Каменные орудия поселения Остров Веры 4

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ
С. А. Григорьев КАМЕННЫЕ ОРУДИЯ ПОСЕЛЕНИЯ ОСТРОВ ВЕРЫ 41
Статья посвящена анализу каменных орудий поселения Остров Веры 4 эпохи энеолита. Поселение расположено на озере Тургояк в Южном Зауралье, где выявлена серия мегалитических объектов и металлургические комплексы той же эпохи. Произведенный анализ показал, что массивные каменные орудия были многофункциональны и служили как для горно-металлургического производства, так и для иных нужд.
Ключевые слова: каменные орудия, энеолит, металлургическое производство, строительство мегалитов.
Поселение Остров Веры 4 располагается на озере Тургояк в Южном Зауралье, где в течение последних лет проводятся исследования мегалитического комплекса [1- 2- 3- 4]. Наряду с ними ведутся раскопки и на отдельных поселениях острова, относящихся к эпохе энеолита, которой датируются и мегалиты. На строительство этих сооружений были затрачены колоссальные усилия, связанные с добычей и обработкой камня. Все это предполагает наличие соответствующей техники и инструментов. Вместе с тем на острове выявлены и следы металлургического производства. На поселении Остров Веры 7 в 2007 г. обнаружены отдельные шлаки. В ходе работ летом 2009 г. на поселении Остров Веры 4 выявлен целый металлургический комплекс, состоящий из печи с горизонтальным дымоходом. Здесь же найдены мелкие фрагменты шлака, медная капля, кусочки куприта, литейные формы, льячка. При подготовке площадки производились интенсивные работы по обжигу скальни-ка и его частичному выравниванию или удалению. Само печное углубление тоже сделано в скальном основании. Неподалеку от металлургического комплекса исследована культовая площадка, где тоже производились существенные работы со скальной породой, а также обрабатывались плиты, из которых была сооружена огороженная вымощенная культовая площадка. Все эти работы требовали значительного количества каменных орудий разного типа. В пределах раскопа общей площадью 62 кв. м было обнаружено 50 крупных каменных орудий (в данной работе не рассматриваются многочисленные кремневые и яшмовые изделия). Их анализу и посвящена данная статья2.
Молоты
В общей сложности на поселении обнаружен 21 молот или обломок этого орудия. Молоты имеют различные размеры и различаются, вероятно, в зависимости от выполняемых функций. Наиболее крупные орудия (6 экземпляров, рис. 1, 5, 7, 9, 18, 20, 21), весом от 2,5 до 10 кг, служили для дробления твердой породы. Для изготовления этих орудий чаще использовались крупные кварцитовые гальки подходящей формы, у которых отдельными сколами сбивались лишние части. Одно орудие сделано из расколотой наковальни — две его плоскости ровные, заглаженные (рис. 1, 7). Иногда сколами оформлялись боковые выемки для крепления орудия к рукояти. В одном случае (рис. 1, 18) видно, что обработка выемок производилась металлическим инструментом с шириной лезвия около 1,5 см. Реже в качестве материала использовался гранит подходящей формы (рис.
1, 21). Это было менее долговечное орудие, но оно не требовало и значительных усилий при изготовлении. Подобные молоты могли служить, как при раскалывании гранита, так и при измельчении рудовмещающей породы или дроблении твердых руд, например, халькопирита.
Рис. 1. Каменные молоты
Гораздо больше (9 экземпляров) обнаружено молотов меньших размеров, весом 0,2 — 1 кг (рис. 1, 1, 2, 4, 8, 10, 14−17). Для их изготовления использовался любой камень достаточно твердой породы (кварцит, кварц или зеленокаменная порода) и вытянутой
формы, который подвергался незначительной дополнительной обработке, сводившейся к оформлению сколами или пришлифовке выемок для привязывания. Часто (в случае, если галька имела вполне подходящую форму) дополнительная обработка не производилась. Рабочие концы обычно плоские, на них имеются следы забитостей. Некоторые орудия имеют два рабочих конца. Один из них мог быть приостренным или иметь наклонную плоскость, что облегчало дробление материала сравнительно легким орудием. Одно орудие явно использовалось без рукояти (рис. 1, 17), так как следы ударов присутствуют на его различных сторонах. Оно бралось в руку, и удар наносился любой подходящей поверхностью.
Последняя группа молотков наиболее легкая и изготовлена из более хрупкого кварцита (6 экземпляров, рис. 1, 3, 6, 11−13, 19). Вес этих изделий колеблется в промежутке 0,2−0,6 кг. Специальной обработке они практически не подвергались. Подбирался камень подходящей, как правило, вытянутой формы. Орудия эти использовались либо для дробления сравнительно мягких материалов, например, окисленных медных руд или мягкой рудовмещающей породы (гидроокислы железа), либо для нанесения ударов по мягкому материалу (дерево и т. д.). Некоторые из этих изделий могли использоваться и в качестве пестов (на поселении найден один целый экземпляр и фрагмент рабочей поверхности), служивших, возможно, также для растирания руды, поскольку они имеют округлый рабочий край, на котором, кроме выбоин, видны следы горизонтальных движений (рис. 1, 11, 12).
Таким образом, на поселении обнаружены молоты, имеющие различные функции. Вероятно, их неправомерно было бы назвать исключительно горно-металлургическими орудиями. При наличии на острове ярко выраженной мегалитической традиции и высокой техники обработки камня, эти изделия могли использоваться и для этих целей. Так, даже в пределах раскопа на данном поселении видны многочисленные следы обработки и раскалывания каменных плит. Вместе с тем, с учетом наличия здесь металлургического комплекса и значительного количества подобных орудий (полностью отсутствовавших, например, на поселении Остров Веры 7), их металлургическая функция представляется тоже несомненной. При этом, судя по характеру этих орудий, на поселении производилось не только растирание руды перед плавкой, но и дробление рудовмещающей породы, то есть первичное обогащение руды и все последующие циклы ее обработки. Соответственно, на руднике эти работы не производились, что, в целом, характерно для ранних стадий развития горно-металлургического производства.
Каменные отбойники
Помимо молотов, к орудиям ударного действия на поселении относятся отбойники (рис. 2, 1−4). Как правило, это сравнительно небольшие орудия, которые хорошо ложатся в руку (примечательно одно орудие, которое удобно держать именно левой рукой — рис. 2,
4). Форма их обычно не столь вытянута, как у молотов, а один из концов приострен, что позволяло наносить ими точечные удары. На этом конце фиксируются следы нанесенных ударов. Иногда следы ударов присутствуют и на втором конце орудия, таким образом, этим концом тоже пользовались, по мере необходимости. В качестве материала для этих орудий служили кварцитовые или кварцевые гальки. Чаще они вовсе не подвергались специальной обработке, но в некоторых случаях (рис. 2, 1, 3) рабочий конец приострялся сколами. Вероятно, эти изделия служили для изготовления каменных орудий, поскольку предназначались для точных сильных ударов. В общей сложности, в коллекции присутствует четыре подобных орудия.
Несколько изделий встречено в единичных экземплярах и не составляют значительных групп. В первую очередь, следует выделить топор-молот из твердой кварцитовой породы (рис. 2, 6). Это орудие с двумя рабочими концами — дугообразным лезвием и узким обухом со следами мелких забитостей. Поверхность обработана сколами. На одной плоскости выемка для привязывания. Не исключено использование его как оружия.
Рис. 2. Каменные отбойники (1−4), куранты (5, 7, 8) и топор (6)
Найдено и два куранта из сравнительно рыхлого гранита с неплохими абразивными свойствами (рис. 2, 7, 8). Необходимая форма придана грубыми сколами. Верхняя часть орудий выпуклая, нижняя, рабочая — плоская, пришлифованная. Куранты, по-видимому, служили для растирания какого-то мягкого материала. Использовать его для более твердого материала, в том числе в горно-металлургическом производстве, было невозможно. Им близко орудие на кварцитовой плитке с пришлифованными поверхностями (рис. 2,
5). Одна из них пришлифована чуть глубже. Но глубоких следов работы по твердому материалу на ней тоже нет.
Каменные наковальни и абразивы
Важным индикатором наличия на поселении металлургического производства являются каменные наковальни и абразивные плиты. Как указывалось выше, молоты могли служить и просто для дробления камня, но обработка руды (дробление и растирание) могли происходить только на специальных плитах. Обнаруженные на поселении орудия этого типа различаются.
Наиболее массивными являются наковальни (рис. 3, 1−5), представленные двумя целыми орудиями и тремя обломками. Целые изделия достигают 10 и 28,5 см в длину/
Рис. 3. Каменные наковальни
Толщина наковален колеблется от 5 до 12 см. Все они изготовлены из достаточно твердого кварцита, что позволяло раскалывать на них очень прочную породу. На подобное использование этих орудий указывают следы мелких выбоин на их поверхности. Вместе с тем, некоторые орудия имеют и следы заглаживания или растирания (рис. 3, 2, 4, 5). Выделяется из этой серии одно изделие, достаточно тяжелое, но сравнительно небольшого размера (рис. 3, 3). У него следы ударов присутствуют не только на плоских поверхностях, но и на угловых частях.
Рис. 4. Каменные наковальни (1−3) и абразивы (4−6)
Следовательно, на этом орудии могли что-либо дробить, но его же можно было использовать и в качестве молота. Вероятно, эти изделия были, в целом, полифункциональны, но могли использоваться также для дробления и растирания твердой рудной породы.
Рис. 5. Рыхлитель (1), скребла (2, 3), тесло (5) и клинья (4, 6)
Для их изготовления использовались толстые плоские плитки кварцита, которым, при необходимости, обивкой краев придавалась определенная форма. Еще одна наковальня (рис. 4, 1) предназначалась для работы с относительно мягким материалом. Она сделана из гранита, и имеет плоскую рабочую поверхность и выпуклую нижнюю, которую удобно было помещать на коленях.
Определенные отличия от вышеописанных наковален имеют две массивные плиты из прочного кварцита, на которых нельзя было производить дробление крупных твердых материалов (рис. 4, 2, 3). Первая из них рассечена кварцевой жилой и не могла выдержать сильного удара, а вторая была приспособлена для размещения на коленях. Обе они имеют мелкие забитости, но, вместе с тем, их верхние рабочие поверхности заглажены и заполированы. Поэтому на них могло производиться дробление и растирание сравнительно мягкого материала. В металлургическом производстве они могли служить для растирания руды до порошкообразного состояния, ковки и заточки медных изделий.
Три изделия представлены классическими абразивами, выполненными на небольшой плитке либо кварцитового сланца, либо сравнительно мягкого кварцита с пришлифованной поверхностью (рис. 4, 4, 5). Одно изделие является точильным камнем из гальки, в котором заточкой мелких предметов, например, шильев, выработан желобок (рис. 4, 6).
Рыхлители, скребла, клинья и тесла
Функцию нескольких орудий определить без трасологического анализа затруднительно. В первую очередь, это два орудия на сланцевых плитках, с пришлифованной верхней и боковой частями (чтобы удобней было держать в руке) и приостренной нижней рабочей
Рис. 6. Каменные подставки
гранью (рис. 5, 1, 2). Не исключено, что орудием выполнялись стандартные хозяйственные работы, но возможно и то, что его могли использовать для того, чтоб копать грунт и соскабливать слой гранитной крошки при подготовке площадки после обжига гранита.
Видимо, сходные функции выполняло типичное крупное орудие из плоского длинного (28 см) куска кварцита (рис. 5, 3). Обработка его ограничивалась отсечением лишних частей несколькими грубыми ударами. Орудие достаточно тяжелое (3,4 кг) и предназначалось, вероятно, для раскалывания гранита и рыхления грунта с гранитной крошкой. Это
довольно типичное изделие, при изготовлении которого затрачивался минимум усилий, и которое было рассчитано на непродолжительную работу по твердому материалу.
Менее ясно назначение обнаруженных на поселении тесел и клиньев, сделанных из зеленого сланца. Ранее довольно грубые клинья из этого материала встречались на поселении Остров Веры 7. Клинья (рис. 5, 4, 6) не имеют специальной обработки. Возможна она лишь на рабочем конце, который приострен. У первого клина на рабочем конце видны следы ударов. Второй клин отличатся значительной длиной при маленькой ширине и толщине (22*2,8×1,6 см), что делало невозможным его использование по слишком прочному материалу.
Из того же материала изготовлено тесло (рис. 5, 5). Это тонкое изящное изделие с гладкими поверхностями, но достигли этого не путем длительной обработки заготовки. Орудие сделано на крупном отщепе от заполированного выветриванием края заготовки, затем некоторые края подправлены небольшими ударами. Оба конца приострены, но рабочим был лишь нижний более широкий конец, где видны небольшие сколы от использования. Подработка верхнего конца, вероятно, была необходима лишь для того, чтобы вставить его в рукоять. Он приострен и слишком тонок для того, чтобы по нему наносился удар непосредственно. Толщина орудия тоже не позволяла работать им по слишком твердому материалу.
Каменные подставки
Четыре плитки (рис. 6) из сланца или кварцита не имеют выраженных следов сработанности, к тому же, как правило, они слишком тонкие для того, чтобы по ним наносились удары. Иногда присутствуют следы обивки краев для придания формы. На поверхности наиболее крупной плиты (рис. 6, 4) имеются следы небольших ударов, нанесенные для выравнивания поверхности. В силу этих причин, данные изделия условно обозначены как каменные подставки.
Заключение
Исходя из вышеприведенного описания, можно сделать следующие выводы. Для сравнительно небольшого раскопа концентрация крупных каменных орудий на поселении Остров Веры 4 очень высока. Для энеолитических поселений подобная картина, в целом, не характерна. Объяснить это можно двумя причинами: наличием мегалитической традиции и металлургического производства.
Вместе с тем, необходимо отметить, что эти традиции в определенной степени взаимосвязаны. При изготовлении каменных блоков, использованных в строительстве мегалитов, употреблялись металлические орудия. Ими на каменоломне острова Веры выдалбливался ряд лунок, в которые вставлялись деревянные клинья, что позволяло откалывать куски камня правильной формы. Вероятно, это универсальная ситуация для мегалитических памятников. Без металлических орудий было возможно сооружать лишь наиболее простые конструкции из валунов. Блоки же изготавливали с помощью металла. Как уже отмечалось выше, при изготовлении некоторых наиболее твердых каменных орудий тоже пользовались металлическими инструментами. Наконец, большой опыт строительства мегалитов в определенной степени способствовал и развитию навыков горного дела. Нельзя игнорировать и тот несомненный факт, что многие орудия могли использоваться как для того, так и для другого вида операций. Так, сомнительно, чтобы, затратив усилия на изготовление тяжелого молота для дробления гранита, его не использовали и для дробления рудной породы. Многие подобные орудия были полифункциональны, как и в современном хозяйстве. Поэтому, несмотря на наличие на поселении неолитической керамики, эти изделия датируются все же эпохой энеолита.
Как мы видели, в арсенале древнего населения острова были разнообразные по назначению каменные орудия. Даже молоты имелись нескольких видов. Их могли применять и при различной обработке гранита, и в горно-металлургическом производстве. В последнем случае крупные молоты были необходимы для дробления рудонесущей породы,
а молоты меньших размеров — для измельчения руды. Однако руду было необходимо истирать до порошкообразного состояния, для чего могли служить песты, имеющие как следы ударных действий, так и следы трения о твердый материал (рис. 1, 11, 12).
Отбойники, благодаря своей твердости, могли служить для изготовления каменных орудий, для точной обработки гранита и для извлечения рудных жил из породы после дробления.
Обнаруженные на поселении куранты были мало приспособлены к работе по твердому материалу, и использовались для каких-то иных хозяйственных нужд.
Наковальни имели, вероятно, весьма широкий спектр применения: на них производили дробление руды, ковку металла (эта операция была обязательной, поскольку непро-кованным изделием из чистой меди было невозможно работать по камню), дробление и растирание любых материалов. Последние операции более широко производились на более хрупких и не столь массивных изделиях.
Наконец, ряд изделий (рыхлители, тесла, клинья и подставки) не были непосредственно связаны ни с металлургией, ни со строительством мегалитов), хотя те же рыхлители наверняка использовались при подготовке площадок для металлургических печей или мегалитических сооружений.
Существует еще один интересный аспект проблемы. Практически повсеместно от энеолита и до средней бронзы включительно, металлургическое производство, вплоть до обработки руды, осуществлялось непосредственно на поселениях. Перенос производства на рудники происходит, преимущественно, с начала эпохи поздней бронзы и более активно в раннем железном веке. Поселение Остров Веры 4 является ярким примером этого, и его материалы позволяют понять причины данного явления. Изготовление некоторых каменных орудий, необходимых для обработки руды, было достаточно трудоемким процессом, равно как и сама обработка руды или подготовка металлургических печей. Кроме того, тяжелые орудия, имевшие многофункциональные назначения, было бы довольно обременительно носить в места добычи руды и обратно. Производство на рудниках получало смысл при росте объемов добычи и переработки руды. Поэтому постепенно, в случае соответствующих социо-экономических условий, менялась структура производства и отдельные его стадии или звенья выносились за пределы поселений. Но в энеолитическую эпоху этот процесс еще не начался.
Примечания
1 Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 09−01−85 109а/У.
2 Автор признателен В. Г. Котову за консультации по следам сработанности на некоторых изделиях.
Список литературы
1. Васина, Ю. В., Григорьев, С. А. Рекогносцировочные исследования мегалитических сооружений на озере Тургояк в Южном Зауралье // Известия Челябинского научного центра. 2005. Вып. 2. С. 105−109. URL: http: //www. csc. ac. ru/news/20052/20052_132. zip.
2. Григорьев, С. А., Васина, Ю. В., Ивасько, Л. В., Котов, В. Г. Мегалитические комплексы Урала: проблема датировки // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале. М.: ИА РАН, 2008. Т. 1. С. 204−206.
3. Григорьев, С. А., Васина, Ю. В., Котов, В. Г., Ивасько, Л. В. Проблема датировки мегалитических комплексов Урала // XVII Уральское археологическое совещание: Материалы научной конференции (Екатеринбург, 19−22 ноября 2007 г.). Екатеринбург — Сургут: Изд-во «Магеллан», 2007. С. 82−83.
4. Григорьев, С. А., Меньшенин, Н. М. Мегалитические сооружения острова Вера на озере Тургояк в Южном Зауралье // Известия Челябинского научного центра. 2004. Вып. 1. С. 208−213. иЯЬ: http: //www. csc. ac. ru/news/20041/20041_132. zip.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой