Карнавальное общение в Интернете (на материале сайта www.
Udaff. Com)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Н. Г. Шаповалова
КАРНАВАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ В ИНТЕРНЕТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ САЙТА WWW. UDAFF. COM)
Статья посвящена выявлению основных черт и функций ОРФО-арта, графического и эстетического оформления «языка падонков», ставшего частью современного языка русскоязычной части Интернета и нового молодежного сленга. ОРФО-арт рассматривается как средство ухода от реальности и создания модельной личности сетевого «падонка», маргинала, отрицающего ценности и табу как реального, так и виртуального мира.
Немалую роль в изменении традиционной жанровой организации русской речи играет такое коммуникативное и социокультурное новшество как Internet. Приобретая все большую популярность, киберпространство становится чем-то вроде водных артерий древности, по которым античная и восточная культуры распространялись на всей славянской территории. Благодаря своим техническим возможностям, тесной связи с культурой постмодерна и свободой эпохи глобализации, «глобальным городом становится сама сеть"1.
Выражаясь метафорически, можно утверждать, что здесь тоже есть свое подполье, свои маргиналы. Представители контркультуры русскоязычного сектора Интернета (Рунета) именуют себя „падонками“. Их территория — сайт www. udaff. com, основное правило которого гласит: „Те, кому не нравятся слова Х… и П…, могут идти нах… Остальные пруцца!“ И, несмотря на то, что каждый homo loguens неповторим в силу неповторимости комбинации социальнопсихологических характеристик его языкового сознания, обусловленного речевой биографией индивида», массовость движения «падонков», сходное коммуникативное поведение и ценностная ориентация представителей контркультуры Рунета позволяет говорить о модельной личности сетевого «падонка"2.
Помимо активного использования ненормативной лексики к специфическим характеристикам вербального поведения данного языкового коллектива может быть отнесен так называемый ОРФО-арт — орфография, придуманная создателем сайта и первооткрывателем новояза Дмитрием Соколовским, известным в Сети под псевдонимом Удав.
Его изобретение представляет собой не простую стилизацию письменной речи неграмотного школьника. Затрагивая правила русской орфографии, которые проходят еще в начальной школе, благодаря чему многие из них стали почти нарицательными, ОРФО-арт отражает общее стремление пользователей Рунета к расширенной и интенсивной метаязыковой рефлексии, является средством создания модельной языковой личности «падонка», «птушнега», «быдла», понимаемого пользователями Рунета прежде всего как категория эстетическая, а не социальная.
Вот некоторые из наиболее распространенных отклонений от языковой нормы, принятых на www. udaff. com:
1. Ы после шипящих и ц (жыд, жызненый, шышки, фашыст, огетацыя, працытировать, правакацыя) —
2. Чу/щу с ю (чювак) —
3. Ча/ща с я (атличять) —
4. Чк/чн с мягким знаком (абычьно) —
5. Оглушение звонких согласных в слабой позиции (чуфства, фкусно жрать, раскас, аффтар, всгляд, праф, фтыкать, викенх) —
6. Озвончение глухих согласных в абсолютном конце слова (превед, теоретег, итаг, тод, мобильнег, птушнег, кубег-рубег, котег, зайчег, йожег, красавчег, лифчег) —
7. Систематическое нарушение правил написания безударных гласных в приставках и корях слов (стехи, гастевуха, неутамимый, харашо напесал, скарей, пайми наканец, миравой ризананз, мелетарист, калонка, камитет, пагаловна, ашиблись рубрекой? мелкий пакастник) —
8. Ошибки в чередующихся корнях (предлажение) —
9. Написание (ц)ца вместо тся в глаголах третьего лица настоящего времени (нравицца, остальные пруцца, хочецца получить в морду) —
10. Написание (ц)цо в инфинитивах (обижаццо?) —
11. Транскрибирование букв, обозначающих два звука (йазык, йа проста размистил абйаву, выпей йаду, йайца, такойе мойе мненийе) —
12. Возвратный постфикс ся систематически заменяется на со (панравелсо, купилсо, ашибсо, выискалсо) —
13. Слитное написание предлогов (встаронку, паходу, фтопку, невсосал, ниасилил).
Порой сама лексема, измененная по этим правилам, приобретает новый смысл, приемлемый и желательный для авторов и посетителей сайта. Так, транскрибирование ю и полное оглушение конечного согласного в последнем слове фразы фсе птицы летят на йух вполне в духе языковой рефлексии сетевых «падонков».
Характерно, что искажению на сайте подвергается и неотъемлемая часть речевой контркультуры русскоязычного сектора Интернета — жаргонизмы и обсценная лексика (мудаг, аслы, батанег, пелотка, галимый, жлопь, скатина, казлы, сцуко/сцукно, далба… ы, бл… ть, йобнутый).
Следовательно, ОРФО-арт — это языковая неправильность, намеренно допускаемая, конвенционально принимаемая и понимаемая авторами, комментаторами и просто посетителями www. udaff. com. Иными словами, его можно определить как языковую игру3, основанную на связи между эстетикой и отклонением от нормы. Об этом пишут и сами пользователи: «Это своего рода игра. Некий уход от реальности, в которой, как известно, не все нашли свое место, соответствующее, например, амбициям».
Важно отметить, что «игровое (по некоторым оценкам, даже «игроделическое») отношение к самой сетевой коммуникации, к собеседнику, теме и языку Сети» характерно для большинства речевых жанров виртуального общения и может быть названо в числе наиболее ярких черт коммуникативной тональности всего online-мира4.
Представляется, что в данном случае языковая игра связана с философской концепцией homo ludens: «Игра есть добровольное действие либо занятие, совершаемое внутри установленных границ места и времени по добровольно принятым, но абсолютно обязательным правилам с целью, заключенной в нем самом, сопровождаемое чувством напряженности и радости, а также созданием «иного бытия», нежели обыденная жизнь"5.
Обратим внимание, что online-мир уже есть некоторое «иное бытие», технические возможности которого значительно усиливают игровой эффект общения. Кроме того, Интернет как новая медиальная культура связан с миропониманием эпохи постмодерна, для которой характерны атомизация социального, отстаивание права на альтернативный образ жизни, образование множества гибких сетей языковых игр как следствия этого процесса6. Следовательно, в данном случае понятие виртуальности может быть использовано для объяснения языковых явлений.
Представляется, что язык «падонков» — оформленное с помощью ОРФО-арта лингво-семиотическое сопротивление новой эпохе, новояз молодых программистов, «офисного планктона», студентов, сотрудников редакций,
просматривающих Интернет-сайты в поисках новостей. Подчиненность в обыденной жизни, рутина офисного быта и ограниченный круг сотрудников, чувство несвободы в широком смысле заставляют их воспринимать мир по ту сторону монитора как вольное пространство, диаметрально противоположное реальности. Ведь «Декларация независимости киберпространства» обещает: «Мы творим мир, где кто угодно и где угодно может высказывать свои мнения, какими бы экстравагантными они ни были, не испытывая страха, что его или ее принудят к молчанию или согласию с мнением большинства"7. «ПАЛАЖИНА ФСЕХ… Й!»,
— по-своему вторят ей авторы сайта.
Этим обусловлена тесная связь с уроками русского языка в школе. В среднестатистическом учебном заведении любое сочинение оценивается в первую очередь с точки зрения правописания, выражение собственных мыслей карается плохой оценкой, а всякое языкотворчество условно и обозначается скудным канцеляризмом «творческое задание». Вот почему школа воспринимается как первое после детства, а, значит, самое запоминающееся столкновение с миром условностей, косноязычия, трафаретности бытия. С миром без игры. Возможно, преодолевая с помощью ОРФО-арта «принудительность и отчужденность» давно законченной для большинства школы, «падонки» отвергают принудительность и отчужденность настоящего, жизни взрослой.
Это также ярко проявляется в никах — сетевых именах, под которыми пользователи зарегистрированы на сайте. Большинство из них представляют собой звуковые метафоры, связанные со «сферой телесного низа"8: Князь БолтКонский, кулинах, нас_рать, НИИ БЕТ, Who Янсон, Беламор-в-анал, Аль Страпоне, Члентано, Хуинтер, ВыХухуль, Член Пиздидиума и т. д. Звуковой метафорой является и название одной из рубрик сайта Полит. сру, пародирующее название авторитетного электронного ресурса www. polit. ru и обыгрывающее сетевой жаргонизм срать в значении вести разговор, не имеющий отношения к теме сообщения (отсюда название другой рубрики www. udaff. com — Гастевуха чтоп пасрать). Сходным образом авторы сайта изменили название известной поисковой системы Yahoo, превратив его в Уа^оею, и лингвистический термин логоэпистема, признав, что для их новояза характерна скорее логопиздема.
И пусть новояз сетевых маргиналов — новинка, сами принципы его построения не новы. Так, в школярской и ученой среде эпохи Средневековья была широко известна веселая пародийная грамматика, сущность которой состояла главным образом в переосмыслении всех грамматических категорий в
9
материально-телесном плане, преимущественно эротическом.
Это подтверждает мысль о том, что виртуальная реальность является частью карнавального пространства современности. Свобода общения вне социальных
рамок и условностей, гипертекст, выбор маски-ника и самоидентичности в целом составляют определенную фреймовую структуру далеких праздников средневековья. Тогда «отрицающий насмешливый момент был глубоко погружен в ликующий смех материально-телесного возрождения и обновления. Смеялась «вторая природа человека», смеялся материально-телесный низ, не находивший себе выражения в официальном мировоззрении и культе"10.
Философы отмечают, что игровое ощущение, имманентно присущее социокультурному взаимодействию, усиливается в кризисные эпохи11. «Карнавализация окружающей действительности стимулировала карнавализацию языка», — подтверждают филологи12. Следовательно, www. udaff. com — только «случай из языка"13, одно из проявлений, даже квинтэссенция процессов, происходящих в обыденной, а не виртуальной реальности языка. Возможно, посмотрев на язык современного Рунета с этой точки зрения, мы перестанем воспринимать современность как время крушения языковой нормы, тотальной безграмотности и пустой моды на «превед, медвед!». Ведь как заметил один из «падонков», «смысл Удава не в том, чтобы овладеть «албанским» в совершенстве
— он в том, чтобы научиться думать своими мозгами». В контексте разговоров о становлении новой культурной парадигмы и национальной идеи уже не мало. Все-таки этот путь развития нации, а, следовательно, и национального языка, более естественен, нежели следование ограничительным запретам на то, что уже вошло в моду и сменится иным новоязом со своим эстетическим оформлением и неизбежной клишированностью, т. е. основой для дальнейшего словотворчества.
Примечания
1 Марков, Б. Человек в эпоху масс-медиа / Б. Марков // Информационное общество. — СПб. — М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. — С. 408.
2 Карасик, В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В. И. Карасик. -Волгоград: Перемена, 2002. — С. 12.
3 Санников, В. З. Русский язык в зеркале языковой игры / В. З. Санников. — М.: Языки русской культуры, 1999. — С. 26.
4 Мечковская, Н. Б. Естественный язык и метаязыковая игра в эпоху Интернета / Н. Б. Мечковская // Русский язык в научном освещении. — 2006. — № 2. — С. 168.
5 Хейзинга, Й. Homo Ludens. В тени завтрашнего дня / Й. Хейзинга. — СПб. — М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. — С. 56.
6 Иванов, Д. Общество как виртуальная реальность / Д. Иванов // Информационное общество. С. 383.
7 Барлоу, Дж. П. Декларация независимости киберпространства / Дж. П. Барлоу // Информационное общество. С. 350.
8 Бахтин, М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса / М. М. Бахтин. — М.: Наука, 1965.
9 Там же. С. 25.
10 Там же. С. 85.
11 Зайко, А. В. Феномен игры в контексте социального кризиса / А. В. Зайко // Социальный кризис и социальная катастрофа. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. — С. 223.
12 Костомаров, В. Г. Старые мехи и новое вино: Из наблюдений над русским словоупотреблением ХХ в. / В. Г. Костомаров, Н. Д. Бурвикова. — СПб.: Златоуст, 2001. — С. 7.
13 Рубинштейн, Л. С. Случаи из языка / Л. С. Рубинштейн. — СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 1998.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой