Принципы правового регулирования отношений по государственному социальному обеспечению военнослужащих

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОЦИАЛЬНОЕ ПРАВО
Вестник Омского университета. Серия «Право». 2009. № 2 (19). С. 89−97.
© Н. В. Антипьева, 2009 УДК 349. 3
ПРИНЦИПЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ ПО ГОСУДАРСТВЕННОМУ СОЦИАЛЬНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ
ВОЕННОСЛУЖАЩИХ
Н.В. АНТИПЬЕВА
Анализируется реализация принципов права социального обеспечения в законодательстве о государственном социальном обеспечении военнослужащих.
Эффективное правовое регулирование общественных отношений обусловлено использованием принципов, предопределяющих основные направления воздействия на них права. Согласно общепринятой в науке точке зрения, принципы права — это «выраженные в праве исходные нормативноруководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни» [1]. Существуют и иные определения данной категории. Так, М. И. Байтин рассматривает принципы права как «исходные, определяющие идеи, положения, установки, которые составляют нравственную и организационную основу возникновения, развития и функционирования права» [2].
В теории права социального обеспечения не сложилось единства мнений в отношении отраслевых принципов, на что обращалось внимание в литературе [3]. По мнению М. Л. Захарова и Э. Г. Тучковой, к их числу относятся принципы всеобщности социального обеспечения- предоставления социального обеспечения как работнику, бывшему работнику, их семьям, так и каждому члену общества без какой-либо связи с трудовой деятельностью- установление уровня социального обеспечения, гарантирующего достойную жизнь человека- многообразие оснований и видов социального обеспечения- дифференциация (различие) условий и норм обеспечения в зависимости от ряда социаль-
но значимых обстоятельств- участие общественных объединений, представляющих интересы граждан, в разработке, принятии и осуществлении решений по вопросам социального обеспечения и защиты их прав. Указанные авторы также выделяют и внутриотраслевые принципы (например, принципы пенсионного обеспечения) [4].
Е. Е. Мачульская относит к основным отраслевыми принципам правового регулирования отношений по социальному обеспечению всеобщность права на социальное обеспечение- дифференциацию правового регулирования в зависимости от ряда факторов- комплексность правового регулирования как гарантированность его осуществления при наступлении всех обстоятельств, признаваемых государством социально значимыми- адекватность уровня обеспечения для удовлетворения основных потребностей человека. Кроме того, Е. Е. Мачульская указывает на существование принципов организационно-правовых форм социального обеспечения [5].
Иначе подходит к вопросу о принципах социального обеспечения В.Ш. Шайхатди-нов, обосновавший существование трех групп принципов в области социального обеспечения (без учета принципов правовых институтов), а именно принципов государственной системы социального обеспечения, её подсистем и отраслевых правовых принципов [6]. При этом к числу отраслевых принципов он относит: связь обеспечения, как
правило, с трудом- обеспечение не только самих трудящихся, но и их семей- свободу приобретения гражданами своих прав и распоряжения ими- приоритет в обеспечении некоторых категорий трудящихся [7].
Его позиция была критически оценена Е. Е. Мачульской, отметившей, что
В. Ш. Шайхатдинову «не удалось выявить критерия, позволяющего провести четкую границу между принципами построения государственной системы социального обеспечения и принципами права» [8].
Признавая всю сложность рассматриваемого вопроса, необходимо отметить, что различия между принципами системы социального обеспечения и принципами права социального обеспечения могут привести к противоречиям в регулировании соответствующих отношений. Система социального обеспечения (как и современная система социальной защиты населения) формируется при активном участии государства на основе норм права, и вне правовых отношений её существование невозможно. Поэтому принципы системы социального обеспечения должны соответствовать тем принципам, на основе которых осуществляется процесс нормотворчества.
Социально-экономические преобразования последних лет привели к трансформации системы социального обеспечения в систему социальной защиты населения, состоящую из следующих организационно-правовых форм: обязательного социального страхования государственного социального обеспечения, социального обслуживания населения и государственной социальной помощи.
Принципы правового регулирования дифференцированы с учетом организационно-правовых форм социальной защиты населения, на что обращала внимание Е. Е. Мачульская [9]. Однако сформулированные в науке основные принципы права социального обеспечения (дифференциации отношений по социальному обеспечению, гарантированности определенного уровня социального обеспечения и др.) находят свое воплощение в каждой из них.
В законодательстве закреплены лишь принципы обязательного социального страхования и социального обслуживания населения [10], тогда как нормативные правовые акты о
государственной социальной помощи и государственном социальном обеспечении принципов правового регулирования соответствующих отношений не содержат, что может вызвать лишь сожаление [11]. Федеральный закон от 27 мая 1998 г. «О статусе военнослужащих» [12] (далее — Закон о статусе военнослужащих) исключением в этом смысле не является. В научной литературе принципы государственного социального обеспечения лиц, проходящих военную службу, также не были широко исследованы. В одной из своих работ
В. М. Корякин, опираясь на теорию права социального обеспечения, анализирует применительно к государственному социальному обеспечению военнослужащих содержание следующих основных отраслевых принципов права социального обеспечения: всеобщности социального обеспечения- финансирования социального обеспечения за счет федерального бюджета- дифференциации условий и уровня социального обеспечения- универсальности и комплексности при предоставлении социального обеспечения- гарантированности социальной помощи во всех случаях, когда человек нуждается в ней в силу обстоятельств, признаваемых социально значимыми- многообразия видов социального обеспечения- участия общественных объединений, представляющих интересы граждан, в разработке, принятии и реализации решений по вопросам социального обеспечения и защиты их прав [13].
Однако не все перечисленные В. М. Корякиным принципы ярко иллюстрируют специфику государственного социального обеспечения военнослужащих, хотя принцип дифференциации правового регулирования вполне можно признать важнейшим в данной сфере.
В. Ш. Шайхатдинов справедливо именовал его принципом приоритета в обеспечении некоторых категорий трудящихся [14]. По существу, сама система государственного социального обеспечения военнослужащих является результатом реализации указанного принципа в отношениях по социальной защите населения в целом, так как особенности формы реализации права на труд имеют в этом смысле определяющее значение.
Проблема дифференциации правового регулирования глубоко изучена в науке трудового права [15]. Характеризуя сущность дифференциации трудо-правовых норм,
Г. С. Скачкова рассматривает её как «разграничение правовых норм на основе юридически значимых, устойчивых факторов в целях конкретизации общих положений трудового законодательства к отдельным категориям работников» [16]. Представляется, что в науке права социального обеспечения дифференциация правового регулирования имеет несколько иное содержание в связи с тем, что при образовании различных организационноправовых форм социальной защиты населения приоритетное значение принадлежало именно субъектному критерию, что уже отмечалось ранее. Относительно общий характер имеют только обязательное социальное страхование и социальное обслуживание населения, внутри которых действительно осуществляется конкретизация положений законодательства применительно к отдельным категориям граждан.
В государственном социальном обеспечении и государственной социальной помощи законодательство изначально ориентировано на ту или иную группу населения (несколько групп), что наиболее ярко иллюстрирует именно государственное социальное обеспечение, элементом которого является социальное обеспечение военнослужащих.
Система критериев дифференциации правового регулирования отношений по социальному обеспечению военнослужащих имеет сложный характер. Во-первых, такие критерии различаются между собой по степени их значимости. Основным среди них необходимо признать способ поступления на военную службу. К дополнительным критериям дифференциации можно отнести следующие обстоятельства: гражданство лица, заключившего контракт о прохождении военной службы- воинское звание и должность военнослужащего- пол военнослужащего- срок службы в календарном и льготном исчислении (выслугу лет) — причину инвалидности или смерти военнослужащего- тяжесть повреждения здоровья военнослужащего- место службы и характер исполняемых в период службы задач- причину увольнения со службы и т. д.
Следует отметить, что такое разнообразие критериев дифференциации правового регулирования наблюдается только в системе государственного социального обеспечения и
также свойственно социальному обеспечению ветеранов (оно отчасти взаимосвязано с социальным обеспечением военнослужащих) и лиц, пострадавших вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. Ни в обязательном социальном страховании, ни в государственной социальной помощи или социальном обслуживании населения не используется такое количество дифференцирующих факторов.
В связи с тем что военная служба по контракту является формой реализации права на труд, в критериях дифференциации правового регулирования социального обеспечения военнослужащих нашли отражение сформулированные С. Ю. Головиной функции дифференциации в сфере труда — защитная, компенсаторная, поощрительная, обеспечительная [17].
Во-вторых, социальное обеспечение во-еннослужащих-призывников дифференцировано в значительно меньшей степени, чем социальное обеспечение лиц, проходивших службу по контракту, поскольку в силу небольшой продолжительности военной службы по призыву в правовом положении граждан не успевают сформироваться различия, существенные с точки зрения объёма социальных прав.
Для целей государственного социального обеспечения военнослужащих существенное значение имеет такой отраслевой принцип права социального обеспечения, как многообразие оснований и видов социального обеспечения [18], именуемый также принципом комплексности правового регулирования отношений по социальному обеспечению [19]. Его использование позволяет обеспечить наиболее полную компенсацию социального риска и гарантировать защиту интересов граждан. М. Л. Захаров и Э. Г. Тучкова справедливо подчеркивают, что «на заре становления государственных систем социального обеспечения перечень оснований (социальных рисков), при наступлении которых у человека возникало право на социальное обеспечение, охватывал лишь утрату трудоспособности, старость и вдовство. По мере изменения социально-экономических условий и развития цивилизации этот перечень непрерывно расширялся» [20].
Чрезвычайно важным для реформирования Вооруженных сил РФ является высо-
кий уровень социального обеспечения. Его достижению способствует реализация принципа установления уровня социального обеспечения, гарантирующего достойную жизнь человека [21]. Указанный принцип нашел в науке права социального обеспечения как более широкую, так и более узкую трактовку. В. Ш. Шайхатдинов, в частности, указывает на существование принципа зависимости уровня обеспечения от прожиточного минимума [22]. Е. Е. Мачульская выводит принцип адекватности уровня обеспечения для удовлетворения основных потребностей человека [23]. В Федеральном законе от 16 июля 1999 г. «Об основах обязательного социального страхования» [24] предусмотрен легальный принцип устойчивости финансовой системы обязательного социального страхования, обеспечиваемой на основе эквивалентности страхового обеспечения средствам обязательного социального страхования (ст. 4).
М. Л. Захаров и Э. Г. Тучкова констатируют, что упоминание в формулировке данного принципа категории «прожиточный минимум» обедняет его содержание, поскольку прожиточный минимум пока не в полной мере обеспечивает человеку достойную жизнь [25]. При этом отдельные виды социальных предоставлений не рассчитаны на полное обеспечение, а некоторые и вовсе не соизмеримы с прожиточным минимумом (например, медицинская или лекарственная помощь) [26].
Объём (уровень, размер) государственного социального обеспечения военнослужащих должен определяться с учетом его соответствия некоторым критериям. Во-первых, уровень социального обеспечения должен быть более высоким, чем у иных категорий граждан, реализовавших свое право на труд, в том числе и в сфере государственной службы. Это объясняется повышенным риском военно-служебной деятельности, а также особыми условиями её прохождения. Во-вторых, размер основных социальных выплат (пенсий, пособий в связи с увольнением со службы, страхового обеспечения) бывшим военнослужащим следует устанавливать с учетом уровня их материальной обеспеченности на тот период, когда эти лица проходили военную службу. В случае предостав-
ления социального обеспечения в натуральном виде или в виде компенсации каких-либо расходов его объём необходимо соизмерять с целями установления данной меры социального обеспечения.
В завершение исследования влияния основных отраслевых принципов права социального обеспечения на отношения по государственному социальному обеспечению военнослужащих необходимо остановиться на особенностях использования в данной сфере принципа участия общественных объединений, представляющих интересы граждан, в разработке, принятии и реализации решений по вопросам социального обеспечения и защиты их прав. Характеризуя данный принцип, В. М. Корякин указывает, что «укреплению правового статуса лиц, нуждающихся в социальном обеспечении, способствует деятельность общественных объединений инвалидов, ветеранов» [27].
Это действительно так, но работа общественных объединений инвалидов и ветеранов эффективна прежде всего в отношении защиты права на социальное обеспечение лиц, уволенных с военной службы. В Вооруженных силах РФ создаются советы (комитеты) по делам ветеранов, являющиеся нештатными совещательно-консультативными органами, предназначенными для координации деятельности общественных объединений ветеранов и органов военного управления, воинских частей и организаций Вооруженных сил РФ, оказания им содействия в патриотическом воспитании военнослужащих и допризывной молодежи, организации подготовки и проведения мероприятий, посвященных дням воинской славы и памятным датам России [28]. Участие в реализации программ правовой и социальной защиты ветеранов относится к функциям таких советов.
Применительно к военнослужащим в законодательстве должны найти развитие институты, позволяющие добиваться гарантированности их прав через использование механизмов, аналогичных социальному партнерству.
В соответствии с п. 2 ст. 9 Закона о статусе военнослужащих создание и деятельность профессиональных союзов военнослужащих должны регулироваться федеральным
законом. Такой закон все ещё не принят, хотя существует и действует Общероссийский профессиональный союз военнослужащих, ранее именовавшийся Независимым профессиональным союзом военнослужащих Российской Федерации [29].
В настоящее время приобретает все большее значение деятельность Общественного совета при Министерстве обороны РФ. Он был создан в соответствии с Указом Президента Р Ф от 4 августа 2006 г. «О порядке образования общественных советов при федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Р Ф, при федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных этим федеральным министерствам» [30].
Согласно Положению об Общественном совете при Министерстве обороны РФ, утвержденному приказом Министра обороны РФ от 16 ноября 2006 г. [31], участие в выработке предложений по реализации мер правовой и социальной защиты военнослужащих, лиц гражданского персонала Вооруженных сил РФ, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей входит в число целей Общественного совета при Министерстве обороны РФ.
В ст. 8 Федерального закона от 20 августа 2004 г. «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» [32] предусматривается осуществление общественного контроля со стороны Совета по инвестированию накоплений для жилищного обеспечения в соответствии с положением, утвержденным Правительством Р Ф [33].
Таким образом, влияние общественных структур на развитие отношений по социальной защите военнослужащих становится все более весомым.
Как отмечалось ранее, помимо отраслевых принципов права социального обеспечения, важное значение для нормотворческой и правоприменительной деятельности имеют принципы правового регулирования общественных отношений, возникающих в рамках различных организационно-правовых форм социальной защиты населения. Наиболее развиты принципы обязательного социального страхования, которые М. Ю. Федорова предложила разделить на три группы: общие
принципы, характерные для всей системы в целом, принципы финансирования системы и принципы управления системой [34]. По её мнению, в законе об основах социального страхования также должны закрепляться принципы социально-страхового обеспечения [35]. Во многом аналогичный подход был реализован А. М. Хвостунцевым при исследовании принципов пенсионного страхования [36]. Однако к принципам государственного социального обеспечения он вряд ли применим, что объясняется сущностными различиями между двумя названными организационно-правовыми формами социальной защиты населения.
Отдельные страховые принципы могут рассматриваться как характерные для всех форм социальной защиты населения в случае корректировки их формулировок. Так, государственная гарантия соблюдения прав застрахованных лиц на защиту от социальных страховых рисков и исполнение обязательств по обязательному социальному страхованию независимо от финансового положения страховщика в общем смысле представляет собой принцип государственной гарантированности обязательств в сфере социальной защиты населения.
Принцип государственного регулирования системы обязательного социального страхования также присущ социальной защите населения в целом, поскольку именно государство осуществляет соответствующее правовое воздействие.
Государственное социальное обеспечение распространяется на ряд категорий граждан, в отношении которых у государства возникают социальные обязательства, основанные на юридических фактах, имеющих разную правовую природу. Это затрудняет разработку общих принципов функционирования данной системы.
М. В. Филиппова отмечает, что государственное социальное обеспечение не является подотраслью права социального обеспечения, в силу чего «можно говорить только о принципах отдельных его видов. В то же время применительно к некоторым видам действуют общие принципы — адресность, конфиденциальность и фамильяризация» [37]. С этим трудно согласиться, поскольку принцип адресности присущ не государст-
венному социальному обеспечению, а государственной социальной помощи и социальному обслуживанию. Даже включив эти элементы в систему государственного социального обеспечения, хотя такой подход далеко не бесспорен, названный принцип нельзя воспринимать в качестве общего. Напротив, принципы конфиденциальности и фамилья-ризации [38] можно распространить на всю систему социальной защиты населения.
Отношения государственного социального обеспечения имеют определенную разнородность, так как предусматривают мероприятия по социальной защите военнослужащих, иных категорий государственных служащих- ветеранов- лиц, пострадавших вследствие воздействия радиации- беженцев, вынужденных переселенцев и др. Тем не менее, государственное социальное обеспечение сохраняет внутреннее единство, что позволяет сформулировать следующие принципы правового регулирования, имеющие общий характер.
В отличие от обязательного социального страхования, государственное социальное обеспечение не имеет обособленной финансовой системы. Тем не менее, существуют основания утверждать, что в основу его финансирования положен принцип распределения расходных обязательств между Российской Федерацией и её субъектами.
Как отмечают М. В. Лушникова и А. М. Лушников, «совместное ведение в сфере социального обеспечения и социальной защиты означает, что ряд вопросов должны находиться в ведении субъектов РФ или муниципальных образований, поскольку федеральный законодатель отнес их к ведению названных субъектов. Тому могут служить две основные причины: необходимость учета региональных и местных особенностей и (или) необходимость в консолидации усилий, в том числе финансовых средств, центра и регионов, муниципальных образований» [39]. Следовательно, эти обстоятельства лежат в основе дифференциации расходных обязательств между Российской Федерацией и её субъектами. Представляется, что третьей причиной, обосновывающей распределение расходных обязательств в системе государственного социального обеспечения, являются различия в основаниях возникновения со-
ответствующих социальных обязательств и их содержании. Так, нанимателем федерального государственного служащего является Российская Федерация, государственного гражданского служащего субъекта Российской Федерации — соответствующий субъект Российской Федерации (п. 3 ст. 10 Федерального закона от 27 мая 2003 г. «О системе государственной службы в РФ» [40], далее -Закон о системе государственной службы), что предопределяет источники финансирования соответствующих социальных предоставлений. При осуществлении социальной защиты граждан, пострадавших в результате политических репрессий, Российская Федерация несет обязательства в части компенсации вреда, причиненного незаконным лишением свободы либо помещением на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, а также связанного с утратой имущества. В ведении регионов находится социальная поддержка названных лиц, так как регионам проще оценить степень нуждаемости граждан, проживающих на их территории, в предоставлении тех или иных видов социальной защиты.
Социальное обеспечение военнослужащих осуществляется за счет средств федерального бюджета, хотя органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать для них дополнительные социальные гарантии и компенсации (п. 5 ст. 1 Закона о статусе военнослужащих).
С организационной точки зрения определяющее значение имеет принцип централизованного управления системой государственного социального обеспечения. Данный принцип предполагает ограничение круга субъектов, участвующих в обеспечении реализации социальных прав граждан, органами государственной власти и (или) государственными организациями по их поручению. На современном этапе развития отношений по социальной защите населения более актуальна противоположная тенденция, подразумевающая расширение количества их участников, в том числе за счет негосударственных структур [41]. В большей мере это характерно для обязательного социального страхования и социального обслуживания населения. Для государственного социально-
го обеспечения эта тенденция, как и прежде, остается исключением из общего правила, фактически проявившим себя только в отношениях по социальному обеспечению военнослужащих (в том числе приравненных к ним лиц), так как в осуществлении обязательного государственного страхования и жилищного обеспечения военнослужащих задействованы коммерческие организации.
Законодательство позволяет констатировать наличие особых принципов и в системе государственного социального обеспечения военнослужащих. Таков принцип взаимосвязи системы государственного социального обеспечения военнослужащих с системами социальной защиты иных категорий граждан, реализовавших свое право на труд. Наиболее полно он проявляется внутри самой системы государственного социального обеспечения, предусматривающей реализацию социальных прав различных категорий государственных служащих. Данный принцип можно признать продолжением принципа единства правовых и организационных основ государственной службы, предполагающего законодательное закрепление единого подхода к её организации (п. 1 ст. 3 Закона о системе государственной службы).
Существуют общие начала между государственным социальным обеспечением и обязательным социальным страхованием. Об этом свидетельствуют правила исчисления некоторых видов стажа (страхового стажа и стажа государственной службы), а также использование схожих моделей правового регулирования пенсионного обеспечения, медицинской помощи и т. д. Государственное социальное обеспечение военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов в ряде случаев базируется на признании за ними равных прав в сфере социального обеспечения. Социальная защита гражданских государственных служащих имеет общие основы с социальной защитой лиц, работающих по трудовому договору (самозанятых граждан).
Не всегда реализация данного принципа бывает удачной. К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона «О трудовых пенсиях в РФ» [42] (далее — Закон о трудовых пенсиях) период прохождения военной службы включается в страховой стаж, если ему предшествовали или за ним следовали
периоды работы или иной деятельности, сопровождавшиеся уплатой страховых взносов. При несоблюдении последнего условия включить военную службу в страховой стаж нельзя. Это негативно отражается на правовом положении граждан, имеющих значительную продолжительность военно-служебной деятельности, но не приобретших права на пенсию за выслугу лет (если продолжительность службы меньше двадцати лет). Недостаток содержания п. 1 ст. 11 Закона о трудовых пенсиях заключается в том, что данная норма фактически приравнивает военную службу к иным названным там периодам, ни один из которых не связан с трудовой деятельностью, что нельзя считать оправданным. В системе государственного социального обеспечения должны предусматриваться механизмы, позволяющие обеспечить таким военнослужащим источник средств к существованию независимо от их участия в страховой системе.
До проведения пенсионной реформы 2001 г. в системе трудовых пенсий закреплялся институт пенсий по старости при неполном общем трудовом стаже, предполагающий установление пенсионных выплат в меньшем, чем обычно, размере тем лицам, которые имели недостаточную продолжительность стажа. Аналогичные нормы могут предусматриваться в отношении военнослужащих.
Не менее важен для целей социальной защиты военнослужащих принцип сочетания общих и специальных видов социального обеспечения данной категории граждан при приоритете специальных видов обеспечения. Анализ действующей системы государственного социального обеспечения лиц, проходящих военную службу, позволяет констатировать наличие в её структуре значительного числа особых мер, как правило, не используемых в отношениях по социальной защите иных категорий граждан (право на различные виды единовременных пособий при увольнении со службы, жилищное обеспечение посредством участия в накопительноипотечной системе, компенсационные выплаты и т. д.).
В качестве общих видов социального обеспечения можно рассматривать пенсионное обеспечение. Обязательное государст-
венное страхование традиционно предусматривается для государственных служащих и лиц, замещающих государственные должности, хотя для иных категорий граждан общим не является.
Завершая исследование принципов государственного социального обеспечения военнослужащих, необходимо подчеркнуть, что их последовательное воплощение в законодательстве необходимо для надлежащей реализации целей социальной защиты военнослужащих.
1. Алексеев С. С. Общая теория права: учебник.
— М.: ТК «Велби»: Проспект, 2008. — С. 75.
2. Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. — М.: Юристъ, 2001. — С. 151.
3. См. об этом подробнее: Захаров М. Л., Тучкова Э. Г. Право социального обеспечения России. — М.: Волтерс Клувер, 2004. — С. 118- Мачульская Е. Е. Право социального обеспечения. Перспективы развития. — М.: Г ородец, 2000. — С. 59.
4. См.: Захаров М. Л., Тучкова Э. Г. Указ. соч. -
С. 118−126.
5. Мачульская Е. Е. Указ. соч. — С. 65.
6. Шайхатдинов В. Ш. Теоретические проблемы советского права социального обеспечения: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1985.
— С. 19−20.
7. Там же.
8. Мачульская Е. Е. Указ. соч. — С. 60.
9. Там же. — С. 43.
10. Эти принципы изучались в науке права социального обеспечения как в рамках отдельных публикаций, так и на монографическом уровне, в диссертационных исследованиях. См., например: Буянова М. О. Социальное обслуживание граждан России в условиях рыночной экономики. Теоретико-правовой аспект. -М.: ООО «Издательство Проспект», 2002. -
С. 75−95- Галаганов В. П. К вопросу о принципах социально-страхового права // Современные тенденции в развитии трудового права и права социального обеспечения: мат-лы Всерос. науч. -практ. конф. / под ред. К.Н. Гу-сова. — М.: ТК «Велби»: Проспект, 2007. -
С. 636−644- Федорова М. Ю. Социальное страхование как организационно-правовая форма социальной защиты населения: проблемы правового регулирования. — Омск: ОмГУ, 2000. — С. 104−108- Хвостунцев А. М. Субъекты государственного пенсионного страхования: автореф. дис. канд. юрид. наук. — Пермь, 2001. — С. 10−11.
11. Проблема недостаточной теоретической разработанности нормативных правовых актов о
социальном обеспечении давно сохраняет свою актуальность. Как справедливо подчеркивал В. Ш. Шайхатдинов, характеризуя принципы права социального обеспечения, «выявление отраслевых принципов представляет значительную трудность, так как в нормативных актах о социальном обеспечении они непосредственно не закреплены». См.: Шайхатдинов В. Ш. Указ. соч. — С. 20.
12. СЗ РФ. — 1998. — № 22. — Ст. 2331- 2000. -№ 1. — Ст. 12- № 26. — Ст. 2729- № 33. -Ст. 3348- 2001. — № 31. — Ст. 3173- 2002. -№ 19. — Ст. 1794- № 21. — Ст. 1919- 2003. -№ 46 (ч. I). — Ст. 4437- 2004. — № 18. -Ст. 1687- № 30. — Ст. 3089- № 35. — Ст. 3607- 2005. — № 17. — Ст. 1483- Российская газета. -
2005. — 29 декабря- 2006. — 15 февраля, 11 мая, 14 июля- 2007. — 10 января, 6 марта, 7 ноября- 2008. — 18 июня, 25 июля.
13. Корякин В. М. Право социального обеспечения военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. — М.: За права военнослужащих, 2005. — С. 44−49.
14. М. О. Буянова уже указывала на то, что предложенная В. Ш. Шайхатдиновым формулировка данного принципа точно отражает его суть. См.: Буянова М. О. Указ. соч. — С. 82.
15. См. об этом, например: Лушникова М. В., Лушников А. М. Очерки теории трудового права. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. — С. 426 и далее.
16. Скачкова Г. С. Расширение сферы действия трудового права и дифференциации его норм.
— М.: МГИУ, 2003. — С. 257- Её же. Расширение сферы действия трудового права и дифференциации его норм: автореф. дис. д-ра юрид. наук. — М., 2003. — С. 15.
17. См. подробнее: Головина С. Ю. Основания и пределы дифференциации трудового права // Российское трудовое право на рубеже тысячелетий: Всерос. науч. конф. Часть 1 / сб. мат-лов под ред. Е. Б. Хохлова, В.В. Короб-ченко. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, 2001. — С. 83.
18. ЗахаровМ.Л., Тучкова Э. Г. Указ. соч. — С. 123.
19. Мачульская Е. Е. Указ. соч. — С. 87 и далее.
20. ЗахаровМ.Л., Тучкова Э. Г. Указ. соч. — С. 123.
21. Там же. — С. 120−123.
22. Шайхатдинов В. Ш. Право социального обеспечения РФ: учебное пособие. — Екатеринбург: Уральская Академия государственной службы, 1996. — Вып. 1. — С. 51−52.
23. Мачульская Е. Е. Указ. соч. — С. 96 и далее.
24. СЗ РФ. — 1999. — № 29. — Ст. 3686- 2003. -№ 1. — Ст. 5- № 52. — Ст. 5037- 2004. — № 10. -Ст. 836.
25. Сущность понятия «достойная жизнь» имеет философское содержание и может раскрываться через категорию права на достойное
существование, которая была предметом философско-правовых исследований как в прошлом, так и в наши дни. См. об этом: Новгородцев П. И., Покровский И. А. О праве на существование. — СПб.- М.: Издание Т-ВА Вольфъ, 1911- Лушникова М. В. Лушников А.М. Курс права социального обеспечения. — М.: ЗАО «Юстицинформ», 2008. — С. 245 и далее.
26. ЗахаровМ.Л., Тучкова Э. Г. Указ. соч. — С. 122.
27. Корякин В. М. Указ. соч. — С. 48.
28. См.: Положение о советах (комитетах) по делам ветеранов в Вооруженных Силах Р Ф. Утв. приказом Министра обороны РФ от 31 августа 2006 г. // СПС «КонсультантПлюс».
29. См. об этом: Кудашкин А. В. Военная служба в Российской Федерации: теория и практика правового регулирования. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. — С. 437−439. Информацию об Общероссийском профессиональном союзе военнослужащих можно найти и в сети Интернет: http: //www. npsv. ru
30. СЗ РФ. — 2006. — № 32. — Ст. 3539.
31. Красная звезда. — 2006. — 15 декабря.
32. СЗ РФ. — 2004. — № 34. — Ст. 3532- Российская газета. — 2006. — 8 февраля- 2007. — 8 декабря- 2008. — 25 июля.
33. См.: Постановление Правительства Р Ф от 23 июля 2005 г. «Об утверждении положения о Совете по инвестированию накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих» // СЗ РФ. — 2005. — № 31. — Ст. 3227.
34. Федорова М. Ю. Указ. соч. — С. 106.
35. Там же. — С. 107.
36. См. :ХвостунцевА.М. Указ. соч. — С. 10−11.
37. Право социального обеспечения: учебник / под ред. М. В. Филипповой. — М.: Юристъ,
2006. — С. 109.
38. Под этим принципом М. В. Филипповой понимается учет семейного положения гражданина при предоставлении ему обеспечения. См.: Право социального обеспечения: учебник / под ред. М. В. Филипповой. — С. 110.
39. Лушникова М. В., Лушников А. М. Курс права социального обеспечения. — С. 436.
40. СЗ РФ. — 2003. — № 22. — Ст. 2063- № 46 (ч. I).
— Ст. 4437- Российская газета. — 2006. — 14 июля.
41. См. об этом, например: Федорова М. Ю. Негосударственные органы и организации как субъекты правоотношений по социальному обеспечению: проблемы теории и практики // Российский ежегодник трудового права. № 2. 2006 / под ред. Е. Б. Хохлова. — СПб.: Издательский дом СПбГУ: Изд-во юридического факультета СПбГУ, 2007. — С. 716−726- Её же. Негосударственные организации как субъекты правоотношений по социальному обеспечению // Современные проблемы трудового права и права социального обеспечения: мат-лы Междунар. науч. -практ. конф. (г. Минск, 22−23 июня 2006 г.) / науч. ред. А. А. Войтик и др. — Минск: Интегралполи-граф, 2006. — С. 138−142- Право социального обеспечения: учебник / под ред. М. В. Филипповой. — С. 86.
42. СЗ РФ. — 2001. — № 52 (ч. I). — Ст. 4920- 2002.
— № 30. — Ст. 3033- 2003. — № 1. — Ст. 13- 2004. — № 35. — Ст. 3607- 2005. — № 8. -Ст. 605- Российская газета. — 2006. — 8 июня-
2007. — 7 ноября, 5 декабря- 2008. — 6 мая.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой