества, которое сжигают в конце праздников3.
При этом Р. Ф. Кайндль до конца не понимал, что смысл Дидуха гораздо шире. Сожжением святвечернего снопа осуществлялся магический обряд перенесения посредством огня духов предков, концентрировавшихся в снопе на протяжении зимних праздников, в царство духов, то есть на небо. Ученый также не обратил внимание на то, что в древности (до начала XVIII в.) сноп-Дидух играл роль рождественской елки: его вносили в дом и устанавливали в углу в канун Святой вечери.
Много внимания придавал Р. Ф. Кайндль рождественско-новогодним переодеваниям. Приводит он примеры переодевания в «деда», «бабу», «козу», «девушку-Маланку» и др. Истоки ритуальных игр «Маланки» во время новогодних праздников исследователь видел в дохристианских верованиях руснаков, в их мифологии.
Кайндль стремился объяснить и обряды вокруг святвечерней еды — кутьи. По мнению ученого, они были связаны с гаданием на будущий урожай и с любовной магией. Последний аспект магических действий встречается в этнографических работах впервые, поскольку большинство предшествовавших и многие последующие ученые обращали внимание только на хозяйственно-магическое значение кутьи как обрядовой пищи, приносящей урожай на поле, прирост пасеки, скота и пр.
По этому поводу известный этнограф А. Курочкин писал: «Отзвук глубокой архаики прослеживается в исследуемом труде, хотя основные ее факты принадлежат к последним десятилетиям XIX в. В центре внимания этнографа-краеведа не догматическое христианство и не церковная история праздников, а проблема фольклорной религиозности, так называемое бытовое двоеверие. Он стремился объективно отобразить сложные процессы контаминации дохристианских обычаев и традиций…, фиксируя в первую очередь живые реликты языческого мировоззрения и ритуалистики"4.
В работе «Гуцулы: их жизнь, обычаи и народные предания» РФ. Кайндль, оценивая духовный мир гуцулов конца XIX в., в частности отметил: «Правда, что среди гуцулов сохранилось еще очень большое число языческих обычаев, а собственно — поганских праздников"5.
Он также делает вывод, что большинство современных ему обычаев, распространенных в то время, «было когда-то связано с праздниками равноденствия и солнцестояния"6.
О праздновании дня Нового года он писал: «День святого Василия (дне на сьв. Василя) празднуется в один день с праздником Нового года по ст. ст. Но для гуцулов 1-е января не является началом нового года, ибо их церковный год начинается с сентября, а их «сельский» год — с мая. Поэтому гуцулы изредка называют 1-е января Новым годом, преимущественно этот год носит название святого"7.
Вопросы обрядовых гаданий и заклинаний во время календарных праздников исследовал Р. Ф. Кайндль в работе «Погодные ворожения у рутенов и гуцулов» (1894). Он отмечал, например, что «в новогодний вечер выставляют кусочки лука по количеству двенадцати месяцев и рядом с ними кладут соль. Так угадывают, в каком месяце будет дождь"8.
Офицер Генерального штаба, член Российского географического общества А. Защук (1828−1905) был в 1859 г. в командировке в Кишиневе. Он записывал от местных жителей информацию этнографического характера: народные приметы, верования, предания и пр. 9
Результатом его исследовательской работы стали «Материалы для географии и статистики России» (1862 г.), где автор обратил внимание на процесс взаимовлияния культур молдаван и русинов. В этом труде он описал праздничную пищу молдаван в зимние карнавальные дни, обычаи и обряды, приуроченные ко дням святых Юрия, Андрея, Фоки, предания о русалках и пр. 10
Взаимовлияние культур молдаван и русинов Xотинского уезда нашло отражение в работе «Материалы для этнографической карты Бессарабской губернии» (1916)11.
Факты для этого труда были собраны российским демографом
В. Бутовичем в 1907 г. при помощи местных учителей народных школ и отчасти духовенства. Рядом с обычным количеством статистических данных в сборнике приводится анализ влияния традиционной культуры молдаван на русинов Xотинского уезда.
Календарные обычаи и обряды стали объектом изучения в работах
А. Матеевича: «Очерк молдавских религиозно-бытовых традиций» (1912 г.), «Молдавские праздники от Великодня до Пятидесятницы» (1913 г.)12, «Новый год у молдаван» (1915 г.)13 и др. В них автор называет годовые праздники, народное деление календарного года и суток, обычаи и обряды, приуроченные к «русальным» четвергам, дню св. Юрия и др. 14
Вопросы исследования календарной обрядности украинцев и молдаван стояли в центре внимания этнографической экспедиции кишиневских этнологов и фольклористов в северную часть Буковины. В частности, исследовались новогодние действия Маланки, путешествие с козой, бугаем, медведем, лошадкой, девичьи гадания
на Андрея Калиту, празднование св. Юрия, первый выход с плугом, ритуалы сбора злаковых культур и пр.
В селах Черновицкой области работали такие этнографы и фольклористы, как Г. Спатару, Н. Бэешу, В. Жунгиету, Г. Ботезату, А. Хинку, Ю. Пилип, А. Мойсей, А. Курочкин и др. Собранный в экспедициях этнофольклорный материал сейчас хранится в Центральном научном архиве Академии наук Республики Молдова (в фонде № 19) под названием «Материалы научных экспедиций, проведенных в период 1946—1985 гг. на территории Молдавской и Украинской ССР"15.
Это полевые исследования почти 30 сел, среди которых — села с украинским (Новоселицкого и Сокирянского районов), смешанным украинским, молдавским и польским (села Верхние Петровцы Сторожинецкого района, Колинкивцы Хотинского района) и романским населением (села Молница Герцаевского района, Купка Глубокского района, Чудей, Ижевцы Сторожинецкого района).
Материал о календарной обрядности украинцев и молдаван хранится также в Российском этнографическом музее (Санкт-Петер-бург)16. Это описание новогодней «Маланки» и вещевой материал (одежда деда и бабы, маланочное освещение-полумесяц) из села Магалы, что в Нижнем буковинском Припрутье.
Они составляют часть коллекции этнографического материала Ф. Вовка, которую ему удалось собрать по поручению Этнографического отдела Русского музея императора Александра Ill во время экспедиции на Буковину в 1904 г. В фондах музея хранится фотографический материал о праздновании зимних календарных праздников в буковинском селе Клишковцы. Он был получен Российским этнографическим музеем от Государственного института проектирования сельского и колхозного строительства УССР в Киеве в 1947 г.
Следует отметить, что Российское географическое общество инициировало изучение населения Бессарабии (в том числе и Хотинского уезда) с целью научного обеспечения процесса освоения новых земель, присоединенных к Российской империи. К этому процессу присоединилось также Одесское общество истории и древностей.
В Черновицком областном краеведческом музее хранятся одежда и маски народных новогодних обрядовых представлений «Верте-па-Иродов», «Маланки» (фонд «Ткани»). В фондах этого музея есть крупная партия новогодне-рождественской праздничной атрибутики (подсвечники-троицы, используемые во время Святой вечери, макитры — посуда для перетирания мака для приготовления основной рождественской пищи — кутьи, миски для еды и др.), а также экспедиционные описи календарных праздников17.
В Черновицком областном музее народной архитектуры и быта (ЧОМНАБ) хранятся предметы как внутреннего обихода (свечники,
миски, рюмки и др.), так и одежды участников новогодне-рождественско-крещенских обрядов (костюмы деда, бабы, цыгана, цыганки, ангелов, царя Ирода, пастуха, кнуты-гарапники, ритуальные макогоны-булавы и пр.)18.
Особую ценность представляют отчеты этнографических разведок, проведенных научными сотрудниками музея во время календарных праздников в 80−90-х гг. XX в. в селах Веренчанка Заставнивского района, Подворье Новоселицкого района, в городе Вашковцы Виж-ницкого района Черновицкой области.
Сбором материалов о календарной обрядности украинцев и молдаван занимался В. Д. Панько. Уроженец села Дану Глодянского района Молдовы, сотрудник газеты «Лунка Прутулуй», он собрал более 200 украинских народных песен, записанных в родном селе, и многие сотни фольклорных произведений сел Стурзовка, Петруня, Новые Лимбены, Новые Фундуры и др.
Член Национального союза писателей Украины С. Ф. Келар занимался сбором и популяризацией народных песен, сказок, легенд, пословиц и поговорок, которые имеют непосредственное отношение к календарной обрядности украинцев Молдовы.
Следует отметить и исследования К. Ф. Поповича, который написал очерк о календарных обрядах жителей сел севера Молдовы -Стурзовки, Петруни, Дану, Кеменкуц и др. 19 При этом исследователь отмечает, что речь их довольно своеобразна и немного отлична от речи украинцев Северной Молдовы. Для подтверждения своих выводов К. Ф. Попович приводит слова Е. Кожухарь из статьи «Языковые особенности фольклора села Стурзовка"20: «Более века изоляция от материнской культуры и языка и его диалектов, активное контактирование с русским языком нашло отражение в местном говоре и в то же время стало фактором своеобразного языкового консерватизма, который проявляется в сохранении древних, архаичных для современного литературного украинского языка элементов».
Далее автор обращается к аграрному народному календарю и его обрядности. Отмечается, что его цикл состоит из четырех этапов (зимнего, весеннего, летнего и осеннего). Начинается аграрный календарь зимой и включает все те обычаи и песни, которые сложились на протяжении многих веков.
Указано, что в Молдове украинские аграрные обычаи переплетались с молдавскими. Они взаимно обогатили друг друга. Для примера взят молдавский новогодний обряд «Плугушорул» и соответствующая ему украинская песня «Плужок». Речь идет о хождении с плугом и «быком». Этот обычай отражает древние традиции, связанные с магическим ритуалом, имитирующим настоящий процесс сельскохозяйственного цикла — посева и орошения ржи и пшеницы. Тексты
записаны в различных вариантах, представляющих определенный регион (города Сороки и Хотин).
Песни и присказки записаны в селе Подворное Новоселицкого района Буковины и в селе Медвежья Единецкого района Молдовы. Известно, что оба они входили в начале ХХ в. в Хотинский уезд Бессарабии.
С «бугаем» ходили как в украинских селах северной части Бессарабии, так и в молдавских селах Северной Молдовы.
«Хождение с быком» имело место в календарной обрядности обоих этносов. Вместе со всеми сегментами этот обряд указывает на то, что он берет свое начало еще с древних времен.
Наблюдается описанная в сказочной форме идеализация крестьян. Стремление к богатой жизни, хотя и в мечтах, порождало определенные гиперболизированные картины. Подобное мы встречаем в щедривках и колядках обоих народов.
Наиболее древними колядками следует считать те, в которых прослеживается культ солнца и огня. Правда, исследователь сравнивает его с культом греков (Зевса) и римлян (Юпитера), как это отмечалось в научной литературе ХХ в. Современная украинская наука все более склонна видеть свои корни в культе солнца и огня, а греки и римляне только переняли его у славян.
В исследовании календарной обрядности Буковины и Молдовы использован материал из села Данкауцы, что на Сокирянщине (собрал его священник В. Завойчинский), и села Стурзовка (П. Борончук,
В. Куцулима)21.
Сравнивая буковинские и молдавские колядки, исследователь указывает, что упомянутые материалы В. Куцулимы свидетельствуют, что украинские колядки стурзовчан больше связаны с религиозными верованиями, в то время как молдавские в большинстве своем — аграрно-светские.
Отдельный раздел посвятил К. Ф. Попович украинским народным песням Северной Молдовы. В разделе «Календарно-обрядная поэзия» представлены колядки «Добрий вечір вам, пане господар», «На тій горі золотії», «Йа у неділю усі дзвони дзвонили», щедривки «Як в ліску, в ліску, на жовтім піску», маланочные песни «Маланка», «Вставай, Маланко, бо заспала», «Помагай Біг, газда», «Йа в петрівочку й маленька ночка», «Пане Господарю, вставай рано», «Ой на воді, на Йордані» и др., записанные в селах Дану, Николаевка, Петруня. Материал о календарной обрядности «Из истории бессарабских украинцев» вошел также в V том «Очерков украинского фольклора и художественной литературы Молдовы», изданных в 2008 году в Кишиневе22.
В условиях глобализации, распространения «массовой культуры», трансформации народного календаря особенно актуально сохранение традиционной календарной обрядности, поскольку именно обычаи и обряды являются свидетелями прошлого.
Календарные праздники населения Буковины имеют дохристианскую основу. Сквозь призму традиционных календарных праздников прослеживаются почитание предков, воспитание уважения и любви к родственникам, соседям и вообще ко всем людям, особое внимание к основным и вспомогательнымх хозяйственным занятиям — земледелию, скотоводству, пчеловодству, религиозно-ритуальной символике солнца, огня, воды. Календарные праздники сопровождались песнями, пожеланиями, угощениями, народно-театральными сценками и развлечениями.
Обязательными составляющими календарной обрядности украинцев и молдаван на Буковине были почитание предков, ритуальные обходы, развлечения, песни и пр. Она отобразила основные стремления человека — желание обеспечить богатый урожай и плодовитость скота, отвести зло, предвидеть будущее и позитивно влиять на него.
Праздники и обряды были теми рычагами, которыми удовлетворялись духовные и эстетические потребности, в них проявлялись верования людей, их чувства.
Таким образом, русскими, молдавскими и украинскими этнографами собран и исследован значительный материал о календарной обрядности населения северной части Молдовы и Буковины.
ЛИТЕРАТУРА
1. Kaindl R.F. Der FestkaLender der Rusnaken und HuzuLen // MitteiLungen der Geographischen GeseLLschaft in Wien. 1896. Heft VI-VII. S. 124−148.
2. Kaindl R.F. Ethnographische Streifzuge in der Ostkarpaten. Beitrage zur Hausbauforschung in Oesterreich. Separatdruk aus Band XXVIII der MitteiLungen der AnthropoLogischen GeseLLschaft. Wien, 1898. S. 241.
3. Kaindl R.F. Der FestkaLender der Rusnaken und HuzuLen. S. 123.
4. Курочкін О. Дохристиянська основа святкового календаря українців Карпатського регіону за матеріалами РФ. Кайндля // Р. Ф. Кайндль і українська історична наука. Ч. 1. Чернівці-Вижниця: Черемош, 2004. С. 127.
5. Kaindl R.F. Die HuzuLen. Wien, 1894. S. 97.
6. Ibid.
7. Ibid. S. 107.
8. Kaindl R.F. Wetterzauberei bei den Ruthenen und HuzuLen. Czernowitz, 1894. S. 23.
9. Лукьянец О. С. Русские исследователи и молдавская этнографическая наука в ХІХ — начале ХХ в. Кишинев: Штиинца, 1986. С. 17.
10. ЗащукА. Бессарабская область: материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. СПб., 1862. С. 450, 462−463, 484−494.
11. Бутович В. Материалы для этнографической карты Бессарабской губернии. Киев: Типография Х. Ю. Бурштейна, 1916. 59 с.
12. Матеевич А. Молдавские празднования от Пасхи до Пятидесятницы // Кишиневские епархиальные ведомости, 1913. № 16−17 С. 779−818- № 18.
С. 854−869- № 20. С. 938−955.
13. Матеевич А. Новый год у молдован // Кишиневские епархиальные ведомости, 1915. № 47. С. 1325−1346.
14. Матеевич А. Очерк молдавских религиозно-бытовых традиций // Кишиневские епархиальные ведомости, 1912. № 12−13. С. 336−347- № 2223. С. 746−756.
15. Центральный научный архив Академии наук Молдовы (ЦНА АНМ). Ф. 19. Матералы научных экспедиций, проведенных в период 19 461 985 гг. на територии Молдавской и Украинской ССР. Д. 81−86, 99−106, 238 240, 248−274, 356.
16. Российский этнографический музей. Ф. Вовк. Колекция № 1121- фототека № 6545.
17. Черновицкий областной краеведческий музей (ЧКМ). 32 834 — Ill -20 789, 16 462 — Ill — 11 765, 12 099 — Ill — 4515, 14 700 — Ill — 11 270, 12 991
— Ill — 9293, 43 118 — Ill — 28 191, 40 518 — Ill — 26 257.
18. Черновицкий областной музей народной архитектуры (ЧОМНАП). Фонд Н Ф: 01−03−08, 01−03−10, 01−03−55.
19. Попович К. із історії бессарабських українців. Віночок українських фольклорних заспівів Північної Молдови- Constantin Popovici. Scrieri aLese (In 15 voLume). VoL. V. Chisinau, 2008. С. 89−190.
20. Співає Стурзовка. Збірка українського та молдавського фольклору с. Стурзовка Глодянського району Молдови. Кишинів, 1995. С. 25.
21. Нариси українського фольклору та художньої літератури Молдови. Кишинів, 2007. С. 24−25.
22. Constantin Popovici. Scrieri aLese (In 15 voL.). VoL. V. Chisinau, 2008. 592 с.
References
1. Kaindl R.F. Der FestkaLender der Rusnaken und HuzuLen, MitteiLungen der Geographischen GeseLLschaft in Wien, 1896, heft VI-VII, pp. 124−148 [in German].
2. Kaindl R.F. Ethnographische Streifzuge in der Ostkarpaten. Beitrage zur Hausbauforschung in Oesterreich. Separatdruk aus Band XXVIII der MitteiLungen der AnthropoLogischen GeseLLschaft, Wien, 1898, p. 241 [in German].
3. Kaindl R.F. Der FestkaLender der Rusnaken und HuzuLen, p. 123 [in German].
4. Kurochkin O. Dokhristiyans'-ka osnova svyatkovogo kaLendarya ukra'-ints^ Karpats'-kogo regbnu za matenaLami R.F. KayndLya, R.F. KayndL'- і ukrains'-ka іstorichna nauka, ch. 1, Chernіvtsі-Vizhnitsya: Cheremosh, 2004, p. 127 [in Ukrainian].
5. Kaindl R.F. Die HuzuLen, Wien, 1894, p. 97 [in German].
6. Ibid.
7. Ibid., p. 107.
8. Kaindl R.F. Wetterzauberei bei den Ruthenen und HuzuLen, Czernowitz, 1894, p. 23 [in German].
9. Luk’yanets O.S. Russkie issLedovateLi i moLdavskaya etnograficheskaya nauka v XIX — nachaLe XX v., Kishinev: Shtiintsa, 1986, p. 17 [in Russian].
10. ZashchukA. Bessarabskaya obLast'-: materiaLy dLya geografii i statistiki Rossii, sobrannye ofitserami GeneraL'-nogo shtaba, SPb., 1862, pp. 450, 462−463, 484−494 [in Russian].
11. Butovich V. MateriaLy dLya etnograficheskoy karty Bessarabskoy gubernii. Kiev: Tipografiya Kh. Yu. Burshteyna, 1916. 59 p. in Russian].
12. Mateevich A. MoLdavskie prazdnovaniya ot Paskhi do Pyatidesyatnitsy, Kishinevskie eparkhiaL'-nye vedomosti, 1913, Nr 16−17, pp. 779−818- Nr 18, pp. 854−869- Nr 20, pp. 938−955 [in Russian].
13. Mateevich A. Novyy god u motdovan, Kishinevskie eparkhiaL'-nye vedomosti, 1915, Nr 47, pp. 1325−1346 [in Russian].
14. Mateevich A. Ocherk moLdavskikh reLigiozno-bytovykh traditsiy // Kishinevskie eparkhiaL'-nye vedomosti, 1912, Nr 12−13, pp. 336−347- Nr 22−23. pp. 746−756 [in Russian].
15. TsentraL'-nyy nauchnyy arkhiv Akademii nauk MoLdovy (TsNA ANM). F. 19. MateraLy nauchnykh ekspeditsiy, provedennykh v period 1946−1985 rr. na teritorii MoLdavskoy i Ukrainskoy SsR. D. 81−86, 99−106, 238−240, 248−274, 356 [in Russian].
16. Rossiyskiy Etnograficheskiy Muzey. F. Vovk. KoLektsiya Nr 1121- fototeka Nr 6545 [in Russian].
17. Chernovitskiy obLastnoy kraevedcheskiy muzey (ChKM), 32 834 — Ill -20 789, 16 462 — Ill — 11 765, 12 099 — Ill — 4515, 14 700 — Ill — 11 270, 12 991
— Ill — 9293, 43 118 — Ill — 28 191, 40 518 — Ill — 26 257 [in Ukrainian].
18. Chernovitskiy obLastnoy muzey narodnoy arkhitektury (ChOMNAP), fond NF: 01−03−08, 01−03−10, 01−03−55 [in Ukrainian].
19. Popovich K. Iz іstorії bessarabs'-kikh ukraїntsіv. Vmochok ukrams'-kikh foL'-kLornikh zaspmv P^mcl'-ino! MoLdovi. Constantin Popovici. Scrieri aLese (In 15 voLume), voL. V, Chisinau, 2008, pp. 89−190 [in Russian].
20. Sp^ae Sturzovka. Zbkka ukrams'-kogo ta moLdavs'-kogo foL'-kLoru s. Sturzovka GLodyans'-kogo rayonu MoLdovi, Kishiniv, 1995, p. 25 [in Ukrainian].
21. Narisi ukrams'-kogo foL'-kLoru ta khudozhn'-o]'- L^e^tuM MoLdovi, Kishiniv, 2007, pp. 24−25 [in Ukrainian].
22. Constantin Popovici. Scrieri aLese (In 15 voL.), voL. V, Chisinau, 2008, 592 p. [in Russian].
Кожолянко Александр Георгиевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры этнологии, античной и средневековой истории Черновицкого национального университета им. Юрия Федьковича.
Kojolianko Alexander — Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of the Department of Ethnology, Ancient and Medieval History of Fedkovych National University of Chernivtsi.
e-mail: alexkozholianko@gmail. com

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой