Принципы местного самоуправления в Конституции Республики Марий Эл

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Конституция Республики Марий Эл: взгляд молодых конституционалистов
2. Официальный сайт Конституционного Суда Российской Федерации. Режим доступа: http: //www. ksrf. ru/ru/Petition/ Pages/NewReference. aspx
3. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» № 1-ФКЗ от 21 июля 1994 г.
4. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации».
5. Федеральный конституционный закон Российской Федерации от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации».
O. M. Bogdanova
THE COMPETENCY OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF THE RUSSIAN FEDERATION AND CONSTITUTIONAL (STATUTORY) COURTS OF CONSTITUENT ENTITIES OF THE RUSSIAN FEDERATION
The arcticle raises a question if it is necessary to demark the powers of the Constitutional Court of the Russian Federation and Constitutional (Statutory) Courts of the Russian Federation'-s constituent enties regarding their establishment.
Key words: Constitutional Court of the Russian Federation, Constitutional (statutory) court of the Russian Federation'-s constituent enties, the powers of the Constitutional court, the competence of the Constitutional (statutory) court.
BOGDANOVA Olga Mikhajlovna — Master of the Mary State University, Yoshkar-Ola. E-mail: obogdanova@lenta. ru
УДК 342. 55
ПРИНЦИПЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ МАРИЙ ЭЛ
Лихошва Артем Олегович,
студент Марийского государственного университета, г. Йошкар-Ола.
E-mail: law@marsu. ru
В правовом регулировании местного самоуправления в Республике Марий Эл ведущее место принадлежит Конституции республики. В статье анализируются основные принципы местного самоуправления, нашедшие закрепление в конституционном правовом акте.
Ключевые слова: Конституция, принципы, местное самоуправление, население, регулирование.
Под общими принципами организации местного самоуправления можно понимать основополагающие требования, с учетом которых строится его система и деятельность [8, с. 147]. Известный ученый К. Ф. Шеремет назвал общие принципы организации местного самоуправления правовым каркасом демократической концепции местного самоуправления, основанной на обеспечении равного права граждан на местное самоуправление, независимо от того, на территории какого субъекта Федерации они проживают [9, с. 48]. Субъекты Федерации должны обеспечить реализацию местного самоуправления, для чего они, прежде всего, обязаны урегулировать правоотношения по местному самоуправлению в своих конституциях (уставах).
Европейская хартия местного самоуправления [1], которую Российская Федерация ратифицировала в 1998 году, имеет однозначную установку о том, что принцип местного самоуправления должен быть при-
знан во внутреннем законодательстве и по возможности в конституции государства.
Конституция Республики Марий Эл, следуя нормам Конституции Российской Федерации и названного европейского правового акта, закрепила местное самоуправление и его основные принципы. Однако нужно отметить, что напрямую Конституция Республики Марий Эл не упоминает термин «принципы местного самоуправления», не содержит их перечня. По мнению Д. С. Михеева, в муниципально-правовой науке вопросы принципов рассматриваются фрагментарно, также отсутствует четкость в их регулировании [5, с. 120]. Видимо, поэтому и такие фундаментальные правовые акты, как конституции (уставы) субъектов Российской Федерации, не содержат специальных статей, посвященных принципам местного самоуправления. Однако отдельные ученые отмечают, что провозглашение принципов в конституциях очень
78
Марийский юридический вестник • № 3(14)/2015
Лихошва А. О.
полезно, например, законодателям, которые при разработке законов непременно должны иметь в виду указанные ими ориентиры, хотя перегружать конституции принципами — общими установками — все же не следует [3, с. 15].
Вместе с тем, анализ Конституции Марий Эл указывает, что такие нормы в ней имеются, хотя они и не сосредоточены в единой статье или главе. Сам принцип местного самоуправления четко просматривается в двух нормах — части 2 статьи 3 и статье 14. В первом положении установлено, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы местного самоуправления. Вторая норма закрепляет, что в Республике Марий Эл признается и гарантируется местное самоуправление. Характеризуя эти статьи и их значение для организации местной власти, будет уместным привести мнение Т. Н. Михеевой, подчеркивающей, что местное самоуправление является фундаментальным уровнем публичной власти, наиболее приближенным к своему источнику — народу [7, с. 59]. Именно этот смысл лежит в основе названной статьи 3 Конституции Республики Марий Эл. Включение данной нормы в главу «Основы конституционного строя» свидетельствует о ее особой значимости для организации власти в республике.
В Конституции Республики Марий Эл нашли отражение и другие принципы местного самоуправления, на которых оно базируется среди них. Следует назвать среди них принцип организационной обособленности института местного самоуправления от институтов государственной власти. Об этом свидетельствует норма, содержащаяся в статье 14: «Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти». На основе данного принципа выстраиваются взаимоотношения органов и должностных лиц местного самоуправления с органами и должностными лицами государственной власти.
Дальнейшая реализация данного принципа показывает, что он распространяется на сферу формирования системы органов местного самоуправления, которая определяется в муниципальных образованиях самостоятельно, без участия органов государственной власти. Также последние не вправе назначать или освобождать своими решениями должностных лиц местного самоуправления от должности.
Статья 99 Конституции РМЭ говорит о самостоятельном решении населением вопросов местного значения путем местного референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, а также посредством выборных и других органов местного самоуправления. Положение статьи 100 не оставляет сомнения в конституционном закреплении финансовой самостоятельности. Органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственноМарийский юридический вестник • № 3(14)/2015
стью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы.
По мнению О. Е. Кутафина и В. И. Фадеева, органы местного самоуправления в пределах, установленных законом, обладают полной свободой действий, для осуществления собственных инициатив по любому вопросу, который не исключен из их компетенции и не отнесен к компетенции другого органа власти [4, с. 104−105].
В теории муниципального права называются еще несколько принципов местного самоуправления: сочетание представительной демократии с формами прямого волеизъявления граждан, законность в организации и осуществлении местного самоуправления, сочетание коллегиальности и единоначалия в местном самоуправлении и др.
Принцип сочетания представительной демократии с формами прямого волеизъявления граждан нашел отражение в уже упомянутой статье 99 Конституции Республики Марий Эл. Она предусматривает формы прямой демократии в местном самоуправлении, предоставляя при этом населению возможность непосредственно решать вопросы местного значения на местном референдуме. Другой формой прямой демократии названы муниципальные выборы, через которые население избирает своих представителей, наиболее достойных граждан муниципального образования, доверяя им решение местных вопросов. Данная статья указывает на выборные и другие органы местного самоуправления, которые наряду с населением осуществляют местное самоуправление. Эта статья получила дальнейшее развитие на практике. Так, в муниципальных образованиях республики избраны представительные органы (собрания депутатов городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений), исполнительные органы — местные администрации, главы муниципальных образований, назначены по конкурсу такие должностные лица местного самоуправления, как главы местных администраций.
Принцип законности в организации и осуществлении местного самоуправления является одним из основных конституционных принципов Российского государства. Он также нашел отражение в Конституции Республики Марий Эл. Согласно части 3 статьи 7 органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации, Конституцию Республики Марий Эл, законы Российской Федерации и Республики Марий Эл.
Законность является важнейшей гарантией местного самоуправления. Она предполагает, что органы и должностные лица местного самоуправления в своей деятельности сами обязаны соблюдать законы, принимать решения, не противоречащие федеральным,
79
Конституция Республики Марий Эл: взгляд молодых конституционалистов
республиканским законам, уставам муниципальных образований. В противном случае для них наступает ответственность, которая в муниципальном праве называется ответственностью перед государством. За принятие неправомерных муниципальных правовых актов, если эти нарушения установлены судом, представительный орган муниципального образования может быть распущен на основании закона, принятого Государственным Собранием Республики Марий Эл. Подобная ответственность наступает и для должностных лиц местного самоуправления — главы муниципального образования и главы местной администрации. Глава Республики Марий Эл вправе принять правовой акт об отрешении указанных должностных лиц от должности. При этом также необходимо соответствующее судебное решение, устанавливающее факты нарушения названными лицами законодательных норм, принятия решений, которые нарушают права и свободы человека и гражданина и т. п.
Принцип законности в местном самоуправлении, закрепленный в Конституции Республики Марий Эл, основывается на верховенстве права — центральном принципе любого правового государства. Справедливым является мнение Т. Н. Михеевой о том, что высокая степень свободы — это не только ответственное отношение к своим правам и обязанностям со стороны всех участников общественных отношений и их добросовестная реализация. Должный уровень свободы в современном правовом государстве определяется эффективной реализацией принципа верховенства права [6, с. 29].
Завершая характеристику конституционных норм, регулирующих местное самоуправление в Республике
Марий Эл, отметим, что Конституция сыграла свою роль в становлении республики как демократического правового государства в составе Российской Федерации. Она создала все необходимые предпосылки для развития такого демократического института, как местное самоуправление.
Литература
1. Европейская хартия местного самоуправления // СЗ РФ. 1998. № 15. Ст. 1695.
2. Конституция Республики Марий Эл от 24 июня 1994 года // Марийская правда. 1995. 7 июля.
3. Алебастрова И. А. Конституционные принципы: форма выражения, место в системе права и его источников // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 8.
4. Кутафин О. Е., Фадеев В. И. Муниципальное право Российской Федерации: учебник. М.: Проспект, 2008.
5. Михеев Д. С. Регулирование принципа гласности местного самоуправления в законодательстве Российской Федерации // Евразийский юридический журнал. 2014. № 2(69).
6. Михеева Т. Н. О принципе верховенства права на современном этапе развития правового государства // Закон и право. 2013. № 9.
7. Михеева Т. Н. Особенности современного института местного самоуправления в Российской Федерации // Евразийский юридический журнал. 2012. № 2(45).
8. Муниципальное право России: учебник / С. А. Авакьян, В. Л. Лютцер, Н. Л. Пешин, В. А. Сивицкий, Н. С. Тимофеев. М.: Проспект, 2011.
9. Шеремет К. Ф. Становление правовой базы местного самоуправления в Российской Федерации // Местное самоуправление: современный российский опыт законодательного регулирования / под ред. К. Ф. Шеремета, И. И. Овчинникова. М., 1998.
A. O. Lihoshva
THE PRINCIPLES OF LOCAL GOVERNMENT IN THE CONSTITUTION OF THE REPUBLIC OF MARI EL
In legal regulation of local government in the Republic of Mari El the leading place belongs to the Constitution of the republic. In the article the basic principles of local government are analized which found fixing in the Constitutional legal act.
Key words: Constitution, principles, Local sel-government, population, regulation.
LIHOSHVA Artem Olegovich — Student of the Mari State University, Yoshkar-Ola. E-mail: law@marsu. ru
80
Марийский юридический вестник • № 3(14)/2015
Нефедова Т. Л.
УДК 342. 72
ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ДРУГИХ СТРАНАХ СНГ
Нефедова Татьяна Львовна,
магистрант Марийского государственного университета, г. Йошкар-Ола.
E-mail: law@marsu. ru
В статье дается сравнительный анализ ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и других странах СНГ.
Ключевые слова: нормы и принципы международного права, права и свободы человека и гражданина, государство, безопасность, защита основ конституционного строя, нравственность, ограничение прав и свобод человека и гражданина, Конвенция Содружества Независимых Государств.
Одной из самых обсуждаемых тем правовой науки является вопрос об ограничении прав и свобод человека и гражданина.
Практически во всех международно-правовых документах используется несколько понятий, прямо или косвенно отражающих ограничения прав и свобод. Так, во Всеобщей декларации прав человека (п. 2 ст. 29), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 4) и др. употребляется термин «ограничение», в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 4), где говорится об обязательствах государств перед своими гражданами, используется термин «отступление от своих обязательств», в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод употребляются два термина: «ограничения» (ст. ст. 9−11, 18) и «отступление от соблюдения обязательств» (ст. 15).
Рассматривая вопрос об ограничении прав и свобод человека и гражданина, считаем необходимым учитывать, что страны, входящие в СНГ, раньше являлись составными частями одного государства. Однако это не говорит о том, что на данный момент будут схожими их экономическая, политическая, социальная деятельность, так же как и нормативноправовые акты, которые устанавливают личные права и свободы человека и гражданина.
Практически во всех государствах, возникших на территории бывшего СССР, в раздел (главу) конституции об основах конституционного строя включается принцип, в соответствии с которым человек, его права и свободы признаются высшей ценностью. Четко о природе прав и свобод говорится в ч. 2 ст. 3 Конституции Туркменистана: «Государство ответственно перед гражданином и обеспечивает создание условий для свободного развития личности, защищает жизнь, честь, достоинство и свободу, личную неприкосновенность, естественные и неотчуждаемые права гражданина» [4] и в ст. 5 Конституции Таджикистана: «Жизнь, честь, достоинство и другие естественные права человека неприкосновенны» [3].
Почти все конституции стран Содружества закрепили связь прав и свобод человека и гражданина с нормами и принципами международного права, что
также способствует приданию правам и свободам надгосударственного характера [6]. Например, согласно ст. 17 Конституции Р Ф «в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией» [2]. В ст. 3 Конституции Армении говорится, что «государство обеспечивает защиту прав и свобод человека на основе Конституции и законов — в соответствии с принципами и нормами международного права».
Отличительная черта конституций государств, возникших на территории бывшего СССР, — указание полного перечня прав человека, включая не только первостепенные личные и политические права, как в большинстве развитых государств (США, Италия, Япония), но и социально-экономические, культурные, информационные. Вообще это относительное новшество — возводить в ранг конституционного право граждан на свободу информации, т. е. право на ознакомление с документами, решениями и материалами государственных органов, затрагивающих интересы граждан (ст. 34 Конституции Молдовы- ст. 34 Конституции Беларуси- ст. 30 Конституции Узбекистана и
др) [7].
Для определения пределов прав и свобод человека и гражданина конституции всех стран Содружества используют термин «ограничение» (например, ст. 56 Конституции Российской Федерации, ст. 54 Конституции Республики Молдова). Помимо этого, в конституциях стран Содружества закрепляется принятое международно-правовыми актами по правам человека правило, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. По аналогии с международными правовыми актами отдельными нормами конституций стран — участниц СНГ сделаны оговорки о пределах осуществления некоторых конкретных прав и свобод или возможности их ограничения при определенных обстоятельствах [5].
Во всех конституциях государств — членов Содружества устанавливаются допустимые в современном мире стандартные меры ограничения прав и сво-
Марийский юридический вестник • № 3(14)/2015
81

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой