О некоторых аспектах семейного законодательства РСФСР в 1917-1926 годах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 64
Фабричная Татьяна Борисовна Fabrichnaya Tatyana Borisovna
кандидат юридических наук, доцент кафедры государственных и гражданско-правовых дисциплин Нижегородский филиал Университета Российской академии образования (603 000, Нижний Новгород, ул. Сергиевская, 10/42)
сапсНсЫе of sciences (law), associate professor of government and civil disciplines
Nizhny Novgorod branch of University of the Russian academy of education (10/42 Sergievskaya str., Nizhny Novgorod, 603 000)
E-mail: tbfab@rambler. ru
О некоторых аспектах семейного законодательства РСФСР
в 1917—1926 годах
Some aspects of family law in the Russian Federation 1917−1926 years
В данной статье анализируется семейное законодательство РСФСР в 1917—1926 годах. Проводится сравнительный анализ нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы усыновления исследуемого периода.
Ключевые слова: семья, брак, усыновление, опека, попечительство, усыновитель, усыновленный.
This paper analyzes the family law of the RSFSR in 1917- 1926 years. A comparative analysis of legal acts regulating the issues of adoption of the test period.
Keywords: family, marriage, adoption, guardianship, adoptive parents, adopted.
Советское семейное законодательство начало создаваться сразу после возникновения Советского государства. В результате победы Великой Октябрьской социалистической революции были отменены старые гражданские законы, регулировавшие брачно-семейные отношения, начался новый этап развития законодательства по усыновлению.
Первые декреты советской власти о браке, семье и детях были разработаны с непосредственным участием В. И. Ленина и подписаны им. Так, 18 декабря 1917 года был издан декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния» [1, с. 1], а 19 декабря 1917 года — Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О расторжении брака» [2, с. 32]. Декреты 1917 года определили принципы и основные моменты правового регулирования брака и семьи. Они заложили фундамент советского семейного законодательства.
Изучение правового положения несовершеннолетних и проблем усыновления с 1917 года связано с особенностями социалистических преобразований в России. 31 декабря 1917 года СНК РСФСР был издан Декрет «Об организации Коллегии по охране и обеспечению материнства и младенчества». Охрана интересов детей была провозглашена в качестве прямой обязанности государства [3].
Достаточно вспомнить, что уже 31 декабря 1917 года была создана Коллегия по охране и обеспечению материнства и детства, а постановлением
Народного комиссариата государственного призрения РСФСР от 26 января 1918 года все учреждения призрения несовершеннолетних и малолетних детей передавались в ведение Народного комиссариата государственного призрения несовершеннолетних. С 26 января 1918 года в ведение последнего переходили все приюты, колонии, сиротские дома и другие учреждения по призрению и охране несовершеннолетних детей.
Для заведывания приютами и учреждениями призрения несовершеннолетних учреждалась особая коллегия из трех лиц под названием Коллегия призрения несовершеннолетних, которая должна была обеспечить принятие в «свое заведывание приютов и учреждений несовершеннолетних всех категорий» [4].
В состав этой Коллегии, сохраняя самостоятельное заведывание своими отделами, входили: заведующий отделом материнства и младенчества, заведующий отделом несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных деяниях, и заведующий приютами общего характера (для детей дошкольного возраста от 3-х до 7 лет и школьного возраста от 7 до 12 лет и от 12 до 17 лет), согласующие свои действия с действиями коллегии Народного комиссариата государственного призрения.
Коллегией призрения несовершеннолетних был организован особый Совет из представителей советов рабочих и солдатских депутатов и пролетарских организаций, которые решали основные вопросы несовершеннолетних, оставшихся без по-
Фабричная Т. Б. О некоторых аспектах семейного законодательства РСФСР в 1917—1926 годах
Фабричная Т. Б. О некоторых аспектах семейного законодательства РСФСР в 1917—1926 годах
печения родителей. Тем самым, вся система органов и вся деятельность по защите детей была сконцентрирована исключительно в руках государства [5, с. 17]. При этом особое внимание уделялось детям, лишившимся попечения своих родителей.
После уничтожения всех государственных и муниципальных органов власти произошла ликвидация приютско-патронажной системы. Это сопровождалось утверждением новой идеологической доктрины, построенной на основе марксизма-ленинизма.
В области образования и социального обеспечения беспризорных детей наиболее радикальная теория состояла в учении об отмирании семьи при социализме. Еще в 1899 году Н. К. Крупская говорила, что при новом социально-экономическом строе «забота о детях будет снята с родителей, а общество обеспечит ребенку все необходимое для того, чтобы он мог полно и всесторонне развиваться» [6, с. 121−126].
С победой революции высказывались предположения о том, чтобы государство взяло на себя воспитание и материальное обеспечение всех без исключения детей для освобождения их от влияния прошлого родителей и воспитание граждан нового социалистического общества.
Подобные идеи в России были не новыми. Еще при Екатерине II «устами Бецкого государство сказало русской семье: ты не способна хорошо воспитать дитя. Отдай его мне, я его воспитаю, а ты уже совсем не путайся в это дело. Только производи детей, а воспитывать их буду я» [7, с. 540]. Эти взгляды нашли отражение в первых законодательных актах советского правительства.
Ситуация, существовавшая в новой социалистической России, на наш взгляд, стала предпосылкой к созданию единого кодифицированного акта, регулирующего вопросы о браке, семье, детях. Большое значение в дальнейшем развитии брачно-семейных отношений имел первый Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве, принятый 16 сентября 1918 года.
Советское государство раньше других кодифицированных актов разработало и утвердило данный правовой акт. В нем регулировались основные вопросы семейного права, в том числе и усыновления, в соответствии с новыми экономическими отношениями развития социалистического общества. В основу его были положены ленинские декреты: Декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния и Декрет о расторжении брака. Он также продолжал линию, направленную на полное раскрепощение женщин, полное равенство их в правах с мужчинами.
Оценивая впоследствии значение этого Кодекса и первых декретов о браке и семье, В. И. Ленин писал: «Ни одна демократическая партия в мире ни в одной из наиболее передовых буржуазных республик за десятки лет не сделала, в этом отношении, и сотой доли того, что мы сделали за первый год нашей власти. Мы не оставили в подлинном смысле
камня на камне из тех подлых законов о неравноправии женщины, о стеснениях развода, о гнусных формальностях, его обставляющих, о непризнании внебрачных детей, о розыске их отцов и т. п., — законов, остатки которых многочисленны во всех цивилизованных странах, к позору буржуазии и капитализма. Мы имеем тысячу раз право гордиться тем, что мы сделали в этой области» [8, с. 23].
В Кодексе содержались положения, направленные на совершенствование семейных отношений. В нем закреплялись взаимные права и обязанности супругов, в том числе и право нетрудоспособного и нуждающегося супруга на получение содержания от другого супруга, если он в состоянии оказывать такую поддержку, без ограничения этого права каким-либо сроком. Также устанавливалось, что родители обязаны доставлять несовершеннолетним, нетрудоспособным и нуждающимся детям пропитание и содержание.
Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве был принят на сессии ВЦИК 16 сентября 1918 года и состоял из четырех разделов.
Особое внимание законодателя было уделено брачному и семейному праву. Только гражданский (светский) брак, зарегистрированный в отделе записей актов гражданского состояния, порождал права и обязанности супругов [9]. Брак, совершенный по религиозным обрядам и при содействии духовных лиц, не порождал никаких прав и обязанностей для лиц, в него вступивших. Таким образом, законодатель еще раз подтвердил, что государство является светским и отделено от церкви.
Детальное регламентирование в Кодексе получили права и обязанности родителей и детей. Провозглашалось совместное осуществление родителями своих прав по отношению к детям. В случае разногласий между родителями спорные вопросы разрешались местным судом при участии родителей. Устанавливалось, что родительские права осуществляются исключительно в интересах детей. При их неправомерном использовании суд был вправе лишить родителей этих прав. Обязанность по содержанию несовершеннолетних, нетрудоспособных и нуждающихся детей возлагалась в равной мере на обоих родителей.
Согласно статье 133 Кодекса основой семьи признавалось действительное происхождение. Однако никакого различия между родством внебрачным и брачным не устанавливалось. Дети, родители которых не состояли в браке между собой, во всем уравнивались в правах с детьми, родившимися от лиц, состоящих в зарегистрированном браке между собой. Даже если внебрачные дети родились до опубликования Декрета о гражданском браке (20 декабря 1917 г.), они также уравнивались в правах с детьми, родившимися от лиц, состоящих в зарегистрированном браке.
Вопросу усыновления была посвящена глава V, которая так и называлась «Об усыновленных». В нее входило всего две статьи: 182 и 183.
Решительный отказ от усыновления и устройства осиротевших детей во время империалистической и гражданской войны в чужие семьи можно объяснить, на наш взгляд, многими причинами.
В усыновлении, которое в царской России часто использовали для узаконения своих внебрачных детей, в Советской стране, по мнению законодателя, не было необходимости, так как в Кодексе было указано, что все дети равны и пользуются равными правами независимо от того, «законные» они или рожденные вне брака. Полагали также, что сиротство и детскую беспризорность можно устранить только широко поставленным общественным воспитанием детей.
Кроме того, усыновление запрещалось еще и потому, что оно могло быть использовано для искусственного расширения круга лиц, имеющих право на получение в свое распоряжение трудового хозяйства в порядке Декрета об отмене наследования.
И, наконец, ввиду запрещения наемного труда в крестьянском хозяйстве можно было ожидать широкого использования приймачества в обход нового закона [10, с. 7].
Мы считаем, что отмена усыновления Кодексом законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве, принятым 16 сентября 1918 года, была вызвана не столько опасением того, что возможна эксплуатация труда детей в семьях усыновителей, что могло происходить в связи с запретом эксплуатации наемного труда в частном хозяйстве, сколько тем, что усыновление противоречило положенному в основание нового семейного права принципу, что родство определяется действительным происхождением ребенка.
Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 года категорически воспрещал усыновление. По мнению законодателя, главным основанием к этому запрещению послужило опасение, что под видом усыновления в действительности будет иметь место эксплуатация детей и подростков для получения даровой рабочей силы, с нарушением трудовых законов и вне надзора инспекции труда.
Кроме того, предполагалось, что для всех сирот и детей тех родителей, которые по каким-либо причинам не в состоянии были воспитывать и содержать их, будут открыты детские дома и другие учреждения интернатного типа. Все дети-сироты будут находиться под защитой государства.
Однако голод 1921 года, увеличивший число сирот и беспризорных детей, потерявших родителей или брошенных ими, с одной стороны, и необходимость сократить сеть учреждений интернатного типа — с другой, заставили органы народного образования и охраны материнства и младенчества использовать новые способы для спасения детей.
В числе этих мер практиковалось помещение детей в чужие семьи, которые по большей части удовлетворительно отнеслись к возложенной на них задаче и воспитывали принятых ими детей, как
своих собственных. Органы опеки контролировали условия и содержание детей, находящихся в таких семьях.
В инструктивном письме «Об усыновлении» подчеркивалось, что «при возможности осуществления органами опеки действительного наблюдения над положением детей, принятых в семьи… во избежание роста детской беспризорности все целесообразные меры предупреждения ее — дальнейшее воспрещение усыновления признано нецелесообразным и нежизненным». Поэтому ВЦИК и СНК РСФСР издали 1 марта 1926 года Постановление «Об изменении Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве», которое восстанавливало в советском законодательстве один из давних институтов семейного права — усыновление [11]. Именно с этой даты начался следующий период в развитии законодательства об усыновлении.
Придавая вопросу усыновления важное значение, Народный комиссариат просвещения разъяснял местным отделам народного образования порядок усыновления. Так, усыновление допускалось только в отношении малолетних и несовершеннолетних и исключительно в интересах детей. Поэтому всякое усыновление, преследующее иные цели, а не благо усыновляемого ребенка не допускалось.
Усыновитель принимал на себя все обязанности кровных родителей, поэтому он должен был дать ребенку удовлетворительное содержание, трудовое воспитание и надлежащую подготовку к общественно полезной трудовой деятельности. Как справедливо отмечает A.A. Демичев, «главная особенность усыновления заключается в его бессрочном характере» [12, с. 204]. В этом, например, состоит одно из отличий усыновления от других форм воспитания детей, оставшихся без попечения родителей.
Закон придавал большую важность учреждениям, ведающим вопросами усыновления, — органам опеки. Разрешение на усыновление выдавалось и излагалось в форме особого постановления. Органы записей актов гражданского состояния регистрировали усыновление. Регистрация усыновления производилась теми местными органами загс, где находились органы опеки, вынесшие постановление об усыновлении-в губернских городах — губ-загсами и т. д. [13].
По статье 69 Конституции РСФСР 1918 года не имели права усыновлять монахи и духовные служители религиозных культов всех исповеданий и толков, для которых это занятие являлось профессией- служащие и агенты бывшей полиции, отдельного корпуса жандармов и охранных отделений, члены царствовавшего в России дома- лица, руководившие деятельностью полиции и жандармерии, карательных отрядов- лица, признанные в установленном порядке душевнобольными и умалишенными- лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на установленный законом или судебным приговором срок.
Фабричная Т. Б. О некоторых аспектах семейного законодательства РСФСР в 1917—1926 годах
Фабричная Т. Б. О некоторых аспектах семейного законодательства РСФСР в 1917—1926 годах
Кроме того, не могли усыновлять лица, лишенные родительских прав по суду- лица, интересы которых были противоположны интересам усыновляемых- несовершеннолетние.
При усыновлении кого-либо лицом, состоящим в браке, требовалось согласие другого супруга. Согласие это должно было быть выражено обязательно в письменной форме.
Усыновлению детей и подростков, находящихся в домах младенца, детских домах и других учреждениях уделялось особое внимание, так как практика показала, что наибольшее число заявлений о желании усыновить приходилось на детей, воспитывающихся в государственных учреждениях отделов народного образования и охраны материнства и младенчества. Не разрешалось усыновлять таких детей, относительно которых имелись предположения, что родители их живы и могут их со временем разыскать. Нельзя также было усыновлять детей грудного возраста, относительно которых не было выяснено, не больны ли они сифилисом, туберкулезом, не страдают ли эпилепсией, не имеют ли физических или умственных дефектов.
Разрешение усыновления детей, не достигших 3-летнего возраста, необходимо было согласовывать с местными органами охраны материнства и младенчества.
Лицу, желающему усыновить ребенка, орган опеки, совершающий усыновление, разъяснял права и обязанности усыновителей и усыновленных по постановлению ВЦИК и СНК РСФСР «Об изменении Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве» от 1 марта 1926 года.
Органы опеки должны были определить способности усыновителей к воспитанию. Так, не разрешалось усыновление лицам, не сумевшим воспитать собственных детей. И это, на наш взгляд, правильно. Наличие у «усыновителя большого числа собственных детей ставило под сомнение вопрос об усыновлении, особенно девочки в возрасте от 12 до 16 лет, чтобы не использовался ее труд в качестве няньки или домработницы» [14, с. 72].
В таких случаях усыновление разрешалось с особой осторожностью, после некоторого испытательного срока, когда выяснялось, что усыновители обращаются с усыновленным, как со своим ребенком. При усыновлении ремесленниками, кустарями и крестьянами также устанавливался испытательный срок, в течение которого выявлялось отношение усыновителя к усыновленному.
Если усыновляемый уже проживал в семье усыновителя как подопечный, близкий родственник или воспитанник усыновляющего, то усыновление разрешалось во всех случаях, когда положение усыновляемого было признано удовлетворительным, с соблюдением законных условий.
Хотя в Кодексе законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве с изменениями на 1 марта 1926 года не говорилось о возможности усыновления одного несовершен-
нолетнего двумя лицами, но так как, с одной стороны, это не воспрещалось этим законом, а с другой — это соответствовало естественному порядку вещей — у каждого человека двое родителей, то не было оснований отказывать в ходатайстве об одновременном усыновлении одного ребенка двумя супругами.
В случае расторжения брака в будущем или раздельного жительства усыновителей вопрос о том, при ком из них останется усыновленный, решался в судебном порядке.
Примечание к пункту 4 статьи 183 Кодекса распространялось на усыновленных ранее, то есть до вступления в силу этого закона, на приемышей и примаков, принятых в семью или во двор до опубликования закона. Органы опеки стояли на страже интересов детей и подростков, не находящихся на попечении родителей, поэтому выясняли всех фактически усыновленных, приемышей и примаков, не достигших еще совершеннолетия, для составления постановления об усыновлении и регистрации его в ЗАГСе.
В Кодексе законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве с изменениями от 1 марта 1926 года не предусматривались случаи усыновления пасынков и падчериц, однако инструктивное письмо Наркомпроса от 12 июня 1926 года внесло дополнение по этому вопросу. Оно разъяснило, что «не разрешать такое усыновление нет достаточных оснований, если все прочие условия, установленные законом, соблюдены… если имеется налицо согласие второго супруга, без чего можно обойтись только в том случае, если он совершенно не заботится о ребенке, не участвует в воспитании его и содержании. и вообще не интересуется своим ребенком». Данное инструктивное письмо практически разрешило усыновлять пасынков и падчериц, но с условием соблюдения всех требований действующего закона и, самое главное, в интересах ребенка.
Органы опеки осуществляли надзор за положением усыновленных детей. Не реже одного раза в полгода они обследовали положение усыновленного в первое время. Если положение усыновленного было удовлетворительным, то один раз в два года. Полагаем, что это способствовало осуществлению контроля органов опеки и попечительства за усыновленным ребенком. Подобную норму целесообразно было бы ввести в современное законодательство.
В завершение статьи можно сделать ряд выводов и обобщений.
Во-первых, после революции 1917 года законодательство об усыновлении продолжало развиваться, но несколько в другом направлении. Основной формой устройства детей, оставшихся без попечения взрослых, стали государственные детские дома. Все дети были объявлены государственными и находились под его защитой.
Во-вторых, первый Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и
опекунском праве, принятый 16 сентября 1918 года, не только не предусмотрел вопросы усыновления, но и отменил его вообще.
В-третьих, сказанное выше означает, что главной причиной невозможности правового регулирования отношений по усыновлению было стремление устранить всякую попытку эксплуатации труда малолетних детей.
В-четвертых, институт усыновления был восстановлен Кодексом законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 года. Данным нормативным актом усыновление допускалось только в отношении лиц, не достигших восемнадцати лет, и исключительно в их интересах.
Мы разделяем позицию ученых, считающих, что главная идея усыновления состояла в том, чтобы поместить ребенка в условия, где бы наравне с материальным обеспечением он получал правильное физическое и духовное развитие, постоянно ощущал положительное влияние семьи и чувствовал родительскую заботу.
Примечания
1. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1917. 29 декабря. Ст. 160.
2. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. 1917. 19 декабря. Ст. 152.
3. Собрание узаконений РСФСР. 1917. № 13, ст. 193.
4. Постановление Народного комиссариата государственного призрения РСФСР «О переходе в ведение народного комиссариата государственного призрения всех учреждений призрения несовершеннолетних и малолетних детей и об учреждении коллегии призрения несовершеннолетних» // Собрание узаконений РСФСР. 1918. № 22, ст. 321.
5. Курбацкий И. Н. Становление и развитие института приемной семьи: дис. … канд. пед. наук. Калуга, 2002.
6. Крупская Н. К. Женщина и воспитание детей // Избранные педагогические сочинения. М., 1957.
7. Каптерев П. Ф. История русской педагогики. 2-е изд. СПб., 1960.
8. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 39.
9. Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве // Декреты советской власти. 11 июля — 9 ноября 1918 г. М., 1964. Т. 3.
10. Усыновление по советскому семейному праву // Юридические консультации для населения в вопросах и
ответах. Государственное издательство юридической литературы. М., 1963.
11. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «Об изменении Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве» // Собрание узаконений. 1926. № 13, ст. 101.
12. Семейное право: учебник / под ред. А. А. Демичева. М., 2010.
13. О порядке регистрации актов усыновления. Инструкция Наркомвнудела от 16 апреля 1926 г. № 134 // СПС «КонсультантПлюс».
14. Об усыновлении детей и подростков//Наркомпрос-главсоцвос. М., 1926.
Notes
1. Collection of laws and orders of workers'- and peasants government. 1917. December 29. Art. 160.
2. Collection of laws and orders of workers'- and peasants government. 1917. December 19. Art. 152.
3. Collection of laws RSFSR. 1917. № 13, art. 193.
4. Ruling People'-s commissariat of state care RSFSR «On the transition to the People'-s commissariat of state care minors and young children and the establishment of the college care minors» // Collection of laws RSFSR. 1918. № 22, art. 321.
5. Kurbatskiy I.N. Formation and development of foster family institution. dissertation… candidate of pedagogical sciences. Kaluga, 2002.
6. Krupskaya N.K. Woman and education of children // Selected pedagogical works. Moscow, 1957.
7. KapterevP.F. History Russian pedagogy. 2nd ed. St. Petersburg, 1960.
8. Lenin V.I. Full. collected. op. Vol. 39.
9. Code of laws on civil status, marriage, family and guardianship law // Soviet decrees. July 11 — November 9, 1918. Moscow, 1964. Vol. 3.
10. Adoption on the Soviet family law // Legal advice to the public in questions and answers. State publishing legal literature. Moscow, 1963.
11. Decision of the Central executive committee and SNK of the RSFSR «On changes in the Code of laws of acts of civil status, marriage, family and guardianship law» // Collection of laws. 1926. № 13, art. 101.
12. Family law: textbook / ed. A.A. Demichev. Moscow, 2010.
13. On the order of registration of adoption. User Commissariat of April 16, 1926 № 134 // SPS «ConsultantPlus».
14. On the adoption of children and adolescents // Nar-comprosglavsotsvos. Moscow, 1926.
Фабричная Т. Б. О некоторых аспектах семейного законодательства РСФСР в 1917—1926 годах

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой