Картина мира древних башкир в эпосах о животных

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Библиографический список
1. Каращук, П. М. Словообразование английского языка. — М., 1977.
2. Marchand, H. The Categories and Types of Present-Day English Word-Formation. «Mbnchen, 1969.
3. Степанова, М. Д. Теоретические основы словообразования в немецком языке / М. Д. Степанова, В. Фляйшер. — М., 1984.
4. Wiseman, E. This virtual horror is all too real // The Observer. — 2010. — 25 Jul.
5. Brandon, J. Government can'-t avoid religion // The Guardian. — 2010. — 23 Jul.
6. Bradshow, N. Locarno: curiouser and curiouser // The Guardian. — 2008. — 18 Aug.
7. НАРС — Новый англо-русский словарь / гл. ред. В. К. Мюллер. — М., 2004.
8. CIDE — Cambridge International Dictionary of English / P. Procter (ed.). «Cambridge University Press, 2001.
9. DAS — Dictionary of American Slang / H. Wentworth, S.B. Flexner. — Toronto, 1967.
10. MED — Macmillan English Dictionary for Advanced Learners. International Student Edition / M. Rundell (ed.). — Oxford, 2002.
Bibliography
1. Karathuk, P.M. Slovoobrazovanie angliyjskogo yazihka. — M., 1977.
2. Marchand, H. The Categories and Types of Present-Day English Word-Formation.? Munchen, 1969.
3. Stepanova, M.D. Teoreticheskie osnovih slovoobrazovaniya v nemeckom yazihke / M.D. Stepanova, V. Flyayjsher. — M., 1984.
4. Wiseman, E. This virtual horror is all too real // The Observer. — 2010. — 25 Jul.
5. Brandon, J. Government can'-t avoid religion // The Guardian. — 2010. — 23 Jul.
6. Bradshow, N. Locarno: curiouser and curiouser // The Guardian. — 2008. — 18 Aug.
7. NARS — Novihyj anglo-russkiyj slovarj / gl. red. V.K. Myuller. — M., 2004.
8. CIDE — Cambridge International Dictionary of English / P. Procter (ed.).? Cambridge University Press, 2001.
9. DAS — Dictionary of American Slang / H. Wentworth, S.B. Flexner. — Toronto, 1967.
10. MED — Macmillan English Dictionary for Advanced Learners. International Student Edition / M. Rundell (ed.). — Oxford, 2002.
Статья поступила в редакцию 29. 10. 13
УДК 398. 22
Kilmakova G.N. THE WORLDVIEW ANCIENT BASHKIRS IN THE EPICS ABOUT ANIMALS. In some examples of Bashkir epos of animals some totemic belies of the Bashkir ethnos are reflected where totemic ancestors are described as the ancestors of the relevant group of people and animals. They demonstrate a widespread cult of animals among the Bashkir.
Key words: epic poetry, mythology, totem, totemism, the cult of animals.
Г. Н. Кильмакова, аспирант каф. башкирской литературы и культуры Башкирского гос. педагогического университета, г. Уфа, E-mail: kilmakova@yandex. ru
КАРТИНА МИРА ДРЕВНИХ БАШКИР В ЭПОСАХ О ЖИВОТНЫХ*
В башкирских эпосах о животных отразились тотемистические верования башкир, где тотемные предки рисуются обычно прародителями соответствующих групп людей и животных. И являются доказательством широкого распространения культа животных у башкир.
Ключевые слова: эпос, мифология, тотем, тотемизм, культ животных.
В башкирской мифологии особое место занимает — тотемизм, культ животных. Тотемизм — комплекс верований, связанных с представлением о сверхъестественном родстве между определёнными группами людей и тотемами — видами животных и растений. Тотемы представляли связь человека с живой природой. З. П. Соколова отмечает, что тотемизм отличается от других форм почитания животных тем, что не является формой поклонения животным в прямом смысле слова. Тотем — не божество, главное в тотемизме — вера в родство с ним [1, с. 20]. Древний человек искренне верил, что присущие ему черты характерны и для животных и считал себя состоящим в кровном родстве с ним. Наши древние предки считали, что животные, как и они сами, умеют говорить и мыслить (антропоморфизм) [2, с. 9].
Самые первые упоминания о башкирах, известные по письменным источникам, содержат в первую очередь указания на культ тотемов. Посол Багдатского халифа Ибн-Фадлан еще Х веке сообщал, что башкиры поклоняются двенадцати раби-божествам, иначе говоря тотемам. Это и понятно, потому что вера в кровнородственные отношения привела в период первобытно-общинного строя к тому, что каждый род считал какое-то животное своим родоначальником.
Древние следы тотемизма сохранились в форме «звериных названий» в этнонимах башкирских родов и родовых подразделений [2- с. 9]. А. Н. Киреев указывает, что среди названий родов и их подразделений (аймаков и ара) у башкир можно встретить такие сочетания, как турна-катайцы (журавль-катайцы), беркут-катайцы, шункар-хальюты (сокол-хальюты), кузгун-катай-цы (вороны-катайцы) и т. д. В юго-восточной Башкирии среди племени Бурзян, Тангаур, Усерган широко распространена легенда, согласно которой мифический волк (на языке этих пле-
мен «курт» или «х орт») был предводителем башкирских племен при их переселении на Южный Урал. Эти племена почитали волка как своего тотема. На основании этих легенд некоторые историки и этнографы связывают происхождение этнонима «баш-курт» с древним обычаем почитания башкир волка как своего тотема [3, с. 25]. Помимо культа волка башкиры почитали и медь-ведя, лебедя, журавля и т. д., о чем говорят этнонимические и этногенетитческие легенды и предания, объясняющие происхождение башкирских родов и племен от определенных животных («От медеведя», «Потомство волков») [4, с. 106−117].
Кроме этнонимических и этногенетических легенд и преданий встречаются мотивы, связанные с культом животных и в других жанрах башкирского фольклора.
В мифологических эпосах башкир присутствует образ крылатого богатырского коня Акбузата, а также быка, которые являются тотемными животными и прародителями всего скота и они изображаются как чудесные животные. Фольклорист С. А. Галин указывал на то, что некоторые мифологические образы башкирского эпоса возникли на основе почитания животных тотемов [5, с. 23]. Более того, по его мнению, эпосы, в которых они выступают в роли ведущих персонажей такие мифологические эпосы «Урал-батыр» и «Акбузат» Акбузат изображается как волшебный небесный крылатый конь-тулпар, обладающий способностью летать по воздуху и совершать чудеса, а бык владеет человеческим языком. М. М. Сагитов тоже отмечал, что в эпосе «Урал-батыр» бык также олицетворяется как тотемное животное, прародитель всего скота, приносящий изобилие башкирскому народу и являющийся их защитником [6, с. 195]. Вообще в этих эпосах животные общаются с хозяином на его языке. Например, в эпосе «Акхак кола» есть диалог
где байский сын уговаривает жеребца вернуться домой, но Ак-хак кола не соглашается.
Акхак кола отвечает так:
— Возвратимся, если над нами не будешь издеваться.
И байский сын обещал никогда не касаться его плетью.
Акхак кола не очень-то поверив, сказал:
— Съешь землю и поклянись!
И хозяин поклялся, съев сырую землю [7, с. 192−193].
В башкирских народных эпосах о животных «Акхак кола», «Кара юрга», «Куныр буга» также имеются отголоски тотемистических представлений башкир. Например, в эпосе «Акхак-кола» кобылица чтобы ожеребиться отправлялась на дно озера Шуль-ген, а потом выходила в сопровождении жеребенка. Как отмечал А. Н. Киреев, не случайно, что «родословная» Акхак кулы возводится к косяку коней, вышедших со дна озера Шульган. Акхак кола предстает в качестве представителя «благородной» породы лошадей, принесшей человеку счастье и благосостояние [8, с. 122]. В эпосе «Куныр буга» (версия М. Мирхайдарова) тоже есть образ стада, вышедшего из подводного царства. Старик дает в приданое дочери половину скота, вышедшего со дна озера Шульген. Помимо сказанного этот эпос содержит обряды, которые имеют непосредственно отношение к тотемистическим представлениям башкир. Например, в версии этого эпоса записанной А. Н. Киреевым в 1960 г. в Оренбургской области от Г. Агишева, содержится описание свадьбы, где привлекает наше внимание обряд раздачи мяса аксакалом. Он берет отдельные части баранины, раздает гостям с учетом их социального положения, возраста и пола и при этом напевает:
Голова — на зачин,
Предплюсна — на выброс,
Огузок — на еду,
Возьмешь кость — глодать (будешь),
Найдешь костный мозг — сосать (будешь),
Хрящ найдешь — грызть (будешь).
«Эта игра аксакала несколько напоминает так называемые кимляки, особый вид обрядового творчества, связанного с культом животных, который встречается у некоторых кочевых народов» [8, с. 114]. Нам импонирует такой вывод видного ученого фольклориста А. Н. Киреева. Вместе с тем трудно согласиться, что действие раздатчика он назвал «игра аксакала». На самом деле в его действиях нет ничего общего с игрой. Он совершает традиционный обряд, связанный, как он пишет «с культом животных». Аксакал мог бы, по современным меркам, дать каждому кусок мяса, и этим ограничиться. Но он все делает согласно требованиям тотемистических представлений своих предков. Во-первых, он раздает мясо животного, видимо, принесенного
в жертву свадьбе. Во-вторых, он при раздаче соблюдает социальный, возрастной и половой статус гостей. В-третьих, при этом заботится о том, чтобы самая вкусная часть мяса досталась самому почетному гостю. В-четвертых, его монолог представляет собой форму стиха-кубаира. Таким образом, аксакал при раздаче мяса не играет, а совершает священный обряд. Поэтическая форма его монолога, сопровождаемая мелодией, лишь подтверждает сказанное, так как по представлениям наших древних предков им присуще магическая сила. Таким образом, весь обряд, совершаемый аксакалом, носит вполне серьезный характер и представляет собой синтез нескольких обрядовых начал. В целом в эпосе «Куныр буга» утверждается, что Куныр буга является священным животным, символом плодородия, богатства и силы. Поэтому утверждение С. А. Галина о том, что в эпосе животные вознесены чуть ли не до уровня культа нуждается в уточнении, а именно в плане усиления этой мысли [5, с. 83].
Известно, что со временем тотемистические представления ослабевают. Видимо, этим связаны образы коней типа Кара-юрга — Черный иноходец, Акхак-кула и Кара ат и быка — Куныр буга. В этой связи весьма интересны высказывания этнографов А. и Ф. Илимбетовых. «…В эпосе «Кара юрга» и «Акхак-кола» образы коней по внешности напоминают божественных коней -акбузатов, харатов и каратов, но не могущественны. Однако это не тулпары — у них нет крыльев, они часто предстают в ипостаси покровителей семейно-брачных отношений («Кара юрга»), требуют внимания и заботы о себе наравне с людьми («Акхак кола»), то есть этими качествами они сближаются с конями-то-темами, первопредками людей» [3, с. 17]. Почему так получилось, не трудно понять, если учесть отношение башкир к этому животному. Несмотря на ослабление культа животных, башкиры продолжали опоэтизировать образ коня. Например, в башкирских народных песнях как «Азамат», «Сывай кашка» и т. д.
Фольклорные тексты содержат ценные сведения, касающиеся древних тотемистических воззрений башкир. Рассматривая отражение тотемистических представлений башкир в народном эпосе о животных в таких как «Куныр буга», «Акхак-кола», «Кара юрга», анализируя мифологические образы крылатого богатырского коня Акбузата, а также быка, которые являются тотемными животными можно сказать, что культ животных играл немаловажную роль в мировоззрении древних башкир.
* Работа выполнена при финансовой поддержке гранта ГНТП РБ «Республика Башкортостан: новые парадигмы общественно-политического, социально-экономического и духовно-культурного развития» в рамках научно-исследовательского проекта «Духовно-культурная жизнь народов Башкортостана: этапы и особенности развития» на 2013 г.
Библиографический список
1. Соколова, З. П. Культ животных в религиях. — М., 1972.
2. Аккубеков, РЮ. Башкирские народные сказки о животных: типология и взаимосвязь с письменными источниками: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Казань, 2006.
3. Илимбетова, А. Ф. Культ животных в мифоритуальной традиции башкир / А. Ф. Илимбетова, Ф. Ф. Илимбетов. — Уфа, 2012.
4. Башкирское народное творчество. Предания и легенды / сост. Ф. А. Надршина. — Уфа, 1987.
5. Галин, С. А. Башкирский народный эпос. — Уфа, 2004.
6. Сагитов М. М. Боронго башхорт хобайырдары. — Эфе, 1987.
7. Башкирское народное творчество. — Уфа, 1987. — Т. 1. Эпос.
8. Киреев, А. Н. Башкирский народный героический эпос. — Уфа, 1970.
Bibliography
1. Sokolova, Z.P. Kuljt zhivotnihkh v religiyakh. — M., 1972.
2. Akkubekov, R. Yu. Bashkirskie narodnihe skazki o zhivotnihkh: tipologiya i vzaimosvyazj s pisjmennihmi istochnikami: avtoref. dis. … kand. filol. nauk. — Kazanj, 2006.
3. Ilimbetova, A.F. Kuljt zhivotnihkh v miforitualjnoyj tradicii bashkir / A.F. Ilimbetova, F.F. Ilimbetov. — Ufa, 2012.
4. Bashkirskoe narodnoe tvorchestvo. Predaniya i legendih / sost. F.A. Nadrshina. — Ufa, 1987.
5. Galin, S.A. Bashkirskiyj narodnihyj ehpos. — Ufa, 2004.
6. Sagitov M.M. BoronFo bashxort xobayjihrjarih. — 0fe, 1987.
7. Bashkirskoe narodnoe tvorchestvo. — Ufa, 1987. — T. 1. Ehpos.
8. Kireev, A.N. Bashkirskiyj narodnihyj geroicheskiyj ehpos. — Ufa, 1970.
Статья поступила в редакцию 06. 11. 13
УДК 39 (395. 5, 395. 8, 398. 3)
Myrzabylatov M.V. FROM THE HISTORY OF THE STUDY OF BASHKIR EPICS. A short history of study of epic monuments of the Bashkir people is presented in the article/ A significant contribution to the research of national folklore by Bashkir scolars such as Burangulov M. Biksurin M. Umetbaev K. Margan A. Kharisov etc. Russian scholars such as I. Lepehin V. Dal is shown.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой