Каноны медицины труда и новые концепции: моральный вред, доказательность и неопределенность

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

июль
АВГУСТ
2009
4
ТОМ
ХС
ОАО & quot-ТАТМЕДИА"-
КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
УДК 613.6. 06
КАНОНЫ МЕДИЦИНЫ ТРУДА И НОВЫЕ КОНЦЕПЦИИ: МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД, ДОКАЗАТЕЛЬНОСТЬ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ
Эдуард Ильич Денисов1, Егор Александрович Мерцев2, Ольга Витальевна Сивочалова1,
Павел Васильевич Чесалин3
1 Научно-исследовательский институт медицины труда РАМН, г. Москва, 2 кафедра безопасности и экологии производства (зав. — проф. А.А. Калинин) Сибирского федерального университета, г. Красноярск, 3кафедра профзаболеваний (зав. — проф.Ю.П. Евлашко) Российской медицинской академии последипломного образования, г. Москва
Реферат
Рассмотрены принципы сохранения здоровья и благополучия работника. Приведены каноны и основы построения таксономии как научной классификации современной медицины труда. Проанализирована проблема морального вреда, причиненного пострадавшему работнику. Рассмотрены вопросы доказательности, а также перспективы оценки неопределенности измерений и анализа в связи с проблемой обоснования гигиенических норм и правил.
Ключевые слова: медицина труда, каноны, таксономия, моральный вред, трудовое право, доказательная медицина, оценка неопределенности.
Социально-экономические перемены в стране привели к смене ориентиров общества, законодательства по труду и здоровью, развитию страховых механизмов и т. п. Произошел сдвиг парадигмы медицины труда — от предельно допустимых концентраций/уровней (ПДК/ПДУ) к управлению профессиональным риском
[12]. Назрела потребность нового восприятия канонов, разработки таксономии [5], решения таких новых проблем, как моральный вред [6, 20], развитие доказательности [3, 4] и оценки неопределенности [26] в свете цели медицины труда — служить здоровью и социальному благополучию работников [24].
© 30. «Казанский мед. ж. «, № 4.
Цель работы — анализ проблемы морального вреда для здоровья работника на основе принципа сохранения здоровья и социального благополучия и возможностей МКБ-10 для его объективизации с учетом аспектов доказательности и неопределенности.
Каноны медицины труда. Как совокупность твердо установленных правил в медицине труда каноны складывались столетиями. Первые попытки классификации форм жизни предпринял греческий философ Аристотель (384−322 до н.э.), а римский философ и врач Авл Корнелий Цельс (ок. 25 до н.э. -ок. 50 н.э.), основавший медицинскую терминологию, в трактате «De medicina» изложил вопросы гигиены, диететики, патологии, терапии и хирургии по греческим источникам, преимущественно Гиппократа. В средние века врач и алхимик Теофраст Парацельс (1493−1541 гг.), предтеча современной фармакологии и основатель дозного подхода, объяснил природу и причины силикоза.
В становление основ медицины труда внесли вклад Б. Рамаццини — отец современной медицины труда [13] и российские ученые М. В. Ломоносов [9], Ф.Ф. Эрисман
Таблищ 1
Канонические положения и задачи медицины труда
Каноны Высказывания Автор, год
Доза как детерминант риска для здоровья Все вещества суть яды- нет ни одного из них, которое не было бы ядом. Правильная доза разделяет яд и лекарство Т. Парацельс (1493−1541)
Профессиональный риск: условия труда как случайная причина (causa occasionnalis) болезни Вопрос о ремесле может относиться только к причине в виде внешних условий … род занятий больного … имеет значение для успеха лечения Б. Рамаццини, 1700 [13]
Сохранение и размножение российского народа Начало сего полагаю самым главным делом: сохранением и размножением российского народа, в чем состоит величество, могущество и богатство всего государства, а не в обширности, тщетной без обитателей М. В. Ломоносов, 1761 [9]
Ограничение вреда здоровью на работе Каждое усовершенствование в искусствах и промышленности было куплено ценою телесного здоровья … А. Никитин, 1847 [11]
Ограничение вредных факторов Цель гигиены — … найти средства для смягчения действия всех неблагоприятных для организма человека условий со стороны природы и общества Ф. Ф. Эрисман, 1872 [21]
[21] и др. В частности, Б. Рамаццини считал условия труда случайной причиной (causa occasionnalis) развития болезни
[13], и этот принцип лежит в основе методологии профессионального риска [12]. Основы медицины труда устами корифеев приведены в табл.1.
По определению МОТ [25], забота о здоровье работников включает профилактику, укрепление здоровья, лечение, оказание первой помощи, реабилитацию и компенсацию при необходимости, а также меры для скорого восстановления и возвращения к работе.
В современных условиях каноны медицины труда можно сформулировать так:
• условия труда — фактор риска для здоровья, ограничение профессионального риска,
• цель медицины труда — сохранение и укрепление здоровья работника,
• ответственность работодателя за здоровье и благополучие работника.
Таксономия* медицины труда. В медицине труда внедряются новые философские и социальные категории: принципы доказательности, предосторожности, социального партнерства, этические и др. [3, 4, 12], что обусловливает необходимость построения таксономии как обобщен-
* Таксономия [от гр. taxis — расположение по порядку+nomos — закон] - теория классификации и систематизации сложноорганизованных областей действительности, имеющих обычно иерархическое строение.
ной научной классификации. Последнее иллюстрируется разработками ХХ века: методология профессионального риска, включающая принципы, методы и критерии, в частности аксиомы медицины труда и промышленной экологии, методы дозной оценки факторов (с системой доз — сменная, вахтовая и стажевая), критерии априорной гигиенической оценки риска, принципы и методы прогнозирования вероятности нарушений здоровья, разработка проблемы каузации (установление связи болезней с работой) и профессионально обусловленных заболеваний с количественными критериями каузации, этические проблемы и др. [12].
Таксономия как система целей и способов их достижения ставит во главу угла здоровье работника, биологических и социальных его аспектов. Это относится, например, к репродуктивному и сексуальному здоровью, социальному слуху и т. п. Сохранение и укрепление здоровья работника реализуются через управление риском [12], а эффективное управление предполагает наличие структуры, выполняющей функцию прогнозирования. Такая структура известна из теории функциональных систем П. К. Анохина, и поскольку ее справедливость показана как для живых, так и кибернетических систем, то она перспективна и в медицине труда. Важны прикладные вопросы: организация служб медицины труда и управление качеством услуг, инженерия знаний
для построения систем искусственного интеллекта, информационные технологии и научные ресурсы Интернета.
Аппарат таксономии включает следующие компоненты. Принципы: практическая направленность, доказательность (базируется на достижениях науки), логичность построения и объективность. Категории знания: специфические (факты, термины), процедурные (методы, критерии) и абстрактные (принципы, теории, схемы). Синтез идеи, процедуры, структуры. Оценка с опорой на знания и убеждения, а также внешние критерии (стандарты, правила, нормы). Поскольку принятие решений с помощью таксономии базируется на классификации, первоочередной задачей является классификация теоретических основ и практических потребностей медицины труда, в том числе новых проблем, среди которых — оценка морального вреда работнику произошедшего вследствие нарушения здоровья.
Моральный вред: правовые основы. Согласно Конституции, «в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей» (статья 7) и «каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены» (статья 37). В законе «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» № 52-ФЗ (1999) вредным считается «воздействие факторов среды обитания, создающее угрозу жизни или здоровью человека либо угрозу жизни или здоровью будущих поколений». В медицине труда профессиональный риск определяют как риск для жизни или здоровья работника, связанный с трудовой деятельностью [12]. Правовой основой ограничения риска являются Трудовой кодекс Российской Федерации (2001) и закон «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (1998). Профессиональный риск сопряжен с вероятностью профзаболеваний или иных нарушений здоровья. Согласно приказу Минздрава Р Ф № 30 от 29. 01. 1997 г. и Постановлению Минтруда Р Ф № 1 от 29. 01. 1997 г., «нарушение здоровья — физическое, душевное или социальное неблагополучие, связанное с потерей, аномалией, расстройством психологической, физиологической, анатомической структуры и (или) функции организма человека».
Для понятий «жизнь» и «здоровье» нет законодательных определений. Согласно статье 210 ТК РФ, устанавлен приоритет сохранения жизни и здоровья работников и предусмотрена защита законных интересов работников, пострадавших от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а также членов их семей на основе обязательного социального страхования работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. По статье 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред.
В Гражданском кодексе (ГК) РФ в статье 150 рассматриваются вопросы жизни и здоровья как защищаемые нематериальные блага, принадлежащие каждому гражданину от рождения. В статье 151 ГК РФ предусмотрена компенсация морального вреда (физических или нравственных страданий) с учетом индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред. При нарушении личных неимущественных прав и других нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона (п. 2 статьи 2 ГК РФ) действует принцип их защиты гражданским законодательством.
В статьях 210 и 219 ТК РФ введено понятие о компенсации физических и нравственных страданий, причиненных нарушением права на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены. К таким правонарушениям Верховный Суд Р Ф Постановлением от 20 декабря 1994 г. № 10 относит, в частности, незаконный отказ в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями. При оценке морального вреда следует учитывать длительный характер страданий вследствие продолжительных противоправных действий (или бездействия) работодателя в связи с ненадлежащим обеспечением безопасных условий труда.
Таким образом, концепция морального вреда работнику базируется на правовой норме морального вреда, закрепленной в гражданском и трудовом праве, и принципе сохранения здоровья и обеспечения социального благополучия работника.
Здоровье и благополучие работника.
В медицине труда учитываются здоровье и благополучие работника. При измерениях параметров здоровья определяют компоненты психосоциального благополучия следующими мерами: а) субъективное благополучие (оценка счастья и/или удовлетворенности жизнью) — б) социальная адаптация- в) психиатрические симптомы. Мерами благополучия оценивают удовлетворенность жизнью в целом или отдельными аспектами (работой, семьей, доходами или здоровьем), т. е. качество жизни, а мерами социальной адаптации — поведение и отношения на работе, в семье или в обществе. Психиатрические симптомы отражают наличие или отсутствие, интенсивность или частоту настроения, чувств и поведения, которые могут быть эпизодами психической болезни, т. е. не самой болезнью, а ее вероятностью. Для этих показателей есть методики, критерии или шкалы оценок [27], анкета ВОЗ КЖ-100. Данные вопросы рассматривает медицинская психология [7, 8].
Боль и страдания как детерминанты морального вреда. В Евросоюзе [22] для описания морального вреда используют понятия горя и страдания (grief and suffering). Страдание — физическая или нравственная боль, мучение- состояние боли, болезни, горя, печали, страха, тоски, тревоги и пр. [16]. Ощущение боли — ощущение неприятного чувства, указывающего на потенциальное или фактическое повреждение какой-либо структуры тела (код Ь280 по МКФ ВОЗ, 2001). Под моральным вредом понимают физические или нравственные страдания, но иногда первичны физические страдания, в основе которых лежит боль, вызывающие, в свою очередь, нравственные страдания, т. е. в основе морального вреда часто лежит физическая боль.
Проблеме боли в медицине уделяется большое внимание [2], в том числе мышечным болям [18]. Профзаболевания часто сопровождаются дискомфортом и болевыми феноменами. Примерами могут служить тиннит и феномен ускоренного нарастания громкости при сенсорной тугоухости, боли при вибрационной болезни и т. п. В Глобальном грузе болезней (ВОЗ, 2002) среди профессиональных факторов риска первое место занимают боли в спи-
468
не (low-back pain), составляя 37%. В Евросоюзе 25% работников жалуются на боли в спине и 23% - на боли в мышцах (EWCS, 2005), а мышечно-скелетные нарушения составляют 59% профзаболеваний с пре-валенсом 2,5% - это затрагивает более
4 миллионов работников (Евростат, 2007). В России в структуре профзаболеваний патологические процессы, связанные с физическими перегрузками и перенапряжением отдельных органов и систем, в 2006 г. составили 18%. Вертеброгенная патология пояснично-крестцового уровня профессионального генеза характеризуется хроническим болевым синдромом [29].
В свете учета индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред (ст. 151 ГК РФ), моральный вред важен для уязвимых групп — несовершеннолетних, инвалидов, беременных и кормящих грудью матерей. Здесь, кроме боли, возможны такие исходы, как бесплодие, рождение ребенка с врожденными пороками развития (ВПР) и др. К сожалению, система категорирования профзаболеваний (что крайне важно для целей профилактики и компенсации), пока не имеет юридического статуса, хотя она была предложена давно [12]- отмеченный факт относится также и к нарушениям репродуктивного здоровья (табл. 2).
Таблица 2
Категории тяжести профессионально обусловленных нарушений репродуктивного здоровья женщины
Категории Характер нарушений здоровья
0 Смерть беременной женщины в родах, мертворождение
1 ВПР
2 Бесплодие, стойкие нарушения менструального цикла
3 ЗВУТ, связанная с репродуктивной системой
В качестве компенсации за причиненный тяжкий вред здоровью применительно к страданиям, которые испытывают потерпевшие, предложена величина 720 МРОТ из расчета заработка 6 МРОТ за 10 лет [20]. Но этические нормы медицины труда отдают предпочтение не экономическим, а социальным категориям, и для внедрения концепции морального вреда с целью компенсации необходима разработка медико-психологических инструментов оценки.
Таблищ 3
Психические расстройства и расстройства поведения (МКБ-10, класс V)
Б43 Острая реакция на стресс
Б43.0 Реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации Исключительный физический и психический стресс
Б43.1 Посттравматическое стрессовое расстройство Стрессовое событие или ситуация
Оценка морального вреда по априорным и апостериорным категориям. В трудовом праве моральный вред соотносится с такими причинными факторами, как неблагоприятные условия труда и возникшие нарушения здоровья. Схематично степень морального вреда можно изобразить графиком, где по оси абсцисс ранжированы классы условий труда по руководству Р 2.2. 2006-
05 [15] (априорный риск) и профзаболевания по категориям тяжести [12], а также сверхкатегорийные нарушения репродукции. По оси ординат ранжированы медико-психологические и социальные категории благополучия в порядке возрастания морального вреда: а) комфорт и удовлетворенность трудом- б) нейтральное состояние- в) дискомфорт (тревога, боль, горе, страдания и др.). Первые две категории соотносятся с оптимальными и допустимыми, а третья — с вредными и опасными условиями работы.
Схема доказательной базы морального вреда. Доказательной базой являются материалы социально-гигиенического мониторинга, данные аттестации рабочих мест (АРМ) по критериям Р 2.2. 2006−05 [15] и периодических медосмотров (ПМО), а руководство Р 2.2. 1766−03 [14] позволяет ее оценивать по весомости доказательств. Поэтому для целей возмещения вреда работнику можно использовать следующую схему его доказанности: подозреваемый — на основе гигиенических данных АРМ, предполагаемый — то же плюс дополнительные данные, в т. ч. литературные, доказанный — на основе данных АРМ, а также ПМО или дополнительных медико-психологических обследований с учетом МКБ-10.
Возможности МКБ-10 для оценки морального вреда. Для разработки медикопсихологических критериев оценки морального вреда большим потенциалом обладает МКБ-10- в этой связи интересны рекомендации экспертов ВОЗ (документ '^0/8БЕ/0ЕН/99. П, 1999) по ее приме-
нению в медицине труда (табл. 3).
В ряде публикаций подтверждена перспективность медико-психологического направления. У работников органов внутренних дел выявлены показатели заболеваемости психическими расстройствами, в 3 раза превышающие таковые по России, а в структуре первичной инвалидности пенсионеров психические расстройства и расстройства поведения занимают 4-е место (6%) в сравнении с 7-м местом (3,8%) среди населения России [17]. У медработников Чеченской Республики выявлена высокая распространенность пограничных психических расстройств в виде невротических, связанных со стрессом, и соматоформных расстройств [19]. В генезе последних помимо психогений (особенно значимы переживания, связанные с безработицей) существенную роль играют переутомление и пр. Невротическим расстройствам наиболее подвержены работницы конвейеров, педагоги с большим стажем работы и лица, длительно подвергавшиеся воздействию профессиональных вредностей [8]. Так, в частности, в Польше у медработников выявлены признаки нарушений здоровья от стресса в виде психических расстройств и синдрома выгорания [28], а в Дании у 3 из 8 заявивших работников признана профессионально обусловленной депрессия после стресса из-за напряженного темпа работы при отсутствии поддержки от коллег и начальников.
В МКБ-10 в XXI классе «Факторы, влияющие на состояние здоровья населения и обращения в учреждения здравоохранения» есть подраздел «Потенциальная опасность для здоровья, связанная с социально-экономическими и психосоциальными обстоятельствами» (755−65). Эти показатели рекомендуют оценивать при проведении медосмотров. Особый интерес представляют проблемы, связанные с работой и безработицей (756), и воздействие производственных факторов риска (757):
469
756. Проблемы, связанные с работой и безработицей.
756.0. Отсутствие работы неуточнен-ное.
756.1. Смена работы.
756.2. Угроза потерять работу.
756.3. Напряженное рабочее расписание.
756.4. Конфликт с начальником и сослуживцами.
756. 5. Неподходящая работа.
Включаются тяжелые условия труда.
756.6. Другое физическое и психическое напряжение в работе.
756.7. Другие и неуточненные проблемы, связанные с работой.
756.7. Воздействие производственных факторов риска.
Некоторые из этих факторов в профессио-графическом плане рассмотрены в монографии Н. Х. Амирова (2002) [1]. В Евросоюзе в 6 странах психосоциальные заболевания, проявляющиеся особенно среди работников сферы обслуживания, признаны профессионально обусловленными [23].
Перспективы обеспечения доказательных данных в медицине труда. Проблема доказательности в медицине труда рассмотрена в работах Э. И. Осипова и др. [3, 4], где сформулированы принципы доказательности и рассмотрены конкурирующие принципы предосторожности и консенсуса социальных партнеров- отмечено сосуществование доказательной и консенсусной позиций.
В доказательной медицине пределом являются мета-анализы и систематические обзоры- используются эпидемиологические методы и статистические меры (отношение шансов с доверительными интервалами и пр.), а также экспертные оценки качества данных. Например, для оценки доказанности причинных связей фактора риска с заключительным исходом Общество медицины труда и окружающей среды Дании использует шкалу с градациями: сильная (3+), умеренная (2+), ограниченная (+), недостаточная (0), и доказательства, свидетельствующие об отсутствии причинной связи (-) [29].
В отличие от других медицинских дисциплин, медицина труда ответственна за нормативно-правовую базу охраны здоровья работников в виде санитарногигиенических норм, что предопределяет
470
особые требования к их доказательности.
В глобальной системе классификации и маркировки химических веществ ООН установлены критерии доказанности, а в глобальный план действий по охране здоровья работающих на 2008−2017 гг. ВОЗ ввел принцип оценки и управления риском на основе доказательных данных. Эти подходы изложены в Р 2.2. 1766−03 [14], что создает блок обеспечения доказательных данных для управления профессиональным риском, но без метрологической поддержки.
Недавно вышел документ ИСО/МЭК Руководство 98−3: 2008 «Неопределенность измерений» (GUM: 1995) [26]- его разъяснение для метрологов дано Госстандартом Р Ф. Это руководство является сугубо метрологическим документом, но оно имеет широкий подтекст: в нем даны общие правила оценки и выражения неопределенности в измерении, используемые при разных уровнях точности и во многих областях. Цитируемое руководство применимо к оценке и выражению неопределенности, связанной с концептуальным проектированием и теоретическим анализом экспериментов, методов измерения и сложных компонентов и систем. Оно распространяется на фундаментальные и прикладные исследования и разработки в науке и технике, а также обоснование нормативов, требований и контроль их исполнения.
Применительно к задачам медицины труда руководство охватывает следующие вопросы: а) оценка экспозиции (дозы) и эффектов (психофизиологические, физиологические и прочие эффекты, клинические исходы и др.) и б) обоснование правовых актов, нормативных требований, стандартов, протоколов и других обязательных положений.
На рис. 1 приведена структурная схема проблемы неопределенности измерений и анализа в медицине труда в свете основополагающих международных документов.
Примером внедрения руководства ИСО/МЭК является ГОСТ 12.1. 050−86 «ССБТ. Методы измерения шума на рабочих местах», где указан порядок обработки и представления данных для сопоставления с нормами и принятия решения об их соблюдении. Безусловно, внедрение
Рис. 1. Проблема неопределенности измерений и анализа в медицине труда в свете основополагающих документов ИСО/МЭК, ООН и ВОЗ.
руководства ИСО/МЭК в науку и практику медицины труда — сложное и нескорое дело, но оно позволит избежать конфликтов при обосновании гигиенических требований и норм. Отметим, что Конвенция МОТ № 148 (1977) о производственной среде (загрязнение воздуха, шум и вибрация), ратифицированная Россией, требует при утверждении критериев профессионального риска их согласования с представителями работодателей и работников. В известной мере это относится и к доказательности морального вреда.
Этический императив медицины труда — здоровье и социальное благополучие работника (1С0Н, 2002) — побуждает к разработке и практической реализации новых концепций, в том числе морального вреда как важного компонента социальной защиты. Для решения этой проблемы при проведении ПМО в медицинской документации следует отражать
психосоциальные проблемы пациента, связанные с работой, согласно МКБ-10 (Б43, 756−757 и др.), для создания базы данных. Целесообразна также разработка руководства для врачей по этим вопросам и курса лекций для гигиенистов и проф-патологов.
Специалисты медицины труда призваны защищать права и законные интересы работника, пострадавшего от профзаболевания или иного нарушения здоровья, связанного с работой, в части возмещения не только материального ущерба, но и морального вреда, а также более эффективной профилактики.
ЛИТЕРАТУРА
1. Амиров Н. Х. Труд и здоровье руководителей. — М.: ГЭОТАР Медицина, 2002. — 136 с.
2. Вейн А. М. Болевые синдромы в неврологической практике. -М.: МЕДпресс, 2001. — 365 с.
3. Денисов Э. И., Чесалин П. В. Доказательность в медицине труда: принципы и оценка связи нарушений здоровья с работой // Мед. тр. и промышл. экол. — 2006. — № 11. — С. 6−14.
4. Денисов Э. И., Чесалин П. В. Профессионально обусловленная заболеваемость и ее доказательность // Мед. тр. и промышл. экол. — 2007. — № 10. — С. 1−9.
5. Денисов Э. И., Журавлев А. Б., Степанян И. В., Чесалин П. В. К проблеме таксономии в медицине труда/ Матер. VII Всерос. конгр. «Профессия и здоровье». — М.: Графикон, 2008. — С. 18−19.
6. Дулясова М. В., Ханнанова Т. Р. Социальная защита работника: жизнь, здоровье, деловая репутация: Учеб. пособие. — М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2008. — 399 с.
7. Клиническая психология. Учебник/ Под ред. Б. Д. Карвасарского. 2-е издание. — СПб: Питер, 2006. — 960 с.
8. Клиническая психология. Словарь / Под ред. Н. Д. Твороговой. — М.: ПЕР СЭ, 2007. — 416 с. (Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред. -сост. Л. А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского).
9. Ломоносов М. В. О сохранении и размножении российского народа (1 ноября 1761 г.) / Избранная проза. — М.: Советская Россия, 1986. — 544 с.
10. Методические рекомендации по оценке профессионального риска по данным периодических медицинских осмотров. Утв. научным советом Мин-здравсоцразвития РФ и РАМН «Медико-экологические проблемы здоровья работающих». — М., 24 с.
11. Никитин А. Болезни рабочих с указанием предохранительных мер, описанные доктором медицины Александром Никитиным. — СПб: типография Эдуарда Праца, 1847. — 249 с.
12. Профессиональный риск для здоровья работников (Руководство) / Под ред. Н. Ф. Измерова и Э. И. Денисова. — М.: Тровант, 2003. — 448 с.
13. Рамаццини Б. О болезнях ремесленников рассуждение (1700 г.). — М.: Медгиз, 1961. — 256 с.
14. Руководство по оценке профессионального риска для здоровья работников. Организационно-методические основы, принципы и критерии оценки. Р 2.2. 1766−03. -М.: ФЦГЭ Роспотребнадзора, 2004. — 24 с.
15. Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда. P 2.2. 2006−05. — М.: ФЦГЭ Роспотребнадзора, 2005. -142 с.
16. Словарь практического психолога / Сост. С. Ю. Головин. — Минск: Харвест, 1998. -800 с.
17. Ушаков И. Б., Бухтияров И. В. Профессиональный стресс и психическое здоровье работающего населения / Матер. II Всерос. съезда врачей-профпатологов, Ростов-на-Дону, 3−5 октября 2006. — Ростов-на-Дону: Изд-во «Полиграфист», 2006. — С. 316−318.
18. Хабиров Ф. А., Хабиров Р. А. Мышечная боль. — Казань: Книжный дом, 1995. — 207 с.
19. Харкимова З. С., Тербулаева P.M. Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства у медицинских работников / Матер. У П Всерос. конгр.
«Профессия и здоровье». — М.: Графикон, 2008. — С. 410−412.
20. Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Вотерс Клувер, 2007. — 320 с.
21. Эрисман Ф. Руководство к гигиене, обработанное по лучшим и современным сочинениям д-ром мед. Ф. Эрисманом. Часть 1. — СПб: Печатня Головина, Владимирская, № 15, 1872. — 774 с.
22. Economic impact of occupational safety and health in the member states of the European Union. — Bilbao, Spain: European Agency for safety and health at work, 1998. — 68 pp.
23. Eurogip. Work-related mental diseases: what recognition in Europe? — Eurogip, February 2004. — 12 pp. URL: http: //www. eurogip. fr (дата обращения 12. 05. 09).
24. ICOH. International code of ethics for occupational health professionals. URL: http: //www. icohweb. org/site_ new/multimedia/core_documents/pdf/code_ethics_eng. pdf (дата обращения 12. 05. 09).
25. ILO. Technical and ethical guidelines for workers' health surveillance (OSH No 72). — Geneva: International Labour Office, 1998. — 41 р.
26. ISO/IEC Guide 98−3: 2008 Uncertainty of measurement — Part 3: Guide to the expression of uncertainty in measurement (GUM: 1995). URL: http: //www. iso. org/iso/ pressrelease. htm? refid=Ref1170 (дата обращения 12. 05. 09).
27. Measurement in health promotion and protection / Ed. by T. Abelin, Z.J. Brzezinski, V.D.L. Carstairs. — Copenhagen: WHO/ROE, 1987 (WHO regional publ., Europ. series N22). — 658 pp.
28. Oginska-Bulik N. Occupational stress and its consequences in healthcare professionals: the role of type D personality // Internat. J. Occup. Med. Environm. Health. — 2006. — Vol. 19. — P. 113−122.
29. PalmerK.T., Smedley J. Work relatedness of chronic neck pain with physical findings // Scand. J. work Environ Health. — 2007. — Vol. 33. — № 3. — P. 165−191.
Поступила 26. 05. 09.
THE CANONS OF OCCUPATIONAL MEDICINE, AND THE NEW CONCEPTS: THE MORAL HARM, EVIDENCE AND UNCERTAINTY
E.I. Denisov, E.A. Mertsev, O.V. Sivochalova, P.V. Chesalin
Summary
Considered were the principles of preserving health and welfare of a worker. Given are the canons and a basis for constructing taxonomy as a scientific classification of modern occupational medicine. Analyzed was the problem of the moral damage caused to the injured worker. Considered were the evidential aspects, as well as the perspectives for the assessment of uncertainty of measurement and analysis in connection to the problem of substantiation of hygienic standards and regulations.
Key words: occupational medicine, canons, taxonomy, moral damage, labor law, evidence based medicine, the assessment of uncertainty.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой