Каменные глетчеры - особый тип современного горного оледенения северо-востока Азии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Геология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник ДВО РАН. 2005. № 5
А.А. ГАЛАНИН
Каменные глетчеры — особый тип современного горного оледенения северо-востока Азии
Рассматриваются строение, генезис, возраст и закономерности распространения каменных глетчеров в горных районах северо-востока Азии. Выгявлено, что эти образования широко развитыг в регионе, возникли во второй половине голо-цена и имеют много фациальныгх разновидностей, образующих непрерывный изоморфный ряд между классическими ледниками и курумами. Впервые для региона приводятся данные о морфологии, внутреннем строении и генезисе комплексных каменных глетчеров, развивающихся в пределах современной гляциальной и перигляциальной областей морфогенеза. В дискуссионном аспекте обсуждаются вопросы терминологии и классификационного положения каменных глетчеров. Приведены аргументы, указывающие на необходимость выгделения парагенетического ряда каменных глетчеров как индикаторной формации перигляциальных условий морфогенеза в горных районах северо-востока Азии в плейстоцене и голоцене.
Rock glaciers as a specific type of the modern mountain glaciation in the North-East Asia.
A.A. GALANIN (North-East Interdisciplinary Science Research Institute, FEB RAS, Magadan).
This paper deals with structure, genesis, age and regularities of spreading of rock glaciers in the mountain regions of the northeastern Asia. It has been revealed, that these processes are prevalent in the region. They appeared in the second half of Holocene, and have a lot of facies, forming a continuous isomorphic row between glaciers and stone-streams. For the first time in the region the data on morphology, internal structure and genesis of complex stone glaciers, developing within the limits of the modern glacial and periglacial morphogenesis (morphoclimatic) fields, are provided. The issues of terminology and taxonomic position of rock glaciers are discussed. The arguments are produced, which point out the need to distinguish the paragenetic row of rock glaciers as an indicator of formation of periglacial conditions of morphogenesis in the mountain regions of the northeastern Asia in Pleistocene and Holocene.
Современные представления о каменных глетчерах
К каменным глетчерам относят лопастевидные и языкообразные образования, состоящие из мерзлого щебня и глыб, сцементированных льдом, и включающие ледяные линзы или ядра льда. В некоторых последних публикациях на примере Тянь-Шаня, Альп каменные глетчеры рассматриваются как широко распространенная и обособленная формация — индикатор перигляциальных условий морфогенеза [10, 11, 17, 19]. Каменные глетчеры разделяют на две основные морфогенетические группы с разными источниками питания: 1) формирующиеся непосредственно у подножия крутых обнаженных склонов (присклоновые) — 2) являющиеся продолжением ледников [9, 11].
ГАЛАНИН Алексей Александрович — кандидат географических наук (Северо-восточный комплексный научно-исследовательский институт ДВО РАН, Магадан).
По динамической активности выделяются активные и отмершие каменные глетчеры. Активные каменные глетчеры под действием силы тяжести испытывают медленные пластические деформации (течение) и скольжение, выражающиеся в движении этих образований вниз по склону или по долине. Отмершие каменные глетчеры, как правило, лишены ледяных ядер и льда-«цемента». В процессе выта-
ивания внутреннего льда активно развиваются инверсионные формы рельефа, сходные с моренными. Отмершие каменные глетчеры, не содержащие льда, резко отличаются динамикой температурного режима водного стока, в частности большими суточными и сезонными амплитудами [19]. Температуры водного стока активных глетчеров всегда близки к нулевым значениям. Поэтому наблюдения за температурным режимом стока крупных каменных глетчеров дают важную информацию об изменении массы льда, содержащегося в их телах. В этом плане каменные глетчеры выступают как хорошие индикаторы позднеголоценовых и современных изменений климата горных районов. В настоящее время ведется мониторинг многих крупных каменных глетчеров в Европе и США [19].
В отношении генезиса каменных глетчеров в литературе существуют две конфликтующие концепции. Согласно одной, они являются исключительно перигляциальными (мерзлотными) образованиями и могут не иметь историко-генетической связи с ледниками [9, 11, 17, 19]. Альтернативная позиция состоит в том, что «настоящие» каменные глетчеры формируются главным образом из ледников в ходе их сокращения и погребения под плащеобразным слоем обломочного материала [8, 12]. Образования мерзлотного происхождения именуются «каменные глетчеры, сцементирован-
Рис. 1. Наиболее типичный простой каровый каменный глетчер в истоках р. Гытгыкайвеем, Корякский хребет (63°00'- с.ш.- 176°26'- в.д.). Длина глетчера 1,2 км, ширина 350 м. При подсчете размеров оледенения Северо-Востока все подобные образования рассматривались как ледники. Аэрофотоснимок 1980 г.
ные льдом» (ice-cemented rock glaciers), глетчеры, возникшие из ледников, — «каменные глетчеры с ледяным ядром» (ice-cored rock glaciers) [19].
Несмотря на понимание большинством специалистов индивидуальности строения и генезиса каменных глетчеров как самостоятельного морфодинамического типа перигляциальной зоны, до недавнего времени возникало множество проблем в их «отделении» от каровых и горно-долинных ледников, курумных шлейфов и гольцовых террас при картировании. Неоднозначные подходы к определению ледников и «неясная» геоморфологическая позиция каменных глетчеров привели к «доминированию» в Северо-Восточном регионе ледников (рис. 1). Например, только на Корякском хребте, по данным А. П. Васьковского, имеется 461 ледник, а площадь современного оледенения составляет 185 км² [1]. М. И. Малых выделяет здесь 282 ледника, объединяя их в семь районов современного оледенения [13]. (Г.К. Пичугина годом позже указывает только на три района современного оледенения в Корякском нагорье [14].) Это значительно превышает число ледников Аляски, где также распространены и каменные глетчеры. В настоящее время многие ледники Альп на основе детального изучения их строения, особенностей массоб-мена и динамики были переведены в разряд каменных глетчеров [17, 19].
Морфогенетические различия ледников и каменных глетчеров
Известно, что главным генетическим отличием каменных глетчеров от ледников является способ питания. Наблюдение за каменными глетчерами в горах Корякского нагорья и на Чукотском полуострове показало, что наращивание мощности каменных глетчеров происходит главным образом в летний период путем замерзания атмосферных осадков и талых снеговых вод на поверхности [2−5, 16]. Фирновое питание имеет подчиненное значение либо отсутствует. В результате такого сезонного намораживания конже-ляционного (натечного, гольцового) льда происходит послойная цементация грубообломочного материала, обильно поступающего со склонов и стенок каров. Поэтому разрезы каменных глетчеров имеют более или менее выраженное слоистое строение (рис. 2). В ходе пластических движений (течения) глетчера слои деформируются. Поскольку нижние слои образовались значительно раньше верхних, то и деформированы
Рис. 2. Слоистое строение комплексного каменного глетчера Ледник в стенке его осевого термоэрозионного каньона. Содержание льда в отдельных горизонтах колеблется от 70 до 30%. Корякское нагорье, бассейн р. Ваамычгын. 1997 г.
они, как правило, больше. Другими словами, при изучении разрезов достаточно мощных каменных глетчеров обнаруживается закономерность уменьшения степени деформированности конжеляционных горизонтов снизу вверх. В телах глетчеров формируются глубокие трещины разной ширины и глубины. При том или ином расположении трещины могут заполниться обломочным материалом, инъекционными и сегрегационными ледяными жилами и клиньями. В некоторых случаях по трещинам и ложбинам поверхностного стока развиваются узкие термоэрозионные каньоны и внутренние туннели, составляющие дренажную систему глетчеров.
Ледники по своему определению, в отличие от каменных глетчеров, формируются за счет фирнового питания и, следовательно, должны иметь фирновый бассейн. В ходе исследований в ряде горных районов северо-востока Азии нами отмечено, что фирновые бассейны многих современных ледников, «балансирующих» в настоящее время на местной снеговой границе, пусты, а их питание осуществляется по типу каменных глетчеров. Причем многие из обследованных образований, не имеющих фирнового питания, даже активно наступают, о чем свидетельствуют их крутые фронтальные откосы и отсутствие осыпных шлейфов [3, 5].
Главные морфогенетические типы каменных глетчеров северо-востока Азии
На территории северо-востока Азии каменные глетчеры до настоящего времени остаются мало исследованными и практически не описанными в научной литературе образованиями, несмотря на то что в соседних регионах — Сибири, Камчатке, Аляске — они уже давно известны, задокументированы в отчетах и публикациях. В ходе проведенных нами с 1996 по 2003 г. исследований нивально-гля-циальной и криогенной морфоскульптуры получены новые данные по строению, распространению и возрасту каменных глетчеров в ряде горных районов северо-востока Азии. В ключевых районах выявлено более тысячи образований (рис. 3), морфогенетические признаки которых соответствуют каменным глетчерам, изученным в других регионах [3, 5]. Мощности исследованных объектов достигают 50−60 м, размеры — первых километров, площадь — первых квадратных километров. Суммарная площадь каменных глетчеров составляет первые проценты от площади отдельных ключевых районов. Рассматриваемые образования в регионе не единичны, имеют вполне картируемые в крупном и среднем масштабе размеры, широкое площадное распространение, разнообразные фациальные формы и морфоклиматическую зональность в распространении.
Исследованные нами разнообразные каменные глетчеры хорошо описываются в рамках существующих классификаций [9, 17]. Все исследованные объекты мы разделяем по генезису (типу питания), морфологии и современной динамической активности на 1) простые и комплексные, 2) лопастные (присклоновые), языковидные, лопатообразные, 3) активные и отмершие.
Присклоновые лопастные каменные глетчеры
В разных горных районах северо-востока Азии, подвергавшихся последнему позднеплейстоценовому (сартанскому) оледенению, наиболее широко распространены присклоновые лопастные каменные глетчеры, формирующие протяженные псевдотеррасы, прислоненные к основаниям крутых склонов с активно протекающими процессами гравитационного и криппового движения обломочного материала (рис. 4).
Рис. 3. Районы распространения разных типов каменных глетчеров и ледников на северо-востоке Азии. 1 — районы распространения активных и отмерших каменных глетчеров преимущественно присклоно-вого, реже карового типов- 2 — районы современного оледенения по данным предшествующих исследователей- 3 — главный водораздел и граница между Арктической и Тихоокеанской гляциологическими областями- 4 — районы обнаружения и полевого изучения каменных глетчеров: Б — Бахапчинские горы- И — хребет Искатень- К — п-ов Кони- М — Мейныпильгинский горный массив- П — Провиденский горный массив- Пе — хребет Пекульней- Х — хребет Хасынский- Ки — Килганский горный массив- Т -Тайнынотский хребет
Характерным свойством присклоновых глетчеров является преобладание ширины над длиной в несколько раз. Ширина отдельных образований, закартирован-ных в Корякском нагорье и на Чукотском полуострове, достигает 3−4 км, а их длина составляет всего 300−500 м. Движение отдельных лопастей (тел) присклоновых каменных глетчеров происходит с неодинаковой скоростью в направлении, перпендикулярном тальвегу долины, и только после его достижения отдельные языки глетчера разворачиваются вниз по долине. Краевые части отдельных лопастей наиболее активных глетчеров часто наползают на современные поймы и даже оттесняют русла некоторых водотоков. Аномально мощные образования формируются на участках слияния нескольких лавинно-осыпных конусов, зонах тектонического дробления коренных пород.
В телах многих присклоновых каменных глетчеров Чукотского, Корякского и Колымского нагорий идентифицированы пласты погребенного льда фирнового
Рис. 4. Развитие мощных присклоновых (лопастных) каменных глетчеров в бортах позднеплейстоценового (сартанского) трога за счет интенсивного сноса обломочного материала со стенок ледниковых фасеток. Иультинский тракт, хребет Искатень, Чукотка. 199 В г.
генезиса максимальной мощностью более 10 м. Определено также, что многие из этих глетчеров сформировались из боковых мерзлых морен сартанского возраста в тени крутых склонов северной экспозиции. Мощные боковые морены сартанского возраста (28−12 тыс. л.н.), содержащие ископаемые глетчерные льды, широко развиты в горных районах (южный склон Корякского хребта, Чукотский полуостров) с арктическим климатом морского типа. Краевые части некоторых активных каменных глетчеров достигают здесь высот 50−100 м.
В более умеренном климате Северного Приохотья широкому распространению присклоновых глетчеров способствует литолого-петрографический фактор, а именно развитие кислых и средних эффузивных пород, которые распадаются в ходе морозного выветривания в массу среднего гомогенного щебня и глыб уплощенной и вытянутой формы, обладающих хорошей способностью к медленному «течению» даже в слабообводненном состоянии. При цементации материала коллю-виальных конусов конжеляционными и сегрегационными льдами эти образования при мощности более 10−15 м обладают хорошей способностью к пластическому течению со скоростями 0,1−1 м/год. На поверхности присклоновых каменных глетчеров, как правило, отчетливо развиты 2−4 террасовидные осцилляции, свидетельствующие о смене климатического режима в процессе их развития.
За пределами современной перигляциальной зоны морфолитогенеза, но в границах сартанской перигляциальной (в климатическом смысле) зоны горных районов широко распространены волнистые псевдотеррасы, имеющие задернованный фронтальный уступ и сложенные грубообломочным коллювием. Эти образования несут морфологические следы (осцилляционные гряды, натеки) недавней активности, но не имеют свежих лопастей, их поверхность и фронтальные откосы сглажены, имеют прерывистый почвенно-растительный покров. Указанные признаки, а
также весьма неактивный и преимущественно временный водный сток свидетельствуют об отсутствии льда-«цемента» и пассивности этих образований, которые по указанным признакам отнесены нами в разряд отмерших присклоновых каменных глетчеров.
Каровые языковидные каменные глетчеры
В группу каровых и долинных глетчеров мы включаем как простые, так и комплексные каменные глетчеры. Каровые и долинные языкообразные и лопатообразные глетчеры на северо-востоке Азии развиваются преимущественно в пределах свежих ледниковых каров позднеплейстоценового возраста и, вероятно, в хвостовых частях некоторых современных ледников. Многие глетчеры имеют небольшие фирновые бассейны, но питание происходит за счет обломочного материала, поступающего со стенок каров. При зарождении каровых каменных глетчеров используется материал позднеплейстоценовых и голоценовых каровых морен. Многие такие морены в Корякском нагорье и на Чукотке вследствие специфических климатических условий содержат значительное количество ископаемого глетчерного льда. В определенных геоморфологических условиях при избыточном поступлении обломочного материала со склонов погребенные под ним высокольдистые морены испытывают динамические стрессы, достаточные для начала пластических деформаций. В результате таких процессов формируется особый тип медленно движущихся каровых и присклоновых глетчеров, содержащих реликтовые ядра настоящего глетчерного льда и ледниковой морены.
Среди изученных нами образований наиболее крупные языковидные каровые глетчеры достигают 1,5−2 км длины и 40−60 м мощности. Они, как правило, имеют смешанное питание, длительную историю развития, запечатленную в чередовании пластов разновозрастного льда и внутренней морены, реликтовых ледяных ядер, мощных инъекционных жил. Поэтому мы относим их в разряд комплексных каменных глетчеров (рис. 5). Среди них по динамической активности логично было бы выделять активные и отмершие. Однако возможность достоверной идентификации отмерших комплексных каменных глетчеров пока изучена недостаточно.
Комплексные каменные глетчеры
Современные представления о комплексных каменных глетчерах (complex rock glaciers) изложены в монографии Д. Барша [17]. По его определению, они состоят из семейства разновозрастных образований и могут включать в себя погребенный ледник или ядра мертвых глетчерных льдов. Это семейство форм образует единую систему, части которой взаимосвязаны. Среди комплексных каменных глетчеров, по мнению А. П. Горбунова и Э. В. Северского [10], следует различать полные и неполные их разновидности. Первые включают все виды этих форм — активные, неактивные, древние, а также приледниковые и присклоновые, вторые -неполный их набор.
В ходе наших исследований установлено, что на северо-востоке Азии к комплексным каменным глетчерам целесообразно относить наиболее крупные каровые и долинные ледово-грунтовые образования, описанные в литературе как ледники и непротаявшие морены [1, 13]. В предшествующих наших публикациях, понимая «не вполне» ледниковое происхождение обнаруженных и изученных образований, мы именовали их погребенными ледниками и каменными глетчерами [5]. Полученный в последнее время фактический материал и сравнительный анализ с
Рис. 5. Геоморфологическая схема (а) и аэрофотоснимок (б) двойного (двупорядкового) комплексного каменного глетчера в верхнем течении р. Подземная (Мейныпильгинский горный массив): 1 — снежнофирновые поля- 2 — щебне-глыбовая поверхность активных каменных глетчеров- 3 — уступы основных осцилляционных террас каменного глетчера- 4 — валообразная голоценовая грубообломочная морена последней генерации- 5 — плащеобразная голоценовая грубообломочная морена предпоследней генерации- 6 — границы бровок каров- 7 — скалистые стенки каров- 8 — осевой срединно-моренный вал на поверхности комплексного каменного глетчера- 9 — геоморфологические границы- 10 — отметки высот, м- 11 — тальвеги водотоков- 12 — участок детализации, приведенный ниже. Аэрофотоснимок 1980 г.
другими районами мира позволяют рассматривать их как комплексные каменные глетчеры. В географическом отношении все они приурочены к районам альпийского рельефа, подвергавшимся позднеплейстоценовому и голоценовому оледенениям. Нами установлено, что формирование комплексных глетчеров — результат климатических осцилляций, которые приводили к многократным, но незначительным колебаниям соотношения между нивально-гляциальными и криогенно-пери-гляциальными режимами морфолитогенеза в локальных гипсометрических интервалах и геоморфологических условиях. Эти колебания морфогенетических факторов отразились в, как правило, трехчленном строении глетчеров (обломочный чехол, конжеляционный ледово-щебнистый горизонт и ледяное ядро). Более мелкие климатические осцилляции зафиксированы также в ритмичном чередовании горизонтов фирнового и конжеляционного льда, что отражает периодическую смену климата и режима питания — от преобладания существенно фирнового до конже-ляционного, сегрегационного и др.
На протяжении последних 4,5 тыс. лет области фирнового питания изученных образований периодически вырождались и регенерировали вновь, но собственно ледово-грунтовые тела непрерывно сохранялись. В настоящее время фирновые бассейны у большинства образований отсутствуют, а питание осуществляется в основном за счет инфильтрации, конжеляции и конденсации атмосферной влаги.
Возраст каменных глетчеров северо-востока Азии
Оценка времени формирования каменных глетчеров в исследованных районах северо-востока Азии проведена на основе анализа радиоуглеродных, космоизотопных, лихенометрических, палинологических и тефрохронологических датировок как непосредственно глетчеров, так и коррелятных им отложений [3, 5−7, 15]. Наиболее древними отложениями, подстилающими и замыкающими голоценовые ледниковые комплексы, являются позднеплейстоценовые морены с возрастом не моложе 12,5 тыс. лет. Различные типы терминальных и донных морен, отмершие каменные глетчеры, фиксирующие неогляциальный максимум, датируются интервалом 5−2 тыс. л.н. [3, 5]. Возраст поверхностного обломочного чехла современных активных комплексных каменных глетчеров: во фронтальной части — 1,5 тыс. лет, в транзитной части — до 1 тыс. лет, в верхней части — 0−200 лет. В исследованных районах наиболее крупные и активные комплексные каменные глетчеры сосредоточены в осевой части хребтов Мейныпильгинский и Искатень. Их средние поверхностные скорости, определенные с помощью лихенометричес-кого метода, за последние 200−400 лет составляют 0,3−0,4 м/год, а полный массо-обмен происходит за 2−2,5 тыс. лет [3, 18]. Таким образом, время формирования изученных каменных глетчеров региона относится ко второй половине голоцена.
Все ледниковые события голоцена в исследованных районах рассматриваются нами как стадия дегляциации относительно крупных долинных ледников сартан-ской эпохи (рис. 6). Неогляциальная эпоха голоцена, глобальный минимум которой относится к 4,5 тыс. л.н., для некоторой части ледников проявилась как их очередная осцилляция, после которой основная часть ледников переродилась в каменные глетчеры.
Проведенные исследования позволяют существенно прояснить известную проблему об унаследованности или новообразованности современного оледенения в районах северо-востока России по отношению к позднеплейстоценовой ледниковой эпохе (см. рис. 6). Полученные данные свидетельствуют, что часть каменных глетчеров хребтов Искатень и Мейныпильгинский содержит позднеплейстоценовое
Рис. 6. Кривая дегляциации горных районов центральной части Корякского нагорья в конце позднего плейстоцена и голоцене, построенная на основе космоизотопных (1) и лихенометрических (2) датировок неогляциальных образований [4, 6]
ледяное ядро, в то время как другие возникли в голоцене. В этих же районах в большинстве каменных глетчеров также присутствует ледяное ядро. В Северном Приохотье современные ледники отсутствуют. Каровые каменные глетчеры возникли здесь во второй половине голоцена лишь на наиболее высоких гипсометрических уровнях и в настоящее время в большинстве своем не активны. В связи с этим можно полагать, что ледники и каменные глетчеры в днищах каров в исследованных районах Корякского и Чукотского нагорий являются остаточными, а в районах Северного Приохотья и Колымского нагорья развивались в голоцене как новообразованные.
Таким образом, каменные глетчеры в настоящее время являются одним из наиболее динамически активных типов гляциально-криогенных склоновых процессов голоценового морфолитогенеза в перигляциальной зоне северо-востока Азии. На основе полевых наблюдений, изучения разрезов и дешифрирования снимков большого количества самых разнообразных ледово-грунтовых тел в регионе (ледники, каменные глетчеры и даже некоторые аккумулятивные фации курумов) мы пришли к выводу, что они образуют группы переходных фаций, составляющие в совокупности изоморфный историко-генетический ряд. Описанные выше разновидности каменных глетчеров соответствуют лишь наиболее устойчивым и распространенным на северо-востоке Азии типам. В то же время в альпийских районах можно встретить самые разнообразные переходные разновидности каменных глетчеров. Их детальное и разностороннее изучение может дать важные новые данные о динамике перигляциальной зоны в горных областях и об изменениях климата в течение голоцена.
Развитие комплексных каменных глетчеров при определенных условиях принимает катастрофический характер в виде быстрого смещения громадных масс ледово-каменного материала. В этом случае они могут представлять серьезную угрозу для человека и техногенных сооружений. Подобные явления имели место в некоторых исследованных нами районах во второй половине голоцена. Так, зафиксировано несколько аномальных сорванных с ложа и деформированных ка-
менных глетчеров в эпи-центральной зоне известного Ямского землетрясения 1851 г. (п-ов Кони,
Приохотье) (рис. 7).
Крупные озерные плотины позднеголоценового возраста, связанные с обрушением стенок ледниковых каров и катастрофическим глыбовым сползанием тел каменных глетчеров, отмечены рядом с пос. Провидения в южной части Чукотского полуострова. Изучение распределения каменных глетчеров в этом районе показало, что многие из них «нависают» над некоторыми группами зданий (пос. Урелики), расположенных у оснований ледниковых каров в отдельных населенных пунктах.
Современные тенденции потепления климата и наблюдаемые протайки поверхности глетчеров и их снежно-фирновых полей могут инициировать ледово-каменные сели и обвалы, вероятно, и при умеренном сейсмическом воздействии. В связи с этим в работы геоморфологического, геоэкологического и палеосейсмоло-гического профиля необходимо включать требования по картографированию и изучению каменных глетчеров как потенциальных синергетических явлений при различных типах природных и техногенных воздействий, а также катастрофах. Для этого требуется выполнить методические разработки и внести соответствующие дополнения в серийные легенды карт четвертичных отложений региона.
Рис. 7. Аэрофотоснимок и геоморфологическая схема аномально гипсометрически низко расположенного активного каменного глетчера Юго-Восточный массива горы Эгуйя. П-ов Кони, Северное Приохотье в эпицентральной зоне (районе) Ямского землетрясения 1851 г. (М = 6,9). В теле глетчера и в стенке кара прослеживается глубокая трещина. 1 — стенки каров- 2 — фирновое поле- 3−5 разновозрастные генерации каменного глетчера: 3 — третья (современная), 4 — вторая, 5 — первая (наиболее древняя) — 6 — позднеплейстоценовые (сартанские) ледниковые отложения- 7 — русло и пойма современных водотоков- 8 — цокольные (в цоколе — отложения каменного глетчера) голоценовые террасы- 9 — уступы наиболее крупных осцилляций- 10 — геоморфологические границы: а -установленные, б — предполагаемые- 11 — высотные отметки
ЛИТЕРАТУРА
1. Васьковский А. П. Размеры современного оледенения на Северо-Востоке СССР // Колыма. 1955. № 7. С. 42−45.
2. Галанин А. А., Смирнов В. Н., Глушкова О. Ю. Голоценовые нивально-гляциальные комплексы на Северо-Востоке России // Тез. докл. междунар. конф. «Геоморфология на рубеже XXI века»: IV Щукинские чтения. М.: МГУ, 2000. С. 93−95.
3. Галанин А. А. Лихенометрия: современное состояние и направления развития метода. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. 74 с.
4. Галанин А. А., Глушкова О. Ю. Особенности строения и генезиса ледников Мейныпильгинского горного массива // Геоморфология гор и предгорий: материалы Всерос. школы-семинара. Барнаул: Изд-во Алт. гос. ун-та, 2002. C. 59−64.
5. Галанин А. А. Строение и динамика современных ледников и каменных глетчеров восточной части Корякского хребта (на основе лихенометрических данных) // Комплексные исследования Чукотки (проблемы геологии и биогеографии). Магадан: Чукот. фил. СВКНИИ ДВО РАН, 1999. С. 103−128.
6. Глушкова О. Ю., Гуалтиери Л. Особенности позднечетвертичного оледенения северной части Корякского нагорья // Изменение природной среды Берингии в четвертичный период. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1998. С. 112−132.
7. Глушкова О. Ю., Галанин А. А., Смирнов В. Н. Проблемы гляциального голоцена в горах Северо-Востока Азии // Геоморфология гор и предгорий: материалы Всерос. школы-семинара. Барнаул, 2002. С. 65−70.
8. Говорушко С. М. Курумовый морфолитогенез. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1986. 120 с.
9 Горбунов А. П., Титков С. Н. Каменные глетчеры гор Средней Азии. Якутск: Ин-т мерзлотоведения СО АН СССР, 1984. 164 с.
10. Горбунов А. П., Северский Э. В. Крупнейший в Тань-Шане комплексный каменный глетчер // Геоморфология. 2000. № 3. С. 48−54.
11. Заморуев В. В. О строении и происхождении каменных глетчеров // Изв. ВГО. 1981. Вып. 6. С. 479−484.
12. Ивановский Л. Н. Каменные глетчеры и их возраст на Алтае // Вопр. динамической геоморфологии. Иркутск, 1977. С. 125−137.
13. Малых М. И. Современное оледенение Корякской горной системы // Изв. Всесоюз. геогр. о-ва. 1958. Т. 90, вып. 6. С. 19−41.
14. Пичугина Г. К. Современные ледники центральной части Корякского хребта // Тр. НИИ геологии Арктики. 1959. Т. 102. С. 166−172.
15. Позднечетвертичные растительность и климаты Сибири и российского Дальнего Востока (палинологическая и радиоуглеродная база данных) / ред. П. М. Андерсон, А. В. Ложкин. Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2002. 369 с.
16. Седов Р В. Ледники хребта Искатень // Материалы гляциол. исслед. 1988. Вып. 62. С. 129−133.
17. Barsch D. Rockglaciers: Indicators for the Present and Former Geoecology in High Mountain Environments. Berlin: Springer-Verlag, 1996. 331 p.
18. Galanin А.А. New data on dynamics of Neoglacial morphosculpture in Russian NorthEast // Regularities of the structure and evolution of geospheres. Vladivostok, 2000. P. 137−139.
19. Krainer K., Mostler W., Span N. A glacier-derived, ice-cored rock glacier in the Western Stubai Alps (Austria): evidence from ice exposures and ground penetrating radar investigation // Zeitschrift fur Gletscherkund und Glazialgeologie. Innsbruck: Universitatsverlag Wagner, 2002. Bd 38, H. 1. S. 21−34.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой