Принципы культурной имагологии Даниэля-Анри Пажо

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2013. № 2(32)
УДК 82. 091
ПРИНЦИПЫ КУЛЬТУРНОЙ ИМАГОЛОГИИ ДАНИЭЛЯ-АНРИ ПАЖО
© О.Ю. Поляков
В статье рассматривается программа исследований дискурса о национальном, предложенная французским литературоведом Д. -А. Пажо, который призвал модернизировать компаративистику последних десятилетий XX в. путем ее сближения с культурной антропологией и историей идей. Анализируются представления ученого о таких имагологических формах, как стереотип и миф, вписанных в семиотическую модель имагологического анализа, выделяются типы репрезентации и рецепции образов чужого/другого. Особое внимание уделяется связям теории Пажо с положениями школы «Анналов», обусловившими особый акцент на историко-культурных контекстах изучения национальных образов.
Ключевые слова: сравнительное литературоведение, имагология, стереотип, миф, национальный образ, школа «Анналов», культурная антропология.
Имагология как наука, осуществляющая интерпретацию национального нарратива литератур, возникла в 1950-х гг., когда в сравнительном литературоведении Франции, в трудах Ж.М. Кар-ре, М. -Ф. Гийяра и других авторов стали звучать требования перенести центр тяжести компаративистики с изучения художественного диалога отдельных писателей, течений, литературных направлений, выявления контактных и типологических связей в литературах на образы «чужого/другого» (& quot-l'-etranger"-, & quot-l'-autre"-), выраженные в текстах, представляющие собой некие мистификации, «миражи», интеллектуальные конструкты.
Многие ученые обращали внимание на то, что компаративистика, находившаяся в те годы под влиянием Новой критики с ее «имманентным» анализом художественного текста, чрезмерное внимание уделяла собственно эстетическим проблемам, переносу исследований национального образа в область «литературной транспозиции», что вело к сужению дискурсивного пространства имагологии. Одним из первых на ограниченность такого подхода указал видный французский ученый Даниэль-Анри Пажо, который разработал «трансдисциплинарный» метод и обосновал необходимость возвращения компаративистики в лоно истории идей, к традициям, заложенным Ф. Бальдансперже и П. Азаром.
Прежде всего Д. -А. Пажо заявил о необходимости модернизировать разработанную П. Ван Тигемом модель сравнительного литературоведения, которая ориентирована на исследование национальной литературы в аспекте проблем рецепции, уяснения специфики литературных влияний, заимствований. По его убеждению, научное поле литературоведения должно быть расширено за счет исследований этнологов, антропологов, социологов, историков, с тем чтобы
вписать «размышления о литературе» в общий анализ культуры общества и всесторонне изучить культурные образы.
Применительно к имагологии Пажо понимает под культурным образом совокупность идей о другом (чужом), воплощаемых при создании литературного произведения. Образ — результат «существенного расхождения между двумя культурными реальностями», «представление чужой культурной действительности, через которое индивид или группа индивидов, создавших этот образ (или разделяющих, или распространяющих его), презентуют и интерпретируют идеологическое пространство, в котором они находятся». В отличие от этнопсихологии, занятой поисками усредненного образа чужого, «находящегося на равном расстоянии от всех серий стереотипов», имагология «должна прийти к идентификации образов, сосуществующих в одной литературе, в одной культуре» [1: 171].
По мнению Д. -А. Пажо, не следует рассматривать национальный образ как аналог реально «наблюдаемого», поскольку он является репрезентацией и относится к сфере воображаемого. Более правильной ему представляется иная методологическая посылка, связанная с выявлением соответствия образа предшествующей культурной модели (в культуре «наблюдающей», а не в культуре «наблюдаемой»). «Образ — это до определенного момента язык (язык о Другом), и в этом плане он естественно отсылает к реальности, которую обозначает и называет. Между тем настоящая проблема — это проблема логики образа, его „правдивости“ (а не „ложности“). Изучать образ — значит понимать, что делает его похожим на другие или оригинальным» [1: 171].
Более того, образ чужого может помочь в познании культуры-реципиента (страны «наблюдающей»), метафорически выразить не до конца
постигаемые рационально национальные реалии. И в этом плане имагология должна исследовать не только конкретные воплощения представлений о другом/чужом в литературных текстах, но и выявлять силовые линии культуры, ее аксиологические ориентации, определяющие механизмы репрезентации национального.
Национальный образ диалектически связан с такими имагологическими формами, как стереотип и миф: стереотип может быть потенциальным мифом, а миф может порождать новые стереотипы. По общему убеждению, стереотип — результат чрезмерной схематизации и искажения реального, «плохая копия» действительности. Такому упрощенному подходу Д. -А. Пажо противопоставляет семиотическую трактовку, согласно которой стереотип проявляется не как «знак» (как возможная обобщенная презентация многочисленных значений), но как «сигнал», который автоматически отсылает к одному смыслу, к одной возможной интерпретации. «Стереотип есть признак однозначной коммуникации, заблокированной культуры», «изображение одной формы с одним значением» [1: 172]. Стереотип выражает соотношение категорий свойства и сущности, дает возможность экстраполяции единичного на коллективное. Коммуникация посредством стереотипов находится на уровне приписывания знака. Стереотип малоподвижен и, по мнению Пажо, является выражением остановленного времени, «времени сущностей». Эта статичность ведет к его стандартизации, укоренению и тиражированию в фактах культуры, в частности в литературе («индустриальная проза» XIX в., фельетоны, массовая литература и др.).
Пажо представляет стереотип результатом максимального сжатия ментальной структуры, видом резюме, эмблемы конкретной культуры. Как носитель определения «другого» он «сообщает коллективное знание, которое стремится быть значимым в любой исторический момент», он имплицитно создает дихотомию мира и культур, поскольку формируется в постоянном иерархическом противопоставлении «Я» и «Другого» [1: 173]. Стереотип, как уже отмечалось, способен переходить на уровень мифа. В этом случае он, как указывает Пажо, может выполнять консолидирующую (сплочение социальной группы) или компенсаторную функцию (возмещение того, чего недостает той или иной культуре, или того, что осознается писателем, группой или общностью отсутствующим в родной культуре).
Выделив базовые понятия имагологического анализа, Д. -А. Пажо определяет методологические подходы к изучению национальных образов, в частности структурно-антропологический
метод, который сформировался в его научном мышлении под влиянием К. Леви-Стросса. Согласно этому методу исследователь должен выявить и охарактеризовать основные оппозиции текста (я-повествователь — родная культура и он-персонаж — представляемая культура) и тематические единицы, элементы, которые служат катализаторами образа чужого [1: 175].
Рассмотрению подлежат пространственно-временные отношения текста, поскольку они структурируют повествование о «чужом»: это разнообразные виды оппозиций, принципы разделения пространства на основе отношений «Я -Другой», приемы мифологизации, позволяющие представить «организованный космос», «внешний» порядок, изоморфный внутреннему миру писателя, — географическое и психическое пространство в этом случае должны предстать в неразрывной связи. Исследователю-имагологу необходимо охарактеризовать принципы распределения пространственных элементов, процессы маркировки местностей, значимых пунктов и др., чтобы понять принципы символизации пространства.
При изучении временной организации национального нарратива, по мнению Пажо, необходимо обратить внимание на точные исторические маркеры, но при этом иметь в виду, что культурные стереотипы, присутствующие в тексте, придают ему вневременную значимость, чужое изображается в мифологическом времени, без точных хронологических границ. Поэтому важно видеть оппозиции между линейным и поступательным временем политической истории и обратным циклическим движением образа.
В системе персонажей исследованию подлежат «морфологические характеристики», то, что создает и поддерживает в тексте категории «ина-ковости»: здесь нередко важны гендерные аспекты выбора характеров, их принадлежность либо к родной культуре автора, либо к инокультурной традиции и т. д.
Творчество писателя, создавшего имагологи-чески значимый текст, Пажо рассматривает как когнитивный процесс, в котором важно не только то, что сказано о культуре Другого, но и то, о чем умалчивается. Это последнее в определенной мере способствует уяснению специфики воплощения национального образа.
Следует отметить, что модель исследования, разработанная Д. -А. Пажо, имеет трехъярусную структуру, каждый из уровней которой опирается на конкретную методологическую посылку. Так, первый, структурный этап постижения образа «другого» связан с семиотическими построениями, выявлением бинарных оппозиций,
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
лежащих в основе репрезентации национального. На втором этапе семиология, по мысли Пажо, должна поддержать лингвистический анализ, задача которого заключается в том, чтобы верифицировать добытые в ходе структурного исследования данные, раскрыть семантическую функцию элементов текста, служащих материалом для построения образа. Пажо говорит о неком «квадрильяже» текста, статистическом анализе, который позволил бы «составить основные лексические системы, словарные созвездия», способствующие определению смысловых стержней текста. Для имаголога важны повторяемость в выборе словаря, лексика, используемая для характеристики персонажей, частота употребления иностранных слов, их происхождение и др.
Однако рассмотрения только языковых средств создания образа чужого/другого недостаточно: необходимо «выйти» из текста, сопоставить его с системой культуры, с исторической ситуацией. Образ как совокупность знаков, отобранных писателем и предназначенных для определенной публики, представляет собой, по словам У. Эко, закодированную систему ожидания. Для понимания этой системы необходимо знать внешние, внелитературные факторы создания образа чужого. Отсюда — третий уровень имагологического исследования, концепция которого сложилась у Пажо под влиянием французской школы «Новой истории», или школы «Анналов», изменившей принципы исторической науки: «анналисты» рассматривали исторические события в большом историческом времени, выявляли фундаментальные процессы общественной жизни, опираясь на комплекс наук, методы которых помогали представить историческую эпоху в единстве многочисленных связей.
На третьем этапе исследования Пажо предлагает сопоставлять данные структурного анализа с политическими, культурными, социальными контекстами имагологического текста. Он выделяет четыре уровня рассмотрения национального образа: 1) типичные черты образа и их функционирование в исследуемом тексте- 2) социокультурные нормы (силовые линии культуры) — 3) культурные модели, послужившие основой создания образа- 4) код, позволяющий читателям узнать образ или, наоборот, лишающий образной силы элемент образа [1: 381]. Второй и четвертый уровни интерпретации национального образа неосуществимы без детального исторического анализа.
Д. -А. Пажо, учитывая специфику культурных связей, типологизирует формы рецепции национального следующим образом.
Во-первых, иностранная культура может рассматриваться писателем как высшая по отноше-
нию к родной национальной культуре. Здесь мы имеем дело с «маниями». Например, англомания французских философов XVIII в., по мысли Пажо, объясняется изъянами в их родной культуре (недостаток свобод, терпимости). Положительный образ Англии играет роль критика по отношению к французской культуре. «Мании» способствуют созданию «миражей», ложных идеализированных образов.
Во-вторых, иностранная культура может представать как низшая по отношению к родной культуре (эта «фобия» способствует повышению значимости собственной культуры). В пример Пажо приводит германофобию французских писателей конца XIX в., культивировавших «римский мираж» и противопоставлявших германскому варварству «моральное превосходство» римского народа- также он выделяет испанофобию французов в век Просвещения, когда испанской «грубости» и «жестокости» противопоставлялись французский «хороший вкус» и «мягкость нравов».
В-третьих, иностранная культура рассматривается принимающей как положительная (позитивная): это двусторонние связи, основанные на взаимоуважении («филия»). Например, по мнению Пажо, галлофилия некоторых испанских критиков (Асорин) основана не только на положительном восприятии Франции, но и на признании благотворного влияния французских поэтов на испанскую литературу (Валери Ларбо).
В-четвертых, иностранная культура принимается родной культурой безоценочно. Речь идет об объединениях культур, в которых многосторонние связи превращаются в односторонние (панлатинизм, пангерманизм, панславизм).
Исследования названных типов национальной рецепции, безусловно, должны иметь диахронический характер, должны быть погружены в «долгое историческое время». В этом случае появляется возможность представить эволюцию национального образа, определить моменты пересмотра некоторых его компонентов, увидеть, «как появляются и исчезают противоречивые образы Другого, как укореняются путем многократных повторений традиционные предпочтения, как, таким образом, может писаться искусственная „вторая“ история, сменяющая в другие времена и при других культурных обстоятельствах массу избитых клише, стереотипных выражений». Исследователь может установить, «где вырисовываются (и чьей рукой) моменты пересмотра, обновления, переломные моменты в памяти одного или нескольких поколений, где, наконец, сменяются бесконечные копирования одних и тех же высказываний о Другом у разных поколений» [2: 82].
Кроме того, имагологические тексты, изученные с исторической точки зрения, могут быть ранжированы, могут составить иерархию в зависимости от типа идеологического воздействия на публику (например, должно быть учтено то, вводили ли они впервые определенную ментальную установку или укореняли ее, или просто воссоздавали уже известный образ Другого).
Таким образом, Д. -А. Пажо предлагает расширить структурно-тематический и семантический анализ национального образа, воплощенного в литературе, за счет исторической методологии. Более того, он полагает, что рассмотрение литературных текстов должно быть дополнено анализом иных текстов культуры, для того чтобы сопоставить литературную интерпретацию с социокультурным контекстом конкретной эпохи.
Комплексная интерпретация национального, по его убеждению, будет способствовать возрождению науки об истории идей, углублять познание идеологии общества, аксиологических систем, культурных ментальностей, — в этом Па-жо видит значение обновленной имагологии.
Имагологическая программа Д. -А. Пажо вызвала многочисленные споры. В частности, Манфред Фишер утверждал, что следование «трансдисциплинарному» подходу приведет к подмене имагологии как литературоведческой дисциплины культурной антропологией. З. Бла-жевич называет слабыми местами методологии Пажо понимание литературного образа как «кон-ституитивного компонента исторически смоде-
лированной социальной системы» и недостаточное внимание к строгой теоретической разработке соотношения литературного текста с его социокультурными и историческими контекстами [3]. Тем не менее, неоспорима заслуга Пажо в обосновании исторической имагологии, разработке комплексных подходов к изучению национальных образов, семиотической модели имаго-логического анализа, формированию понятийных структур новой науки. О значимости его трудов говорит и то, что к ним обращаются всё новые исследователи, изучающие механизмы репрезентации национальных образов.
Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта Российского гуманитарного научного фонда 12−04−000−37-а, проект «Имагология в междисциплинарном научном пространстве: теоретико-методологические основы».
1. Pageaux D. -H. Une perspective d'-etudes en litterature comparee: l'-imagerie culturelle. — Synthesis. -Bucarest, 1981. — VIII. — P. 169 — 185.
2. Pageaux D. -H. L'-imagerie culturelle: de la litterature comparee a l'-anthropologie culturelle. — Synthesis. -Bucarest, 1983. — X. — P. 79 — 88.
3. Blazevic Z. Imagining Historical Imagology: possibilities and perspectives of transdiscipli-nary/translational epistemology. // URL: http: //www. academia. edu/2 653 063/Imagining_Histor ical_Imagology (дата обращения 26. 05. 2013.)
THE PRINCIPLES OF CULTURAL IMAGOLOGY OF D. -H. PAGEAUX
O. Yu. Polyakov
The paper is concerned with the programme of studying the national discourse, proposed by the French scholar D. -H. Pageaux. He offered to modernize the late 20th century comparative studies by using the methodology of cultural anthropology and the history of ideas.
The author of the article analyses D. -H. Pageaux'-s understanding of stereotype and myth as imagological forms with regard to semiotic approach, and singles out the types of representation and reception of the images of the foreign/the other.
The connection of D. -H. Pageaux'-s theory with the methodology of the & quot-Annales"- School is highlighted in the article. This influence is seen in the special emphasis on studying the historical and cultural aspects of national images.
Key words: comparative literary studies, imagology, stereotype, myth, national image, the & quot-Annales"- School, cultural anthropology.
Поляков Олег Юрьевич — доктор филологических наук, профессор кафедры русской и зарубежной литературы Вятского государственного гуманитарного университета.
E-mail: polyakoov@yandex. ru
Поступила в редакцию 06. 06. 2013

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой