Принципы теоретико-педагогических основ историографии социально-культурной деятельности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 374
ПРИНЦИПЫ ТЕОРЕТИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ОСНОВ ИСТОРИОГРАФИИ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
© В.М. Рябков
В статье впервые выявлено и обоснованы принципы историографии социально-культурной деятельности как одной из основ ее методологии. Рассмотрены такие принципы, как: историзм, хронологический, проблемный, биографический, хронологически-тематический. Особое внимание обращено на принципы хронологический и биографический. Приведены примеры, иллюстрирующие эти принципы.
Ключевые слова: теория- методология- историография- социально-культурная деятельность- принцип.
Каждая наука имеет историю, теорию и историографию. Социально-культурная деятельность как отрасль педагогической науки также имеет историю и теорию социальнокультурной деятельности, однако ее историография находится на стадии начальной разработки.
Сегодня мы наблюдаем заметное оживление в изучении проблем историографии социально-культурной деятельности, поскольку эта наука имеет большое значение в теоретико-методологическом осмысливании происходящих в исторической науке изменений, без чего последняя не может плодотворно развиваться. Здесь, в первую очередь, необходимо выделить работы Н.Н. Ярошен-ко[1−4], Е. М. Клюско [5], статьи В.М. Рябко-ва [6−9]. Однако вопрос о принципах историографии социально-культурной деятельности исследователями не рассматривался.
К жанру историографии социально-культурной деятельности относятся рецензии, обзоры, статьи по отдельным проблемам, труды, содержащие анализ взглядов историка или целого направления в исторической науке, обобщающие исследования за какой-то определенный период и т. д.
Эти различные виды историографических изысканий дают возможность изучать единичные и распространенные явления, частные и общие тенденции и на этой основе вскрывать объективные закономерности развития исторической науки в связи с социально-экономическими, политическими, научнотехническими и культурными сдвигами и изменениями.
Любое историографическое исследование призвано способствовать обогащению и
уточнению наших представлений об особенностях процесса самопознания человечества как объекта и субъекта исторического процесса.
Для рассмотрения вопроса о принципах историографии определим понятие принцип. «Принцип, — пишет В. С. Добриянов, — есть научное выражение существенно общих сторон и определений реального мира, выделенных в историческом процессе развития знаний, которые в дальнейшем развитии науки играют роль руководящих идей, основных начал» [10]. Прежде чем строить систему категорий, необходимо строго определить те принципы, которые должны быть положены в основу этой системы.
Изучение исследований, посвященных рассмотрению принципов историографии, свидетельствует о том, что нет единого подхода в решении этой проблемы.
Некоторые авторы полагают, что в основе построения субординации категорий диалектической логики должны лежать два основных принципа: 1) восхождение от абстрактного к конкретному и 2) совпадение логического и исторического [11]. Ф. И. Георгиев выдвигает пять принципов: 1) отражение, 2) развитие, 3) единство исторического и логического, 4) конкретного и абстрактного, 5) связь теории и практики [12].
В. С. Добриянов, исследуя методологические проблемы теоретического и исторического познания, выделяет четыре уровня принципов историографии:
— первый уровень — это общефилософские принципы. Основным, наиболее общим, определяющим из них является принцип отражения-
l69
— второй уровень — это принципы, вытекающие из специфики теоретического и исторического познания. Все черты теоретического метода, о которых шла речь до сих пор, выступают как принципы построения теоретической системы, а черты исторического метода — как принципы исторической системы-
— третий уровень — это уже наиболее общие (нефилософские, конкретно-научные или частнонаучные) принципы, характер которых определяется природой данного объекта науки-
— четвертый уровень — строится на основе принципов, вытекающих из общего объекта (родовой принцип), и принципов, вытекающих из собственного предмета данной науки — видовой принцип [10, с. 204−206].
Таким образом, заключает автор, оказывается, что принципы создания теоретической системы сами выступают в качестве некоторой многоступенчатой системы. В основе каждой ступени (или уровня) лежит один основной, определяющий принцип, с которым связаны и другие принципы данного уровня (ступени). Переход к следующей ступени скачкообразен и определяется качественным многообразием мира. Поэтому справедливо говорить об одном-едином определяющем принципе построения научной теоретической системы- справедливо говорить и о принципах этой системы [10, с. 206−207].
Ведущим принципом историографии социально-культурной деятельности является методологический аспект принципа историзма. Суть его заключается в том, чтобы вскрыть диалектику исторических процессов, формируемых деятельностью людей как главных творцов истории, в их генезисе, а также в современном состоянии и тенденций развития в будущем.
Руководствуясь принципом историзма и подходом к изучению общественно-научных явлений, можно сделать заключение, что принцип историзма в историографии социально-культурной деятельности включает в себя нижеследующую группу взаимосвязанных положений. На это обратил внимание
А. И. Зевелев, который считает, что, во-первых, один из главных требований принципа историзма — исторический подход к изучению прошлого, события и явления исторической науки рассматриваются в историогра-
фии на основе соблюдения временной последовательности и закономерной преемственной смены периодов и этапов ее развития, каждый из которых анализируется как относительно завершенный цикл со свойственными ему определенными законами. Исходя из этого историзм, выражающий всеобщность развития, в историографии проявляется не только в анализе смены этапов и периодов развития исторической науки. В этом контексте выясняется обусловленность такого процесса, определяемого закономерностями социально-исторического прогресса. Таким образом, общеметодологический принцип историзма дает возможность историографии исследовать развитие исторических знаний как в хронологической последовательности их появления, так и в их концептуальном единстве [13].
Во-вторых, каждый историографический факт, равно как и их совокупность, анализируется в процессе своего возникновения, становления, изменения и развития, во взаимном сцеплении. Сущность и происхождение факта, исходя из того, что всякое познание — процесс исторический, могут быть установлены лишь путем раскрытия его генезиса и дальнейшего развития. Рассмотрение реальных историографических фактов и явлений с точки зрения их генезиса, преемственности и дает возможность уяснить их суть и изменения на различных этапах развития.
Необходимость анализа историографических фактов с точки зрения генезиса и развития предполагает также выявление тех теоретических положений, которые выдержали проверку временем и прочно вошли в историографию. Этот же принцип требует от историографа и проверки истинности теоретического материала историческим опытом народа.
Принцип историзма противостоит абстрактному подходу к изучению фактов, предупреждает против односторонней или эклектической их оценки. Руководствуясь принципом историзма, необходимо глубоко изучить условия и причины возникновения историографического явления, проследить его изменение и развитие и выявить его современное состояние.
В-третьих, исследование событий исторической науки в тесной связи с историческими условиями их появления дает возмож-
ность проанализировать историографические факты во взаимной связи и обусловленности, во всех «опосредствованиях», в тесной и органической связи с закономерностями развития общества.
Анализ развития научной мысли должен вестись с учетом условий и особенностей накопления научных знаний. Принцип историзма позволяет историографии видеть историографические факты такими, какими они были в действительности, в их многообразии и конкретности, что открывает перед историографией широкие просторы. В частности, это дает возможность выявить причины выдвижения тех или иных проблем именно в то, а не в другое время, на том или ином этапе развития пауки, понять, почему больше внимания уделялось разработке одних вопросов, другие же вовсе не ставились и не исследовались. Историография, таким образом, имеет возможность выступить против попыток улучшать или ухудшать исторический процесс или излагать его с субъективистских позиций.
В-четвертых, принцип историзма является определяющим в понимании развития историографии, преемственности ее этапов и необходимости постижения в едином контексте прошлого, настоящего и будущего.
В-пятых, в историографическом творчестве возможна ситуация, когда требуется изучить отдельный историографический факт, например труд историка. Поэтому отдельные работы, их значение и место в общем потоке литературы могут быть верно оценены в сопоставлении с тенденциями, характерными для этапа или периода их создания в целом.
Следовательно, принцип историзма диктует не противопоставление отдельных историографических явлений общему процессу, а исследование их как части целого [13, с. 74−79].
Историография служит и делу верной оценки предшествующих ступеней развития, дает возможность наиболее точно охарактеризовать литературу предшествующего времени. В связи с этим, современность, отраженная в историографическом факте, — часть истории, она — развивающаяся историческая действительность- в историографическом факте есть такие моменты, которые не имеют непосредственно большого значения в настоящем, но которые могут приобрести акту-
альность в будущем. Поэтому изучение историографического факта с высот современности придает историографии политическую заостренность.
Историзм как методологический принцип объединяет в себе и исторический взгляд на события исторической пауки, и исторический метод их познания.
И. И. Анисимова, исследуя принцип историзма, отмечает, что в соответствии с общим пониманием принципа как гносеологического феномена принцип историзма есть знание о действительности и средство ее познания. Принцип историзма как единство теории и метода представляет собой, с одной стороны, концентрированное выражение содержания истории, а с другой — способ ее познания.
Она считает, что в методологическом плане принцип историзма определяет способ включения исторического знания в теоретическую систему, определяя характер их преемственной связи. Анализ развивающейся исторической связи с точки зрения ее генезиса в прошлом и тенденции развития в будущем составляет основную проблему историзма [14, с. 65].
В. К. Белолипецкий, исследуя принцип историзма в историографии, отмечает, что при осуществлении исторического подхода к какой-либо вещи, явлению или процессу важно знать предпосылки, условия возникновения этого процесса, его генеалогию- учитывать существующие или существовавшие многосторонние и развивающиеся связи данного явления с другими, т. е. рассматривать его не изолированно от других- установить сам момент возникновения этого явления, иными словами, определить конкретное начало данного явления- выделить основные, ведущие этапы, периоды, фазы, ступени развития, включая возникновение и становление- констатировать, какой «облик», сущность и вид приобрело явление в его нынешнем состоянии — в период зрелого развития, распознать основные тенденции, направления будущего развития [15, с. 49].
К. Д. Петряев, исследуя вопросы методологии исторической науки, также рассматривает некоторые вопросы принципов историографии. Он сформулировал следующие принципы историографических изысканий:
хронологический, проблемный, биографический и хронологически-тематический [16].
Выделяя хронологический принцип, автор отмечает, что данный принцип целесообразен тогда, когда необходимо осветить общие черты эволюции исторической науки, выделить главные моменты в изучении какой-либо проблемы или вопроса. Хронологическая последовательность дает возможность выявить существо и основные методологические концепции авторов исторических трудов на каждом определенном этапе. Она позволяет установить качественные сдвиги в содержании и направлениях развития исторической науки в стране или за рубежом при переходе от одного этапа к другому в связи с социально-экономическими, политическими и всеми другими изменениями. Это присуще и историографическому анализу какой-либо отдельной проблемы и тех причин, которые пробуждают интерес к ней в исторической науке, ибо эти причины могут быть поняты лишь при тщательном хронологическом освещении переломных моментов в изучении такой проблемы [16].
При этом К. Д. Петряев замечает, что хронологический принцип дает плодотворные результаты только в случае строгого соблюдения периодизации объективной исторической действительности и учета качественных изменений, лежащих в основе этой периодизации.
При историографическом обобщении итогов изучения в исторической науке какого-либо крупного отдельного вопроса чаще всего эффективен проблемный принцип.
Рассматривая проблемный принцип, К. Д. Петряев замечает, что при историографическом исследовании он тесно связан с хронологическим принципом. Это связано с тем, что при применении проблемного принципа ставится задача в концентрированной форме раскрыть теоретические концепции и методологические основы исторических исследований по тому или иному вопросу.
Применение проблемного принципа зависит от состояния изученности вопроса. Если он изучен отрывочно, отсутствуют связующие звенья в истории вопроса, не имеются или присутствуют в малом количестве источники, позволяющие устранить пробелы, то естественно, что у историографа не может сложиться цельной картины о том или ином
вопросе. Он может сделать лишь ряд частных выводов. В этом случае применение проблемного принципа не целесообразно. Следовательно, проблемный принцип эффективен в сравнительно узких областях историографических изысканий [16, с. 130].
В историографии продуктивен биографический принцип. Предлагая его внедрение в историографические исследования, К. Д. Петряев отмечает, что его применение требует: детального рассказа о жизни и деятельности историка в той социальной среде, в которой он вырос и сформировался как ученый- анализа его трудов в хронологической последовательности или по интересовавшим его проблемам- обобщения его политических, собственно исторических и философских взглядов- рассмотрения гносеологического аспекта творческих поисков историка, соотнесения деятельности историка с объективными процессами социально-экономического, политического и научно-культурного развития современного ему общества. Несомненно, однако, что в биографии историка историографу будут попадаться и «белые пятна», восполнить которые он может лишь собственными догадками или воображением, что, в известных пределах, вполне оправдано.
Биографический жанр историографических исследований предполагает изучение индивидуальной неповторимости ученого, но связанной какими-то чертами с особенностями того поколения людей, к которому он принадлежит. В этой неповторимости должны быть представлены: творческие процессы, эмоциональные моменты, жизненные привычки, иллюзии, условия быта и семьи, увлечения и т. д. Разумеется, увязать все элементы, относящиеся к сугубо личным сторонам жизни ученого, с его научной деятельностью, а последнюю — с общим процессом развития исторической науки — необычайно сложная задача [16, с. 130].
Вообще биографический жанр историографии является весьма трудным. В историографии социально-культурной деятельности он используется пока довольно редко. Однако есть блестящие, на данный момент единичные примеры его использования. Так, необходимо выделить исследование доктора педагогических наук, профессора В.Е. Трио-дина «Мастодонты кафедры социально-культурной деятельности Санкт-Петербургского
государственного университета культуры и искусств», изучившего научную, организационно-творческую деятельность ученых кафедры Г. Г. Карпова, А. Г. Соломоника, Д. М. Генкина, М. А. Ариарского, внесших значительный вклад в развитие теории и практики социально-культурной деятельности в период второй половины ХХ и начала XXI в. [17]. Здесь можно привести историографическое исследование В. М. Рябкова, посвященное ведущим ученым социальнокультурной деятельности второй половины ХХ и начала XXI в.: М. А. Ариарскому, Д. М. Генкину, Г. Г. Карпову, Ю. Д. Красильникову, Е. Л. Кудриной, Н. Ф. Максютину, В. Е. Новаторову, В. М. Рябкову, Ю.А. Соло-монику, А. Г. Стрельцову, В. И. Суртаеву,
В. В. Туеву, Г. И. Фроловой [18]. Или издаваемую в 2005—2009 гг. Челябинской государственной академией культуры и искусств серию «Ведущие ученые, педагоги, творцы», в которой отражена научная, творческая и исполнительская деятельность ведущих ученых академии А. М. Баскакова, Т. Ф. Берестовой, В. В. Бычкова, А. И. Лазарева, И.Г. Мор-генштерна, Т. Б. Нарской, В. А. Петрова,
В. Я. Рушанина, В. М. Рябкова, П. В. Сапронова, М. Д. Смирнова, В. Н. Худякова, В.С. Цу-кермана и др.
По существу, нам еще предстоит внедрить биографический принцип в практику историографических изысканий социальнокультурной деятельности.
Хронологически-тематический принцип применим при рассмотрении коренных проблем и широкого комплекса вопросов. Это делает его весьма плодотворным и перспективным.
Таким образом, рассмотренные принципы: историзма, хронологический, проблемный, биографический и хронологически-тематический — как отражающие общие направления историографии, мы можем отнести и к принципам историографии социально-культурной деятельности.
1. Ярошенко Н. Н. Историко-педагогические исследования социально-культурной деятельности: поиски новых подходов // Социальнокультурная деятельность: опыт исторического исследования: сб. ст. / науч. ред. Е. М. Клюско, Н. Н. Ярошенко. М., 2007. С. 8−22.
2. Ярошенко Н. Н. Структура, научный статус социальной методологии социально-культурной деятельности // Социально-культурная деятельность: история, теория, образование, практика: межвуз. сб. науч. тр. Кемерово,
2002. С. 5−20.
3. Ярошенко Н. Н. Современная теория социально-культурной деятельности: культурно-
антропологические основания // Социальнокультурная деятельность в образовательном пространстве: межвуз. сб. науч. тр. / Кемеров. гос. ун-т культуры и искусств. Кемерово, 2007. С. 9−13.
4. Ярошенко Н. Н. История и методология теории социально-культурной деятельности: учебник. М., 2007.
5. Клюско Е. М. Досуг в контексте современных взглядов на историографию // Социальнокультурная деятельность: опыт исторического исследования: сб. ст. / науч. ред. Е. М. Клюско, Н. Н. Ярошенко. М., 2007. С. 22−40.
6. Рябков В. М. Принципы, законы и закономерности социально-культурной деятельности в историко-педагогической литературе // Теория и практика педагогики и психологии профессионального и общего образования: Вестн. ЧГАКИ. Челябинск, 2005. Вып. 4 (19).
7. Рябков В. М. Принципы социально-культурной деятельности в историко-педагогической литературе // Вестн. Челяб. гос. академии культуры и искусств. Челябинск, 2005. № 2 (8).
8. Рябков В. М. Развитие понятия функций соци-
ально-культурной деятельности в историкопедагогической литературе // Социальнокультурная деятельность: теория, технология, практика: коллект. моногр. / ред. -сост.
Л.Е. Осипова- науч. ред. В. Я. Рушанин. Челябинск, 2005.
9. Рябков В. М. Принципы, закономерности и законы социально-культурной деятельности в педагогической литературе (вторая половина ХХ — начало ХХ1 вв.) // Вестн. Моск. гос. унта культуры и искусств. 2005. № 4.
10. Добриянов В. С. Методологические проблемы теоретического и исторического познания. М., 1968. С. 208.
11. Минасян А. М. Категории содержания и формы. Ростов н/Д, 1962. С. 303.
12. Георгиев Ф. И. Категории материалистической диалектики. М., 1960. С. 30.
13. Зевелев А. И. Историографическое исследование: методологические аспекты. М., 1987.
С. 75.
14. Анисимова И. И. Методологическое значение принципа историзма в конкретно-научном исследовании // Общее и особенное в методологии социальных исследований. Л., 1986.
С. 61−68.
15. Белолипецкий В. К. Методологическое значение принципа историзма // Методологические проблемы научного исследования: сб. ст. Ростов н/Д, 1974. С. 45−54.
16. Петряев К. Д. Вопросы методологии исторической науки. Киев, 1971. С. 128.
17. Триодин В. Е. Мастодонты кафедры социально-культурной деятельности // История. Воспоминания. Документы: к 85-летию Санкт-Петербургского гос. ун-та культуры и искусств / отв. ред. П. А. Подболотов. СПб. ,
2003. С. 118−145.
18. Рябков В. М. Антология информационнопросветительных форм культурно-досуговой деятельности в России (вторая половина ХХ века). Челябинск, 2007. Т. 5. С. 457−575.
Поступила в редакцию 9. 05. 2009 г.
Ryabkov V.M. Principles of the theoretical-pedagogical foundations of the historiography of social-cultural activity. In the article an explanation of principles of historiography of social and cultural activity as one of the foundations of its methodology is discovered and presented for the first time. Such principles as historism, chronological, problematic, biographical, chronological and thematic ones are examined. Special attention is payed to chronological and biographical principles. The examples illustrating these principles are given.
Key words: theory- methodology- historiography- historiography of social and cultural activity- principle.
УДК 338. 24:316. 61
СПЕЦИФИКА ФОРМИРОВАНИЯ ЕДИНОЙ ИНФОРМАЦИОННО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ СРЕДЫ В УЧРЕЖДЕНИЯХ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЫ
© О. А. Тарасов
В статье выявлена специфика формирования информационно-педагогической среды в учреждениях социально-культурной сферы. Показано, что модернизация, компьютеризация и информатизация процессов управления в указанных учреждениях позволят расширить спектр информационнометодических услуг, приблизят участников социокультурных процессов к актуальной для каждого информации.
Ключевые слова: социально-культурная сфера- информационно-педагогическая среда- специфика.
Информатизация управления в социокультурной сфере невозможна без создания информационно-педагогической среды, которая в свою очередь должна предоставлять возможность для самореализации интеллектуально развитой личности, обладающей необходимыми профессиональными качествами. Поэтому, в современных условиях, формирование и развитие собственной информационно-педагогической среды, как составляющей единого информационного пространства учреждений социально-культурной сферы, является одной из основных стратегических задач для адаптации к быстро меняющимся внешним условиям. Такая среда должна служить фундаментом для организации современных социокультурных процессов.
Построение информационно-педагоги-
ческой среды может идти по разным направлениям, таким как информатизация управ-
ленческой деятельности и использование новых информационных технологий в педагогическом процессе. Цели ставятся различные: от простого повышения владения новыми информационными технологиями до формирования новых подходов к организации всей социально-педагогической деятельности. На информационно-педагогическую среду необходимо смотреть как на систему, в которой структура и информационные потоки оптимизированы для формирования новых подходов к организации всей социальнопедагогической деятельности.
Все это позволяет рассматривать сложившийся информационно-педагогический комплекс как новый тип информационнопедагогической среды, ведущей к системным изменениям педагогической деятельности на уровне учреждения социально-культурной сферы.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой